Джонатан Свифт

Голос за кадром: 19 октября 1745 года в Дублине, в столице Ирландии, тысячи людей хоронили настоятеля собора святого Патрика. Одиозный священник вёл запутанную личную жизнь и предлагал матерям откармливать младенцев для продажи, но при этом был всенародным любимцем. Поэт, политик, философ и писатель Джонатан Свифт – автор романа «Путешествия Гулливера».

Татьяна Лабутина, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИВИ РАН: Борец за свободу, за свободу против угнетения, любых форм угнетения и борец за свободу слова.

Павел Пучков, историк, доцент НИУ ВШЭ: Это, безусловно, выдающееся достижение и интеллектуальное, и литературное – создать произведение, которое резонирует с твоим веком и с ещё двумя-тремя последующими столетиями.

Владимир Файнзильберг, психиатр: «Путешествия Гулливера» – на этом произведении мы строим классификацию психических расстройств, как ни странно.

СВЕТ И ТЕНИ. ДЖОНАТАН СВИФТ

Леонид Млечин: Вот бы Свифт удивился, если бы узнал, что сегодня его читают дети и подростки. «Путешествия Гулливера» – это же была острейшая, злободневнейшая сатира на тогдашнее социальное и политическое устройство Великобритании. А теперь это дети читают. Наверное, Свифту бы это понравилось. Хотя нет, он был не из тех, кто получает удовольствие от жизни.

Голос за кадром: Джонатан Свифт был вторым ребёнком в семье мелкого судейского чиновника в Дублине. Он никогда не знал своего отца, скоропостижно скончавшегося ещё до рождения сына и не оставившего семье никаких средств к существованию. Детство Джонатан Свифт провёл у своего зажиточного дяди, который воспитал его и дал образование, а с матерью почти не виделся. По некоторым данным, она покинула Ирландию.

Татьяна Лабутина, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИВИ РАН: У него было трудное детство ещё и потому, что когда ему исполнился всего годик, его няня, англичанка, по каким-то неизвестным причинам забрала его с собой в Англию. И там он в простой крестьянской семье прожил около трёх лет. То есть вдали от матери, от семьи, в чужой совершенно обстановке. Потом вернули, его взял как раз дядя и уже занялся его обучением.

Голос за кадром: Благодаря труду и способностям, а также дядиной финансовой поддержке, 14-летний Джонатан поступил в старейшее высшее учебное заведение Ирландии – Тринити-колледж Дублинского университета. Свифт получил степень бакалавра богословия, но среди лучших студентов не числился. И на протяжении своей последующей жизни вспоминал о своей учёбе с присущим ему сарказмом.

Павел Пучков, историк, доцент НИУ ВШЭ: Насколько мы знаем из его автобиографии, у него просто не сложились отношения с богословием как главным предметом подготовки в университете. И заставлять ему себя было, конечно, сложно, поскольку поступил он туда 14-летним юношей, окончил, соответственно, через 4 года, когда ему было всего 18 лет. Как мы знаем по нашим старшим школьникам и студентам, в этом возрасте они плохо умеют заставлять себя заниматься тем, что им категорически не нравится.

Голос за кадром: Дублинский университет Свифт окончил с формулировкой «по особой милости», которая не давала права принять церковный приход. А значит, денег служением заработать он не мог. Поэтому приходилось сделать карьеру немножко окольными путями. Зато, возможно, впервые в жизни Джонатан влюбился.

Татьяна Лабутина, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИВИ РАН: Это был небольшой роман, хотя он увлёкся своей избранницей, но сделал ей такое предложение, от которого нормальная девушка сразу бы отказалась. Он сказал, что «я готов жениться на вас, если вы сможете обеспечить мне материальное благополучие и будете соблюдать чистоплотность».

Голос за кадром: После странного письма роман завершился. А вскоре в 1688 году в Англии произошла Славная революция. Король Яков II был свергнут, а на его место пришли Вильгельм III и его жена Мария II. Значительную власть получил парламент. В Ирландии между сторонниками бывшего и нового монархов вспыхнула ожесточенная гражданская война. Покинув Изумрудный остров, Свифт отправился в Англию к матери, которая там жила. Она встретила сына очень тепло и устроила его работать секретарём у известного дипломата Уильяма Темпла, её хорошего знакомого.

