«С каждым героем у меня задача изменить его жизнь и добавить туда кайфа». Автор YouTube-канала «Сказал – сделал» Фрол Соцков

«С каждым героем у меня задача изменить его жизнь и добавить туда кайфа». Автор YouTube-канала «Сказал – сделал» Фрол Соцков | Программы | ОТР

Что за видео он снимает, зачем он это делает, и самое главное – почему социальный контент, как говорится, сегодня «заходит» аудитории

2020-10-23T23:34:00+03:00
«С каждым героем у меня задача изменить его жизнь и добавить туда кайфа». Автор YouTube-канала «Сказал – сделал» Фрол Соцков
«Особый порядок»: истории матерей, которые пытаются спасти из тюрьмы невинно осуждённых дочерей
«Без нимба»: фильм памяти Людмилы Алексеевой, которая и в 91 год защищала права человека
«Айка»: фильм о нескольких днях из жизни киргизской мигрантки, которая пытается выжить в Москве
«Запрещённые дети». Как документальный фильм спас девочек из сирийского плена
Искусство невозможного
Как онлайн помочь животным из приюта?
Увидел большую собаку - испугался! А может быть ей самой нужна защита от человека...
Животному нужно переливание крови - рассказываем, где искать доноров
Игуана, с десяток змей, несколько птиц - и все в квартире волонтёра Алисы Богомоловой
Кто позаботится о домашних животных, если с хозяином внезапно что-то случилось?
Гости
Фрол Соцков
блогер

Илья Тарасов: YouTube по объему производимого контента и количеству зрителей уже давно обогнал современное телевидение. Не на последнем месте по популярности находится и социальный контент.

Сегодня к нам в гости пришел блогер из Калуги по имени Фрол. У него есть свой канал «Сказал – сделал», на нем почти 200 тысяч подписчиков. И сегодня с ним мы обсудим, что за видео он снимает, зачем он это делает, и самое главное – почему социальный контент, как говорится, сегодня «заходит» аудитории.

* * *

Илья Тарасов: Фрол, привет!

Фрол Соцков: Привет!

Илья Тарасов: Ты к нам приехал из Калуги. Расскажи немножко о себе.

Фрол Соцков: Это случилось в январе, в конце января – я завел ютуб-канал, сделал несколько видео. Потому что, во-первых, увидел социальный контент на YouTube. Я увидел, что это есть. Во-вторых, я этим занимался, но только не на YouTube, помогал время от времени.

Бывает, бабушку встречу какую-то возле магазина, но не на таких «рыбных местах», скажем, где-то на рынках, которые разводят людей. Я начинаю разговаривать. И если я ей верю, я беру ее, еду в магазин, покупаю продуктов тысячи на три – ну, как пойдет. Довожу ее до дома. Она говорит: «О, ничего себе! А как это?» Я говорю: «Ладно, не парьтесь». Было время…

Делал я это, может быть, два-три раза в месяц. Пробежку делаю, мужика встретил, он мусор убирает в лесу. Я говорю: «А что вы делаете?» Вот я с ним стою и разговариваю, пытаюсь разобраться в нем. Если я этому человеку верю, доверяю, то есть я понимаю, что это просто человек, который что-то делает… Или бабушка, которая мне сказала: «А я масла не ела сколько-то». Я думаю: «Блин, масла не ела бабушка!» То есть меня сразу как-то пробило это – и у меня внутренняя отдача пошла, в общем.

И потом я увидел на YouTube социальный контент, думаю: «Класс!» А я люблю видео делать. То есть я был уже на YouTube. Я езжу в Сочи, сноуборд, спорт. У меня там канал был. Я его продолжаю сейчас вести, это чисто личное такое. Есть Instagram, я там готовил. И я думаю: «Классно! То есть я буду и доносить, и делать дело».

Илья Тарасов: Кто эти герои? Что за люди? Как ты с ними познакомился?

