Благотворительность на «Планете.ру»

Гости
Татьяна Белей
директор АНО Научно-экологического Центра спасения дельфинов «Дельфа»
Анна Петухова
волонтер инклюзивной мастерской «Простые вещи»
Александр Пушкарев
руководитель общественной организации «Воскресение»
Роман Мокин
управляющий Костромского приюта для бездомных

Илья Тарасов: Добрый день! Меня зовут Илья Тарасов. И вы смотрите программу «ЗаДело!». Мы говорим о самых острых социальных проблемах и даем инструкции по их решению.

Если вы хотите сделать что-то доброе и полезное, но на это у вас нет денег и вы не знаете, где их взять, мы вам в этом поможем вместе с самой главной краудфандинговой площадкой нашей страны.

Сегодня в программе. Как собрать миллиард народных денег и что такое краудфандинг? Дельфины Черного моря на грани исчезновения: кто строит единственный в России центр реабилитации для морских млекопитающих? Костромская ночлежка: кто и зачем дает бездомным второй шанс? Все это и многое другое смотрите прямо сейчас в программе «ЗаДело!» на Общественном телевидении России.

Они возвращают дельфинам море. В Черном море обитает три вида китообразных: афалины, белобочки и азовки. Все находятся на грани исчезновения. Единственный научно-экологический центр спасения водных млекопитающих «Дельфа» находится на побережье Краснодарского края, в Сочи. Некоммерческую организацию назвали в честь дельфина по имени Дельфа. Четыре года назад этого афалина нелегально отловили для продажи в дельфинарий, содержали в жутких условиях на животноводческой ферме. Волонтеры нашли животное в крайне тяжелом состоянии, спасти его не удалось. «Дельфа» – первый в России центр, который помогает дельфинам, пострадавшим от рыболовецких сетей, травм и болезней. Специалисты центра проводят лечение и выпускают млекопитающих в их естественную среду обитания.

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». У нас в гостях – Татьяна Белей, руководитель единственного в России центра спасения дельфинов «Дельфа». День добрый.

Татьяна Белей: Добрый день.

Илья Тарасов: Что там у нас с китовой тюрьмой?

Татьяна Белей: В бухте Средняя в Приморье находится такое место, которое называется Центр адаптации морских млекопитающих. Иными словами, это пересыльная тюрьма. Отлавливают в нашей стране белых касаток. Кстати, наша страна единственная в мире, где происходит все это безобразие. Таких центров несколько. В том году так случилось, что отловили очень много китов за один раз и поместили в одно место, просто 100 китов. Они – как сельди в бочке. Отловили 90 белух и 12 касаток…

Илья Тарасов: На дельфинарий, на вот эту всю историю?

Татьяна Белей: Да, на дельфинарий. Ну, все они, в основном все были предназначены для продажи в Китай, а часть – в российские океанариумы. Незаконно были выданы квоты, нарушения в отловах, потому что запрещено ловить маленьких детенышей-сеголеток. Сеголетки – это те, кто именно в этом году родились. И был запрещен экспорт в Китай, но киты остались, до сих пор пока находятся в этой китовой тюрьме и медленно погибают. Я надеюсь, что эта история послужит всем большим уроком и отловы прекратятся.

Илья Тарасов: В Сибири летом я услышал по радио случайно: «В Сибирь приехал дельфинарий». И если не задумываться, то: «Ой, дети увидят дельфинов!» Какие дельфины в Сибири? Как их везли? Где их содержат? Это что, в вагонах с водой?

Татьяна Белей: Это выглядит отвратительно, ужасно и очень жестоко. Сажают дельфинов в ванные, везут несколько дней, как правило. Вода не меняется, они находятся в этой грязной воде, в экскрементах и в обездвиженном состоянии. То есть постоянно приходится, видимо, что-то колоть, транквилизатор, чтобы они не дергались. Ну, выглядит это ужасно. И вообще в принципе любая транспортировка – это огромный стресс для дельфинов. Дельфины – они очень эмоциональные и высокочувствительные существа. Для них их эмоциональное состояние, психологическое напрямую связано с физиологией. И они от этого очень сильно болеют.

Илья Тарасов: Дельфинарии нужно закрывать?

Татьяна Белей: Абсолютно все нужно закрывать. И вот эти передвижные – это вообще полный…

Илья Тарасов: Это самый треш?

Татьяна Белей: Да, это самый треш. Но здесь, по крайней мере, людям уже становится понятно, что это треш. А взять большие океанариумы? Это треш не меньший. Этому предшествуют те же отловы ужасные с гибелью, со смертями. Ну, воруют детей у их родителей. Такие же передержки, пересыльные тюрьмы и транспортировки в эти большие океанариумы. И там условия, может быть, чуть-чуть получше, но это тоже тюрьма.

Илья Тарасов: Я предлагаю всем нашим телезрителям бойкотировать любые походы в любые дельфинарии, особенно если в ваш далекий город приехало что-то вроде дельфинария или цирка. Ни в коем случае туда не ходите! И отговорите всех своих друзей от походов на этот ужас.

«Дельфа» – вы делаете единственный в России центр помощи дельфинам. Сколько для этого нужно денег?

Татьяна Белей: Нам нужно собрать около 10 миллионов. И мы думали, что мы начнем свою работу тогда, когда мы соберем и построим стационарный центр. Но люди узнали о нас, и нам постоянно стали поступать звонки: то там выбросился дельфин, то здесь нужна помощь. И мы поняли, что ждать мы не можем и дельфины ждать не могут. И мы поэтому сразу объявили о курсе для волонтеров, о масштабном таком курсе. Пришло около 100 человек, и это только в Сочи. Представляете, сколько, оказывается, людей в этом проблеме заинтересовано.

Илья Тарасов: Ты как в этой теме оказалась?

Татьяна Белей: Я живу в Москве…

Илья Тарасов: Дельфины далеко.

Татьяна Белей: Я просто морской человек. Видимо, в детстве я посмотрела мультик «Девочка и дельфин». Говорят, что кто посмотрит мультик «Девочка и дельфин», тот становится спасателем дельфинов. Вот. И я всю жизнь стремилась к морю, я всегда мечтала плавать и общаться со свободными дикими дельфинами. Но когда у меня уже стало получаться общаться с дельфинами и китами в море, я поняла, что, наверное, мне это не просто так дано, я что-то должна.

Илья Тарасов: Что не так происходит?

