Каждый город уже всё про себя знает. Он знает, кем он хочет быть

Каждый город уже всё про себя знает. Он знает, кем он хочет быть
Что такое camphill-движение и как живет деревня для людей с особенностями в Ленинградской области?
Ася Залогина: Мы помогаем детям, обучая взрослых
Наталья Водянова: Почему-то, когда речь идет о детях с особенностями развития, мы должны постоянно доказывать, что они вообще стоят внимания и что они вообще могут быть нужны обществу
Как можно адаптировать детей с ментальными нарушениями к нормальной жизни. Пример из Йошкар-Олы
В ПНИ может попасть каждый. Как обманывают людей, лишая их всего и обрекая на жизнь в нечеловеческих условиях
Качество жизни людей с инвалидностью
Ohana означает «семья»
Ольга Амосова: Люди очень устают от городов, даже от маленьких. Им теплоты не хватает
Соседский центр - место, где жители района занимаются творчеством, решают проблемы и зарабатывают
Общественные пространства. Как люди снова решили быть вместе
Гости
Александр Старков
куратор проекта «Люди делают место»

Илья Тарасов: Вы смотрите программу «ЗаДело!». У нас в гостях – Александр Старков из города Ижевска, куратор мастерской «Люди делают место». На самом деле у Саши много проектов, мы о них в процессе нашей беседы – о каждом в отдельности – поговорим.

Ты родился в Ижевске, вырос в Ижевске, приехал сюда, отучился в МГИМО. А потом послал столичную жизнь подальше и вернулся в родной Ижевск?

Александр Старков: Как и любой школьник конца 90-х, у которого… Мы – первое поколение таких осознанных «валящих» из Ижевска. Было непонятно, что там делать, поэтому я поехал в Москву. Учился, закончил журналистику международную – примерно одновременно с тем, как журналистика закончилась в России.

А потом я решил попробовать сладкий миф о журналистском фрилансе. Я полгода в мифологическом пространстве журналистского фриланса жил – что позволило мне, поскольку я не был привязан к месту, к редакции, приехать в родной город Ижевск чуть на подольше, чем я обычно был. Это меня и подвело.

И меня ударило! Я называю это «синдром влюбленного горожанина». Я за эти два месяца увидел, что город, который я всегда считал болотом, в котором вообще нечего делать и из которого, конечно же, надо валить (желательно в Москву и подальше), на самом деле совершенно другой. То есть он, конечно, такой и есть, но мне вдруг представилась какая-то прекрасная картина, каким он может быть.

И вот эта разница между тем, как Ижевск мне представился, и между тем, какой он есть, сообщила мне какое-то количество кинетической энергии, которая меня начала двигать вперед. Вот так случилось у меня возвращение в Ижевск. Это точно не побег из Москвы, а это любовь, которая случилась у меня с родным городом и до сих пор меня не отпускает, уже почти десять лет.

Илья Тарасов: Что такое «Люди делают место»?

Александр Старков: «Люди делают место» – это такой литературный перевод английского термина placemakers, обозначающего людей, которые делают городские пространства. Это было связано с тем, что два года назад в очень интересной коллаборации я оказался, где девелоперская компания, городские активисты, Московская архитектурная школа, вернее, лаборатория Московской архитектурной школы, местные власти и еще много кто начали делать одно городское пространство.

Теперь оно называется «Открытый сад», я им руковожу уже год. Это первый для Ижевска и один из первых, кажется, в стране опытов, когда пространство сделано методом стопроцентного соучастия людей, непосредственно горожан.

Илья Тарасов: А что значит «силами горожан»?

Александр Старков: В каждом городе тьма неблагоустроенных пространств. Оказалось, что в городе Ижевске прямо за администрацией города 40 лет стоит забор, а внутри этого забора тупик, в котором резаные сумки, шприцы, бутылки, курящие школьники. Денег на то, чтобы это сделать, ни у кого нет. И появляется закон, который говорит: «Дорогой товарищ мэр, ты можешь выделить кусочек территории в своем неблагоустроенном месте, отдать его девелоперу, а девелопер все остальное благоустроит».

У нас случилось так же: 8% этой территории (к слову, это чуть больше футбольного поля территория – 7 тысяч квадратов) выделили на аукцион, разыграли. И так началась эта наша история, когда девелоперский бизнес и группа городских гиперактивистов начали что-то делать.

Чтобы это пространство было полезно людям и чтобы они потом им пользовались, мы решили к ним и пойти. «Вот у нас старый парк, мы хотим его сделать новым. Что вы хотите там видеть?» Все сразу видят в нем фонтан, детскую площадку и так далее, потому что мы привыкли видеть немного и мы красотой считаем то, что очень… Ну, небольшая у нас фантазия.

