Алкоголизм

Гости
Никита Лушников
председатель правления Национального антинаркотического союза
Юлия Шевцова
кандидат медицинских наук, ведущий сотрудник Московского научно-практического центра наркологии

Илья Тарасов: Добрый день, меня зовут Илья Тарасов, и вы смотрите программу "За дело", мы говорим о самых острых социальных проблемах и даем инструкции по их решению. Сегодня мы поговорим об алкоголизме. К нам в студию пришла Юлия Шевцова кандидат медицинских наук, ведущий сотрудник Московского научно-практического центра наркологии и ее подопечный Павел, который долгое время употреблял алкоголь, затем обратился за медицинской помощью, прошел лечение и сейчас долгое время находится в ремиссии. О причинах и стадиях такого заболевания, как алкоголизм и как от него избавиться, мы сейчас с ними поговорим.  Павел, Юлия, добрый день, спасибо что пришли. Сегодня мы говорим о зависимости, конкретно об алкогольной, Павел пришел со своей историей.

Павел: Все мы в какой-то момент начинаем выпивать. Я думаю, что мало кто из взрослых людей не пробовал алкоголь. Просто живешь, выпиваешь, потом больше, потом у тебя 100 гр. перед сном превращается в 400 и на работе ты алкоголь используешь как энергетик, потом ты просто встаёшь с утра, когда у тебя возникают какие-то проблемы, связанные с бизнесом, еще с чем-то, уходишь в эту реальность чтобы быть постоянно в этом тумане. Ты предполагаешь, что эта проблема решится сама собой.

Илья Тарасов: Юль, а как приходит зависимость?

Юлия Шевцова: Часто бывает, когда зависимость (в зависимость психологическую от алкоголя), формируется еще до того, как человек начал выпивать. Если в семье привычно употребление алкоголя даже по праздникам, у ребенка с детства формируется образ счастливых родителей, счастливых родственников в праздничной обстановке и непременного наличия алкоголя на столе. Положительный образ употребления алкоголя у ребенка зафиксирован. Он падает в те участки мозга, которые глубоко лежат, откуда формируется человеческая личность. Во взрослом возрасте, когда человек уже сознательно начинает прибегать к алкоголю, когда пройдёт этап защитных реакций, человек их успешно преодолел, поломал свои защитные механизмы, часто алкоголь идёт как средство решения внутренних психологических проблем. Одиночество, тревоги, беспокойство, нарушение сна. Ничего, если бы не формирующаяся зависимость, мы биологически так устроены, что любой человек, любого социального уровня, любой степени власти, если будет употреблять алкоголь, он к этому процессу привыкает.

Илья Тарасов: А где эта грань, когда ты употребляешь алкоголь, но независимый человек пока еще, а потом вдруг понимаешь, что ты спиваешься?

Павел: Ощущение того, что ты зависим, приходит (у меня по крайней мере), у меня особенность организма не подразумевает наличие похмелья, или какого-то плохого самочувствия, я начал срываться на окружающих. У меня резко упала работоспособность, я позволял себе приезжать даже на деловые встречи под шофе и больше всего от этого страдали дети.

Илья Тарасов: Паша, а сколько тебе понадобилось чтобы понять?

Павел: У меня были сотрудники, которые спивались за два года, так как все это происходило в небольших количествах, у меня процесс осознания растянулся на долгие годы. Несколько десятилетий, перед тем, как мне исполнилось 40, сейчас 45, я начал задумываться о том, что пора с этим заканчивать.

Юлия Шевцова: Конкретной даты, когда человек заболел алкоголизмом, не имеется. Обычно есть какой-то год, когда при регулярном употреблении алкоголя, человек втягивается настолько, что начинает терять контроль над собой. Тот год, когда формируется алкогольная зависимость, происходят еще очень важные изменения в человеке, неосознаваемые сразу, которые осознаются только потом - на выходе. Возникает кривое зеркало сознания, когда все хорошее, что нас окружает, мы не видим. То плохое, с чем нам нужно было самим справляться, нам кажется, что вот они причины, почему мы употребляем алкоголь. Человек начинает искать себе оправдания, причем даже для самого себя и других людей. Когда человек говорит: "Я пью, потому что...", это и является косвенным признаком того, что зависимость сформировалась.