Татьяна Белей: Дельфины и киты – это параллельная цивилизация, которая живет с нами на одной планете, а люди к ним относятся очень плохо: препарируют, изучают, отлавливают. Мы уже разобрались, как происходят отловы, транспортировки. Я не знаю, оно стоит того, чтобы прийти и посмотреть, как дельфинчик выпрыгивает и достает колечко? Мне кажется, если ребенок мечтает увидеть дельфина, поплавать с ним, то пусть это будет мечта, для которой нужно приложить какие-то усилия: я не знаю, научиться плавать или накопить денег и отправиться на море.

Илья Тарасов: Ваш реабилитационный центр, который находится в Сочи, кому вы помогаете? То есть много дельфинов страдает непосредственно даже в море от рук человека, ну, не впрямую, а опосредованно – сети, катера. Какие сложности? И кому вы помогаете?

Татьяна Белей: Сейчас пока у нас нет стационарного центра, ну, именно вольера. Центр работает, у нас много волонтеров, которые нам помогают. И здесь идет речь именно о помощи диким дельфинам. Безответственное рыболовство. Сетей стоит очень много, и разных сетей – донных сетей, которые невидимые, сетей ставных, которые видны с берега. И все они очень опасны для дельфинов.

Илья Тарасов: Давайте посмотрим видео и потом его прокомментируем.

ВИДЕО

Татьяна Белей: Типичная ситуация. Это было в Сочи, район Лазаревский, там стоят ставные сети. Мы часто там находим погибших дельфинов. Это были наши волонтеры, которые прошли курс обучения. И нам поступил звонок на горячую линию, сказали, что увидели дельфина в сетях. Вот они смогли организовать и построить рыбаков. Если, например, заплывает взрослый дельфин и малыш, то малышу выйти сложно. Я сама спасала такого маленького дельфиненка, который заплыл в ставные сети. Я за ним наблюдала, где-то полтора часа смотрела, что происходит. Как мне говорили: «Да все в порядке, он сам выйдет». А он не мог сам выйти. И в какой-то момент у него начинается паника, и он начинает совершать неадекватные действия, запутывается в сетях и тонет. Слава богу, что я оказалась тогда в нужном месте. Я сумела его освободить и выпустить – и он, слава тебе, Господи, уплыл.

Илья Тарасов: Расскажи, что происходит сейчас.

Татьяна Белей: Это очень грустное видео. Был найден дельфиненок, вот так плавающий на поверхности. Скорее всего, по нашему предположению, он просто запутался в сетях и в какой-то момент он просто всплыл. Рядом увидели взрослого дельфина. Ну, понятно, что, скорее всего, это его мама, которая плавает рядом с ним, не покидает это место.

Илья Тарасов: Дельфин может утонуть? Для многих это секрет.

Татьяна Белей: У них нет жабр, это морские млекопитающие. Они дышат, как мы с вами. Им нужно подняться на поверхность, чтобы сделать вдох.

Илья Тарасов: Это кто?

Татьяна Белей: Это дельфины-белобочки, очень дружественные дельфины. С ними все, слава богу, в порядке.

Илья Тарасов: А, это твое видео?

Татьяна Белей: Да.

Илья Тарасов: Ну-ка расскажи, где это и когда?

Татьяна Белей: Это в Сочи, в районе Имеретинка. Там с ними часто можно вот так вот потусить, поплавать вместе. Если правильно к ним подойти, не приставать, а аккуратно сойти с лодки, тогда приплывает разведчик посмотреть: это кто, не опасен ли он, интересно ли с ним? И если твоя кандидатура его устроит, он приводит за собой других.

Илья Тарасов: Дельфины – тусовые ребята, да?

Татьяна Белей: Да.

Илья Тарасов: Вы ваших волонтеров некоторых обучали в Корее.

Татьяна Белей: Учредители «Дельфы» ездили в Корею обучаться.

Илья Тарасов: Чему?

Татьяна Белей: Корея – это вообще единственная в мире страна, где уже произошло три выпуска на свободу дельфинов после содержания их в неволе. И в Корее произошла такая ситуация: несколько человек, общественников, ну, типа нас, собрались и сумели присоединить к себе и ученых, и государство, и доказали всю эту незаконность, и заставили этих дельфинов выпустить.

Илья Тарасов: Чему вы там научились?

Татьяна Белей: Мы были на третьем выпуске, когда выпускали дельфинов, двух дельфинов, которые прожили в неволе 20 лет. В общем, учились, чтобы все эти знания воплотить, потому что мы очень хотим выпустить дельфинов наконец.

Илья Тарасов: Что это будет за центр? И что вы там будете делать?

Татьяна Белей: Это будет центр спасения и реабилитации дельфинов с последующим их возвращением, естественно, в природную среду обитания. Порт Имеретинский – это наиболее приспособленный для этих целей порт, потому что там не такое серьезное судоходство, оно строго контролируемое, там достаточно места, достаточно глубины.

Илья Тарасов: Такая будет выгородка в порту, условно?

Татьяна Белей: Выгородка в порту, да. Мы хотим сделать очень большой вольер – 60 на 30. Потому что мы даже в Корее наблюдали, там вольер был 30 метров в диаметре. Но это мало для реабилитации. То есть можно и так. Я думаю, что если сейчас нам скажут: «Срочно нужен вольер. Вот дельфины, их надо срочно выпускать», – мы просто сделаем маленький и выпустим их так. Но по-хорошему нужен большой вольер, чтобы дельфины могли быстро восстановить свои навыки охоты, привыкнуть к морю побыстрее, чтобы поскорее мы открыли эти ворота и они ушли.

Илья Тарасов: Если не деньги, то чем вам можно помочь? Как стать волонтером? И где подробно искать всю информацию?

Татьяна Белей: В соцсетях: центр «Дельфа». Есть сайт: delfacenter.org. Вся информация там. Волонтеров мы всегда ждем. Мы сейчас будем проводить тренинги и в других городах. Люди, которые понимают, что они могут быть чем-то нам полезны, пусть присылают свои данные, ну, то есть свои навыки, и чем они, как они думают, могут нам помочь. Мы с удовольствием ждем.

Илья Тарасов: Спасибо.

Татьяна Белей: Спасибо большое.

Дело есть каждому. Мастерские «Простые вещи» в Санкт-Петербурге – инклюзивный проект, в котором участвуют как люди с ментальными нарушениями, так и обычные жители Петербурга. Есть керамическая, кулинарная, графическая, швейная и столярная мастерские. В них создаются простые, но неповторимые вещи, приобрести которые может любой желающий. Лепка, рисование или шитье – каждый выбирает сам, чем заниматься. Занятия бесплатные, проходят ежедневно по будням. В выходные дни – мастер-классы, кинопоказы, лекции и тренинги. Проект придумала и воплотила в жизнь Мария Грекова. Она написала заявку на президентский грант, получила его, нашла помещение – и в феврале 2018 года мастерские открыли свои двери. Работать в них пришло 40 человек. В перспективе открытие типографии и пекарни.

