Королев и Маск - это одна сансара, пререродившаяся дважды

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». И у нас в гостях Виталий Егоров, он же Зеленый Кот – блогер и популяризатор космоса. Как ты сменил профессию учителя на профессию (если это можно назвать профессией) блогера?

Виталий Егоров: Сначала мне было просто интересно делиться тем, что я узнавал о событиях в космосе. Начал писать во «ВКонтакте», потом – «ЖЖ», «Хабрахабр», такой сайт. И оказалось, это интересно не только мне, а это многим было интересно. И пошло так, то теперь я уже по-другому взаимодействую, в том числе и с детской аудиторией: больше пишу, но и с лекциями тоже езжу и рассказываю о том, что происходит в космосе.

Илья Тарасов: Объясни, пожалуйста, людям, которые живут в глубинке, выживают там всей семьей на 5–10 тысяч рублей в месяц, зачем заниматься вообще космонавтикой, если у нас в стране голод, по сути.

Виталий Егоров: Во-первых, космонавтикой многие страны занимаются, и тоже далеко не все процветающие – та же самая Индия, например. А у Индии вообще космический аппарат вокруг Марса летает. Это развитие. Если мы не хотим, чтобы всю жизнь наши внуки черпали воду из колодца и ходили в туалет на улице, нам надо развивать науку и технику. Космонавтика – это часть науки и техники. Космонавтика прибыльна, на ней можно зарабатывать, если поставить такую цель.

Илья Тарасов: У нас в стране кто-то зарабатывает на этом?

Виталий Егоров: Пока Роскосмос зарабатывает.

Илья Тарасов: Но мы потратили больше, чем заработали?

Виталий Егоров: Потратили больше.

Илья Тарасов: Поэтому пока никто не зарабатывает.

Виталий Егоров: Ну, кто-то зарабатывает. Кто-то же ходит на работу, получает зарплату. А у главы Роскосмоса очень неплохая зарплата, так что он зарабатывает.

Илья Тарасов: Я думаю, что он осваивает. Это чуть-чуть разное.

Виталий Егоров: Ну, осваивает Роскосмос, а зарабатывают те, кто в нем работают. Поэтому я и говорю: да, надо доводить экономическую эффективность нашей космонавтики до плюса, хотя бы до нуля и выходить в плюс, но делать это не силами одного Роскосмоса, он не в состоянии это сделать.

И еще один момент – социальная функция. В российской космической отрасли работает 230 тысяч человек.

Илья Тарасов: Неплохо.

Виталий Егоров: Если мы хотим, чтобы они продолжали работать, получать зарплату, кормить семью, приходится государству финансировать космонавтику.

Илья Тарасов: Что за последние 20 лет нам дала космическая отрасль?

Виталий Егоров: У многих, я знаю, особенно в глубинке, стоят тарелочки на подоконниках или на балконе. Это космос. Это спутники, это космонавтика, это российские спутники, которые работают, которые дают пусть даже телевизионную картинку. Пусть это не что-то, что дает им хлеб, но, по крайней мере, какую-то радость в жизнь приносит.

Второе применение, которое точно так же почти у каждого в телефоне, – это навигация. Все привыкли к этому, нормально. Ты открываешь карту – тебе показывает точку, где ты стоишь. И как бы никто не думает в этот момент о космосе. Даже когда навигатор в такси говорит «связь со спутниками установлена», никто не думает, что реально все это улетает, точнее, прилетает из космоса. Но это так.

На сегодня две в мире глобальные навигационные системы, полноценно работающие – американская GPS и российская ГЛОНАСС. То есть это новое, что дает космос, российский космос всем россиянам и даже всему миру, причем не зарабатывает на этом. Это глобальная космическая благотворительность.

Илья Тарасов: Подарили?

Виталий Егоров: Подарили.

Илья Тарасов: А космос может нас кормить?

Виталий Егоров: Напрямую – нет. Но повышать эффективность сельского хозяйства, например, может. Следить за браконьерской вырубкой леса может. Предупреждать о пожарах или оперативно определять возгорания, сообщать МЧС о том, что пора туда лететь и тушить, может. Сейчас, как раз если про сельское хозяйство и хлеб говорить, действительно космос становится частью сельского хозяйства, работает как отдельный агроном или становится частью такого беспилотного агронома условного, который смотрит за состоянием посевов во всех полях.

Илья Тарасов: А искать пропавших людей?

Виталий Егоров: С этим сложнее. Если он не вытоптал двадцатиметровую надпись HELP где-нибудь на пляже, это пока не получается.

Илья Тарасов: Кто это?

Виталий Егоров: Это марсоход «ЭкзоМарс». Это европейский марсоход, но он полетит на российской ракете, поэтому это совместный российско-европейский проект «ЭкзоМарс». Его задача – найти жизнь на Марсе или не найти.

Илья Тарасов: Сколько я себя помню, всегда кто-то уже летел, уже был на Марсе, и вот уже я вчера читал, что нашли воду.

Виталий Егоров: Воду нашли 15 лет назад – кстати, при помощи российского прибора тоже, что интересно.