Илья Тарасов: Может человек бросить сам?

Павел: Нет, это всегда ремиссия.

Илья Тарасов: Сейчас сколько уже не пьешь и как ты к этому пришел?

Павел: Ни грамма два с половиной года, внутри себя выращиваешь ненависть к этому. Очень тяжело бросать пить с точки зрения того, что ты опять же, в какой-то степени, эмоциональный фон твой меняется, поэтому то, что ты гасил алкоголем, сейчас нужно с этим как-то справляться иначе. И спорт помогает очень сильно, какие-то хобби – от гончарного дела до параплана.

Илья Тарасов: Ну ты же не сам себе начал что-то придумывать? К кому ты обращался, кто помогал?

Павел: Я пришел к доктору, который меня лечил, к хирургу, сказал, что хочу бросить пить и мне нужен доктор хороший, меня познакомили с Юлей.

Юлия Шевцова: Для выхода в трезвость конечно медикаментозное лечение существенную помощь оказывает, потому что бывает, когда человек бросил пить, но каждая клеточка, привыкшая к употреблению алкоголя, открывается выходить в трезвость. Сознательно "с понедельника не пью", начинается внутренняя дрожь, ажитация, беспокойство, не хочется и не можется есть, голова, как котел, в который стучат как в набат. Тягостное очень состояние и медикаментозное лечение, небольшая интоксикационная терапия помогает конечно выйти уже не только из алкогольной интоксикации, но и из похмельного состояния, из абстинентного состояния. Человек знает, что если он немножко выпьет, ему реально станет легче и здесь желание человека, силу воли, очень неплохо подкрепить лекарствами, потому что в общем-то это все способствует улучшению его качества жизни. На втором этапе лечения назначаются препараты, которые улучшают и несколько изменяют обмен веществ: это препараты для печени, для центральной нервной системы, плюс к тому же, на этапе лечения после того как острые расстройства миновали, мы часто сталкиваемся с очень  интересным феноменом, когда за  жутким чудовищем, которое загружалось в наркологическое отделение, с громом, криками и воплями, с нелепыми движениями, через 5 – 6 дней вылупляется скромный, тихий, неуверенный в себе , с нежно-ранимой душой человек. Вот этому человеку теперь нужно будет жить заново. Как – он понятия не имеет, Павел сказал, что иной раз втянутость в употребление не один год занимает, то есть человек привык опираться на алкоголь. Как ему теперь жить, когда у него этой привычной опоры нет. Обучение жизни заново фактически может занять долгое время.

Илья Тарасов: Подводя итог, хотелось бы дать какую-то инструкцию. Куда людям обращаться?

Юлия Шевцова: Важно помнить, что надежда есть! Помощь наркологическая государственная, у нас есть в каждом субъекте РФ, в каждом городе. У нас есть врачи психиатры, наркологи, есть наркологические учреждения как государственные, так и муниципальная и частная система здравоохранения. Обращаясь за медицинской помощью, очень важно правильно настроиться. Одна капельница, даже три или четыре, проблему с алкогольной зависимостью не решает. Нужно понимать, что вслед за медикаментозным лечением должна быть психотерапевтическая, психологическая помощь и позитивный настрой на изменение образа жизни. Еще взаимодействие с общественными организациями, в частности с двенадцатишаговыми программами. Есть совместные программы с Русской православной церковью, много всего есть. Приходите пожалуйста, поможем всем, кому сможем!