Леонид Млечин: Работа у Свифта была приятная, жалование приличное. Он ещё подрабатывал учителем у одной маленькой девочки. Но главное состояло в том, что он мог часами просиживать в великолепной библиотеке дипломата. И здесь, окружённый книгами и избавленный от всех забот, Свифт и стал писателем.

Голос за кадром: Параллельно с работой Свифт защитил магистерскую диссертацию в Оксфорде и всё-таки попытался начать карьеру священника. И вновь неудача. Ему достался бедный ирландский приход в глухой деревушке. В итоге молодой Свифт там заскучал и вернулся в Англию к своему покровителю Уильяму Темплу. Когда через два с лишним года Темпл скончался, Свифт горевал. Темпл был одним из немногих людей, о которых Джонатан отзывался положительно. Такой уж он был человек.

Павел Пучков, историк, доцент НИУ ВШЭ: Человек, который может показать и очень хлёстко это выразить, что у нас тут не так. Он был желчным, он был язвительным. Он был священником и, соответственно, относился и к себе, и к окружающим с очень такими высокими стандартами. Иметь дело с такими людьми, надо сказать, достаточно сложно. По всей видимости, он ещё с очень раннего возраста страдал болезнью Минера, которая в итоге привела к некоторому умственному расстройству. Но и считается, что вот эта вот язвительность и такая неуживчивость со всеми остальными тоже может, так сказать, быть одним из проявлений вот этой болезни.

Владимир Файнзильберг, психиатр: Потому что он вырос без родителей. Он был один, его воспитывало общество, улица. И вот эти все события его детства как раз научили его скрывать свои чувства и эмоции. Причина в отношении к людям в том, что у него эмоции, чувства как бы с детства были загнаны внутрь.

Голос за кадром: Свифт вернулся в Ирландию и продолжил служение церкви, при этом регулярно писал сатирические памфлеты. И в них он довольно неоднозначно и смело высказывался по целому ряду религиозных вопросов. И в конце концов, премьер-министр Великобритании Роберт Уолпол, которому досталось от писателя немало ядовитых стрел, официально обвинил ирландского священника в безбожии.

Татьяна Лабутина, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИВИ РАН: Свифт являлся убеждённым приверженцем англиканского вероучения. И на протяжении всей своей жизни он отстаивал интересы англиканской церкви. Он написал знаменитую свою сказку «Бочки», где представил вот эту самую критику вероисповеданий. И эта критика сыграла злую роль в его судьбе, поскольку Папа Римский запретил эту книгу, поставил её в реестр запрещённых книг, а царствующая королева Анна Стюарт назвала её богохульной, а самого автора признала еретиком. И это явилось препятствием к получению Свифтом сана епископа, о котором он мечтал всю свою жизнь.

Голос за кадром: Не забывал Свифт высказываться и на политические темы. Славная революция вдохнула в парламент новую жизнь. Там кипели страсти и велись ожесточённые споры между представителями двух партий – тори и вигами. Свифт поддерживал сначала вигов, а затем – тори.

Татьяна Лабутина, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИВИ РАН: Англия – это такая страна, где впервые возникли политические партии. Это те самые партии – предшественники современных английских партий, консерваторов и либералов. В партию вигов входили те, кто защищал интересы так называемых «денежных» людей, то есть промышленников, финансистов, купечества. А партия тори защищала интересы землевладельцев, лендлордов, фермеров, зажиточных крестьян.

Павел Пучков, историк, доцент НИУ ВШЭ: В партии вигов два обстоятельства. Во-первых, они были достаточно склочными ребятами, а Свифт всё-таки считал, что в партии должна быть какая-то хотя бы небольшая, но всё-таки внутренняя дисциплина. И второй, более важный момент, безусловно, это церковная политика вигов. Они были очень толерантными, они полагали, что представителям негосударственной церкви, протестантам других мастей стоит дать те же самые права, что и у англикан. Свифта как защитника государственной церкви это категорически не устраивало, и он перешёл в лагерь тори, которые были защитниками государственной церкви, так же, как и он.