Илья Тарасов: Что мне дает эта информация? Я такой: «Воду нашли на Марсе! Воду нашли!» А что с этим делать? Что?

Виталий Егоров: Если говорить в целом про изучение Солнечной системы и вообще космоса, то что нам дала космонавтика? Она дала четкое понимание, четкое знание: свалить с этой планеты не получится. Лучше, чем на Земле, нет нигде во всей известной Вселенной. Поэтому, если мы не хотим искать воду на Марсе и пытаться выживать там, нам нужно учиться жить в мире, согласии и в чистоте на своей планете. Мне кажется, это полезное знание.

Илья Тарасов: На сегодняшний день мы все потеряли в космосе?

Виталий Егоров: Нет, еще не все.

Илья Тарасов: Еще не все?

Виталий Егоров: Еще не все.

Илья Тарасов: Но ситуация какая?

Виталий Егоров: Процесс с Советским Союзом сейчас уже не сравнить. То есть золотой век нашей космонавтики – это 80-е годы. С тех пор многое потеряли, но многое и сохранили. И то, что можно в заслугу Роскосмосу поставить – то, что все-таки многое из ключевых технологий сохранили, это главное, и производят в серийных масштабах, и оно востребовано на зарубежном рынке. Опираясь на это, можно думать о том, как двигаться дальше.

Илья Тарасов: Кто номер один в космосе сейчас?

Виталий Егоров: Америка.

Илья Тарасов: Номер два?

Виталий Егоров: Китай.

Илья Тарасов: Номер три?

Виталий Егоров: Россия. В пилотируемой космонавтике еще это вопрос дискуссионный, потому что все летают, кроме китайцев, на российских космических кораблях. И если говорить о пилотируемой космонавтике, то пока Россия первая. Беспилотная космонавтика, то есть все спутники, исследовательские аппараты, марсоходы, навигация, военные спутники, короче, все – это Америка.

Илья Тарасов: Кто круче – Королев или Илон Маск?

Виталий Егоров: Я думаю, это просто одна и та же сансара, переродившаяся дважды.

Илья Тарасов: Почему? Объясни.

Виталий Егоров: Ну, потому что очень многое из того, что делал Королев и как делал Королев, сейчас делает Илон Маск: подход к менеджменту, то есть управление людьми, мотивация людей, огромная погруженность в тему. То есть он знает, как нужно, он знает, что требовать от специалистов, как от них это требовать.

Илья Тарасов: В двух словах расскажи, что это за персонаж.

Виталий Егоров: Это американский предприниматель, технологический предприниматель, который начал с разработки программного обеспечения, потом прошел дальше, дошел до ракет. Если говорить о результатах: 80 ракет он построил, сажать первую ступень он научился, единственный во всем мире, разработал грузовой космический корабль, пилотируемый космический корабль, сверхтяжелую ракету, которой нет сейчас ни у кого – ни у нас, ни у Роскосмоса, ни у Китая. И сделал это за какие-то смешные, по космическим меркам, деньги, в королевском темпе. То есть так же быстро новые ракеты делал только Королев, поэтому я и говорю, что они в этом плане очень похожие. Никто сейчас так быстро, даже китайцы, не делает новые ракеты. Он сделал. Двигатель свой разработал, модернизировал его до самого совершенного двигателя, по сути, по соотношению тяги к массе. Он и пиарщик, и менеджер, и конструктор – все в одном лице.

Илья Тарасов: В ближайшие десять лет что будет с космонавтикой в России?

Виталий Егоров: Сложно сказать. Все зависит от того, даст ли государство денег на Лунную программу. Сейчас нынешний глава Роскосмоса активно это дело продвигает. Лунная программа – это не просто запустить какую-нибудь железку, а запустить в этой железке людей, то есть пилотируемая Лунная программа.

Илья Тарасов: Зачем на Луну?

Виталий Егоров: Незачем. С практической точки зрения – незачем. И единственный смысл Лунной программы, которая сейчас продвигается активно Роскосмосом, – это загрузить работой Роскосмос. Те самые заводы, которые есть у Роскосмоса, сейчас они загружены, по свидетельствам самого Роскосмоса, на 40%.

Илья Тарасов: Песиков мы запускаем в космос?

Виталий Егоров: Не песиков, но живность летает, да.

Илья Тарасов: Какая?

Виталий Егоров: Мыши, шиншиллы, гекконы, ну и всякие мухи и тараканы. Как раз это один из способов зарабатывать на иностранцах, потому что за рубежом, особенно на Западе, всякие зоозащитные организации, и в данном случае гораздо проще иностранному ученому прийти в Россию, договориться с российскими учеными, заплатить денег и свою мышку, таракана или песика запустить на российской ракете, на российском корабле биологическом – есть такие «Бионы», «Фотоны». В России зоозащитные организации намного спокойнее. Космическая тема – такая священная, что никакие зоозащитники на нее не посмеют посягнуть, и поэтому в России можно это делать. И делают. И будут делать. И за это будут платить, иностранцы в том числе.