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». И у нас в гостях – Анна Петухова, волонтер инклюзивных мастерских «Простые вещи». Прямиком из Петербурга?

Анна Петухова: Да.

Илья Тарасов: Прямо сейчас на «Планете» вы собираете деньги.

Анна Петухова: Мы их собираем, условно, на новую печь, потому что нам нужно больше запекать и больше готовить.

Илья Тарасов: К этому еще раз вернемся. Как ты стала волонтером инклюзивных мастерских? Что тебя зацепило?

Анна Петухова: В свое время я приходила в детские центры, где лежат люди с особенностями, и видела, как это страшно. Мне хотелось куда-то спрятаться, закрыться. Ну, с детьми понятно что делать, да? Мы можем их пожалеть, взять на руки, отнести. А эти люди вырастают. И становится совсем неизвестно, куда они отправляются. Они остаются в семьях либо попадают в ПНИ? Я услышала эту историю, что здесь можно жить без страха, здесь может быть человек с ментальными особенностями, может без. И я даже не знаю, какие у них особенности. Я, приходя в мастерскую, не знаю, у кого какая болезнь, потому что мы просто общаемся, просто делаем простые вещи. Это меня зацепило.

У нас в «Простых вещах» есть сейчас пять мастерских: керамическая мастерская, столярная мастерская, которая как раз стала возможна благодаря краудфандингу, у нас есть кулинарная и графическая мастерская. А, и швейная. Это знаменитые «граждане Славы». Слава может их нарисовать с закрытыми глазами в большом количестве.

Илья Тарасов: А Слава – это кто?

Анна Петухова: Слава – это особый мастер, он занимается рисунком.

Илья Тарасов: Это его работы?

Анна Петухова: Да. Это доски из столярной мастерской, которая только-только запустилась, в декабре было открытие большое.

Илья Тарасов: Что это за доски? Куда они деваются? Кому продаются?

Анна Петухова: Доски, как и керамика, как и продукция кулинарной мастерской, реализуются как в розницу через интернет, ну и корпоративные подарки, то есть корпоративные заказы, которые осуществляют разные крупные компании.

Илья Тарасов: Классные кружки!

Анна Петухова: Да, мне очень нравятся. Ребята делают это все сами, плюс при помощи либо волонтеров, либо мастеров.

Это Федя, а это Никита. Никита со Славой все время играют в свою игру «Что? Где? Когда?». Слава сходу придумывает вопросы, знает на них ответы и вовлекает всех ребят в процесс. Слава, например, знает все станции метро Петербурга, он может их легко назвать. А Никита рассказывает… Когда ты приходишь, говорит: «Сегодня ты похожа на дождливый Лилль. Вчера ты была похожа на Марсель. А вообще ты про Париж». И какие-то разные истории. У него люди ассоциируются с погодой, с городами. И довольно интересно слышать о том, что ты похожа на Лилль.

Это один из наборов наших праздничных, скорее всего. Это тапенад. Вы знаете, что такое тапенад?

Илья Тарасов: Нет.

Анна Петухова: Это оливки и все, что я не люблю, смешанное, вяленые томаты туда. Это такой соус. И кулинарная мастерская наша сейчас создает продукцию веганскую.

Илья Тарасов: Выглядит очень стильно. Вы делаете даже типа косметички, такие сумочки.

Анна Петухова: Да, косметички швейная мастерская создает. И сейчас как раз новый дизайн. Поэтому можно на сайте будет посмотреть, что-то себе выбрать.

Илья Тарасов: Какая производственная мощность? Много людей покупают? Любой житель Петербурга может прийти?

Анна Петухова: Да, любой житель Петербурга может прийти на 11-ю линию Васильевского острова, 38-А, и заказать себе что-нибудь.

Илья Тарасов: А из этого города я могу заказать?

Анна Петухова: Да, у нас будет доставка.

Илья Тарасов: На «Планете» в декабре собрали денег. Расскажи, пожалуйста, на что и как собиралось.

Анна Петухова: «Простые вещи» работают так. С 11 до 5 каждый день – это ребята занимаются. Но есть дополнительно детская, подростковая группа, есть волонтерские встречи, есть лекции, семинары. Но ребята с 11 до 5 каждый день, можно приходить, с ними знакомиться, вообще ничего не бояться. Миша подошел и познакомился…

Илья Тарасов: Миша?

Анна Петухова: Миша – с голубой кружкой. Подошел, познакомился. И Миша всегда, когда ты сидишь рядом с ним или работаешь, он говорит: «У тебя все получится». И каждый раз, когда я в графической, слышно на весь зал: «Аня, у тебя все получится. Аня, ну хорошо ты рисуешь». А я рисовать совсем не умею. Но Миша верит в тебя, даже если ты ну первый раз буквально что-то делаешь. Это Паша…

Илья Тарасов: Крокодил?

Анна Петухова: Паша создает маски, да. И он написал сценарий праздника Масленица. Сделал маски, раздал всем сценарий и напоминал: «Ребята, учите, потому что скоро мы будем праздновать». И в итоге на Масленичной неделе ребята встретились, сожгли маленькое чучело.

Илья Тарасов: А это?

Анна Петухова: Это столярная мастерская.

Илья Тарасов: На столярку вы собирали на «Планете», да?

Анна Петухова: Да, на столярку мы собирали на «Планете».

Илья Тарасов: Сколько денег?

Анна Петухова: 600 тысяч. Собрали чуть-чуть больше – 650, по-моему, или 700 даже. И собирали, получается, месяц всего, очень маленький срок.

Илья Тарасов: И быстро.

Анна Петухова: Очень быстро.

Илья Тарасов: Куда пошли деньги?

Анна Петухова: Деньги пошли на аренду столярки, на закупку необходимого оборудования, потому что это все довольно дорого. Вот мы арендуем пространство на краю города. В этом есть небольшая сложность, потому что ребятам тяжело добираться, потому что там нет метро рядом, нужно добираться на метро и на автобусе.

Илья Тарасов: Кто может ходить в «Простые вещи»?

Анна Петухова: Кто хочет.

Илья Тарасов: Ну, как это сделать?

