Алексей Боровиков. Как незрячий юрист из Челябинска борется за доступную среду

Алексей Боровиков. Как незрячий юрист из Челябинска борется за доступную среду
Современные технологии против социальных барьеров
Самые креативные сувениры: как «Простые вещи» помогают людям с ментальными особенностями
Руслан Шекуров: Если говорить о мотивации, то самое крутое в донорстве – контроль твоего здоровья
Право на красоту для женщин с онкологией
Эксперт в области социального предпринимательства Владимир Вайнер - о том, почему люди занимаются бизнесом, который не про деньги, а про решение проблем?
Социальное предпринимательство
«Мы показываем, что Сава живет, как обычные дети, люди. И в этом наша поддержка другим таким же семьям». Семья Тюленевых – о «солнечных» детях
«Среду надо переделывать под коляску, а не людей». Мама приёмных детей на коляске Ольга Комарова
«Жизнь в темноте»: как незрячий блогер Иван Ерхов покоряет YouTube
«Бабуля Пуля»: как стать звездой Instagram в 70 лет
Гости
Алексей Боровиков
юрист, общественный деятель

Мы продолжаем рассказывать об участниках конкурса «Активные люди». И следующий наш герой – Алексей Боровиков, незрячий парень из Челябинска. Мы обратили на него внимание, потому что как для незрячего у него очень редкая профессия – он юрист. Как он с этим справляется? Узнаем прямо сейчас, связавшись с ним по Skype.

Алексей Боровиков (по Skype): Привет-привет, Москва! Челябинск на связи.

Илья Тарасов: Когда про тебя информацию читал, я прямо запутался. Там написано: общественный деятель, юрист, поэт, депутат, еще кто-то. Это реально все правда? Ты все успеваешь?

Алексей Боровиков: Так вот, чтобы успевать, нужно действительно работать 48 часов в сутки. Это действительно так, это реально.

Илья Тарасов: Поясню для наших телезрителей. Ты не видишь ничего практически, да?

Алексей Боровиков: Да.

Илья Тарасов: А снимает тебя супруга. Она тоже незрячая, правильно?

Алексей Боровиков: Да.

Илья Тарасов: Ты юрист в каком плане? Ты адвокат? Какая специализация?

Алексей Боровиков: Гражданское право, специализируюсь я на защите прав потребителей, даю письменные консультации по кредитным спорам, алиментщики, вот такого рода, семейное, гражданское право.

Илья Тарасов: А когда твои клиенты узнают, что у тебя проблемы со зрением, как они реагируют?

Алексей Боровиков: Спокойно относятся, то есть никакой дискриминации. Они видят, когда человек работает, когда человек подготавливает какие-то документы. И уже здесь неважно – есть зрение или нет. Главное – качественный результат.

Илья Тарасов: Скажи, пожалуйста, а ты зрение потерял когда?

Алексей Боровиков: Это врожденная атрофия зрительного нерва. Лет до семи мог различать цвета, но заболевание устроено и развивается таким образом, что с течением времени зрение «садится» практически в ноль.

Илья Тарасов: Разведка донесла, что ты не только юрист, но еще и общественный деятель. У тебя даже своя некоммерческая организация была, по-моему, или даже есть сейчас. Поправь меня.

Алексей Боровиков: Есть автономная некоммерческая организация с таким большим названием – «Центр внедрения и развития инклюзивных технологий». Мы ее создали в 2018 году. Сейчас выиграли президентский грант.

Илья Тарасов: На что?

Алексей Боровиков: В нашей организации разрабатываем проекты, которые направлены на профессорско-преподавательский состав, на госструктуры. В данном случае мы будем обучать преподавателей высших учебных заведений Курганской, Челябинской и Тюменской областей тому, как нужно взаимодействовать с людьми с инвалидностью. Как преодолеть психологические барьеры – вот это самая сложная задача.

Илья Тарасов: А у тебя барьеры есть?

Алексей Боровиков: Сейчас, пожалуй, нет. Были барьеры в каком плане? У каждого незрячего практически, насколько я знаю, есть определенные комплексы – например, комплекс трости. Мы долгое время не берем трость в руки. Но комплексы заканчиваются, когда ты падаешь очень серьезно. Мне повезло – я пару раз упал в канаву так, что не набил ни одной царапины. Ну, видимо, на нужные мысли это падение натолкнуло.

Было сложно свыкнуться с тем (ну, потом розовые очки спадают, правда, уже года через два, через три), что все, что написано в законе, оно обязательно должно быть. По идее, оно так и есть. А когда ты снимаешь розовые очки и выходишь в практику, когда ты выходишь на улицу и понимаешь, что, вообще-то, ограждений нет, бордюров нет в большинстве городов…

А я много езжу по стране, и не все города можно назвать комфортными. В Екатеринбурге буквально вчера был, крупный и развитый город. На мой вкус, это лучшая инфраструктура в Уральском округе. С ней может сравниться только Тюмень. В Челябинске доступная среда есть местами, как и в большинстве субъектов, но массово город, конечно, не приспособлен. Центр приспособлен – худо-бедно, но можно передвигаться с комфортом. Опять же про колясочников – могу сказать, что для них не приспособлен город вообще практически.