***

Илья Тарасов: А подробнее о том, как работает Московский научно-практический центр наркологии, нам расскажет Юлия Берлетова. Помимо государственных служб, проблемами алкоголизма занимается и некоммерческий сектор. В России существует национальной антинаркотический союз, который консолидирует работу различных благотворительных фондов и реабилитационных центров. Об этом мы подробнее поговорим с председателем "Национального антинаркотического союза" Никитой Лушниковым, который сам долгое время употреблял алкоголь и наркотики, но вот уже 14 лет ведёт трезвый образ жизни, Никит, привет! Четырнадцать лет трезвости, как тебе такое удалось?

Никита Лушников: Наверное, с божьей помощью - будет самый правильный ответ. Это действительно так, я считаю, что нам, тем, кто попадает в химическую зависимость, большое чудо, если нам удается бросить. Потому это будет честно, когда мы говорим, что нас много, это все получается, это не правда. Намного больше людей погибает и, к сожалению, мы не можем остановить эту уже, наверное, эпидемию, которая идет в нашей стране.

Илья Тарасов: Наркомания и алкоголизм, они всегда вместе идут, или это раздельные дорожки?

Никита Лушников: Вообще зависимости схожи, психология зависимости одна, просто разные виды наркотика, я считаю, алкоголь — это просто один из других видов наркотиков. Алкоголь вызывает зависимость однозначно. Без него человек перестаёт чувствовать себя комфортно, этим все сказано.

 

 

 

Илья Тарасов: Сейчас есть какая-то статистика, сколько к вам обращается ребят, сколько проходят реабилитацию?

Никита Лушников: На сегодняшний день мы привыкли слышать в больших цифрах статистику, то есть у нас 40% выздоравливающих, но, к сожалению, это неправда, хотя я даже иногда называл эту цифру. Я очень хочу в это верить, но, когда я начинаю вникать в это, смотреть, сколько людей возвращается к наркотику и сколько из них умирает, у меня совесть не позволяет больше говорить об этом. Скажу, что 40% это, наверное, та цифра, к которой нужно стремиться и она реальна для исполнения в будущем времени. На сегодняшний день в России в самых лучших вариантах и самых лучших центрах медицинских и некоммерческих, я думаю, за 25% не выходит ни одна статистическая цифра. Из десяти обратившихся, двоих-троих удается вытащить и спасти.

Илья Тарасов: Сколько ты друзей похоронил вообще?

Никита Лушников: Часто прихожу к этой теме, вынужден был даже посчитать по именам около пятидесяти человек было в моем окружении, у нас очень большая компания была, большой район, город Белгород. На сегодняшний день у меня осталось восемь живых, двое их них в тюрьме, получается шесть в поле зрения. Кто-то работает в реабилитации, кто-то просто состоялся в жизни, больше сорока человек мы потеряли, просто похоронили.

Илья Тарасов: А как не пить?

Никита Лушников: Хороший вопрос. Не пить можно только если есть альтернатива, когда человек чувствует себя нужным и занятым. Если нужность и занятость уходит, в жизнь приходит все то, что должно заменить тебе эту нужность.

Илья Тарасов: Как людям объяснить, что алкоголь убивает и так ли это на самом деле? 

Никита Лушников: Почему проблема с алкоголизмом всегда стояла выше других препаратов и веществ химических, потому что да, алкоголь убивает, но не так явно и не так сразу, как мы видим пагубное действие от той же синтетики, которая сейчас заполонила наши города. Синтетика сразу вызывает психосоматику, психиатрия, шизофрения, поступки такие, которые просто не укладываются в голове ни у родителей, ни у окружения тех, кто это делает. Алкоголь убивает постепенно пиво, вино, коньяк дорогой, напитки, компании, клубы, а потом ты понимаешь, что нет клубов и нет компаний, одного человека достаточно, а потом уже не нужен никто чтобы выпивать. Когда приходит понимание, как правило, уже поздно. Не к кому обратиться, сам уже ни во что не веришь, поэтому мы теряем целые поколения, наше гражданское общество не знает куда обращаться. Коэффициент доверия государству, к сожалению, утерян в достаточно большом эквиваленте.

Илья Тарасов: Куда обращаться?

