«Добрые соседи». Как спасти от вымирания целую деревню? Модель из Москвы находит бездомным животным семьи. Как личная трагедия героини помогла другим людям?

«Добрые соседи». Как спасти от вымирания целую деревню? Модель из Москвы находит бездомным животным семьи. Как личная трагедия героини помогла другим людям?
Новогодний рейд с фондом продовольствия «Русь» к многодетной семье погорельцев
Дед Мороз в белом халате. Могут ли врачи быть волонтерами?
Фонд «Линия жизни» помогает маленькому Андрею собрать средства на борьбу с серьезным недугом
Чем порадовать пенсионеров? Новогодний продуктовый рейд
Как семилетняя девочка из Челябинска с помощью валенок помогает пациентам из паллиативного отделения?
Что такое «банк еды» и как он помогает малоимущим семьям?
Новогодние проделки. «Банк еды» - что это такое? Валенки в паллиативное отделение. Новогодний продуктовый рейд. Дед Мороз в белом халате
Маленькие люди. Актриса Аня Каст
Маленькие люди. Спортсменка Ульяна Подпальная
Маленькие люди. Победитель конкурса «Голос» Даниил Плужников
Гости
Чомай Геляев
учитель географии
Надежда Уланова
менеджер по развитию туристической базы в пос. Голубино (Архангельская область)
София Меликова
фотограф, гражданский активист
Ольга Селиверстова
волонтер фондов «Шередарь» и «Подари жизнь»
Кристина Анохина
автор проекта Animal Heal
Валентина Копусова
председатель НРОО «Добрые соседи»

Илья Тарасов: Добрый день! Меня зовут Илья Тарасов. И вы смотрите программу «ЗаДело!». Мы говорим о самых острых социальных проблемах и даем инструкции по их решению.

В одном из прошлых выпусков мы подводили итоги совместного конкурса Общественного телевидения России и Агентства социальной информации, конкурс назывался «Активные люди». И рассказали мы несколько историй. Например, об Иване Баранове из Нижегородской области, который абсолютно бесплатно помогает дровами малоимущим семьям и пенсионерам в своем регионе. Также была история Максима Богатырева из Адыгеи, который абсолютно бесплатно, как и предыдущий герой, проводит обучение для подростков и школьников по основам выживания в условиях горно-таежной местности. Также у нас побывали врачи из благотворительного фонда «Операция Улыбка», которые бесплатно по всей России делают операции детям со сложными деформациями лица.

К сожалению, в прошлый раз эфирного времени нам не хватило, поэтому сегодня мы продолжим рассказывать про активных людей.

Сегодня в программе. Как семейная пара спасла от вымирания деревню на Севере? Как модель из Москвы и бьюти-блогеры находят бездомным животным новых хозяев? Проект «Добрые соседи» в поселке Варнавино: на что приезжают посмотреть люди из других деревень? Как личная трагедия Ольги Селиверстовой и ее сына Димы помогла сотням других детей? Истории самых интересных участников конкурса «Активные люди» смотрите прямо сейчас в программе «ЗаДело!» на Общественном телевидении России.

Илья Тарасов: «Хочешь сделать хорошо – сделай это сам». Именно таким принципом руководствуются жители деревни Варнавино. Они обустраивают территорию, помогают соседям решать различные проблемы, а еще делятся опытом с другими селами и деревнями о том, как наладить добрососедские отношения и зачем это нужно.

У нас в гостях – Валентина Копусова, руководитель общественной организации «Добрые соседи». Вообще соседи добрыми могут быть? Я вот как-то…

Валентина Копусова: Могут. Потому что если люди изначально сами по себе добрые, то они и с соседями будут добрыми.

Илья Тарасов: А у вас как получилось так, что вы начали дружить?

Валентина Копусова: Мы начали дружить сначала с соседями по дому, когда собирались за общим столом, за которым нам со временем стало тесно. Сказали: «А давайте выйдем на улицу, давайте все вместе на улице соберемся». А потом прозвучала мысль: «А давайте праздник улицы сделаем».

Илья Тарасов: А дальше?

Валентина Копусова: Сделали праздник улицы. Наш микрорайон – окраинный в поселке. Дома деревянные, улицы практически деревенские. Вот на нашей улице живет всего 54 человека.

Илья Тарасов: А в самом поселке?

Валентина Копусова: В самом поселке – где-то примерно 3,5 тысячи жителей.

Илья Тарасов: Как началась работа?

Валентина Копусова: Сначала чайку попили. Потом поговорили о том, что у нас есть пруд в начале улицы, который бы неплохо привести в порядок. Около пруда была площадка пустая. «А не сделать ли нам здесь детскую площадку?» Обратились в администрацию поселка – нам дали элементы детской площадки: качели, карусели. У нас мужчины сами все это вкопали, установили. Принесли цемент, песок, сделали площадку. Поставили скамеечки на берегу реки, чтобы бабушкам было удобно там сидеть.