Анна Петухова: Можно прийти на волонтерскую встречу. О волонтерских встречах мы пишем в нашей группе. И там можно познакомиться, поделать что-то руками, узнать какие-то нюансы работы и приходить уже дальше на встречу.

Илья Тарасов: Вы будете собирать на керамическую мастерскую.

Анна Петухова: Да.

Илья Тарасов: Что нужно? Сколько денег будет собираться?

Анна Петухова: В общем, у нас будет крауд на керамическую мастерскую, на производство печи. Примерно это будет 600–700 тысяч. Анонсируем мы его в апреле, и сразу же можно будет участвовать. Это очень удобная возможность заказать продукцию «Простых вещей».

Илья Тарасов: Прямо сейчас на ваших экранах сайт инклюзивных мастерских «Простые вещи» (prostieveschi.ru). И если вы живете в Петербурге, вы можете записаться в качестве волонтера или просто прийти в сами мастерские и поделать что-то своими руками. Также, если у вас есть помещение, о котором мы только что слышали, и оно находится в Петербурге – связывайтесь, пожалуйста, с проектом. Самое главное: если вы не житель Петербурга, а житель любого другого города России, все равно заходите на сайт и делайте заказы. Также ждите, когда на «Планете» появится краудфандинговый проект «Простых вещей», и жертвуйте, жертвуйте, жертвуйте. Точнее – не жертвуйте, а покупайте.

Анна Петухова: Да, это важно.

Смотрите далее. Хулиганский кофе: как трудные подростки становятся профессиональными бариста? Костромская ночлежка: кто и зачем дает бездомным второй шанс? Альтернатива приюту: как работает первое российское песокафе? Все это и многое другое смотрите прямо сейчас в программе «ЗаДело!» на Общественном телевидении России.

«В приоритете – не прошлое, а будущее, и не репрессии, а воспитание». Такой подход к работе с трудными подростками используют сотрудники Центра социальной адаптации святителя Василия Великого в Санкт-Петербурге. Здесь помогают ребятам, у которых есть проблемы с законом. Цель благотворителей – сделать так, чтобы каждый подросток нашел для себя правильные жизненные цели. За 15 лет работы воспитанниками стали больше 300 человек, и 85% из них не вернулись к тому образу жизни, который привел их в центр.

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». И у нас на связи по Skype город Санкт-Петербург, Юлиана Никитина, руководитель благотворительного фонда Центра адаптации имени Василия Великого. Ребята помогают трудным подросткам. В чем суть проекта? Сколько нужно денег? И кого вы обучаете?

Юлиана Никитина (по Skype): Наша целевая группа – это ребята в возрасте от 14 до 19 лет, которые проходят здесь реабилитацию с обязательным проживанием. Срок реабилитации стандартный – девять месяцев. Но бывают такие случаи, когда у нас ребята находятся до двух лет.

Илья Тарасов: Какие правонарушения они совершают? За что они к вам попадают?

Юлиана Никитина: Ну, больше половины – это 228-я статья, распространение и сбыт наркотических веществ, их хранение. Если такое преступление совершается в совершеннолетнем возрасте, то, как правило, люди отправляются в колонии. В несовершеннолетнем возрасте суд находит возможность дать условный срок. Но, как правило, дети, если их не отправляют на реабилитацию, они чувствуют некоторую вседозволенность и считают, что, в принципе, с ними ничего не случилось, и этот условный срок они не могут так ощутить и пережить, как какое-то наказание. И дважды, и трижды ребята, будучи уже осужденными, совершают повторные преступления. И вот тогда уже суды этих ребят отправляют к нам.

Ну, еще статьи у нас в основном – это кражи, это грабежи, угоны. Понятно, что это не тяжкие статьи, но для того, чтобы к нам попасть, этого всего нужно совершить достаточно много. Либо это большое количество эпизодов, либо уже есть определенный рецидив.

Илья Тарасов: Хорошо. Скажите, пожалуйста, от этой реабилитации, которую ребята проходят у вас, есть толк?

Юлиана Никитина: Когда мы только начали заниматься, было такое переживание, как будто мы решетом черпаем воду, и вообще края этому нет и смысла занятий. Но в итоге, выстроив определенным образом программу, собрав группу, команду очень хороших специалистов, мы, мне кажется, научились создавать для наших ребят такие условия, в которых они могли бы сами начать развиваться и менять свою жизнь. Кто-то работает водителем, кто-то работает в строительных компаниях сварщиком, кто-то работает электриком, кто-то читает рэп в клубах, кто-то работает бариста в кофейне. То есть очень много разных примеров.

Илья Тарасов: Бариста. На «Планете» проект запустили. Как давно его запустили? Сколько денег нужно собрать?

Юлиана Никитина: Начинается всегда с такого импульса: «За державу обидно!» Ездили, видели в Европе открытые благотворительные кофейни, кафе, маленькие ресторанчики, где работают разные, скажем, такие социальные группы, которые нуждаются в помощи, в поддержке, и куда приходят обыкновенные люди. И меня поразило в Германии, например, то, что если есть выбор между тем, как идти, допустим, в кафе, где работают наркозависимые бывшие, и идти просто в кафе, то люди пойдут, наверное, в социальный проект, потому что понимают, что они своими деньгами поддерживают такое начинание.

И как говорил Бродский: «Спасти целиком человечество вряд ли удастся, а вот отдельно взятого человека всегда можно». Поэтому очень хотелось, чтобы у нас в России было так же. Мы создаем условия и возможности, чтобы этот человек изменил свою жизнь и в дальнейшем был таким добропорядочным и благородным человеком.

Илья Тарасов: Сколько денег нужно на это собрать? Сколько уже собрано? И какие лоты, какие бонусы?

Юлиана Никитина: Мы предлагаем изделия нашей гончарной мастерской, нашу керамику, предлагаем изделия нашей мыловаренной мастерской. У нас идет сбор – 400 тысяч рублей. Сейчас собрано очень немного.

Илья Тарасов: На что пойдут деньги?

Юлиана Никитина: На координатора. А потом нам, конечно, нужно закупать кофе, нам нужно закупать какие-то продукты для того, чтобы туда начали приходить люди. Нам очень важно, кроме того что это кофейня, там есть еще возможность создания такого социокультурного пространства для встреч с интересными людьми, для проведения небольших концертов, мероприятий.

Илья Тарасов: Прямо сейчас кофе, сваренное по-хулигански, уже можно где-то попить?