Никита Лушников: Мы специально создали горячую федеральную линию 8-800-7---50-50, мы работаем с теми медицинскими учреждениями которым мы доверяем, которые мы знаем, что это анонимно, бесплатно, куда мы направляем людей.

Илья Тарасов: Ежегодно у вас проходит антинаркотический лагерь, туда приезжают ребята с зависимостью, алкогольной, наркотической. У нас ребята съездили к вам в лагерь, сняли сюжет, давай его посмотрим, потом обсудим. Никит, как вам удаётся собрать такое количество ребят, которые в зависимости и не побоятся их собрать в одной место?

Никита Лушников: Лагерь, честно сказать, наверное, это воплощение мечты. Меня, моих единомышленников с 2006 года мы начали эти лагеря, когда собрали, увидели такой парадокс: чем больше мы собираем зависимых вместе, тем лучше получается вводить туда дисциплину и контролировать трезвый, здоровый образ жизни.

Илья Тарасов: Терапевтический эффект от лагеря, что они для себя почерпнут за эту неделю?

Никита Лушников: Самая главная цель лагеря – показать человеку с самой страшной судьбой, с самым тяжёлым диагнозом, с самой тяжёлой стадией зависимости, что, если вот эти тысячи смогли, значит и у тебя получится!

Илья Тарасов: Сколько нужно времени и что нужно для того, чтобы побороть алкогольную зависимость?

Никита Лушников: Всю жизнь, Илья, я думаю, это честный ответ.

Илья Тарасов: Нам постоянно в редакцию люди пишут из регионов, из Кемерово недавно писали: "Сын пьет, употребляет наркотики, куда обращаться". В самом начале программы у нас были люди, которые представляют государственное лечение, я всегда задаюсь вопросом, почему люди не идут и не обращаются к государству? К гадалке, куда угодно.

Никита Лушников: На собственном примере тебе отвечу, Илья, я был зависимым человеком, 11 лет употреблял наркотики, на втором году родители узнали, что я наркоман. Последующие девять лет я мучился, прятался, сбегал, отец сажал меня в тюрьму, закрывал в наркологические больницы, психиатрические больницы закрытого типа, строгого режима. Это отельная история. Каждый раз, когда меня закрывали в наркологии, я попадал на учет, каждый раз! После наркологии ОБНОН, тогда еще не ФСКН дергал меня, за мной были слежки, я не мог сделать ни единого действия без контроля силовых структур. Какое может быть после этого доверие наркодиспансерам, если я обращаюсь к ним за помощью, становлюсь на учет и полностью ущемляюсь в своих правах? Я уже не могу водить машину, не могу получать права, не могу устраиваться на хорошую работу, не могу работать в органах, нигде. Поэтому конечно люди не верят, боятся, пытаются спрятать эту проблему, держать ее дома, скрывать, лечить самостоятельно, обращаться к гадалкам, потому что гадалка не скажет твою фамилию. Это огромная проблема нашей страны, с которой мы всеми силами пытаемся справиться.

Илья Тарасов: Алкоголики тоже на учет становятся?

Никита Лушников: Конечно, бесплатно тебя никто не может лечить, потому что, если ты лечишься бесплатно, за тебя платит государство. Если за тебя платит государство, ты должен быть указан в государстве, чтобы оно за тебя заплатило. Схема очень просто и ясна. Но в других странах все-таки нашли выход, мне очень хочется, чтобы мы умели использовать положительный опыт иностранных государств, где кое-как, но справляются.

Илья Тарасов: То есть анонимность – залог успеха?

Никита Лушников: На 100%.

Илья Тарасов: Спасибо большое!

***

Илья Тарасов: Помимо благотворительных фондов и реабилитационных центров, проблемой алкоголизма занимаются и другие общественные организации. Например, всем известное Содружество анонимных алкоголиков. Мы только что посмотрели сюжет о содружестве анонимных алкоголиков, у нас в гостях Мария – член этого содружества и сейчас она расскажет свою историю. Мария, добрый день!