Илья Тарасов: А у вас просто улица такая? Или пришлось тоже всех уговаривать?

Валентина Копусова: Ну знаете, наверное, началось именно с праздника улицы. Когда мы первый праздник улицы провели такой стихийный, после этого как-то люди ближе друг к другу стали, дружнее. Захотелось что-то еще доброе сделать для соседей.

Илья Тарасов: Это самовар, да?

Валентина Копусова: Это наш самовар. Это наша достопримечательность. Мы его достаем на все торжественные случаи, на праздники. Любое дело у нас не обходится без чаепития и самовара.

А это к нам приезжали по обмену опытом наши коллеги из Красноярского края и из Нижнего Новгорода. Приезжали посмотреть, как мы работаем, чем занимаемся. Рассказывали о своих делах.

Илья Тарасов: И как работа двигается?

Валентина Копусова: На данный момент мы получили уже третий президентский грант на реализацию наших проектов. У нас действительно очень красивые места. У нас великолепная река Ветлуга. И люди добрые. И мы не стремимся осчастливить все человечество, изменить к лучшему весь мир, но маленькие, конкретные реальные дела, которые нужны нашим людям, нужны нашим соседям, жителям нашего поселка, мы делаем.

Например, вот лестница, которую мы сделали при поддержке президентского гранта, спуск к реке Ветлуге.

Илья Тарасов: Даже бабушки ходят.

Валентина Копусова: Да, бабушке 90 лет. Это у нас было открытие этой лестницы с красной ленточкой. Она спустилась вниз вместе со всеми и поднялась обратно. Была старая лестница, уже прогнившая, ступеньки проваливались. А люди ходят здесь и к пляжу, и к причалу для лодок. Вот народ решил, что нужна лестница новая.

Илья Тарасов: Кто строил? Наняли рабочих?

Валентина Копусова: Нет.

Илья Тарасов: Сами?

Валентина Копусова: Ну как? Мы бросили клич: «Приглашаем желающих принять участие в этом деле». Честно, когда объявили первый субботник по уборке старой лестнице, а потом и строительство, переживала – придут, не придут? На первый субботник пришло 22 человека.

Илья Тарасов: Неплохо.

Валентина Копусова: И потом уже собирались, по 15 человек приходило, по 20 человек приходило.

Илья Тарасов: А материалы – это все президентский грант?

Валентина Копусова: Да, материалы на средства президентского гранта.

Илья Тарасов: Вы сказали, что у вас три президентских гранта было. Что за гранты? И какие проекты?

Валентина Копусова: Первый грант мы получили на проект «Соседский центр поддержки общественных инициатив». При нашей общественной организации мы создали этот «Соседский центр», провели несколько семинаров, цель которых, как говорит наш сосед: «Чтобы таких ненормальных, как мы, стало больше».

Второй президентский грант мы получили на экологический проект «Я живу на Ветлуге», когда как раз строили лестницу, спуск к Ветлуге. Поставили баннеры.

А третий президентский грант мы сейчас получили и вот только начинаем реализацию этого проекта – это «Районная школа социального проектирования». Это как бы продолжение проекта «Соседский центр».

Илья Тарасов: А вы кем работали вообще до этого всего?

Валентина Копусова: Ну, сначала учителем. Потом в районной администрации работала.

Илья Тарасов: Учитель географии, наверное?

Валентина Копусова: Нет.

Илья Тарасов: Русского языка?

Валентина Копусова: Русского языка и литературы.

Илья Тарасов: Хорошо.

Валентина Копусова: Потом в информационном секторе администрации района работала. И вот с июня этого года я свободный пенсионер.

Илья Тарасов: А есть ворчуны вот такие: «Что-то опять затеяли»?

Валентина Копусова: Есть. Ну, они есть, наверное, на каждой улице, в каждом поселке. Их ворчание становится все тише и тише, потому что они, в конце концов, видят, что мы это делаем для людей, для них же.

Илья Тарасов: А семья ваша как к этому относится?

Валентина Копусова: У меня сын с семьей живут в нашем же поселке. Они участвуют в наших делах, особенно внучки, им очень нравится это.

Илья Тарасов: А чем еще могут помогать соседи? Заболел кто-то, я не знаю, и дров наколоть. Вот как?

Валентина Копусова: Конечно. Например, я уехала сюда, в столицу. У меня одна соседка кормит кошек все это время, другая соседка прибежит и печку протопит. Если летом куда-то уезжают, то и теплицу откроют и закроют, и огород полить помогут.

Илья Тарасов: Прямо сейчас нас, сто процентов, смотрят люди в разных поселках, деревнях, селах. Может быть, кто-то озаботился мыслью: «Так, ну если в Варнавино смогли организоваться и что-то хорошее сделать, то почему мы не можем?» Какие советы можно дать тем людям, которые прямо сейчас захотят что-то изменить в своем родном поселке, селе, деревне? И как им это правильно делать?

