Ежедневно восемь часов под землёй

Александр Басов, проходчик: Люди едут – четыре сигнала. Обычный груз наверх – два сигнала, вниз – три. Если взрывчатку опускают, пять сигналов.

В данный момент мы принимаем бетон в проем, как вы видите, и делаем технологические сбойки. Ставятся деревянные рамы, металл заливается бетоном.

Олеся Руснак: Где вы сегодня будете работать? Что сегодня будете делать?

Александр Басов: Сегодня вот, технологическая сбойка.

ОТР: Резиновые сапоги, куртка и брюки из брезента, каска, маска с угольным фильтром – в этой экипировке Александр Басов проведет ближайшие 8 часов. Он проходчик в строящемся метро, роет землю для прокладки тоннелей. А это забой – так называется рабочее место шахтера.

Александр Басов: Когда я в первый раз попал в шахту, мне было просто очень удивительно, куда я попал и что я здесь делаю.

ОТР: И в итоге вы здесь проработали... ?

Александр Басов: 21 год.

ОТР: Обычно работают отбойными молотками. Если порода слишком твердая, применяют взрывчатку.

Александр Басов: Карбон с прослойками известняка. Она в принципе не особо крепкая, есть намного крепче порода. Самая крепкая у нас доломит. Разрушается механическим путем, отбойный молоток, потом вручную лопатой грузится в вагонетку, вагонетка доставляется до слепого ствола.

Это опрокид, куда доставляется вагонетка... по этим рельсам, после чего она опрокидывается в приемный бункер. Под приемный бункер загоняется самосвал и вывозится порода на полигоны.

Олеся Руснак: То есть вот сюда загоняется, и оно так переворачивается?

Александр Басов: Да, она переворачивается вместе с вагоном, и порода опрокидывается вниз.

В профессии шахтера в принципе все сложное. Сложно и проходку вести, бетон принимать в недоступные места. Ну, допустим, есть моменты, где бетон сложно принять, приходится принимать его вручную, то есть на ведра, ведрами перетаскивать и заливать полностью ведрами участки какие-то. Шахтер должен быть физически развит, в принципе все качества должны быть на высоте. Мы трудности стараемся сразу преодолевать. С позитивом, с юмором у нас все нормально. Я считаю, что мы делаем нужное для Москвы, для страны дело.

Женился я довольно рано, в 19 лет. По моим стопам дочка пошла точно так же, и вот, получается, стал молодым дедушкой, чему я очень рад. Внучке 4 года. Жена работает здесь, дочка тоже здесь. Она особо не переживает за меня, потому что в принципе сферу работы она понимает, знает. В принципе все, что я хотел, пока сбывается, на будущее вырастить детей, внуков, чтобы все было хорошо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)