Илья Тарасов: Если есть космос, нужна ли геологоразведка? Или я могу все, что хочу, найти из космоса: воду, золото, нефть?

Виталий Егоров: Геологоразведка из космоса позволяет примерно прикинуть, плюс-минус километр. А точнее – уже пойдут люди.

Илья Тарасов: Наркотики?

Виталий Егоров: Только посадки мака, конопли – это можно определять. То есть сорт растения по спутниковым снимкам определить можно. И я знаю, что американские военные в Афганистане это делают.

Илья Тарасов: Вообще многие говорят о том, что космического мусора много, вокруг планеты непонятно что вращается, падает с неба и так далее. Вот по поводу этого расскажи. Что из этого на самом деле правда, а что – не совсем?

Виталий Егоров: Космический мусор – это уже результат собственно орбитальных запусков. Спутники разбившиеся летают, спутники, потерянные по разным причинам техническим, результаты столкновения спутников, результаты сознательного воздействия, просто уничтожения противоспутниковым оружием во время испытания других спутников. Это Китай порадовал сейчас, индийцы то же самое произвели.

Все это летает, но на Землю, как правило, это не долетает, потому что у них высокая орбитальная скорость, и когда они входят в атмосферу, они просто сгорают, как метеориты, точнее, как метеоры (метеорит – это как раз то, что долетело). Иногда космический мусор долетает, но, как правило, это титановые шаробаллоны беспилотных космических кораблей либо от спутников.

Илья Тарасов: По голове может прилететь?

Виталий Егоров: Маловероятно. Людей слишком мало, таких штук тоже слишком мало. Даже метеориты, которые падают намного чаще, чем мусор, даже они на сегодня, насколько я знаю, убили только одного человек, и то он умер от инфаркта.

Илья Тарасов: В твоем понимании что такое популяризация космонавтики? И зачем оно тебе нужно?

Виталий Егоров: Во-первых, это интересно. Во-вторых, это просто доходно именно для меня: я пишу книги, выступаю с лекциями.

Если говорить о том, какую мысль я хотел бы донести, наверное, даже до руководства страны российской – давайте уже постараемся сделать, чтобы мне не приходилось краснеть перед бабушками, которые ходят зимой к колодцу за водой, когда они спрашивают: «Зачем мне, милок, твоя космонавтика?» Вот давайте нашу космонавтику сделаем прибыльной. Давайте мы наконец нормально поставим конкретную задачу – вывести на экономическую эффективность нашу космонавтику. Не Роскосмос. Наука, пилотируемая космонавтика – это все убыточные дела. Не надо пытаться выжимать из него. NASA ни копейки не зарабатывает, а тратит в пять раз больше, чем Роскосмос. Но есть другая космонавтика – есть коммерческие компании, частные компании, частно-государственное партнерство. Вот на этом, если их поддерживать и давать им возможность работать и зарабатывать…

Илья Тарасов: Чтобы все это приносило денежки.

Виталий Егоров: Предоставлять услуги иностранцам, брать их доллары и использовать в нашей стране, в нашей экономике, чтобы провести водопровод старушке-пенсионерке, газ провести, дороги построить и все остальное. Нам есть чем зарабатывать в космосе. Нужно просто поставить конкретную задачу, чтобы это сделать.

Илья Тарасов: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Блогер Виталий Егоров - о том, что космос может приносить прибыль

Комментарии

Владимир
Космос это перспектива на далёкое будущее. Денежку вкладывать в него необходимо, но без фанатизма.
Илья
Опус про "начал с разработки программ и закончил ракетами" - это клиника ...
Константин
Человек слышал про космос, быстро подготовился и по дилетански ответил.
Anatoly
Да,Господа. Вам бы НАШИ ПРОБЛЕМЫ. Не то,что В Космос, скоро и хоронить негде будет. Все пиз....смены разгребут, поставят заборы, оградят колючкой, как Чурбайс и все окей....
Александр
Автор является одной из статей расходов Роскосмоса на рекламу )))) молодец, довольно тонко заходит, может даже искренне в это верит ...
Александр
Почему нужно лететь на Луну. Луна это другой мир, абсолютно не похожий на земной и следовательно там могут быть такие физические явления, такие новые вещества, которые могут быть очень полезны для человечества и кроме того для полета к Луне нужно создать новую технику, например квантовые двигатели, которые чиновники саботируют. А между тем эти двигатели способны все на Земле изменить, только наши чиновники от науки не способны это понять и принять.
Шамиль
Спасибо!
Виктор
Из всего изложенного один вывод. Конструкторов нет, изобретателей нет, остались одни тля эффективные менеджеры, которые пилят бюджет
Сергей Свиридов
Не хочется никого оскорблять, но, Господи, какой же он тупой.
Константин
Сходите в детскую онкологию и эндокринологию, вам точно не до тарелочек и глонасса станет.
Дмитрий Карпов
Я ничего за копейки не буду. Сейчас - не Советский Союз и дураков нет!
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    ЗаДело!
    После рабства