Валентина Копусова: Нужна инициативная группа людей. И нужен лидер, который сумеет убедить и повести за собой.

Илья Тарасов: К вам можно обращаться за помощью, за консультацией?

Валентина Копусова: Можно.

Илья Тарасов: Как вас найти? Как это сделать?

Валентина Копусова: У нас есть группа в соцсети «ВКонтакте», группа называется «НРОО «Добрые соседи» (Варнавино)». У нас есть сайт: добрососеди.рф.

Илья Тарасов: Прямо сейчас на ваших экранах все адреса и контакты общественной организации «Добрые соседи» из поселка Варнавино Нижегородской области. Если вдруг прямо сейчас вы захотите изменить свою жизнь, жизнь своего дома, своего родного села, деревни, неважно какого населенного пункта и не знаете, как это сделать, то можно обратиться за советом вот сюда, в эту общественную организацию. Вам там обязательно помогут и поделятся своим опытом. Самое главное – не сидите дома, а что-нибудь делайте! Правильно я говорю?

Валентина Копусова: Совершенно верно.

* * *

Илья Тарасов: Говорят, что в одиночку человек мало что может. Я вот с этим категорически не согласен. Если у тебя есть идея и ты в эту идею веришь, то ты можешь многое изменить. Как раз о таком человеке – об идейном – и пойдет речь в следующем сюжете.

СЮЖЕТ

Мы продолжаем говорить о людях, которые меняют мир вокруг себя. И дальше вы увидите. Как модель из Москвы и бьюти-блогеры находят бездомным животным новых хозяев? Как личная трагедия Ольги Селиверстовой и ее сына Димы помогла сотням других детей? А прямо сейчас вы узнаете, как семейная пара спасла от вымирания деревню на Севере. Все это и многое другое смотрите в программе «ЗаДело!» на Общественном телевидении России.

Илья Тарасов: О том, как спасти деревню от вымирания и что для этого нужно сделать, нам расскажет Надежда Уланова.

Это фотография чудесная деревни Голубино?

Надежда Уланова: Да.

Илья Тарасов: Или правильно – поселок?

Надежда Уланова: Поселок Голубино, да.

Илья Тарасов: Где это все находится?

Надежда Уланова: Это Архангельская область. Если ориентироваться по реке, то это река Пинега, приток Северной Двины.

Илья Тарасов: Это Пинега, да?

Надежда Уланова: Да, это Пинега.

Илья Тарасов: Красотища! Мы говорим про деревню, про поселок Голубино. Сколько там населения?

Надежда Уланова: Сейчас он состоит из двух частей. Одна – это туристический комплекс «Голубино». И экологическая база заповедника. Рядом с Голубино есть поселок Пинега – там примерно 3 200 населения.

Илья Тарасов: Это на «С» как-то называется.

Надежда Уланова: Это Сура, да. Тоже очень замечательное и красивое место, родина Иоанна Кронштадтского.

Илья Тарасов: Вы там родились, выросли?

Надежда Уланова: В Пинеге, да, закончила школу. Дальше училась в Архангельске. То есть это ближайшее место, где можно получить высшее образование. И потом вернулась в Пинегу. Семья, дети. Вот работаю в «Голубино».

Вообще первые упоминания о туристическом комплексе «Голубино» где-то с 2003 года. В 2006-м появилась вот такая гостиница. Функционировала, были экскурсии. Вот такой небольшой ресторанчик был прямо в здании гостиницы. Но упадок наступил – владелец обанкротился, практически все было заложено, зарплаты задерживали. В 2013 году гостиница сгорела. К сожалению, это то, что осталось от нее.

Пять лет назад пришли новые владельцы – это Елена и Иван Шестаковы. Лена и Ваня родились в Пинеге. Когда предыдущий владелец разорился, Елена с Иваном переехали в Пинегу. Работаем, живем, развиваемся.

Илья Тарасов: Это место дает людям работу?

Надежда Уланова: Да.

Илья Тарасов: А скольким людям оно дает работу? И кто там работает? То есть какие истории?

Надежда Уланова: Сотрудники «Голубино» – это жители Пинеги. То есть нет приезжих, нет тех, кто работает вахтовым методом. В первую очередь это хорошо для Пинеги, потому что возможностей работать не так много. И здесь у нас, допустим, есть специальности, которые требуют высшего образования или каких-то навыков, а есть горничные, например, прачечные, сотрудники рабочих специальностей, которые… В принципе, люди, которые не могли никуда устроиться, и у них появилась такая возможность.

Все продукты мы стараемся закупать у местных жителей. Из пекарни – хлеб, кондитерские изделия. С фермы – молоко, масло, сметана, сливки.