Илья Тарасов: Что ты хочешь изменить вокруг?

Алексей Боровиков: Чтобы менялся сервис. Нужно ездить и смотреть, как в других регионах, и пытаться донести до своего субъекта.

Илья Тарасов: Ты в Челябинске что уже поменял конкретно?

Алексей Боровиков: Удалось поставить вопрос о том, чтобы сделали ограждения, чтобы люди не падали на проезжую часть. Пообещали включить это в план работы.

Илья Тарасов: Кроме тебя, это же никто не сделает. То есть хочешь сделать хорошо – сделай сам. Правильно?

Алексей Боровиков: Да. И не потому, что госструктуры, как их часто обвиняют в бездействии, не потому, что они все лентяи, а они не знают, как это делать.

Илья Тарасов: Скажи, пожалуйста, а тебе нравится слово «слепой»?

Алексей Боровиков: Хороший вопрос. Бывает, что идешь по улице, и говорят: «О, слепой идет!» Такое ощущение, что…

Илья Тарасов: Такое ощущение, что и глухой?

Алексей Боровиков: Да, такое ощущение, что в русской течи выловили лобстера, вот такая же реакция.

Когда идет бабушка с внуком, например (вчера или позавчера случай был, в эти дни), она говорит: «Вот смотри – дяденька с палочкой». Я слышу, что она объясняет: «Если увидишь на улице, то нужно помогать». Чем чаще люди будут об этом говорить, тем лучше. Опять же, если помогать, надо спросить, а нужна ли человеку помощь.

В Екатеринбурге вчера очень интересный кейс был на моих тренингах. Я думаю, это будет один из хитовых случаев. Стою на остановке, подходит мужик и спрашивает: «Дай закурить». Я говорю: «Я не курю». Отошел. А я стою с тростью. Он возвращается, потом отошел. Ходил, ходил… «А ты правда слепой?» Я говорю: «Ну да». Гениальное дальше развитие событий! Он говорит: «Посмотри на меня». Я смотрю. Он говорит: «Правда слепой! Чего же ты сразу не сказал?» Ну да, я, конечно, с большой радостью с тростью катаюсь по городам.

И дальше подходит автобус. А он из таких, как Задорнов бы сказал, «братаноподобных». Чисто уральский такой пацан конкретный, если более политкорректно. И вот такой конкретный пацан начинает пытаться расчистить вход в автобус. То есть он подходит к автобусу и говорит: «Стой! Разойдись! Человеку пройти надо!» – на весь автобус орет. Он искренне хочет помочь. Вот в его понимании надо всех растолкать: «Дайте дорогу!» Но это же не значит, что он как-то плохо относится к слепому. Он действительно искренний.

Илья Тарасов: А как надо в такой ситуации поступать?

Алексей Боровиков: Ну, во-первых, нужно подойти к самому незрячему человеку и спросить: «А нужна ли тебе помощь?» И если да, то – какая.

Илья Тарасов: Если бы у тебя были три желания любые, то какие бы ты загадал? Три.

Алексей Боровиков: Ну, первое желание: чтобы все, что происходит, оставалось так, как есть. Как мне один коллега сказал: «Если у нас все будет так, как написано в Конституции, ты останешься без работы».

Второе желание: чтобы люди в нашей стране постепенно начали относиться к инвалидам не как к лобстеру из русской течи, а к такому же человеку. Вот это, наверное, самое такое, о чем многие люди с ограниченными возможностями мечтают.

И третье желание: прожить еще раз точно такую же жизнь. Это здорово – пользу для окружающих приносить.

Илья Тарасов: Слушай, большое тебе спасибо за твои ответы, за твою жизненную позицию. Почему не было желания просто видеть?

Алексей Боровиков: Есть фильм Юрия Грымова «На ощупь». Там человек незрячий на какое-то время становится зрячим – и весь окружающий мир, восприятие для него становится непонятным.

Если кто-то эфир будет смотреть из тех, кто имеют медицинское, биологическое образование, педагоги, они прекрасно знают, что когда утрачивается одна функция, развивается другая. 80% информации человек через зрение получает. Но когда этой функции нет, обостряются другие органы чувств, обостряется слух.

То есть если человек вдруг начнет видеть, я не думаю, что он сможет рационально пользоваться этим инструментом по простой причине: когда ты 20 лет не пользовался каким-то инструментом, вряд ли это будет эффективно сходу. Так мозг устроен, так наша физиология устроена. То есть молотком можно научиться работать, а вот перестроить физиологию организма – это достаточно сложно.

Илья Тарасов: То есть тебе просто это не надо?

Алексей Боровиков: Да. С другой стороны, если вдруг начать видеть, то будет ли жизнь в том режиме, в каком она есть сейчас, будет ли так интересно?

Илья Тарасов: Ты счастливый человек. Я тебе желаю успехов во всех твоих начинаниях. Все будет круто!

Алексей Боровиков: Счастливо!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски
ЗаДело!
Сантехник года
Полный выпуск
ЗаДело!
Олина любовь
Полный выпуск
ЗаДело!
Олина любовь
Полный выпуск