Юлиана Никитина: Да-да-да, приходите, мы будем очень рады. На 16-й линии, дом 1, на Васильевском острове, мы уже открылись. Там работают волонтеры и сотрудники центра святителя Василия Великого. Но для того, чтобы этот проект действительно получил развитие, нам необходима вот такая сумма.

Илья Тарасов: Спасибо большое. Прямо сейчас вы можете зайти на сайт planeta.ru, найти чудесный проект, который помогает ребятам с трудной жизненной ситуацией в данный момент получить работу, научиться варить кофе и в будущем построить нормальную жизнь, жизнь нормального человека без тюрьмы. Помимо того, что вы можете зайти на «Планету» и сделать пожертвование, за которое вы получите бонус от реабилитационного центра Василия Великого в виде каких-то керамических сувениров, вы можете прийти по адресу, указанному на экране (Санкт-Петербург, Васильевский остров, 16-я линия, дом 1/33), и уже сейчас выпить по-хулигански сваренного кофе. Спасибо большое.

Юлиана Никитина: Спасибо.

Общественная организация «Воскресение» помогает малоимущим и многодетным семьям, людям без определенного места жительства в городе Костроме. Первый полевой лагерь для бездомных появился восемь лет на базе пункта выдачи горячего питания. Волонтеры оборудовали возле импровизированной столовой пункт обогрева. За несколько лет территория расширилась, и сейчас там построен пункт временного проживания, в котором нашли приют 40 человек. Впереди новая цель – переселить людей без определенного места жительства из бытовок в капитальное здание.

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». И у нас в гостях – руководитель общественной организации «Воскресение» Александр Пушкарев и управляющий ночлежкой в Костроме Роман Мокин. Ребята, привет! Спасибо, что приехали.

Александр Пушкарев: Здравствуйте.

Роман Мокин: Здравствуйте.

Илья Тарасов: Собираем деньги на «Планете». На что собираем?

Александр Пушкарев: Собираем на строительство капитального здания, будущего приюта для бездомных людей, который очень необходим в Костромской области, потому что у нас нет государственных учреждений, которые помогают бездомным людям. Единственная – это наша ночлежка сейчас, которая состоит из вагонов-бытовок обычных. Нужно капитальное здание.

Илья Тарасов: Рома, тебя как занесло?

Роман Мокин: Отец у меня управляющий ночлежки был. Он сказал: «Давай к нам хоть на полставочки. Будешь колеса крутить машинкам, помогать в чем-то». И через год уходил отец на пенсию, и он видит, что у меня получается все, говорит: «Давай на мое место управляющим».

Илья Тарасов: До этого отношение у тебя какое было к бездомным?

Роман Мокин: Я ни к кому не отношусь плохо. Я так люблю их, как и своих родных. Хоть они и бездомные, хоть кто-то и преступник из них, но я отношусь к ним по-людски.

Илья Тарасов: Что из себя представляет ваша ночлежка? И когда она вообще появилась? Саша, расскажи, история интересная.

Александр Пушкарев: В начале пути мы сделали небольшую столовую благотворительную, где кормили детей из малоимущих семей. В основном многодетные семьи, вообще на грани нищеты. Туда же стали приходить бездомные люди. Понятно, что вместе с детьми мы не будем кормить. Сколотили будку деревянную такую и стали отдельно кормить, отдельно от детей. Но появилась проблема – местное население стало противиться тому, что…

Илья Тарасов: Приходят не пойми кто.

Александр Пушкарев: Да. Общественники тоже стали возмущаться: «У нас здесь центр города, тут же туристы, иностранцы ходят, а вы здесь как бы кормите людей». Ну, бывает, что они и выпившие, конечно. Ну, разные, всякие люди приходят поесть. И мы тогда стали думать, стали искать место, где сделать пункт питания. Нашли на территории бывшей фабрики. Купили вагон, поставили, стали кормить людей. Настала зима. И как-то после обеда люди не расходятся. Что делать? Холодно. Говорят: «А нам некуда идти». Было там несколько человек. Мы поставили просто буржуйку и сказали: «Идите и по помойкам ищите дрова себе, если хотите здесь…»

Илья Тарасов: «И будете в вагоне».

Александр Пушкарев: Да. И все. В принципе, так и началась ночлежка, да.

Илья Тарасов: То есть не было такого: «Так, сейчас мы сделаем дом, привезем вагон»? Все вот так вот?

Александр Пушкарев: Да, все пошло-пошло потихоньку-потихоньку. Второй вагон купили, третий подарили нам.

Илья Тарасов: Зачем? Сто процентов, не я один задаю этот вопрос.

Александр Пушкарев: Сначала совмещали работу и вот эту деятельность. А потом…

Илья Тарасов: Кем работал?

Александр Пушкарев: Ну, разные специальности у меня были. Я же еще многодетный отец, кроме всего, и поэтому…

Илья Тарасов: А сколько детей у тебя?

Александр Пушкарев: Пятеро. Поэтому приходилось еще и подрабатывать где-то – и дворником, и в ремонте обуви работал. А потом, уже через два-три года вот эта деятельность стала основной.

Илья Тарасов: Рома, женат?

Роман Мокин: Да.

Илья Тарасов: И что жена говорит тебе?

Роман Мокин: Жена поддерживает.

Илья Тарасов: Изначально поддерживала?

Роман Мокин: Да.

Илья Тарасов: Что из себя сейчас представляет ваша ночлежка? Сколько человек там живет?

Роман Мокин: Ночлежка из себя представляет территорию с вагонами-бытовками. Жилых пять вагонов. Стоит у нас банька из бревен, банка полноценная, там даже париться можно. Часовенка, военная армейская палатка. Кочегарка.

Проживает в данный момент 24 человека. В основном контингент – освободившиеся из мест заключения. Когда они отбывали наказание, их лишили квартир, лишили всего. Может, кто долго сидел, у кого-то родственники умерли – соответственно, тоже жилье как-то исчезало.

Вторая основная категория людей – это алкоголики, которые в своей жизни потеряли все абсолютно из-за алкоголя.

Илья Тарасов: Это все костромичи?

Роман Мокин: В основном костромичи и из области. Ну, есть пару человек из Ярославля, из ближайших городов. Но стараемся далеких не брать. Также женщины есть.

Илья Тарасов: Правила есть какие-то у вас на территории?

Роман Мокин: Самое главное правило – это сухой закон. Я установил его строго, сухой закон. И никому не мешать. Как у нас говорят, «не сворачивать кровь друг другу», чтобы не было конфликтов. И я с этим очень строго. По-другому никак.