Мария: Добрый.

Илья Тарасов: Мы скрываем лицо, почему?

Мария: Вы, наверное, понимаете, что эта болезнь осуждаема в нашем обществе и, конечно я, как человек, живущий в социуме, не хочу, чтобы знали о моей болезни там, где ее будут обсуждать.

 

 

 

Илья Тарасов: Как пришло осознание болезни?

Мария: Не сразу, для того, чтобы пришло осознание болезни, 32 года своей жизни, для кого-то это целая жизнь, все это время я посвятила употреблению алкоголя, положив на алтарь этого заболевания и свою семью, и свое здоровье, свое материальное благополучие. Мне, для того чтобы понять, что я больна и начать выздоравливать, понадобилось разрушить всю свою жизнь и умереть.

Илья Тарасов: А как эта жизнь проходила?

Мария: Попробовала я в 12 лет алкоголь и полюбила его сразу, это стало моей единственной любовью в жизни. Почему так химически зависимые люди, легко манипулируют вами, другими людьми, потому что они искренне верят в то, что говорят. Они не врут на тот момент, я не врала, когда я говорила, что я успешна, удачлива, возможно, во многих сферах жизни я и производила это впечатление. Действительно мне было подарено множество талантов, сильный интеллект, но я жила от запоя до запоя. Я в какой-то момент могла не употреблять алкоголь, но это не освобождало меня от моего заболевания, от такого нестандартного типа мышления. Я просто в этот момент зарабатывала деньги, чтобы потом, откупившись о семьи, уйти в запой, который с каждым разом становился длиннее, глубже, сильнее, затаскивая меня все дальше. Я потом задала себе вопрос, ведь в жизни действительно было много успехов, которые я сама же разрушала, что это было. А это мне давался "кредит", за который я потом заплатила и плачу до сих пор. "Кредит" давался мне не в банке, самое болезненное, это те годы, потраченные на иллюзорный мир, мир фантазий.  Я, как алкоголичка, действительно не видела, где истина, где ложь, я выдумывала мир, людей, живущих в этом мире и выдумывала себя.

 

 

 

Илья Тарасов: А какая цена этих 32-х лет? Что было потеряно?

Мария: Потеряна была я, в первую очередь. Конечно, тяжело было терять деньги, квартиры, бизнес, который мне никто не дарил, я зарабатывала сама. Тяжело было терять людей, тяжело осознавать, что моя дочь выросла где-то вдали от меня, хотя физически она может находилась рядом, но мне было некогда смотреть, как она растет, помогать ей расти. Тяжело было терять здоровье – это были и травмы, и хронические заболевания, полученные в ходе употребления. Тяжелее всего осознавать, что не было меня. Многие годы я не знала сама себя и уже несколько лет — это путь знакомства с самой собой.

Илья Тарасов: Сколько лет не пьете уже?

Мария: Четыре года.

Илья Тарасов: Это много или мало?

Мария: Я не знаю ответа на этот вопрос, извините. Для меня это много, это ежедневное счастье осознавать, что я среди стадии алкоголизма остаюсь трезвой. Это мое ежедневное личное чудо.

Илья Тарасов: Сразу получилось вылечиться, или были моменты в течение этих 32 лет, когда что-то не так, бросаю, начинаю?

Мария: Я каждый день бросала, каждый день себе говорила, что завтра я брошу пить, вот завтра точно. Но завтра я шла в магазин за очередной дозой и вечером я опять говорила, что завтра брошу пить. Как ослик по кругу - это и есть заболевание алкоголизмом.

Илья Тарасов: Все думают, что то, что произошло с вами, "со мной такого не произойдёт, я же могу контролировать".