Фрол Соцков: Познакомился с самыми разными случаями. В основном это все «сарафанное радио». Потому что когда узнали друзья, кто-то кому-то сказал, что-то спросил…

Вот у меня Леша – можно сказать, друг. Ему 36 лет. Парень живет в деревне, где-то километров пятнадцать от Калуги. У него 1% зрения, видит только силуэты. И живет с отцом, отец подпивает. В общем, я к нему приехал, привез продовольственную помощь, одежду, еще что-то.

И у меня задача со всеми героями, так же как и с ним, – изменить его жизнь и добавить туда кайфа какого-то, не знаю, позитива, креатива, финансово чуть-чуть помочь и, может быть, по дому что-то. Ну, как-то помочь, как-то его… Он не выходит в город, он не социален вообще. Ему интересно, допустим, со мной… Я говорю: «Леша, а что ты хочешь? Куда ты хочешь?» Он говорит: «Да я бы пожрать хотел пойти куда-нибудь». Я понимаю. То есть это такие простые радости.

Илья Тарасов: Обычные.

Фрол Соцков: Конечно. Ему радостно! Мы пошли, куда-то заехали в какое-то кафе, поели. В общем и целом – просто вещи привожу, просто продукты, продовольствие ему в деревню. Разбавляю ему жизнь. Я понимаю, что парень, 36 лет… У него нет друзей, никого вообще, ни девушки, ни жены. Поэтому я немножко внедряюсь в его жизнь и думаю, что… На рыбалку ездили, еще куда-то вывозим.

Илья Тарасов: Еще какие герои у тебя есть?

Фрол Соцков: Последний герой – Макс.

Илья Тарасов: Детдомовец, да?

Фрол Соцков: Да, он из детдома. У него вообще сложная судьба, такая тяжелая. Меня вообще впечатлило и удивило то, что он позитивный. У него нет никакой обиды на жизнь, нет никакой тягости внутренней. Хотя должны быть, по всем представлениям нашим, по крайней мере моим. Не знаю, может, это стереотипы.

Он обалдеть какую сложную судьбу прожил! От него отказалась мама в детдоме. Это ДЦП, это первая группа. Он не ходил, он ползал, не разговаривал. И никто им не занимался. В принципе, на него махнули рукой, потому что… Перенес потом двенадцать операций! Каким-то образом его поставили на ноги. Он ходит очень сложно, но ходит. И очень радуется этому – тому, что он ходит.

Сейчас я сделал сбор средств небольшой, также привлек свои финансы, свои силы, друзей. И мы делаем ему в общежитии ремонт – меняем там окна, делаем стены. У нас подписчик классный, Василий зовут, приехал и просто говорит: «Я помогу с мебелью. Пусть выбирает диван». То есть дал выбрать ему диван. Заказали мы через него мебель. В общем, все это так согласованно.

Есть у меня еще мысли насчет этого, потому что… Грубо говоря, ему не дали квартиру. Каждый детдомовец через полгода (ну, сейчас точно не скажу, как по закону) должен получить какое-то жилье в собственность – квартиру или комнату. У него этого не произошло по каким-то причинам. Хотелось бы понять и разобраться, по каким причинам. Так как у меня есть канал, есть какая-то аудитория, я сейчас, ну, в дальнейшем планирую… Он уже написал письмо губернатору – ему отказали как-то так витиевато. И я хотел бы…

Илья Тарасов: В этом разобраться?

Фрол Соцков: Немножко разобраться, да. Может быть, привлечь своих подписчиков, попросить написать, ну, помочь нам написать куда-то или привлечь внимание к конкретной этой проблеме. Возможно, что-то мы изменим ему. То есть я в это верю. Либо хотя бы помогу. Я в недвижимости работал раньше. Я помогу ему приватизировать эту комнату, в случае чего, потому что он не понимает: «Надо приватизировать? А что мне делать?» Вот так вот.