Александр Пушкарев: Иначе нельзя. У нас была какая-то зима, когда собрался такой контингент – чисто уголовники. И они просто стали делать свои правила, уже невзирая ни на что, что здесь кто-то им должен что-то. Пришлось просто почти силовыми методами разгонять всю эту братию, потому что стали добро принимать за слабость. Опять же нельзя говорить, что все поголовно плохие. У нас абсолютно разные люди. У нас был врач «скорой помощи», был офицер…

Роман Мокин: Военный метеоролог.

Александр Пушкарев: Военный метеоролог, специальность такая редкая.

Роман Мокин: Артист цирка.

Александр Пушкарев: Да, артист цирка. Люди разные.

Илья Тарасов: Артист цирка?

Александр Пушкарев: Да.

Илья Тарасов: Алкоголь? Все то же?

Роман Мокин: Нет, его посадили по обвинению в убийстве дядьки, ну, по ложному обвинению. Он отсидел десять лет, все потерял. Сам он с Украины. И сейчас живет здесь, у нас.

Александр Пушкарев: Врач «скорой помощи»…

Илья Тарасов: Врач?

Александр Пушкарев: Да. Он постоянно лечил людей. Ну, тоже опять же из-за алкоголя, из-за того, что… Я ему предлагал, говорю: «Тебя с руками оторвут, тем более в сельскую местность. Ты устроишься, тебе жилье дадут». А у него диплом на руках. Единственное – ему надо было подтвердить сертификат какой-то медицинский. Он говорит: «Я не могу. Если я останусь со спиртом, с этим со всем, то не смогу работать». Но зато он нас всех приучил к гигиене.

Илья Тарасов: То есть у вас там врач настоящий?

Александр Пушкарев: Был, сейчас нет его. У него нашлись родственники, он уехал. У нас был Петрович, у него нашлись родственники в Белоруссии. Он у нас больше трех лет прожил. Нашли через интернет. Там, конечно, встреча была такая очень слезливая, приехала дочь за ним, забрала. Хотя мы ему пенсию восстановили, думали, что он у нас уже будет до конца находиться, потому что он и работал, такой тихий, очень хороший человек. Есть у нас Алексей, Наполеон мы его зовем, потому что…

Роман Мокин: …четырнадцать лет в психиатрической больнице отбыл. Четыре срока тюремных и четырнадцать в психиатрической больнице.

Александр Пушкарев: Его сами жители так назвали. Понимаете, он стал нормальным человеком, он пошел и сам снял с себя инвалидность. Люди смеялись с него. Наоборот, все правдами и неправдами как-то пытаются сделать инвалидность, а он снял с себя инвалидность, чтобы работать. У нас же познакомился с женщиной, они создали семью, родился ребенок. Сейчас, буквально недавно мы были у него.

Илья Тарасов: Наполеон-то оказался с хорошими планами и реализовал их.

Александр Пушкарев: Да-да-да.

Илья Тарасов: В Костроме живет, да?

Александр Пушкарев: Да, в Костроме.

Илья Тарасов: Решили собрать денег на «Планете». На что собираете? И почему на «Планете»?

Александр Пушкарев: На строительство капитального здания. У нас есть, уже готов проект, уже вбито 116 свай для фундамента. Но нужно еще построить нам три этажа. В самом здании планируется первый этаж – это помещения такого казарменного типа с двухъярусными кроватями, где прийти и переночевать мог любой человек. Второй этаж – хотим сделать что-то типа социальной гостиницы, куда уже могли бы…

Илья Тарасов: То есть он переночевал, захотел остаться, соблюдает сухой закон, может там жить, работать?

Александр Пушкарев: Да, социализируется и хочет дальше как-то…

Роман Мокин: Хочет восстановить свою нормальную жизнь.

Александр Пушкарев: И там планируем сделать пост медицинского работника, психолога, молельную комнату хотим сделать. Все помещение будет приспособлено для инвалидов. Не секрет, что… Ну, у нас и сейчас живут люди-колясочники, без конечностей, у нас находятся. Им очень сложно передвигаться. Хотим приспособить все, ванную сделать нормальную для инвалидов, пандусы.

Илья Тарасов: Запустили на «Планете» сбор. Я знаю, что туго шло поначалу, да? Сколько собирали, заявленная сумма? И сколько сейчас собрали? И какие рывки были?

Александр Пушкарев: Мы это уже третий раз собираем. Первый раз у нас получилось собрать что-то около 400 тысяч. Второй раз мы очень мало что-то собрали, ну совсем. Подали сейчас третий раз. Благодаря тому, что Дима Марков приезжал…

Илья Тарасов: Кто не знает, Дима Марков – это известный, наверное, самый известный в России документальный фотограф, на которого подписаны сотни тысяч человек в Instagram, в Facebook у него большая аудитория.

Александр Пушкарев: Вот его фотография.

Илья Тарасов: Это его фотография, да?

Александр Пушкарев: Да-да.

Илья Тарасов: Дима приехал, сделал небольшой репортаж про ночлежку, написал об этом пост. И вот буквально за день ребята собрали больше 100 тысяч. При этом я прочитал этот пост, связался с Димой, а потом уже связался с ребятами. И именно после этого поста они оказались здесь, в студии. И сейчас мы, я надеюсь, поможем вам добить ту сумму. На что пойдут деньги, что это будет? И когда вообще закончится строительство дома в планах?

Александр Пушкарев: Эти деньги уже пойдут на строительство первого этажа, на закупку кирпича, перемычек, плит перекрытия, ну и на работу, соответственно. Надо еще заметить, что неквалифицированную какую-то работу, труд будут выполнять наши люди, то есть те, кто живет в ночлежке: красить, белить, еще что-то. И они уже рвутся, в принципе, это делать. И уже выбирают себе, где они жить будут на втором этаже, показывают: «Вот здесь будем».

Илья Тарасов: Как телезрители, может быть, жители Костромы могут вас поддержать? Вы нуждаетесь в дровах, в одежде, в продуктах, которые можно приносить? Что нужно и как это сделать?

Роман Мокин: Нуждается ночлежка в нескоропортящихся продуктах, это консервы. Ну и овощи. Соответственно, хлеба тоже у нас не хватает. Все это покупаем на свои деньги. Вещи у нас можно принести в центр гуманитарной помощи по адресу: город Кострома, улица Полянская, дом 13. Режим работы: среда, пятница, суббота, с 10 до 15. А продукты можно принести в саму ночлежку, она находится по адресу: город Кострома, улица Коммунаров, 26-А.