Мария: Да, это еще одна моя тоже ошибка, я смотрела на Ивана Ивановича, который стоит у магазина с протянутой рукой. Я говорила, что он алкоголик, а я нет. Я социально значимый человек, у меня есть работа, бизнес, я вот так никогда не буду! И хоп – я стою у магазина! Я стреляю эти 60 рублей и, простите, пофиг, что на мне джинсы за 800 евро. В результате я осталась в разрушенной квартире, хорошо, что она осталась за счет того, что государственная, кстати, потому что свои собственные квартиры, которые были оформлены на меня, я благополучно пропила. Ни бизнеса, ни друзей, ни мужей, никого. Дочка приезжала смотреть, жива ли я. Просто открывала дверь, я помню ее глаза наполнялись слезами, и она убегала, потому что вот это существо, лежащее в собственной блевотине, немытое несколько недель, было ее матерью. Представляете силу боли этой девочки?

Илья Тарасов: Она пыталась как-то лечить?

Мария: Она пыталась спасать, спасти меня было невозможно, потому что я не слышала ее, как не слышат, наверное, многие из больных этим заболеванием, своих родных. Алкоголик пьет до тех пор, пока его поддерживает семья, вот когда дочь произнесла: "Я не хочу тебя больше знать", я задумалась, что, наверное, со мной все-таки что-то не так. Но мне понадобилось умереть, чтобы меня откачали в боксе. После этого, опять же, благодаря дочери, обманным путем, утверждая, что это санаторий с бассейном, она меня отправила в реабилитационный центр. Атмосфера реабилитационного центра, когда была лишена доступа к магазинам, была лишена социума, в котором алкоголь открыто продаётся, я задумалась, что, наверное, мне действительно потребуется помощь. Я очень благодарна работникам этого центра, один из них встал просто передо мной на колени, взял за руки и сказал мне: "Я хочу, чтобы ты жила". Я пыталась убежать, пыталась отказаться от помощи. После этого я подумала, а жива ли я. Я пыталась убить свою память, пила таблетки, которые отшибают память, договорилась как-то в аптеке, их приобрела. У меня действительно, жизнь моя пластами потеряна. Я сейчас благодарна высшей силе, что она мне выдает воспоминания порционно потому что, наверное, если бы мне выдали все воспоминания из употребления, я бы сошла с ума.

Илья Тарасов: Реабилитация была государственная?

Мария: У меня была негосударственная реабилитация, у нас в России есть государственная и бесплатные социальные центры, есть платные. Есть возможность получить помощь. Но я пришла в содружество после реабилитации. Реабилитация одна на вряд ли бы мне помогла, я понимала, что мне надо научиться жить трезвой. Как раз то, чего я не умею, я не знаю, как жить трезвой. У меня алкоголь – это лучший друг, он давал мне креатив, топливо, я могла сутками молотить на работе под алкоголем. Для этого я пришла в содружество анонимных алкоголиков, даже когда я говорю пришла, я вернулась, я как будто попала в свой дом, свой мир, прожив много лет в ощущении морального уродства, я пришла к людям, которые понимали меня. Я заморожена была, не знала, как любить, как дружить, как общаться с людьми, просто не манипулируя ими. Анонимные алкоголики научили меня всему.

Илья Тарасов: А как попасть? Как работает это содружество? Платное, или не платное?

Мария: Это содружество бесплатное, попасть в него можно каждый день, потому что Собрание анонимных алкоголиков, нам повезло, мы живем в огромном мегаполисе. В Москве и Московской области проходят ежедневно и по нескольку раз в день. Есть телефон Содружества, есть сайт. Мы выздоравливаем по двенадцатишаговой программе. Двенадцать шагов помогают не только Содружестве анонимных алкоголиков, они помогают в Содружестве анонимных наркоманов, переедающих, я могу очень долго перечислять, где используется сама программа двенадцати шагов, а вот Содружество содружеством делает наши 12 традиций, тоже основанных на духовных принципах. Заболевание алкоголизм – этот не только заболевание тела, это то, что поражает все жизненные сферы. Биосоциодуховные, если терминами пользоваться. Вообще семь жизненных сфер - и алкоголизм разрушает все эти сферы. Разрушает жизнь близких алкоголика, это болезнь духа, внутри человека, как демоны. Все специалисты сходятся в одном: в загадочности патогенеза этого заболевания, то есть возникновения, теорий множество.