Что касается местного населения, то в первую очередь нам очень важно, чтобы мы ассоциировались у них с тем местом, в которое они могут приехать в любое время. То есть у нас есть экскурсии для местных жителей, есть скидки на проведение мероприятий – например, свадеб, банкетов и так далее.

И устраиваем «Школу экскурсоводов», например, где каждый местный по желанию может устроиться поработать в сезон, когда нам приходится увеличивать количество людей работающих, чтобы обеспечить нагрузку базы. Сейчас зарплаты в «Голубино» в разы выше, чем, допустим, в среднем по Пинеге. Те же официанты – им интереснее работать в «Голубино», чем устраиваться в Пинеге, потому что там особо нигде и не поработаешь. Повара, например. То есть любые специальности, которые у нас здесь востребованы.

Кроме того, сложно устроиться, например, многодетной маме, одинокой маме, потому что это такие категории людей, которым сложно: не с кем ребенка оставить, некогда из детского сада забрать. У нас есть возможность, у нас есть транспорт, мы возим людей на работу и с работы.

Люди, которые вернулись из мест лишения свободы, – есть у нас такие сотрудники, которым в любом случае нужно дать шанс. И они готовы работать. То есть мы как раз заинтересованы в том, чтобы… Мы не сможем сами вырасти никуда, если мы не будем взаимодействовать в том числе с местным населением, потому что Пинега – наша родина. И хочется, чтобы наши дети там остались жить.

Ну и все, что рядышком с нами. Вот у нас рядом Пинежский заповедник. Это единственный заповедник в Архангельской области. Уникальная природа, заповедные реки, скалы, пещеры. И удивительные традиции, которые у нас сохраняются в Пинеге, хочется передать следующим поколениям.

У нас здесь рядышком сосновые леса – там произрастает ягель, это такой лишайник. Кочевые народы Севера, малые народы Севера гонят свои стада с полуострова Канин Нос. Они у нас находятся недолго – всего с января где-то до конца марта. И мы возим туда экскурсии. Экскурсии называются «В стойбища к оленеводам». Как раз там люди могут увидеть натуральную, настоящую жизнь, покататься на оленьих упряжках, примерить национальную одежду, попробовать оленину.

Илья Тарасов: Вы многодетная мама?

Надежда Уланова: Да.

Илья Тарасов: А вообще совмещать – это вариант?

Надежда Уланова: Ну, наверное, вариант, потому что мы как-то это делаем, совмещаем. Наши дети работают периодически вместе с родителями. То есть мы берем на выходные, когда нет школы и детского сада, и они нам помогают. В том числе они такие маленькие аниматоры для других детей, которые приезжают. Эта компания может вместе поиграть, потому что наши знают территорию. Сейчас это наша жизнь, это наша история, поэтому…

Илья Тарасов: У вас полярная ночь есть?

Надежда Уланова: Да.

Илья Тарасов: Сколько по времени?

Надежда Уланова: По времени? Ну, немножко светового дня у нас все равно есть. Вот сейчас буквально, где-то в середине декабря, начнет темнеть в 2 часа дня, а рассветает в 10–11, где-то так. Совсем чуть-чуть.

Илья Тарасов: Северное сияние можно посмотреть?

Надежда Уланова: Да, северное сияние можно посмотреть и зимой, и летом. У нас летом его видно, поэтому это самое то.

Илья Тарасов: И как до вас добраться?

Надежда Уланова: Добраться? Если из Москвы, то самолет либо поезд. Дальше мы встречаем в Архангельске, и там 3,5–4 часа на машине – в зависимости от нашей замечательной дороги.

Илья Тарасов: Какие-то социальные льготы?

Надежда Уланова: Социальные льготы – да. Если вы приедете к нам туром, то это всегда будет дешевле. У нас для многодетных мам есть специальные программы, естественно. Есть детские билеты, то есть дополнительные скидки. Специально оборудована пандусами и центральная гостиница, и один из коттеджей как раз оборудован так, чтобы могли приехать люди с ограниченными возможностями.

Илья Тарасов: Круто!

Надежда Уланова: Да. Приезжайте к нам.

Илья Тарасов: С удовольствием!

Надежда Уланова: Отлично.

Илья Тарасов: Спасибо.

* * *

Илья Тарасов: Следующий наш герой – София Меликова, фотограф и активист из Санкт-Петербурга. Она делала целый фотопроект про активных людей, он назывался «Спасение».

У нас на связи по Skype София Меликова. Она сейчас находится в Женеве. Ты автор фотопроекта «Спасение». Расскажи, пожалуйста, в двух слова, что за фотопроект. И как ты решила доносить свои мысли и свое отношение вообще к миру через фотографию?

София Меликова (по Skype): Я с детства очень люблю животных. В моей семье стало уже традицией спасать животных. У меня дома шесть птиц.

Илья Тарасов: Птицы какие, кстати?