Илья Тарасов: Смело звоните днем, вечером, утром – неважно. Если вы хотите помочь ночлежке, Рома обязательно поднимет трубку.

Роман Мокин: Да.

Илья Тарасов: Я хочу вам пожелать удачи, дособрать эту сумму. И ждите в гости программу «ЗаДело!».

Александр Пушкарев: Спасибо.

Илья Тарасов: Мы хотим приехать к вам и снять про вас репортаж.

Александр Пушкарев: Будем ждать. Спасибо.

Илья Тарасов: Спасибо большое.

Альтернатива приюту: как работает первое российское песокафе? Все это смотрите прямо сейчас в программе «ЗаДело!» на Общественном телевидении России.

Альтернатива приютам для собак – песокафе. Такое уже больше года существует в Новосибирске. Все началось с идеи помочь бродячим собакам обрести дом. Песокафе стало креативной возможностью рассказать миру о бездомных питомцах. Вместо приюта собаки живут в кафе, в которое люди приходят попить кофе с печеньками, поиграть в настольные игры, почитать книги, а заодно и пообщаться с животными. За год волонтерам удалось пристроить 14 собак.

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». У нас на связи по Skype город Новосибирск, Аня Бояркина, руководительница песокафе. Песокафе – это удивительное место, в которое любой желающий может прийти, попить чай, кофе и посидеть на диванах с такими милыми песиками. Аня, привет. Кто у нас в кадре, кроме тебя?

Анна Бояркина (по Skype): Так, у нас сзади Долличка, собака, и Злата еще лежит. Они отдыхают.

Илья Тарасов: Как они попали? Что это за песики? Расскажи про них.

Анна Бояркина: Все собаки попадают либо из приютов, либо из передержек. Вот Долличка – она из приюта. Есть просто, когда кураторы находят собак на улице, а потом попадают к нам.

Илья Тарасов: Как работает песокафе?

Анна Бояркина: Мы работаем как тайм-кафе: 200 рублей/первый час, а потом 2 рубля/минута. То есть человек платит за времяпровождение. В стоимость входит чай, чаек, печеньки, общение с собаками, настольные игры. У нас не прямо большая площадь, в принципе, очень комфортная для шести собак.

Илья Тарасов: Запустили проект на «Планете». Сколько собираем денег и на что?

Анна Бояркина: Мы запустили на «Планете» на 100 тысяч рублей. Мы хотим переехать и поменять формат. Мы хотим разделить кофейню и собак. Будет отдельно кофейня, где можно будет выпить чай, кофе, именно поесть. И уже отдельная зона, когда можно будет зайти за символическую стоимость и пообщаться уже с собаками. Собираем 100 тысяч рублей, сейчас собрали уже 28 тысяч, по-моему. До мая собираем.

Илья Тарасов: Я могу прийти в зону с собаками, взять чай и просто лечь вот так вот, чтобы меня всего облепили псины?

Анна Бояркина: Облепили собаки? Не факт, потому что все-таки люди незнакомые, и собаки к незнакомым относятся просто с любопытством, но… А когда уже приходят постоянные гости, то они уже их и облизывают, и лезут на руки.

Илья Тарасов: Собак из кафе можно забирать в семьи?

Анна Бояркина: Мы пристроили за год уже 15 собак. Раз в месяц у нас собаку забирают. Мы отдаем не сразу. То есть к нам нужно прийти, пообщаться вначале с собакой, пройти собеседование. Заключаем договор. Потом еще на испытательный срок собака отправляется в новый дом. Если там все хорошо, то нам присылают видеоприветы или фотоприветы. Сейчас у всех все хорошо, 15 собак дома.

Илья Тарасов: Мне нравится, что испытательный срок не у собаки, а у хозяев.

Анна Бояркина: Ну да.

Илья Тарасов: Как пришла в голову идея песокафе? Вы где-то увидели? Где-то в России еще есть эти песокафе?

Анна Бояркина: Мы вообще первые в России, то есть такого еще не было. Ну, есть за границей где-то. Мы ушли от котокафе, которые уже есть во многих городах именно с кошками в таком же формате, и мы решили попробовать сделать то же самое, но только с собаками. И в итоге все получилось.

Илья Тарасов: Расскажи, пожалуйста, сложно вообще все это было сделать? И почему вдруг тебе стало не наплевать?

Анна Бояркина: Я волонтерила в фонде, помогала животным. А потом возникла эта идея. Просто утром проснулась и такая: «Песокафе! Надо открыть песокафе!»

Илья Тарасов: А у тебя дома есть собаки?

Анна Бояркина: Да, у меня есть одна собака, я взяла ее из приюта. Мне одной достаточно, я больше не хочу, я стараюсь держать баланс.

Илья Тарасов: Кто с ними гуляет?

Анна Бояркина: По одной собаке, три раза в день мы их выгуливаем.

Илья Тарасов: А кто моет лапы?

Анна Бояркина: Все делают администраторы. Лапы тоже после прогулки моют, у нас есть такой песодуш.

Илья Тарасов: Аня, спасибо тебе большое. А вы, уважаемые телезрители, кто неравнодушен к бездомным собакам или просто хочет получить всякие прикольные подарки от песокафе, можете заходить на сайт planeta.ru, находить проект «Песокафе» и поддержать – не рублем, а 100 рублями, 1 000 рублей. Но помните, что вы не просто жертвуете деньги на песокафе, а вы приобретаете что-то для себя. Это покупка с пользой. И после этого, я думаю, еще больше бездомных собак в городе Новосибирске смогут найти не только теплый дом, но и настоящую семью. Аня, спасибо тебе большое.

Анна Бояркина: Пока! Спасибо большое.

Илья Тарасов: Песикам привет!

Planeta.ru – крупнейшая в России краудфандинговая платформа. Один из первых в Рунете сервисов по коллективному финансированию проектов был создан в 2012 году, чтобы открыть людям новые возможности для самореализации. За неполных семь лет существования сервис собрал боле 1 миллиарда рублей. Проект на «Планете» может создать любой желающий. Для этого нужно зарегистрироваться на сайте, рассказать в письменном и видеоформате о своей идее, обозначить необходимую для реализации сумму и срок, за который предстоит собрать средства.

Илья Тарасов: Вы смотрите программу «ЗаДело!». И у нас в гостях – Федор Мурачковский, который сейчас расскажет нам, как собрать миллиард рублей. Миллиард?

Федор Мурачковский: Миллиард.

Илья Тарасов: Как собрать миллиард рублей?

