Как устроить на работу человека с синдромом Дауна с помощью вирусного ролика?

Как устроить на работу человека с синдромом Дауна с помощью вирусного ролика? | Программа: ЗаДело! | ОТР

люди с синдромом Дауна, вирусные ролики, социальная реклама, трудоустройство инвалидов

2020-01-25T11:38:00+03:00
Как устроить на работу человека с синдромом Дауна с помощью вирусного ролика?
Куда идти? В IT!
Постковид
Вернулась из Канады, чтобы обустроить родное село…
Учма – место силы
Как в селе Аксиньино восстанавливают уникальный храм с архангелом на куполе. Сюжет
Любовь к неуютным уголкам своей родины
Соль. Почему современная синтетика - самый страшный наркотик?
Как девушка с синдромом Крузона неожиданно для себя стала звездой ТikTok. СЮЖЕТ о Софии Лебедевой
Сергей Кутовой: Мог блог – про искренность
Особенная многодетная мама Юлия Ставрова-Скрипник: Я много косячу в воспитании детей, но не скрываю этого!
Гости
Мария Нефедова
помощник педагога фонда «Даунсайд Ап»
Анна Португалова
директор фонда «Даунсайд Ап», член совета фонда «Синдром любви»

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». У нас в гостях – директор фонда «Даунсайд Ап» Анна Португалова и Мария Нефедова, она работает в этом фонде помощником педагога и логопеда. Правильно, Маша?

Мария Нефедова: Да.

Илья Тарасов: В ролике было сказано, что люди с особенностями не хотят, чтобы им просто платили пособие, а они хотят работать. Почему ты считаешь, что важно работать?

Мария Нефедова: Работа для ребят с ограниченными возможностями – это очень важно. Для них это важно, потому что они должны общаться не только с людьми с синдромом Дауна, а они вообще должны общаться со здоровыми людьми.

Илья Тарасов: Кем ты работаешь?

Мария Нефедова: Я работаю в дошкольной группе помощником у логопеда Ирины Анатольевны, которую я очень люблю, ценю. Я люблю всех наших коллег, а они – меня.

Илья Тарасов: Как ты работаешь? Сколько дней в неделю и сколько времени?

Мария Нефедова: Я работаю во вторник и четверг, с 10:30 до пяти. Я работаю за улыбку солнечных детей. Когда приходит ребенок и тебя обнимает, и когда приходит родитель и тебя обнимает, и когда на тебя еще набрасываются педагоги – это уже счастье.

Илья Тарасов: Ситуация за последние 10–15 лет как-то изменилась с трудоустройством?

Анна Португалова: Этот ролик мы, соответственно, показываем отделам кадров. Есть сейчас организации, компании, которые хотят быть социально ответственными, которые хотят трудоустроить или организовать стажировку для ребят с синдромом Дауна. Они обращаются к нам, и мы, соответственно, этот ролик можем всегда показать для того, чтобы они представили, с какими вопросами они столкнутся. Процесс организации стажировки, трудозанятость – это всегда сотрудничество фонда «Даунсайд Ап», фонда «Синдром любви» и компании, куда придет работать человек с особенностями.

Илья Тарасов: После выхода ролика хоть один человек устроился на работу?

Анна Португалова: Да, конечно. То есть давайте говорить опять же… Мы будем говорить, что семь случаев у нас глобально. Семь. Про семь случаев я говорю уже после ролика.

Мария Нефедова: Я вам расскажу, как я устраивалась на работу и как меня отпихивали.

Значит, мы с мамой пошли устраиваться на работу в Дом ребенка. Мы пришли на Фортунатовскую. Нас приятно встретили, нас напоили чаем. Мы пошли к директору. Я бы хотела работать в Доме ребенка помощником, мне необязательно платить зарплату, или хотя бы волонтером. А сказали: «Даун с дауном не должен находиться». Это говорят только у нас в России.

Илья Тарасов: А сколько твоих друзей работает?

Мария Нефедова: Я одна трудоустроена.

Илья Тарасов: Все остальные завидуют, наверное? Тоже хотят?

Мария Нефедова: И Никита Паничев трудоустроен, он работает в Театре Надежды Бабкиной помощником режиссера.

Илья Тарасов: У нас есть фотографии со съемок, давайте сейчас посмотрим.

Анна Португалова: Да, конечно. Вы видите наших ребят.

Илья Тарасов: Обнимашки – это частая история.

Анна Португалова: Да, частая тема. И как раз в этом ролике говорится, что это важно. Это наша социальная акция «Любите любых», как раз «Синдром любви» ее делал для того, чтобы… с разными целями: и чтобы менялось отношение к людям с синдромом Дауна, и чтобы понимали, что людям с синдромом Дауна нужна поддержка. В том числе и финансовая поддержка фондов – это тоже очень важно.

Илья Тарасов: Сколько отзывов вы получили? Как люди реагируют на нее?

Анна Португалова: Отзывов много. Вот сейчас, например, фотография. Это кричалки футбольные во время чемпионата, который проходил здесь у нас, в России. Во время показа матчей, в перерывах показывали кричалки, где наши футболисты сборной вместе с ребятами поддерживали сборную.