София Меликова: Птицы? Это кореллы, это волнистики. Они были спасены из разных контактных зоопарков. Также собаки. В общем, у меня целый зверинец дома. И как-то я подумала: почему бы не рассказать о людях, которые спасают животных? Потому что для меня герои – это вот эти люди. Это люди, которые выполняют очень важную роль в обществе. Они продвигают моральные и духовные ценности в наше время, во время кризиса этих моральных и духовных ценностей. И это время, когда они особо нужны.

Я фотограф, и я работала очень много времени с людьми, со сложными категориями людей. И так все пошло спонтанно. Сначала было несколько историй. Потом я сделала пост во «ВКонтакте», и мне стало писать очень много людей. Я начала создавать фоторепортажи. Я использую пленочную камеру. То есть это действительно истории через призму фотоаппарата. Но это – искусство.

Илья Тарасов: Расскажи про проект «спасение». Сколько историй в этом проекте участвовало? Кто эти люди? И почему ты выбрала именно их?

София Меликова: Фотопроект был запущен весной этого года, в апреле. Пока у меня десять историй.

Илья Тарасов: Расскажи три твоих любимых истории.

София Меликова: Это история тринадцатилетней девочки Алины и собаки, которую она спасла, Бима. Она является волонтером, она очень активная. У нее очень сложные отношения с одноклассниками в школе. Она не уверена в себе и так далее, то есть эти подростковые все вопросы. Из-за того, что она занимается волонтерством, из-за того, что она помогает приютам… Она уже провела какие-то сборы для приютов, она шьет подушки для собаки. Я была очень удивлена, что столько мудрости может быть в этом маленьком человеке. И она столкнулась с агрессией со стороны своих одноклассников, даже со стороны учителей. И мне показалось, что очень важно об этом рассказать, потому что на самом деле вот оно – добро.

Потом была история конюшни под Петербургом, в Ленобласти. Там руководители конюшни – две женщины, они также занимаются волонтерством. В эту конюшню привозят лошадей, которых бросили где-то в лесу и так далее. Очень сложная история. Я даже не ожидала, что конный мир совершенно особый.

Потом была история Марии, которая выиграла в проекте «Активные люди». История спасения двух собак. Мария тоже активистка, живет тоже под Петербургом. Она поехала в Подмосковье за собакой, которой ампутировали лапу. Собака, которая была очень дикая. То есть она, можно сказать, взяла на себя очень большую ношу. Меня поразила ее храбрость, меня поразила храбрость этого человека. И, наверное, это тоже одна из любимых историй.

Илья Тарасов: Что-то подобное собираешься делать? Какие-то планы есть? Дальше рассказывать об этом?

София Меликова: Обязательно. Честно говоря, я планировала закончить этот проект на этих десяти историях, но так как возник очень большой интерес к проекту и очень много желающих, и мне самой понравилось, мне понравился этот процесс, мне понравилось работать с этими героями, я очень многому сама научилась от них, то я решила, что я его продолжу. То есть после моего возвращения в Санкт-Петербург я буду продолжать…

Илья Тарасов: …двигать вперед добро. Вот так будем выражаться. Как тебе писать и куда?

София Меликова: Меня можно найти в социальных сетях, во «ВКонтакте», София Меликова.

Илья Тарасов: Спасибо тебе большое.

София Меликова: Спасибо, Илья. Было очень приятно, что вы меня пригласили. И спасибо за то, что продвигаете также эту идею добра и говорите об этом в своей передаче.

* * *

Илья Тарасов: Часто, когда люди сталкиваются с какими-либо проблемами и решают их, они больше после этого не хотят к этому возвращаться и вообще хотят забыть все как страшный сон. Наша следующая героиня – Ольга Селиверстова – не из таких. Когда-то она оказалась в ситуации, когда ее ребенок находился между жизнью и смертью. К счастью, все благополучно завершилось, но после этого Ольга решила посвятить всю свою жизнь помощи другим детям.

У нас в гостях Ольги Селиверстова. Ольга волонтер, притом сразу двух фондов – фонда «Подари жизнь» и фонда «Шередарь». Напомню, что сегодня мы подводим итоги нашего совместного конкурса Общественного телевидения России и Агентства социальной информации, конкурс называется «Активный гражданин». И ваша история победила. Мы сейчас попросим всю эту историю нам рассказать. С чего вообще началась (я не побоюсь этого слова) работа волонтером?

Ольга Селиверстова: Несколько лет тому назад сыну был поставлен диагноз «онкология», «нейроонкология». Конечно, это было сложно принять. Это сложный диагноз. Конечно, когда говорили, что будет сложное лечение, мы говорили: «Да, конечно, мы готовы пройти все это». Но, когда оно было, мы поняли, насколько оно было сложным.

Илья Тарасов: Что такое нейроонкология? В двух словах.

Ольга Селиверстова: Это опухоль головного мозга.

Илья Тарасов: Сколько ему здесь?

