Певец Олег Газманов: Самое тяжёлое в море - то, что один день не отличается от другого, монотонность

Гости
Олег Газманов
певец, композитор, народный артист России

Ангелина Грохольская: Звезда российской эстрады, Олег Газманов, тоже – моряк. Высшее образование он получил в Калининградском инженерном морском училище, и, конечно, мы не могли не пригласить его сегодня.

Олег, здравствуйте!

Олег Газманов: Здравствуйте!

Ангелина Грохольская: Скажите, пожалуйста, а что написано в вашем дипломе?

Олег Газманов: У меня два диплома на самом деле: есть один музыкальный диплом, а есть один…

Ангелина Грохольская: Вот который первый, морской который.

Олег Газманов: Первые – морской красный диплом, написано, что я окончил Калининградское высшее инженерное морское училище. Я по специальности – инженер-рефмеханик.

Ангелина Грохольская: Это рефрижераторы, то есть вы на рыболовецких судах моги бы сейчас, да?

Олег Газманов: Мог бы и на рыболовецких, и на военных, я – капитан 3-го ранга в запасе, то есть всё освоил, 3 года ходил в море на разных кораблях.

Ангелина Грохольская: Вот так вот…

Олег Газманов: На разных кораблях, первый мой корабль был БМРТ «Волжанин», то есть большой морозильный рыболовный траулер, и я на нём прошёл от Исландии и пересёк экватор. Была такая компания «Запрыбпромразведка».

Ангелина Грохольская: Это самый первый выход в море был, да?

Олег Газманов: Да.

Ангелина Грохольская: Из Калининграда вы тогда выходили?

Олег Газманов: Из Калининграда и сразу почти на 6 месяцев.

Ангелина Грохольская: Ничего себе! А каково это?

Олег Газманов: С одним заходом в Рейкьявике в Исландии.

Ангелина Грохольская: Слушайте, а каково это? Я понимаю, что годы учёбы, готовили морально и физически, но так или иначе, всё равно, вот вы пошли, всё – 6 месяцев кругом одна вода и рыба, и команда.

Олег Газманов: Конечно, это крайне сложно. Чтоб вы понимали, 6 месяцев без берега, тут романтикой не очень пахнет, когда ты выходишь и вокруг тебя – океан, во второй день выходишь на палубу – опять океан. И когда вокруг, постоянно вокруг горизонт… Вот когда шторма, я сразу попал, мой первый был выход – сразу в Северном море попали в 10-балльный шторм, почти двое суток нас мотало, а около Исландии мы попали вообще в какой-то ураган, погибла часть исландского флота, 12 баллов, там зашкаливало всё и ветер такой, носом на волну и там спать невозможно, есть невозможно, то есть, когда корабль идёт на волну вот так, потом он идёт вниз идёт вниз, и ты в «ящике», место, где спали, «ящик» называли, тебя так вниз тащит, так тынц – ногами в переборку, когда он идёт вверх, ты головой – дынц в переборку, котлы все стоят. Когда корабль волну взбирается и волна достаточно такая острая, он начинает трещать по швам под своей тяжестью. А перед этим, когда я ещё учился в 10 классе в Калининграде, была трагедия – вот так развалился на волне большой морозильный траулер серии «Атлантик», которые были построены в ГДР. Вот наши траулеры, которые николаевской постройки, были крепче. И он развалился, и погибли почти все, по-моему, около 80 человек, у нас, помню, все заводы, все предприятия гудели – час был такой траура в Калининграде, я это запомнил, и когда уже потом ты сам находишься в море в этот шторм… Но самое тяжёлое даже не это, а самое тяжёлое именно то, что один день не отличается от другого – вот эта монотонность, когда идёт вахта-подвахта…

Ангелина Грохольская: И неважно, штор или не шторм – работать нужно, да?

Олег Газманов: Да, это очень тяжелый труд, особенно в то время был, я не знаю, как сейчас ходят ребята, но сейчас как бы проще с заходами и с едой проще, тогда у нас как-то очень сложно и жёстко было. Конечно, труд моряков и любого флота – это очень сложно и очень опасно.

Ангелина Грохольская: Вот если бы сейчас вам предложил пойти в какое-то большое такое плавание дальнее, согласились бы? И если согласились бы, то в какой должности на корабле в команде?

Олег Газманов: Вы знаете, я не пошёл бы не из-за того, что как бы страшно или ещё что-то, просто мне через месяц будет 70, и мне жалко тратить полгода в море просто для того, чтобы просто пойти в море, понимаете? Просто взял и пошёл в море. Но вот я говорил про такие сложности и трудности, но, конечно, романтика всё равно есть. И я никогда не забуду мои вот эти первые ощущения, когда около берегов Гренландии, я помню, в 4 утра я закончил вахту, вышел на палубу и обомлел просто и простоял, наверно, час или два, потому что я вот эту картину никогда не забуду, представляете: восходит солнце, там, где поле айсбергов такого, знаете, ярко-изумрудного цвета айсберги, и в этом месте восходит солнце такое бордово-малиновое, какое-то невероятное, вот часть неба такого же цвета, как восходит солнце, это солнце просвечивает сквозь вот эти зелёные, изумрудные айсберги, а дальше переход неба такой – от ярко-бордового становится таким фиолетовым, потом тёмно-синим, светлее, светлее, а на той стороне, на другой, пик Мангима, по-моему, называется, такой равнобедренный треугольник, гора, ярко-белая верхушка этого айсберга, которая тоже подсвечивается этим солнцем, внизу такая белая черта прибоя и «как только горизонт, пенный берег зачеркнёт, меня снова тянет к дому, снова в порт меня зовёт», – если бы я в море не ходил, я бы эти стихи не написал.

Ангелина Грохольская: Поздравьте наших телезрителей.

Олег Газманов: Для меня это не просто праздник, для не просто есть возможность, счастливая возможность, вот так вот, сидя в своём бункере, дома в своей студии поздравить моряков всех, кто имеет возможность ходить в море. Это трудная, но прекрасная профессия. Есть песня, кстати, первая моя песня была про моряков – это песня «Дождись»: «Только дождись меня…». Как раз хочу жёнам моряков, девушкам, любимым женщинам сказать: дождись своих моряков, затискайте их в объятьях, сделайте так, чтобы они понимали, что нужно возвращаться. Желаю счастья, удачи! Вот тут я подготовился и попробую, если получится, кусочек песни спеть.

Ангелина Грохольская: Олег, только прежде чем вы исполните песню, я ударю в рынду, должна же я дать сигнал.

Олег Газманов: «Семь футов под килем, попутного ветра, штормящие мили, канатов струна. Кто создан из глины, а кто-то из пены, попала нам в вены морская волна. На палубе ветер, рождённый Норд-Остом, заходим форштевнем в волну напролом. Корабль – мой остов, шпангоуты – ребра, компас – моё сердце, а кубрик – мой дом. Дом, где друг моих друзей – мой друг, дом, где брат моих друзей – мой брат, дом, где враг моих друзей – мой враг, дом, где круг моих друзей – мой круг».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)