Естественно, параллельно я рассказываю о том, какой он, о чем он мечтает. Мы съездили в зоопарк. Он мечтал, говорил: «Я хочу зверей посмотреть и, может, кого-то погладить». Рассказываю про его личную жизнь, что-то покупаю. В общем, участвую. То есть мы с ним, можно сказать, тоже подружились уже.

Езжу к матерям-одиночкам, есть такие тоже у меня. Вот девочка Карина, ее мама Надя – они в дерене живут, на окраине. Маме 32 года. Ну, молодая, можно сказать, девчонка. У нее трое детей. Она осталась сама, муж оставил. В общем, они живут в доме очень убитом.

Я собирал друзей, тоже блогеров, мы приезжали. Я им привез на три зимы лесовоз дерева. То есть попилили все. Я все организовал, все сделал. Ну и еще какие-то вещи, какая-то помощь, какие-то продукты.

Илья Тарасов: А ты деньги свои тратишь?

Фрол Соцков: Свои, да. У меня есть… У меня на канал приходит монетизация и приходит спонсорская помощь, но этих денег не хватит и на создание одного видоса. Вот в таком ключе. То есть это мое хобби, как бы мое удовольствие, мое развлечение.

Илья Тарасов: Кто твоя аудитория, то есть твои подписчики? У тебя сейчас, если я не ошибаюсь, 179 тысяч, да?

Фрол Соцков: Да. 195 тысяч, если быть точным.

Илья Тарасов: Кто они? Кто эти люди?

Фрол Соцков: Я раньше думал, что это взрослая аудитория, что это в основном верующие люди. Ну, у меня стереотип, наверное, такой был. Но сейчас вижу, что есть много… В общем, по статистике канала, скажу так, от 17 до 25, от 25 до 35 или 34, что-то такое, – самый большой рейтинг. Даже от 25 до 34 – самый большой, 30%. Также взрослые люди: 45+, 65+. Также есть от 13 до 17, тоже есть какой-то пласт людей. В основном мои ровесники, наверное.

Илья Тарасов: А почему социалка? Ну слушай, и так вокруг не все слава богу, а тут еще социалку смотреть. Это тяжело.

Фрол Соцков: Может быть, это просто близко людям русским. И этого много вокруг нас, но этого никто не слышит просто, никто может донести как-то, никто не может передать.

Илья Тарасов: А кем ты работаешь, если не секрет?

Фрол Соцков: У меня было агентство недвижимости, на протяжении семи лет я занимался недвижимостью. Я вырос в Калуге, работал немного в кино каскадером.

Илья Тарасов: Но пока ты не обеспечиваешь сам окупаемость своего ютуб-канала, да?

Фрол Соцков: Нет, не обеспечиваю, однозначно. У меня, кстати, такая цель есть: чтобы этот проект работал на самоокупаемости определенной.

Илья Тарасов: Вообще в принципе зачем тебе ютуб-канал? И вообще зачем социальный ютуб-канал в глобальном смысле?

Фрол Соцков: Ты такой вопрос задаешь… как бы философский.

Илья Тарасов: Да.

Фрол Соцков: «В чем смысл жизни?» На него сложно ответить.

Илья Тарасов: Но – можно.

Фрол Соцков: Смысл жизни в том, чтобы просто ее жить и хорошо себя чувствовать. Вот так же и ютуб-канал. Мне нравится делать видео. Я делал социальное что-то, помогал людям. Я совместил эти два процесса. И мне нравится то, что получается. Я думаю, что в этом какая-то польза есть. Хотя мне говорят: «Да ничего ты не изменишь! Это все ерунда!» Да, некоторым людям – может быть, не в коня корм.

Илья Тарасов: Но кому-то ты уже помог.

Фрол Соцков: Да, кто-то конкретный получил вещи.

Илья Тарасов: Ну и все. Значит, есть смысл. Спасибо.

Фрол Соцков: Спасибо и вам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Что за видео он снимает, зачем он это делает, и самое главное – почему социальный контент, как говорится, сегодня «заходит» аудитории