Ксения Гаспарян: На удаленные территории, типа плато Путорана, волонтеров выбирают индивидуально

Ксения Гаспарян: На удаленные территории, типа плато Путорана, волонтеров выбирают индивидуально
Как работают региональные благотворительные фонды. Интересный пример красноярского «Добро24.ру»
Спинальная мышечная атрофия у двух детей в одной семье из Красноярска
Руслану Мокроусову 33 года. Вместе с женой они родители-наставники шестерых приёмных детей
Почему в психоневрологические интернаты попадают здоровые дети? Как им жить с диагнозом в карточке?
Волонтерская экспедиция в Красноярск. Часть вторая. Какие фонды города помогают детям
Любой человек может поехать на две недели в волонтерский лагерь в любую страну
«Пришивали снятые скальпы, зашивали раны от мачете, роды принимали». Врачи-волонтеры Ксения и Яна о работе в больнице Health & Help в горах Гватемалы
Анор Тукаева: «Я знала, что храм стремительно разрушается. И понимала, что, вероятно, скоро его уже не будет». Как восстанавливают храм-маяк в затопленной деревне
Меняющие мир: истории людей, которые не остались равнодушными
Безопасность детей
Гости
Ксения Гаспарян
директор по развитию благотворительного фонда «Заповедное Посольство»

Илья Тарасов: Вы смотрите программу «ЗаДело!». И у нас в гостях Ксения Гаспарян, директор по развитию благотворительного фонда «Заповедное посольство».

Голос за кадром: Ксения Гаспарян – директор по развитию благотворительного фонда «Заповедное посольство», сотрудник экоцентра «Заповедники». По образованию эколог. Проблемой заповедников заинтересовалась еще на первом курсе после прохождения практики. Закончив институт, пошла работать в экоцентр «Заповедники». Год назад Ксения и ее коллеги по центру создали фонд «Заповедное посольство», где объединили всех, кто работает для сохранения природного и культурного наследия России. Сотрудники и добровольцы организации обучают работников заповедников, поддерживают экопроекты и активно работают с молодежью.

Илья Тарасов: Что это за посольство такое заповедное?

Ксения Гаспарян: Наша некоммерческая организация была инициатором создания благотворительного фонда «Заповедное посольство». Мы считаем, что в России заповедники и национальные парки занимают по площади, сравнимой с четырьмя Франциями, поэтому это…

Илья Тарасов: Ну, это не только вы так считаете, а так официально.

Ксения Гаспарян: Это официально, да. Ну, мы сравнили – четыре Франции. И это на самом деле целая страна, заповедная страна. И она имеет право быть представленной для жителей России, для зарубежных стран, потому что это целый мир.

Илья Тарасов: До сих пор многие вообще не знают, что можно куда-то поехать в заповедник.

Ксения Гаспарян: Заповедники – это строгая система охраны, внутри территории туристы не допускаются. В заповедное ядро запрещен вход и любая хозяйственная деятельность. Это особая категория. Есть национальные парки, в которых разрешен туризм, но только тот туризм, который… мы его называем познавательным, он так закреплен и в нашем законодательстве.

Илья Тарасов: Ну, это не просто пришел, мангал воткнул, стоишь и жаришь шашлыки.

Ксения Гаспарян: Да-да. То есть это определенные правила, это сохранение природы. И почему он познавательный? Ты туда приходишь и узнаешь много нового. Это не потребительский туризм, а туризм, который тебе позволяет открывать много нового и интересного, при этом сохраняя природу.

Илья Тарасов: Впереди лето. И у нас есть прекрасная возможность у нас в стране куда-нибудь поехать, сделать что-то полезное и посмотреть то, чего обычный человек либо не увидит, потому что туда нельзя, либо заплатит за это огромные деньги, потому что опять же туда трудно добраться. Кто на это лето кого принимает?

Ксения Гаспарян: Много проектов. В этом году очень активно включилось Русское географическое общество. На сайте РГО 17 территорий. По-моему, они уже заканчивают прием заявок, было очень много заявок. Опять же территории – это от Русского Севера, Центральная Россия. В общем, почти по всей стране. На самом деле у всех разные потребности. Кто-то хочет жить в домиках комфортных, кто-то любит с палаткой путешествовать. И на каждый запрос, в принципе, можно найти. Все зависит опять же от возможностей человека и финансовых, потому что, к сожалению…

Илья Тарасов: Дорога.

Ксения Гаспарян: Дорога, да. В нашей стране это одно из препятствий развитию такого туризма внутреннего. Это очень дорого.

Илья Тарасов: Доехать.

Ксения Гаспарян: Да. Для территорий очень важно, кто к ним приезжает, какой волонтер. И если у волонтера есть уже своя история, организация смотрит: вот человек, у которого хорошая волонтерская история, ему можно доверять, его можно брать на удаленную территорию, откуда вывезти, очень сложно вернуть, если человек оказался неподготовленным или не готовым к работе. Это тоже очень важно. Сейчас очень важно для студентов, для школьников при поступлении в вузы то, что ты принимал участие в волонтерской деятельности.

Илья Тарасов: Да, это прямо льгота при поступлении.

Ксения Гаспарян: Да. И это на самом деле неплохо, потому что это говорит о многом. Но с заповедниками тут сложнее, потому что все-таки мы говорим про дикую природу. Должна быть определенная подготовка. Не так много проектов, когда ты просто рядом живешь, в городе, в хорошем домике, у тебя комфортные условия.

Илья Тарасов: И горячая вода.