Например, зачем нужны такие вещи? Во-первых, это многим людям рассказало о том, что люди с синдромом Дауна – они такие же, как мы. Вот стоит рядом с футболистом и тоже болеет за команду, интересуется спортом. Люди с синдромом Дауна могут играть в футбол. Мы недавно проводили, «Синдром любви» проводил открытые соревнования, вообще первые в истории России, где приехали 13 команд из 10 городов, и ребята играли в футбол. И они…

Мария Нефедова: И они великолепные музыканты, в том числе и я.

Илья Тарасов: Ты играешь на флейте?

Мария Нефедова: Я играю на флейте. Я занимаюсь в театре.

Илья Тарасов: Стихотворение Ахматовой можешь прочитать.

Анна Португалова: Да, кстати.

Илья Тарасов: Шикарно!

Мария Нефедова:

«Я научилась просто, мудро жить,
Смотреть на небо и молиться Богу,
И долго перед вечером бродить,
Чтоб утолить ненужную тревогу.

Я возвращаюсь. Лижет мне ладонь,
Мурлыча, кот умильно.
И ярко загорается огонь
На башенке озерной лесопильни.

Лишь изредка прорезывает тишь
Крик аиста, слетевшего на крышу.
И если в дверь, Илья, ты постучишь,
Мне кажется, я даже не услышу».

Дай пять!

Илья Тарасов: Пятерочка! Спасибо, Маруся. Не каждый в этой студи сейчас наизусть стихотворение прочтет, поверьте мне.

Анна Португалова: Я не прочитаю точно. Но на самом деле кто-то в творчестве, кто-то в рисовании, кто-то в таких вещах, кто-то в спорте…

Илья Тарасов: А вот молодой человек…

Мария Нефедова: А вот молодой человек Антон работает в Политехническом музее, соответственно, в лаборатории, работает с животными. У Антона прямо тяга к животным, он их не боится. Он такой у нас очень лихой, смелый. И его поведение тоже сложное было. А тут увидели, что как раз вот эта смелость очень помогает. Он не побоялся питона взять в руки, других животных.

Вот если говорить о футболе, то благодаря тому, что были ролики, кричалки, можно сказать, частично благодаря этому мы смогли сделать вот эти соревнования и привезти команды, потому что очень важно создать вокруг этого определенное информационное поле.

Илья Тарасов: И интерес к этому.

Анна Португалова: И интерес к этому. Соответственно, социальные ролики нужны для этого.

Илья Тарасов: Какие в планах у вас ролики социальные?

Мария Нефедова: У нас в планах ролик о том, что мы решаем. Это будет тема всемирной организации Down Syndrome. Из разных стран будут делать ролики, мы тоже. «Мы решаем!» – «We're deciding!». Это будет именно о том, что люди с синдромом Дауна… их мнение надо учитывать. У них есть мнение. Они хотят принимать решения. Они хотят быть частью жизни.

Илья Тарасов: Прямо сейчас нас смотрят люди, которые могут стать потенциальными работодателями, можно обратиться к ним. Если вдруг вы хотите взять на работу человека с особенностями, как это сделать?

Анна Португалова: Как это сделать? Обращайтесь в «Даунсайд Ап», в «Синдром любви» – мы все поможем, организуем. Мы же с вами понимаем, что это важно не только для людей с синдромом Дауна.

Илья Тарасов: Для всех нас важно.

Анна Португалова: Точно! Для компании это будет изменение атмосферы и климата.

Илья Тарасов: Идеальная страна, наверное, в которой все суперхорошо для всех – и для людей с особенностями, и для обычных людей – какая, на ваш взгляд?

Мария Нефедова: Норвегия.

Анна Португалова: Идеального нет. Все страны, с кем мы общаемся, у них у всех есть свои моменты, с которыми они работают. Это процесс. Но намного впереди нас Норвегия, США…

Мария Нефедова: Я ездила в Норвегию на гастроли, я играю на флейте. И там, конечно, небо и земля по сравнению с Россией.

Илья Тарасов: Когда в России будет так, как в Норвегии, на ваш взгляд?

Анна Португалова: В России, я надеюсь, будет лучше, потому что динамика хорошая. Когда? Непонятно. У нас будет свой путь, но будет лучше.

Илья Тарасов: Социальная реклама – это, на мой взгляд, на самом деле самый хороший инструмент для того, чтобы рассказывать людям о каких-то проблемах и о людях с особенностями. Я вам желаю в следующем году побольше снять интересной социальной рекламы, которая будет «заходить», которую люди будут просто пересылать друг другу как вирусный ролик, заодно и просвещаться.

Для тех, кто как-то хочет помочь с трудоустройством людей с особенностями, на ваших экранах адреса сайтов фонда «Даунсайд Ап» и фонда «Синдром любви». Вы можете зайти на эти сайты, связаться с руководителями и помочь ребятам с особенностями найти свою работу и смысл жизни. А если вы не готовы помочь с трудоустройством, то вы просто можете посмотреть информацию о том, как вообще помочь этим фондам. Вам спасибо и успехов!

Анна Португалова: Спасибо вам большое.

Мария Нефедова: И вам успехов!

Илья Тарасов: Раз уж сегодня мы говорим о социальной рекламе, то я, пользуясь случаем, покажу вам еще один ролик о людях с синдромом Дауна. Этот ролик подготовил фонд Ксении Алферовой и Егора Бероева «Я есть!».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)