Голос за кадром: А позже Свифт и вовсе приобрёл скептический взгляд на политику, высмеяв и тех, и других в первой части «Путешествий Гулливера» в виде остроконечников и тупоконечников, яростно конфликтующих по вопросу о том, с какого конца следует разбивать яйца. Особенно доставалось тем политикам, которые, произнося высокопарные речи, стремились прикрыть ими корыстные цели.

Павел Пучков, историк, доцент НИУ ВШЭ: Он издал целую серию ирландских памфлетов, в которых защищал права ирландцев. Он отстаивал экономические интересы острова. В частности, он говорил, что Ирландия сама должна производить для себя мануфактурную продукцию, ей не стоит импортировать её из Англии.

Голос за кадром: Джонатан Свифт никогда не забывал о том, что местом его жительства является Ирландия, хотя сам он по происхождению ирландцем не был. Его дед, английский священник, переселился сюда в середине XVII века, в период революции и гражданской войны в Англии. И Свифт смог убедиться в том, что в Лондоне относятся к Ирландии не как к равноправной части государства, а фактически как к колонии.

Леонид Млечин: Ирландия окончательно стала британской колонией в середине XVIII века. Англичане очень жёстко относились к ирландцам: запрещали им экспортировать шерсть, скот, вводили всё новые ограничения. Ирландцы и так жили достаточно бедно, а тут начался настоящий голод.

Голос за кадром: Поначалу Свифт не был слишком высокого мнения об Ирландии и ирландцах. В частных письмах он называл Изумрудный остров «проклятой дырой». Но обострённое чувство справедливости превратило его в пламенного патриота Ирландии. Свифт выступал против грабительских налогов, несправедливых законов, нечестной конкуренции. Например, когда английский парламент принял закон о высоких пошлинах на вывоз шерстяных изделий из Ирландии, Свифт разразился памфлетом, призывающим к бойкоту английских товаров и, по сути, к началу торговой войны.

Павел Пучков, историк, доцент НИУ ВШЭ: Самое, пожалуй, любопытное произведение Свифта, посвящённое Ирландии, – это «Скромное предложение», в котором Свифт предлагает совершенно умопомрачительное решение одного из самых сложных ирландских вопросов. В Ирландии был достаточно высокий уровень рождаемости, была проблема, как прокормить вот этот излишек детей. Свифту об этой проблеме был прекрасно известно, и он предложил продавать и поедать детей бедняков. Разумеется, никто не собирался его воспринимать всерьёз, но такой странной идеей Свифт обратил внимание на эту проблему, что огромная часть населения влачит настолько жалкое существование, что есть ему, в общем-то, и нечего, кроме своих детей.

Голос за кадром: Ирландский народ Свифта боготворил, а женщины сходили по нему с ума. В то время в его жизни была красавица Эстер, та самая его ученица из поместья, которую он называл Стеллой. Стала ли она его женой? Официально нет. А насчёт тайного брака биографы спорят уже третье столетие. Ходили слухи, что влюблённые не могут быть вместе, потому что, на самом деле, они сводные брат и сестра.

Татьяна Лабутина, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИВИ РАН: И вот он писал Стелле чуть ли не каждый день письма на протяжении всей своей жизни. По его желанию она переехала в Ирландию из Англии, хотя он оставался в Англии в это время. И вот эта переписка потом легла в основу дневника для Стеллы, который является тоже великолепным и литературным источником, и историческим источником.

Владимир Файнзильберг, психиатр: Вот такая личность у него. Ему более интересно было, что называется, поговорить. И вот эти отношения как раз говорят о том, что он в принципе человек замкнутый. Это как раз его творческое начало, которое заключено в философском отношении к человечеству в целом. Ему, скорее, интересно дискутировать.