Ольга Селиверстова: Это у нас одиннадцатый класс.

Илья Тарасов: Как его зовут?

Ольга Селиверстова: Дмитрий.

Илья Тарасов: Дима. Одиннадцатый класс? Это уже после всего?

Ольга Селиверстова: Да.

Илья Тарасов: В каком классе он пошел лечиться, получается?

Ольга Селиверстова: Заканчивал седьмой, переходил в восьмой.

Илья Тарасов: То есть он вообще на год практически выпал из школьной жизни, да?

Ольга Селиверстова: Да.

Илья Тарасов: Вообще, по статистике (я буквально недавно читал), на самом деле 75% детской онкологии успешно лечатся, если все это вовремя начинать и делать.

Ольга Селиверстова: Да, так оно и получилось, потому что прогнозы у врачей были довольно-таки оптимистичные. Это было сделано все вовремя. Была операция, была лучевая терапия, была химиотерапия, то есть полный протокол по лечению мы прошли. Я ушла полностью с работы, потому что я не могла совмещать и работу, и лечение сына.

Илья Тарасов: Сын как изменился! Вы, кстати, суперпохожие с ним!

Ольга Селиверстова: На фотографии – это мы занимаемся коллекционированием. Кстати, то, что он увлекался, собирал модельки…

Илья Тарасов: Он их сам не собирал?

Ольга Селиверстова: Он их не собирал, он просто их коллекционировал. Пошла эта история с детства, когда они с бабушкой приходили из магазина с кучей машинок. Я говорю: «Надо куда-то направить. Давайте будем одну линейку собирать – либо Mercedes, либо Audi, либо наш советский автопром».

Илья Тарасов: Судя по всему, не остановились на одной линейке.

Ольга Селиверстова: Нет. Кстати, у нас практически весь советский автопром. Даже миниатюра есть.

Илья Тарасов: Это кто?

Ольга Селиверстова: Владимир Владимирович Путин.

Илья Тарасов: Так я и знал.

Ольга Селиверстова: Машина соответствующая.

Илья Тарасов: Машина Путина здесь, соответственно.

Ольга Селиверстова: Поэтому вся линейка нашего советского автопрома у него собрана, начиная от первых и заканчивая нашими более современными. Единственный момент – он никак не может найти, чтобы была машина Фоменко Marussia.

Илья Тарасов: Ребята, вот у кого она есть, кто сейчас нас смотрит, давайте пишите-ка нам быстрее в директ в Instagram. Если у вас есть такая машина, срочно ею делитесь! Мы об этом что-нибудь даже и снимем.

Многие люди, которые пережили это, выздоровели, прошли реабилитацию, вообще к этой теме стараются не возвращаться, не то что волонтером или еще кем-то. То есть прошло, забыли – и до свидания. А вы решили вернуться, и не просто вернуться, а помогать. Почему?

Ольга Селиверстова: В принципе, когда мы были на лечении, мы увидели, кто такие волонтеры. Люди приходили и свое свободное время посвящали детям. Это были либо мастер-классы, либо просто какие-то игры с детьми. И мы тогда восхищались: как можно после работы приходить и видеть, как нам непросто, и нам давать какие-то эмоции, радость? В голове, конечно, засело то, что если когда-то я буду иметь свободе время (а я буду его искать), наверное, я тоже приду и буду точно так же помогать.

Потому что я именно изнутри знала, как сложно находиться в больнице, когда поговорить не с кем, когда тяжелая и давящая обстановка, когда у тебя руки опускаются. И тут приходит человечек, и он может с тобой просто посидеть или просто с твоим ребенком поиграть. И ты понимаешь, что все нормально же идет, все своим чередом, все хорошо. И у тебя откуда-то силы берутся.

Илья Тарасов: Как это работает? То есть сколько раз в неделю?

Ольга Селиверстова: Хочется, конечно, приезжать чуть ли не каждый день, но я стараюсь приезжать раз в неделю, два раза в неделю – как получается.

Илья Тарасов: Куда?

Ольга Селиверстова: В Балашиху, в детское отделение. Я занимаюсь с детьми. Мы плетем браслеты из шнуров, из бусин. Это очень нравится. Мальчики даже очень сильно этим увлекаются. Потом бегают и показывают, как у них красиво на руке.

Илья Тарасов: О, сразу!

Ольга Селиверстова: Это девочки у нас делают из бусин. Они придумывают.

Илья Тарасов: Паракорд, да?

Ольга Селиверстова: Да, паракорд. У них сейчас это очень модно, такая тема крутая.

Илья Тарасов: Да-да-да.

Ольга Селиверстова: Здесь девочка делала из бусин и из паракорда.

У нас есть друзья наши, альпинисты. Это у нас был «День улыбки», и хотелось просто детям неожиданно сделать сюрприз. Они спускались по тросам, стучали в окна – им открывали с той стороны. Они дарили небольшие подарки и шарики.