Федор Мурачковский: Simply.

Илья Тарасов: Ты один из отцов-основателей проекта «Планета», краудфандингового проекта. Как вы начинали?

Федор Мурачковский: С коленки. Мы изобретали велосипед долгим путем проб и ошибок. В общем, все нацелено было на музыку. Мы хотели победить пиратство, потому что к тому моменту музыканты не получали, по большому счету, ничего, потому что как только альбом записан, его сразу скачивали, и все. И тут появляется возможность. Предзказываешь этот альбом, поддерживаешь – и как минимум музыкант отбивает то, что он потратил на создание этого альбома. Пиратство в этом случае мы победили.

Илья Тарасов: А с какой группы это начиналось?

Федор Мурачковский: Конечно, с «Би-2» начиналось. Один из моих партнеров… Альбом назывался Spirit. Никто не верил, говорили: «Никто не будет покупать у вас воздух, это все полная чушь». Мы, в общем, собрали 1 миллион 250 тысяч. Все сказали: «Вау!» И мы поняли, что мы создали краудфандинг.

Илья Тарасов: Это зарабатывание денег или что-то большее?

Федор Мурачковский: Это все вместе. Помимо зарабатывания денег, в общем, появилась другая история – инструмент стал применим во многих отраслях. Сейчас 4,5 тысячи успешных проектов. Люди стали доверять площадке. Помню, было начинание – спасти водяную мельницу в каком-то городе. Никому до этой мельницы дела нет, но она древняя, ей 250 лет. Человек взялся, завел проект, начал о нем писать, интерес к этому пошел. В результате были собраны средства, мельница отреставрирована.

Илья Тарасов: Как это работает? Человек создает проект, собирает на него деньги. Но это не просто «жертвуйте мне, я буду делать». Он создает лоты, то есть то, что он продает. Могут быть футболки… да все что угодно.

Федор Мурачковский: Итак, у вас есть проект, у вас есть обращение, которое вы записываете.

Илья Тарасов: «Всем привет!»

Федор Мурачковский: «Привет! Меня зовут так-то. Я сейчас горю идеей такой-то. Я способен это сделать, знаю, что для этого нужно, уже начал. Не хватает немного, вот такого-то и такого-то количества финансов. Я предлагаю вам в этом поучаствовать и поддержать». Взамен вы получите значок, майку, билет на поезд, я не знаю, все что угодно, у вас фантазия работает.

У меня был проект – парусный спорт. Случайно увидел: детская школа парусного спорта в Сочи для детей, совсем недавно был проект. У нас столько морей вокруг, а на самом деле эта сфера вообще не развита. И вот они попали в целевую аудиторию, в меня. Это не мои какие-то знакомые, ничего. Мне просто это было интересно. И я живу в Сочи, и ребенок у меня здесь. Мне так хотелось их поддержать! Я купил сертификат за 1,5 тысячи рублей, ноунейм. Они его потом вручат любому пришедшему ребенку, заинтересованному, конкретно в Сочи.

Илья Тарасов: Чем зрителю, который нас сейчас смотрит, вообще интересно зайти на «Планету»?

Федор Мурачковский: Можно просто зайти на «Планету» и увидеть, чем страна живет от ее самых разных границ. У нас даже есть карта такая «Пульс Планеты». Нажимаем вверху в левом углу – и там карта России. Там видно в реальном времени, кто какой проект поддерживает, прямо флажками. И там разброс в Европу уходит периодически, то есть от музыки, дизайна до «социалки», благотворительности, стартапов, фото… Чего только нет! Хочется, чтобы этого было больше.

Илья Тарасов: Безумный проект, на твой взгляд, который все-таки неожиданно для тебя собрал деньги?

Федор Мурачковский: Допустим, я не ожидал, что какой-то фанфик про Гарри Поттера соберет 11 миллионов.

Илья Тарасов: Супер уже насобирал на фильм про Децла?

Федор Мурачковский: Супер собрал. Не Минкульт, через нас питчинг народный проходит.

Илья Тарасов: Самый амбициозный проект? Какую самую большую сумму собирали?

Федор Мурачковский: Если один взять, рекордсмен, то, конечно, это «Алиса». Ну, это армия «Алисы». Сейчас он собрал уже 7,5 миллиона, хотя стартанул буквально в прошлом месяце. «Гарри Поттер» – 11 миллионов. Иногда не только количеством денег, а откликом аудитории можно смотреть. Потому что краудфандинг и «Планета» – это не только про деньги, это тест идеи, это привлечение аудитории к своему проекту.

Бывает так, что сумма – ну, миллион, допустим. Вот был проект «Наставник плюс», по-моему. Привлекли блогеров, а они привлекли за собой аудиторию молодежную. И они нам обрушили весь средний чек просто вот так вот, потому что пошли донейшны, вот эти поддержки по рублю, по два, по три, по пять. И там 10 тысяч человек в один проект. Собрали-то они 1 миллион 200 тысяч. По количеству участия людей в этом…

Илья Тарасов: Очень много.

Федор Мурачковский: Ну, это круто! Ты понимаешь, что это востребованная история. И обратились к аудитории те, кто должны обратиться. У нас был проект про наличники. Иван Хафизов фотографирует наличники на деревянных домах, деревянное зодчество. А их сейчас никто уже не восстанавливает, ставят пластиковое окно, и все. А это, в общем, как бы культурное наследие страны.

Илья Тарасов: Телезрители программы «ЗаДело!» сидят на диване только один час в неделю, когда нас смотрят, все остальное время они что-то делают. Если вы до сих пор не знали о «Планете», то прямо сейчас вам расскажут, как сделать собственный проект.

Федор Мурачковский: Заходите на planeta.ru. Есть кнопочка там «Школа краудфандинга». Заходите туда и видите «Проект за 60 минут».

Илья Тарасов: Ребята, которые сейчас сидят перед телевизорами! Программа заканчивается – вы с этого дивана встаете и делаете свой проект на «Планете». Потому что важно следовать слогану, который ребята на «Планете» придумали, слоган простой: «Планета добрых людей». Помните, что ваш проект должен нести добро.

Если вы хотите изменить мир в лучшую сторону и сделать нашу планету планетой добрых людей, нужно просто встать с дивана и начать что-нибудь делать. А если у вас на это нет денег, то теперь вы знаете, где их взять.

Это была программа «ЗаДело!». Увидимся ровно через неделю. Пока!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Спасение черноморских дельфинов. Приют для бездомных в старом троллейбусе

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    ЗаДело!
    После рабства