Голос за кадром: В этой любовной истории была замешана ещё одна девушка – 19-летняя Ванесса Ваномри. Не такая безупречная красавица, как Стелла, но пылкая и требовательная особа. Её отношения с писателем продолжались 15 лет. В переписке он был сдержан и скрытен, а она постоянно просила дать ей надежду. И, наконец, Ванесса не выдержала и сама написала Стелле, потребовав от неё прямого ответа об её связи с писателем. Оскорблённая Стелла переслала письмо Свифту и перестала с ним общаться.

Леонид Млечин: Стеллу писатель всё-таки уговорил вернуться, а отвергнутая им Ванесса умерла, успев вычеркнуть его из завещания, ведь когда-то собиралась оставить ему всё своё немалое имущество. А через пять лет умерла и Стелла. Вот её смерть стала для него тяжелейшим ударом, от которого он так и не оправился.

Голос за кадром: Впрочем, Свифт никогда не отличался особым оптимизмом. Человечество он недолюбливал, но дружить умел. Одному из своих немногочисленных друзей, поэту Александру Поопу, он писал: «Я ненавижу и презираю животное, именуемое человеком, хотя от всего сердца люблю Джона, Питера и Томаса. Буду продолжать в том же духе, пока буду иметь дело с людьми». Крупный политик Виконт Болингброк, религиозный философ Джордж Беркли, писатель Александр Пооп – это был кружок друзей Свифта, блестящих интеллектуалов своего времени.

Татьяна Лабутина, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИВИ РАН: А интеллектуальное движения в эту пору вошло в историю под названием «Просвещение», «Enlightenment», то есть «вносить свет», свет разума. И именно в Англии зародилось Просвещение. Они, в том числе и Свифт, являлись просветителями, которые выработали ряд идей, теорий. Это теория общественного договора, разделение и равновесие властей, сопротивление деспотической власти, двухпартийная система, гражданские личностные свободы.

Голос за кадром: Именно друзья Свифта были первыми читателями его памфлетов. Один из них, направленный против торговой политики Великобритании, вызвал такую бурю чувств в Лондоне, что за имя анонимного автора была предложена солидная награда. Весь Дублин понимал, кто именно его написал. Но ни один дублинец не посмел предать Свифта. Ещё один памфлет Свифта «Поведение союзников» был посвящён шедшей в то время войне за испанское наследство. Противником Великобритании была Франция. Свифт показал, что в интересах его страны – скорейшее заключение мира, а продолжение войны выгодно только тем, кто на ней наживается. 11 тысяч экземпляров, проданных всего за два месяца, помогли остановить войну.

Татьяна Лабутина, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИВИ РАН: Он защищал ирландский народ не только своими работами, памфлетами, книгами, но также проводил широкую благотворительность. Писал многочисленные письма, которые направлялись в разные инстанции. Более 200 семей получили финансовую поддержку от Свифта.

Голос за кадром: В 20-х годах XVIII века Джонатан Свифт приступил к работе над книгой, которой предстояло стать самым знаменитым его произведением. Её полное название в традиции той эпохи звучит достаточно витиевато: «Путешествия в некоторые отдалённые страны мира в четырёх частях: сочинение Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а затем капитана нескольких кораблей».

Леонид Млечин: «Путешествия Гулливера» – это же, по сути, программный сатирический манифест. В первых трёх частях писатель высмеивает человеческие пороки – глупость, гордыню, а в четвёртой части Гулливер попадает в страну разумных лошадей. И тут уже человекообразные существа лишены вовсе всякого духовного начала. Им предназначена роль домашних животных.

Татьяна Лабутина, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИВИ РАН: Когда Свифт уехал в Англию на время, чтобы опубликовать свои знаменитые «Путешествия Гулливера», возвратившись, он встретил такой приём, который обычно оказывается епископам. Его встречали колокольным звоном, пылающими кострами на улицах города, и толпа простолюдинов его сопроводила в дом чуть ли не на руках. Сочиняли баллады о Свифте, которые распевались на улице.