Ключевые изменения происходят в тот момент, когда ты спрашиваешь: «А что вы хотите в этом месте делать?» – потому что тогда появляется мама с коляской, которая говорит: «Я хочу два часа ходить, и чтобы у меня была крыша над головой на случай дождя. Я готова выпить кофе. Хорошо, если есть пеленальный столик», – и так далее.

И у тебя появляется этот сценарий. А сценарий – это уже экономика. И если ты собираешь 50 таких сценариев, то у тебя появляется полное понимание, какой эта территория должна быть. В связи с чем у меня есть метафора очень простая: я уверен, что каждая территория, за которую… и даже каждый город, за который мы можем браться как проектировщики, уже все про себя знает. Он знает, кем он хочет быть.

Илья Тарасов: Сколько людей вы опросили?

Александр Старков: В активной позиции в проектировании «Открытого сада» – пространства размером с футбольное поле – поучаствовало 600 человек. Это значит, что они не просто где-то поставили галочку и проголосовали, а это значит, что они куда-то пришли, поучаствовали, что-то сказали и так далее. И еще на самом первом этапе мы провели, наверное, порядка 30 разных встреч, когда мы только пытались понять, что вообще там может быть.

Илья Тарасов: Короче, вы долго этим занимались.

Александр Старков: Мы занимались этим год.

Илья Тарасов: И что в итоге? Что из себя это представляет?

Александр Старков: В итоге получилось пространство, которое было сделано совсем по-другому, чем все остальные. К нам в первый месяц пришло 40 тысяч человек. И в первый же месяц мы заработали некоторое количество денег – что позволило нам предположить, что это территория, которая не является… ну, скажем, не имеет потенциала парка аттракционов и так далее, может сколько-то самостоятельно существовать.

И то, чем мы сейчас занимаемся, получается, уже целый год после открытия, в августе 2018-го мы открылись, – мы тестируем экономику и управление этим пространством. При этом это управление не является административно-муниципальным, а управляет этой территорий, с точки зрения событий, экономики и прочего, сообщество горожан.

Илья Тарасов: Что там есть?

Александр Старков: Там есть две пересекающиеся улицы и одна по кругу. Там есть сцена, которая работает в две стороны: она может работать на асфальтированную, ну, мощеную площадочку, а может работать на газон. И мы уже родили за этот сезон в Ижевске культуру пикников, люди стали приходить «пикничить». Там есть несколько торговых мест, то есть ты можешь купить кофе и перепечку. Это удмуртская народная штучка, блюдо.

Илья Тарасов: Да, я знаю.

Александр Старков: Такая маленькая пицца по-удмуртски. Там есть коворкинг – это место, куда ты, по идее, можешь прийти и поработать, много-много сидячего газона. Самая крутая в Ижевске детская площадка. Арт-объект. И вот сейчас появится здание на следующий год, первый этаж которого будет как бы частью сквера.

И это возымело эффект и в других городах. Я все время испытываю интерес других людей, которые обращаются за советом, которые приглашают что-то рассказать или которые, как, например, в Башкирии, целиком перенимают опыт. Я сейчас занимаюсь там формированием, разработкой стратегии развития общественных пространств в городе Ишимбай Республики Башкортостан. Самый прекрасный город на Земле, хочу вам сказать.

Илья Тарасов: Для ижевчан как поучаствовать в жизни сада? Куда им заходить и где все контакты брать?

Александр Старков: У нас есть группа во «ВКонтакте», есть аккаунт в Instagram, туда можно писать. Все называется «Открытый сад». Можно писать лично мне. Если есть люди из других городов, из Ижевска, не знаю, с других планет, которым интересно попробовать что-то такое же, то мастерская городских изменений «Люди делают место» для того и создана, чтобы эту технологию, которая в Ижевске появилась, транслировать в другие места.

Илья Тарасов: Ребята, жители Ижевска и других городов, которые хотят изменить облик того места, где вы сейчас живете, в лучшую сторону, самое главное – вы можете это сделать самостоятельно. Если вы не знаете как, то, пожалуйста, группа… Еще раз, как называется? «Открытый сад», да?

Александр Старков: «Открытый сад».

Илья Тарасов: Да, группа «Открытый сад» в социальных сетях: Instagram, Facebook, наверное, и «ВКонтакте». Заходите и пишите Александру – и он вам расскажет, как начать менять свой город в лучшую сторону.

Александр Старков: Так точно!

Илья Тарасов: Спасибо.

Илья Тарасов: Основное отличие некоммерческого сектора от коммерческого – в подходе и в отношении к конкуренции. Если вы бизнесмен, у вас есть какая-то идея и вы реализовали ее, то вам будет сильно обидно, если кто-то ею воспользуется. В некоммерческом секторе все немножечко наоборот. А все потому, что цель другая – не получение прибыли, а решение какой-либо социальной проблемы. И чем людей, которые эту проблему решают, будет больше, тем лучше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски
Полный выпуск
ЗаДело!
Олина любовь
Полный выпуск