Ксения Гаспарян: Вообще есть вода чистая, вообще есть вода, и все у тебя хорошо. Но на самом деле одно из направлений нашей организации – это клубы друзей заповедных территорий. И здесь заложена такая глобальная идея: если рядом с тобой есть заповедная территория или просто твоя душа рядом с какой-то территорией, то ты можешь ей помогать с самого маленького возраста, со школьных и детсадовских кружков. Потом ты студент-волонтер. Потом ты взрослый человек, допустим, бизнесмен или политик, и ты уже можешь помогать территории по делу. И если ты пенсионер, ты можешь, не знаю, продавать билеты в кассе.

Ну, это опять же модель зарубежная, и она реально работает, когда человек понимает свою привязку: «Вот территория рядом, я живу здесь, я за нее отвечаю». И это очень здорово, что она тоже становится твоей.

Илья Тарасов: Каким должен быть заповедный волонтер?

Ксения Гаспарян: Любой человек может быть заповедным волонтером. У нас были волонтеры, которые выходили на маршрут, 74 года, бабушка, и все хорошо. Она ездила на Север жигулевский, Екатеринбург, все что угодно. Просто если долгий переход, то она выходила раньше, чем группа, потому что шла медленнее. Вот она просто переживала, что она будет всех тормозить. При этом это очень душевный человек, который объединял вокруг себя людей.

Ну, из того, что надо, и это история просто про нахождение в диких природных условиях – это быть ответственным, уметь работать в команде, любить свое дело, понимать, зачем тебе это. То есть зов души при этом должен быть. И это очень важно понимать. И любить природу дикую в том числе. Потому что когда приезжает волонтер и говорит: «А где вай-фай? Где в лесу вай-фай? Мне нужен вай-фай. Нет вай-фая? Я поехал».

То есть быть обязательным и ответственным – это очень важно. Волонтеры, к сожалению, грешат этим: «Если мне за это не платят и я за это не плачу – я могу в любой момент встать и уйти». И это очень большая проблема, к сожалению. То есть помимо такого положительного образа волонтера, такой молодец, хороший, есть еще вопрос неответственных людей.

Илья Тарасов: «Пацан сказал – пацан сделал»?

Ксения Гаспарян: Да.

Илья Тарасов: Вот так и надо работать?

Ксения Гаспарян: Правда, у волонтерства больше женское лицо, но, в общем, «сказал – сделал».

Илья Тарасов: А почему? Вроде как походы, костры, рюкзаки – это все пацаны должны ехать.

Ксения Гаспарян: Ну, они хотят в поход, но они не хотят при этом…

Илья Тарасов: Работать?

Ксения Гаспарян: Работать.

Илья Тарасов: Они хотят ходить и смотреть.

Ксения Гаспарян: Они хотят достигать. Нет, на самом деле есть и мужчины, конечно же, есть. И на самом деле территории удаленные – плато Путорана, допустим, – они выбирают индивидуально. Допустим, два волонтера. Они проводят с ними скайп-общение. И очень часто потом вот такие волонтеры остаются на работу уже в штате. Вот они могут строить кордоны, они могут долго жить. Это люди, которые могут себе позволить на несколько месяцев уехать куда-то. У них, может быть, нет семьи, потому что они не завязаны на заработок постоянный и обеспечение. Молодые люди, наверное, больше все-таки заряжены на работу.

Есть волонтерство, когда ты маркируешь тропу в горах. Вот, пожалуйста, ты идешь и маркируешь. У тебя поход, и ты просто отмечаешь. Если скальные, не знаю, краской рисуешь какие-то метки для туристов. Вот тебе и поход, пожалуйста. Но это редкий случай. Конечно, в основном ты пришел, куда-то дошел, а дальше ты, не знаю, таскаешь камни, строишь настил тропы из дерева, еще что-то. Есть территории, которые в принципе принимают минимум на три недели, как Кроноцкий заповедник, потому что просто дорого волонтера забрасывать на вертолете на меньшее количество дней. То есть им надо больше волонтеров забрасывать. Это не вариант.

С женщинами опять же сложная история, потому что удаленные территории, у нас на кордонах живут инспекторы-мужчины, которые живут в глуши долго. И конечно, это тоже вопрос отвлечения их от работы, когда приезжают молодые и красивые. Поэтому либо парами принимают, либо мужчины нужны. Но их мало. Женщины, конечно, у нас готовы на все, на любую работу, делать все что угодно. На самом деле очень занятые люди, сотрудники заповедных территорий, очень большой объем работы, небольшие штаты.

Илья Тарасов: И зарплата не очень высокая.

Ксения Гаспарян: Совсем небольшие зарплаты. И им очень нужна помощь. Поэтому если есть у кого-то силы и возможности любые, интеллектуальные в том числе, то это все в дело, все нужно.

Илья Тарасов: Для того чтобы вы поехали куда-то волонтерить, вам нужно самим определиться с тем местом, куда вы хотите поехать. Посмотреть карту, выяснить, какие заповедники, национальные парки есть. И, уже зайдя на сайт конкретного заповедника или национального парка, прочитать информацию о тех волонтерских программах, которые в данный момент работают. Поэтому определяйтесь с местом, заходите на сайт, читайте информацию. Вам в помощь сайт экоцентра «Заповедники», вам в помощь сайт Русского географического общества. Лето на самом деле короткое, но можно сделать что-то полезное. Вперед гуглить, собирать рюкзак и ехать далеко, надолго и с пользой!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск