Бездомные в Костроме строят дом для людей в трудной жизненной ситуации

Гости
Александр Пушкарев
руководитель общественной организации «Воскресение»
Роман Мокин
управляющий Костромского приюта для бездомных

Общественная организация «Воскресение» помогает малоимущим и многодетным семьям, людям без определенного места жительства в городе Костроме. Первый полевой лагерь для бездомных появился восемь лет на базе пункта выдачи горячего питания. Волонтеры оборудовали возле импровизированной столовой пункт обогрева. За несколько лет территория расширилась, и сейчас там построен пункт временного проживания, в котором нашли приют 40 человек. Впереди новая цель – переселить людей без определенного места жительства из бытовок в капитальное здание.

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». И у нас в гостях – руководитель общественной организации «Воскресение» Александр Пушкарев и управляющий ночлежкой в Костроме Роман Мокин. Ребята, привет! Спасибо, что приехали.

Александр Пушкарев: Здравствуйте.

Роман Мокин: Здравствуйте.

Илья Тарасов: Собираем деньги на «Планете». На что собираем?

Александр Пушкарев: Собираем на строительство капитального здания, будущего приюта для бездомных людей, который очень необходим в Костромской области, потому что у нас нет государственных учреждений, которые помогают бездомным людям. Единственная – это наша ночлежка сейчас, которая состоит из вагонов-бытовок обычных. Нужно капитальное здание.

Илья Тарасов: Рома, тебя как занесло?

Роман Мокин: Отец у меня управляющий ночлежки был. Он сказал: «Давай к нам хоть на полставочки. Будешь колеса крутить машинкам, помогать в чем-то». И через год уходил отец на пенсию, и он видит, что у меня получается все, говорит: «Давай на мое место управляющим».

Илья Тарасов: До этого отношение у тебя какое было к бездомным?

Роман Мокин: Я ни к кому не отношусь плохо. Я так люблю их, как и своих родных. Хоть они и бездомные, хоть кто-то и преступник из них, но я отношусь к ним по-людски.

Илья Тарасов: Что из себя представляет ваша ночлежка? И когда она вообще появилась? Саша, расскажи, история интересная.

Александр Пушкарев: В начале пути мы сделали небольшую столовую благотворительную, где кормили детей из малоимущих семей. В основном многодетные семьи, вообще на грани нищеты. Туда же стали приходить бездомные люди. Понятно, что вместе с детьми мы не будем кормить. Сколотили будку деревянную такую и стали отдельно кормить, отдельно от детей. Но появилась проблема – местное население стало противиться тому, что…

Илья Тарасов: Приходят не пойми кто.

Александр Пушкарев: Да. Общественники тоже стали возмущаться: «У нас здесь центр города, тут же туристы, иностранцы ходят, а вы здесь как бы кормите людей». Ну, бывает, что они и выпившие, конечно. Ну, разные, всякие люди приходят поесть. И мы тогда стали думать, стали искать место, где сделать пункт питания. Нашли на территории бывшей фабрики. Купили вагон, поставили, стали кормить людей. Настала зима. И как-то после обеда люди не расходятся. Что делать? Холодно. Говорят: «А нам некуда идти». Было там несколько человек. Мы поставили просто буржуйку и сказали: «Идите и по помойкам ищите дрова себе, если хотите здесь…»

Илья Тарасов: «И будете в вагоне».

Александр Пушкарев: Да. И все. В принципе, так и началась ночлежка, да.

Илья Тарасов: То есть не было такого: «Так, сейчас мы сделаем дом, привезем вагон»? Все вот так вот?

Александр Пушкарев: Да, все пошло-пошло потихоньку-потихоньку. Второй вагон купили, третий подарили нам.

Илья Тарасов: Зачем? Сто процентов, не я один задаю этот вопрос.

Александр Пушкарев: Сначала совмещали работу и вот эту деятельность. А потом…

Илья Тарасов: Кем работал?

Александр Пушкарев: Ну, разные специальности у меня были. Я же еще многодетный отец, кроме всего, и поэтому…

Илья Тарасов: А сколько детей у тебя?

Александр Пушкарев: Пятеро. Поэтому приходилось еще и подрабатывать где-то – и дворником, и в ремонте обуви работал. А потом, уже через два-три года вот эта деятельность стала основной.

Илья Тарасов: Рома, женат?

Роман Мокин: Да.

Илья Тарасов: И что жена говорит тебе?

Роман Мокин: Жена поддерживает.

Илья Тарасов: Изначально поддерживала?

Роман Мокин: Да.

Илья Тарасов: Что из себя сейчас представляет ваша ночлежка? Сколько человек там живет?

Роман Мокин: Ночлежка из себя представляет территорию с вагонами-бытовками. Жилых пять вагонов. Стоит у нас банька из бревен, банка полноценная, там даже париться можно. Часовенка, военная армейская палатка. Кочегарка.

Проживает в данный момент 24 человека. В основном контингент – освободившиеся из мест заключения. Когда они отбывали наказание, их лишили квартир, лишили всего. Может, кто долго сидел, у кого-то родственники умерли – соответственно, тоже жилье как-то исчезало.

Вторая основная категория людей – это алкоголики, которые в своей жизни потеряли все абсолютно из-за алкоголя.

Илья Тарасов: Это все костромичи?

Роман Мокин: В основном костромичи и из области. Ну, есть пару человек из Ярославля, из ближайших городов. Но стараемся далеких не брать. Также женщины есть.

Илья Тарасов: Правила есть какие-то у вас на территории?

Роман Мокин: Самое главное правило – это сухой закон. Я установил его строго, сухой закон. И никому не мешать. Как у нас говорят, «не сворачивать кровь друг другу», чтобы не было конфликтов. И я с этим очень строго. По-другому никак.

Александр Пушкарев: Иначе нельзя. У нас была какая-то зима, когда собрался такой контингент – чисто уголовники. И они просто стали делать свои правила, уже невзирая ни на что, что здесь кто-то им должен что-то. Пришлось просто почти силовыми методами разгонять всю эту братию, потому что стали добро принимать за слабость. Опять же нельзя говорить, что все поголовно плохие. У нас абсолютно разные люди. У нас был врач «скорой помощи», был офицер…

Роман Мокин: Военный метеоролог.

Александр Пушкарев: Военный метеоролог, специальность такая редкая.

Роман Мокин: Артист цирка.

Александр Пушкарев: Да, артист цирка. Люди разные.

Илья Тарасов: Артист цирка?

Александр Пушкарев: Да.

Илья Тарасов: Алкоголь? Все то же?

Роман Мокин: Нет, его посадили по обвинению в убийстве дядьки, ну, по ложному обвинению. Он отсидел десять лет, все потерял. Сам он с Украины. И сейчас живет здесь, у нас.

Александр Пушкарев: Врач «скорой помощи»…

Илья Тарасов: Врач?

Александр Пушкарев: Да. Он постоянно лечил людей. Ну, тоже опять же из-за алкоголя, из-за того, что… Я ему предлагал, говорю: «Тебя с руками оторвут, тем более в сельскую местность. Ты устроишься, тебе жилье дадут». А у него диплом на руках. Единственное – ему надо было подтвердить сертификат какой-то медицинский. Он говорит: «Я не могу. Если я останусь со спиртом, с этим со всем, то не смогу работать». Но зато он нас всех приучил к гигиене.

Илья Тарасов: То есть у вас там врач настоящий?

Александр Пушкарев: Был, сейчас нет его. У него нашлись родственники, он уехал. У нас был Петрович, у него нашлись родственники в Белоруссии. Он у нас больше трех лет прожил. Нашли через интернет. Там, конечно, встреча была такая очень слезливая, приехала дочь за ним, забрала. Хотя мы ему пенсию восстановили, думали, что он у нас уже будет до конца находиться, потому что он и работал, такой тихий, очень хороший человек. Есть у нас Алексей, Наполеон мы его зовем, потому что…

Роман Мокин: …четырнадцать лет в психиатрической больнице отбыл. Четыре срока тюремных и четырнадцать в психиатрической больнице.

Александр Пушкарев: Его сами жители так назвали. Понимаете, он стал нормальным человеком, он пошел и сам снял с себя инвалидность. Люди смеялись с него. Наоборот, все правдами и неправдами как-то пытаются сделать инвалидность, а он снял с себя инвалидность, чтобы работать. У нас же познакомился с женщиной, они создали семью, родился ребенок. Сейчас, буквально недавно мы были у него.

Илья Тарасов: Наполеон-то оказался с хорошими планами и реализовал их.

Александр Пушкарев: Да-да-да.

Илья Тарасов: В Костроме живет, да?

Александр Пушкарев: Да, в Костроме.

Илья Тарасов: Решили собрать денег на «Планете». На что собираете? И почему на «Планете»?

Александр Пушкарев: На строительство капитального здания. У нас есть, уже готов проект, уже вбито 116 свай для фундамента. Но нужно еще построить нам три этажа. В самом здании планируется первый этаж – это помещения такого казарменного типа с двухъярусными кроватями, где прийти и переночевать мог любой человек. Второй этаж – хотим сделать что-то типа социальной гостиницы, куда уже могли бы…

Илья Тарасов: То есть он переночевал, захотел остаться, соблюдает сухой закон, может там жить, работать?

Александр Пушкарев: Да, социализируется и хочет дальше как-то…

Роман Мокин: Хочет восстановить свою нормальную жизнь.

Александр Пушкарев: И там планируем сделать пост медицинского работника, психолога, молельную комнату хотим сделать. Все помещение будет приспособлено для инвалидов. Не секрет, что… Ну, у нас и сейчас живут люди-колясочники, без конечностей, у нас находятся. Им очень сложно передвигаться. Хотим приспособить все, ванную сделать нормальную для инвалидов, пандусы.

Илья Тарасов: Запустили на «Планете» сбор. Я знаю, что туго шло поначалу, да? Сколько собирали, заявленная сумма? И сколько сейчас собрали? И какие рывки были?

Александр Пушкарев: Мы это уже третий раз собираем. Первый раз у нас получилось собрать что-то около 400 тысяч. Второй раз мы очень мало что-то собрали, ну совсем. Подали сейчас третий раз. Благодаря тому, что Дима Марков приезжал…

Илья Тарасов: Кто не знает, Дима Марков – это известный, наверное, самый известный в России документальный фотограф, на которого подписаны сотни тысяч человек в Instagram, в Facebook у него большая аудитория.

Александр Пушкарев: Вот его фотография.

Илья Тарасов: Это его фотография, да?

Александр Пушкарев: Да-да.

Илья Тарасов: Дима приехал, сделал небольшой репортаж про ночлежку, написал об этом пост. И вот буквально за день ребята собрали больше 100 тысяч. При этом я прочитал этот пост, связался с Димой, а потом уже связался с ребятами. И именно после этого поста они оказались здесь, в студии. И сейчас мы, я надеюсь, поможем вам добить ту сумму. На что пойдут деньги, что это будет? И когда вообще закончится строительство дома в планах?

Александр Пушкарев: Эти деньги уже пойдут на строительство первого этажа, на закупку кирпича, перемычек, плит перекрытия, ну и на работу, соответственно. Надо еще заметить, что неквалифицированную какую-то работу, труд будут выполнять наши люди, то есть те, кто живет в ночлежке: красить, белить, еще что-то. И они уже рвутся, в принципе, это делать. И уже выбирают себе, где они жить будут на втором этаже, показывают: «Вот здесь будем».

Илья Тарасов: Как телезрители, может быть, жители Костромы могут вас поддержать? Вы нуждаетесь в дровах, в одежде, в продуктах, которые можно приносить? Что нужно и как это сделать?

Роман Мокин: Нуждается ночлежка в нескоропортящихся продуктах, это консервы. Ну и овощи. Соответственно, хлеба тоже у нас не хватает. Все это покупаем на свои деньги. Вещи у нас можно принести в центр гуманитарной помощи по адресу: город Кострома, улица Полянская, дом 13. Режим работы: среда, пятница, суббота, с 10 до 15. А продукты можно принести в саму ночлежку, она находится по адресу: город Кострома, улица Коммунаров, 26-А.

Илья Тарасов: Смело звоните днем, вечером, утром – неважно. Если вы хотите помочь ночлежке, Рома обязательно поднимет трубку.

Роман Мокин: Да.

Илья Тарасов: Я хочу вам пожелать удачи, дособрать эту сумму. И ждите в гости программу «ЗаДело!».

Александр Пушкарев: Спасибо.

Илья Тарасов: Мы хотим приехать к вам и снять про вас репортаж.

Александр Пушкарев: Будем ждать. Спасибо.

Илья Тарасов: Спасибо большое.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    ЗаДело!
    После рабства