Илья Тарасов: Круто!

Ольга Селиверстова: Вот такие наши друзья-альпинисты. Это очень здорово, эмоционально. Нравится это и взрослым, и дети визжат и пищат, потому что это необычно, это как-то по-новому.

Илья Тарасов: Также, помимо этого, вы волонтерите в «Шередаре».

Ольга Селиверстова: Я мечтала поехать в «Шередарь». У меня сын был на двух сменах. И когда он уезжал, мне было страшно его отпустить. Это моя гиперопека за ним. Я понимаю, что он должен как-то в этой жизни все равно двигаться, шагать, он должен самостоятельным быть. И я понимаю, что что-то здесь я очень сильно перегибаю своей гиперопекой. Думаю: если есть возможность психологической реабилитации, нужно обязательно его туда отправлять.

Первая наша поездка была, конечно, для меня очень сложна – в плане того, что я 24 часа при нем, с ним, а тут он уезжает. Как он? Что он? Возвращается абсолютно другой эмоционально: у него глаза горят, какие-то идеи, что-то напевает. Обычно сдержанный на эмоции, а тут весь открытый такой! Что там с ним сделали? Как его там перевернули? У меня тогда закрался такой момент: там дают то, чего мы недодаем в семье.

Вторая поездка (успели мы дважды побывать в «Шередаре»), он уже ехал целенаправленно. Плюс еще знакомым ребятам позвонили, которые прошли лечение и тоже поехали на эту смену. Было очень здорово, что у него там есть еще и знакомые. То есть опять смена состоялась на ура.

Я подала заявку в «Шередарь», прошла одна смена. Я подала документы, прошла комиссию в фонд «Подари жизнь», пришла в детское отделение Это было очень интересно. Вот как раз фотография, где как раз мы встречали наш домик 11-й, готовились основательно. Было волнительно из-за того, что сын взрослый, а нужно как-то вспоминать взаимодействие с малышами. Ну, ничего страшного, потому что перед самой программой проходят тренинги и обговариваются все возрастные моменты.

Илья Тарасов: Это в «Шередаре», да?

Ольга Селиверстова: Это в «Шередаре». Это семейная программа. Помимо детских программ и подростковых, есть еще семейная программа, где приезжает семья с ребенком, который переболел, от нуля до шести. Огромная благодарность «Шередарю» за эти программы. То есть за этот период родитель точно так же начинает понимать, что у ребенка должна идти своя социальная жизнь.

Илья Тарасов: В чем кайф быть волонтером?

Ольга Селиверстова: Мне нравится делиться тем, что я могу. Если я могу проводить мастер-класс и научить чему-то, то для меня это очень здорово. То есть я ощущаю свою полезность. Когда дети, которые сидят, грустят, они начинают прыгать, скакать, смеяться, ты понимаешь, что дело сделано. Мы и хотим, чтобы у них не было того, что жизнь проходит за окном. У них то же самое, как и там, как и везде. Закончится период, и все будет замечательно.

Илья Тарасов: Легко стать волонтером?

Ольга Селиверстова: На сайте фонда «Подари жизнь» есть весь поэтапный путь прохождения. Ты приходишь в то отделение, которое ты выбрал, если ты идешь больничным волонтером. Проходишь собеседование с координатором. Обязательное прохождение медкомиссии. В фонде «Шередарь» то же самое: вы заполняете анкету, проходите собеседование и ждете звонка. Там только рады. И всегда нужны волонтеры.

Илья Тарасов: На ваших экранах адреса сайтов фонда «Шередарь» и фонда «Подари жизнь». Заходите и читайте о том, как можно стать волонтеров этих фондов.

* * *

Илья Тарасов: О том, как совмещать работу, хобби и при этом спасать сотни бездомных собак и кошек, нам расскажет автор проекта Animal Heal Кристина Анохина.

Что за проект Animal Heal? Вообще как ты придумала? И что это такое?

Кристина Анохина: Ну, проект на самом деле возник случайно. Сначала мы просто помогали приютам, посещали приюты разные, гуляли там с собаками. И однажды я решила организовать первую съемку. И я поняла, что это очень актуально, так как очень много было желающих в ней поучаствовать. Вот так родились наши съемки с животными.

Илья Тарасов: Вот песик. Вы снимаете студию специально под это дело?

Кристина Анохина: Да, мы снимаем в разных студиях Москвы. В основном «Фотофактура», наша студия, в которой мы в основном снимаем.

Илья Тарасов: Каких-то песиков ты помнишь, возможно, наизусть? Кто они и откуда?

Кристина Анохина: Нет. Их очень много. Мы делаем примерно 10 тысяч фото в год, поэтому, к сожалению…

Илья Тарасов: 10 тысяч?!

Кристина Анохина: Ну да, фото очень много. Ну, я имею в виду, что там именно повторяющиеся кадры есть. То есть не 10 тысяч собак, но 10 тысяч фото, да.