Голос за кадром: «Путешествия Гулливера» имели оглушительный успех. Роман, впервые напечатанный в 1726 году, за полгода выдержал два переиздания и практически сразу был переведён на полдюжины иностранных языков. Как и все остальные произведения Свифта, он вышел без указания настоящего имени автора. Но, как и в случае с его памфлетами, авторство было очевидно для всех.

Татьяна Лабутина, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИВИ РАН: «Путешествия Гулливера» Свифта – это единственное его художественное произведение. Хотя благодаря нему он и стал знаменитым. Это произведение, скорее, богатейший источник по изучению буржуазного общества, каким была Англия в ту пору, со своими преимуществами, достижениями и недостатками. И всё это государственное устройство – партии политические, парламент, судебная система – всё это нашло своё отражение вот именно в этом произведении.

Владимир Файнзильберг, психиатр: Вот есть определённые психические расстройства, которые, в принципе, основаны на этой книжке. Например, когда у людей возникают все предметы, все окружающие малого размера. При шизофрении есть такое расстройство. Так же, как есть расстройство восприятия, когда все предметы кажутся большими чересчур. Допустим, последнее расстройство мы называем «расстройство схемы тела», когда человек приходит и говорит, что у него какой-то орган – рука, нога – больше, чем другая. Встречается очень часто, и причём пластические хирурги очень часто встречаются, гинекологи, эндокринологи, специалисты по нарушению пищевого поведения,

Голос за кадром: Да и в самом авторе «Гулливера» окружающие отмечали немало необычных черт. Он подолгу уходил в себя, в общении поражал собеседника парадоксами. И вообще Свифт утверждал, что психически здоровых людей нет, и что человек мыслящий всегда безумен. Тема душевной болезни интересовала Свифта. В завещании он большую часть своего состояния оставил на постройку дома для умалишенных и написал: «Всё то, что накопилось трудом, он дал на сумасшедший дом». На седьмом десятке Свифт всё чаще рассуждал о смерти.

Леонид Млечин: Однажды Свифт с другом гуляли по лесу. Вдруг он видит дерево, чье верхушка начала гнить, и он вдруг говорит: «Ты знаешь, меня ждёт такая же судьба. Я лишусь рассудка». Он как в воду смотрел, его слова оказались пророческими. Он умирал, лишившись рассудка, практически в одиночестве.

Павел Пучков, историк, доцент НИУ ВШЭ: Он очень долго к этому готовился. Он понимал, что, во-первых, возраст, во-вторых, достаточно давняя болезнь, плюс ментальное расстройство. И вот это всё его наводило на такие достаточно тёмные, язвительные настроения. И он написал и «Стихи на смерть доктора Свифта», причём лет за десять до того, как эта смерть наступила.

Голос за кадром: Как и многие одарённые люди, Свифт предчувствовал свою смерть и даже сочинил эпитафию, которая была выбита на его могильной плите: «Здесь покоится тело Джонатана Свифта, декана этого собора, и суровое негодование уже не раздирает его сердце. Ступай, путник, и подражай, если можешь, тому, кто мужественно боролся за дело свободы».

Павел Пучков, историк, доцент НИУ ВШЭ: Свифт на латыни назвал себя «libertatis vindicatorum» – «ревностным мстителем за свободу». Это право и возможность полностью владеть собой и не находиться во владении другого человека ни ментально, ни физически. Вот за эту свободу он боролся, за свободу быть собой и свободно мыслить.

Голос за кадром: Забвение Свифту не грозит. Его творчество оказало огромное влияние на мировую литературу. Оно чувствуется в книгах Джорджа Байрона, Вальтера Скотта, Бернарда Шоу и Бертольда Брехта. «Путешествия Гулливера» переведены на многие языки и продолжают издаваться. Сняты фильмы и поставлены спектакли.

Леонид Млечин: А нам осталось сегодня восхитительное занятие – распутывать те многочисленные узелки, которые мастерски завязал в своих произведениях этот неординарный писатель. Прочитав в детстве «Гулливера» как смесь сказки и фантастики, раскроем эту книгу заново. Поразимся, восхитимся и рассмеёмся.

Автор ярчайших сатир, оставивший в них множество загадок