Илья Тарасов: Есть рецепт, как человеку понять, что он алкоголик?

Мария: Очень простой есть рецепт – пойдите в бар, выпейте пять рюмок крепкого спиртного и остановитесь. Проделайте это несколько раз, если вы не уйдете в запой, вы не алкоголик, но вообще, понять, что алкоголь разрушает вашу жизнь, прислушайтесь к мнению близких. Они вам дадут эти знания. Я ведь, когда пошли потери и разрушения, обращала внимание на все что угодно, что меня предают люди, что неправильное правительство, не так все делает в мире, я обвиняла кого угодно, только не себя и мой любимый алкоголь. Он же меня поддерживает, он же единственный, кто меня понимает. Все остальные сволочи. Понять, что человек алкоголик, наверное, он только сам сможет себе поставить такой диагноз.

Илья Тарасов: Что было сложнее, первый год, или сейчас?

Мария: Сейчас! Первый год я хорошо помнила запои, выход из запоев, так называемый абстинентный синдром похмелья. Сейчас это все немного скрашивается повседневной жизнью возникает предательская мысль, а может быть я выздоровела. Но я помню всегда, что я больна алкоголизмом. Эта болезнь смертельная хроническая и неизлечимая, мне не дано выздороветь, но есть подарок – я могу выздоравливать ежедневно. Ежедневно выздоравливает мой дух, обретает силы и покой моя душа и что мне сделать, кто-то болен онкологией, кто-то сахарным диабетом, их никто не осуждает, а я больна вот этим заболеванием. Мне всего лишь надо жить с оглядкой на свою болезнь, помнить, что я больна алкоголизмом и выполнять те инструменты, которые мне дарованы в двенадцатишаговой программе и в Содружестве анонимных алкоголиков они очень простые. Позвонить другу, когда тебя накрывает тяга, ходить на собрания анонимных алкоголиков, передать свою трезвость вновь приходящим, которые начинают выздоравливать от алкоголизма, служить на благо членов содружества, служить людям, это очень важно. Я получаю теперь, только отдавая то, что я имею, а это не мало – я умею оставаться трезвой при наличии такого заболевания. С большой радостью отдаю другим девочкам, девушкам, женщинам, которые приходят. Сейчас очень искренне скажу: меня радует, когда девушки приходят с неразрушенными жизнями, с неразрушенной внутренней душой. С тем, чтобы меньше лет посвятить этому заболеванию.

Илья Тарасов: Есть разница - мужской алкоголизм и женский?

Мария: Особой разницы нет, просто женщина более требовательна к себе и, к сожалению, они быстрее спиваются.

Илья Тарасов: Спасибо большое за интервью, за откровение, я понимаю, что для многих, когда человек откровенничает, мы не показываем его лица, думают, любой может так сказать. Но мне кажется, не любой.

Мария: Не любой. Мне мой приход на вашу программу – это очень важно, мне хотелось сказать, что выход есть тем людям, которые меня сегодня услышат и которые, может быть в этом аду, а это действительно личностный ад. Это не там, где-то после смерти, а это здесь и сейчас в аду человек горит и сгорает в этом употреблении и сам себя не понимает почему я пью, если разрушаю сам себя. Вот я хочу очень сказать этим людям: выход есть, прожить эту жизнь с открытыми глазами, увидеть реальность, почувствовать воздух, увидеть небо, обнять своих близких, сказать им о вашей любви. У вас есть возможность, приходите к нам в содружество, и мы обязательно вам поможем.

Илья Тарасов: Спасибо!  За помощью вы можете обратиться в содружество анонимных алкоголиков, по всем остальным вопросам пишите нам в редакцию, и мы вам обязательно поможем.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    ЗаДело!
    После рабства
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    ЗаДело!
    После рабства