Илья Тарасов: У вас целый аккаунт в Instagram, да? Это основная площадка? Или у вас есть еще какие-то социальные сети?

Кристина Анохина: Да, Instagram – это основная площадка. Ну, еще также есть «ВКонтакте».

Илья Тарасов: Как вы находите собак? С какими приютами сотрудничаете?

Кристина Анохина: Мы сотрудничаем практически со всеми приютами Москвы. В основном приют «Бескудниково» участвует. Волонтеры сами привозят к нам собак, они заинтересованы вообще в сотрудничестве с нашим проектом. Вот собаки из приюта «Бескудниково», например.

Илья Тарасов: А люди откуда? Вот есть собаки, я вижу. А люди – кто это? Тоже из приютов?

Кристина Анохина: Вот это мой друг, если конкретно. А вообще к нам приходят разные неравнодушные люди, обычные. Вообще любой человек может поучаствовать в съемке. Также мы берем блогеров для того, чтобы привлечь внимание и увеличить шансы животных найти дом.

Илья Тарасов: А фотосеты, инста – они как-то хорошо помогают устройству собак в приютах?

Кристина Анохина: Ну да, примерно 80% животных после наших фотосессий находят дом, так что я считаю, что это практически единственный способ пристройства. Потому что если собаки просто находятся в приюте, то получается, что их никто не видит. И мы решаем такую глобальную проблему, как пристройство животных, потому что десяти тысяч собак находятся сейчас в приютах, в государственных и частных приютах. И мы как раз решаем проблему того, чтобы они не находились там всю жизнь, так как некоторые собаки там находятся прямо с самого младенчества, когда они еще щенки.

Илья Тарасов: А у тебя есть песики?

Кристина Анохина: Да, у моей семьи собака и два кота.

Илья Тарасов: Собака приютская?

Кристина Анохина: Да. Ну как приютская? Она просто с улицы. Так что даже не из приюта, а скорее с улицы.

Илья Тарасов: А вы сами занимаетесь пристройством или уже передаете это тем приютам, с которыми вы сотрудничаете? Потому что не каждому же человеку можно отдать собаку.

Кристина Анохина: Нет, мы не занимаемся пристройством. Пристройством занимаются волонтеры, волонтерские группы, наши друзья. А мы занимаемся именно фотоконтентом, показываем красоту собак, то, что не только породистые собаки красивые, но и обычные.

И еще у нас отличие проекта от других в том, что мы не подходим как бы с такой жалостливой точки зрения, а мы подходим с точки зрения красоты. Собаки правда там радостные, красивые. Ну, они такие же, в принципе, как и породистые, некоторые более красивые. Да и породистые, в принципе, есть.

Илья Тарасов: Планы на следующий год? Сколько вы хотите собак пристроить, сделать фотосетов?

Кристина Анохина: Пока что пристроили за пять лет примерно 500 собак. Может, даже больше. Мы, к сожалению, точно не можем сказать, потому что не все волонтеры присылают нам «привет из дома».

Илья Тарасов: Самой тебе зачем это нужно? С чего это началось?

Кристина Анохина: Я работала раньше моделью. И я решила связать два своих хобби. Я была волонтером и была моделью. Вот хотела связать две сферы, в которых я разбираюсь: волонтерскую деятельность и фотосессии. И получился проект.

Илья Тарасов: А вот самой прийти в приют, что-то сделать – такое бывает у тебя?

Кристина Анохина: Да, мы ходим иногда в приюты. Раньше мы прямо активно занимались этой деятельностью, то есть первые два года мы вообще постоянно были в приютах. А сейчас уже перешли на съемки, потому что они уже стали очень сильно активными.

И люди приходят к нам не только для того, чтобы помочь животным, а еще некоторые, например, с детьми. Они боятся завести собаку, потому что не знают, как ребенок на нее отреагирует. Они приводят и общаются с нашими собаками, потом берут их. Кстати, у нас иногда даже со съемок забирают собак. Буквально в этом месяце пристроилось уже 20 собак после наших съемок.

Илья Тарасов: Как вас можно найти? Где можно прочитать о вашей деятельности? И как узнать о следующей фотосессии и вписаться в нее?

Кристина Анохина: Нас найти можно в Instagram по нашему имени: Animal Heal. Там же можно записаться, нажав на ссылку в шапке профиля.

Илья Тарасов: Спасибо большое. Записывайтесь, друзья! Помогать собакам – это прекрасно.

* * *

Илья Тарасов: Если вы или ваши знакомые – люди с активной гражданской позицией, и они похожи на героев, которых мы сегодня вам показали, то смело пишите их истории нам на почту либо в директ в Instagram, и мы о них обязательно расскажем.

Это была программа «ЗаДело!». Увидимся ровно через неделю. Пока!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски
Полный выпуск
ЗаДело!
Олина любовь