Ксения Кнорре-Дмитриева: Самая страшная заявка на поиск детей – когда пропал маленький ребенок, а рядом был водоем

Ксения Кнорре-Дмитриева: Самая страшная заявка на поиск детей – когда пропал маленький ребенок, а рядом был водоем
Как работают региональные благотворительные фонды. Интересный пример красноярского «Добро24.ру»
Спинальная мышечная атрофия у двух детей в одной семье из Красноярска
Руслану Мокроусову 33 года. Вместе с женой они родители-наставники шестерых приёмных детей
Почему в психоневрологические интернаты попадают здоровые дети? Как им жить с диагнозом в карточке?
Волонтерская экспедиция в Красноярск. Часть вторая. Какие фонды города помогают детям
Любой человек может поехать на две недели в волонтерский лагерь в любую страну
«Пришивали снятые скальпы, зашивали раны от мачете, роды принимали». Врачи-волонтеры Ксения и Яна о работе в больнице Health & Help в горах Гватемалы
Анор Тукаева: «Я знала, что храм стремительно разрушается. И понимала, что, вероятно, скоро его уже не будет». Как восстанавливают храм-маяк в затопленной деревне
Меняющие мир: истории людей, которые не остались равнодушными
Безопасность детей
Гости
Ксения Кнорре-Дмитриева
руководитель пресс-службы поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт»

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». У нас в гостях – Ксения Кнорре-Дмитриева, руководитель пресс-службы поискового отряда «Лиза Алерт».

Как часто пропадают дети?

Ксения Кнорре-Дмитриева: Ну, приблизительно 20% пропаж составляют пропажи детей. Причем я отмечу, что детьми мы называем всех, кому не исполнилось 18 лет. В 2018 году из 13 996 заявок 2 753, по-моему, – это поиск детей. Из них около 1 200 – это дети до 13 лет, и около 1 500 – это дети от 13, соответственно, до 18 лет.

Илья Тарасов: Дети бегут сами? Или случайная ситуация – ушел, заблудился? Или как?

Ксения Кнорре-Дмитриева: По-разному. Но достаточно большой процент, конечно, составляют ситуации, когда убегают подростки, сами уходят из дома. Ну и плюс, действительно, да, бывает, что ребенок просто потерялся, ушел в лес, живя на даче с родителями.

Конечно, бывают трагические истории. Их не так много, но, естественно, каждая из них – это ужас и кошмар для всех нас. Это несчастные случаи и это случаи, связанные с преступниками, которые с этими детьми совершили насилие или убили.

Илья Тарасов: Большой процент?

Ксения Кнорре-Дмитриева: Относительно небольшой, если говорить именно о педофилах. Все, как правило, боятся именно педофилов. То есть разлетаются в чатах родителей такие истеричные какие-то сообщения о том, что где-то кого-то видели, все это расходится по всей России и так далее. Но мало кто боится каких-то вещей, которые каждый день рядом с нами, мимо которых мы ежедневно проходим: открытые люки, деревенские туалеты, незакрытые трансформаторные будки и так далее.

Вот именно эти вещи дают больший процент трагедий, чем ситуации, когда ребенок попался на пути человека с больной психикой и преступными наклонностями. У нас, к сожалению, были уже не одни и даже… в общем, было несколько поисков, когда мы искали детей, и они были найдены погибшими именно в туалетах. Причем один из этих случаев – школьный туалет.

Илья Тарасов: Какие еще есть опасности, на которые мы внимания не обращаем, а они работают, к сожалению, чаще, чем те же случаи похищения детей педофилами?

Ксения Кнорре-Дмитриева: Самая страшная заявка на поиск ребенка – когда пропал маленький ребенок, а рядом был водоем. Конечно, мы всегда начинаем искать ребенка, мы разворачиваем полномасштабную операцию, потому что один из наших девизов – это то, что мы всегда даем шанс человеку быть найденным живым, даже если абсолютно все обстоятельства говорят в пользу того, что этого не может быть: если он, я не знаю, уже много дней в лесу и по всем признакам должен погибнуть, если рядом вода и так далее.

Действительно, иногда случаются чудесные истории. Ну, для нас это именно чудесные истории. Пропал четырехлетний мальчик на Рефтинском водохранилище в Свердловской области, он с родителями там жил в палатке. Вот он пропал в месте, буквально окруженном водой. И это было очень все страшно. И он нашелся, он нашелся живым. И вот такие истории – это действительно праздник.

По нашей статистике, 8 из 10 детей, которые погибли в природной среде, утонули. И маленький ребенок, естественно, тонет очень быстро. И вообще сам процесс утопления человека выглядит совсем не так, как мы видим в кино. Это совсем не то, что он бьет руками и кричит – у него на это нет обычно воздуха. Он уходит под воду, время от времени выныривает. Все это очень быстро происходит. Он не кричит. Он не может даже глотнуть воздуха, у него нет возможности такой. И все. Буквально несколько минут – и человека нет.

Илья Тарасов: Вот у меня ушел ребенок, я не знаю, где он, больше часа.

Ксения Кнорре-Дмитриева: Мы исходим из того, что если ребенок должен вернуться в какое-то время, прошло полчаса, а его нет, то надо начинать его искать. Как его искать?

Во-первых, вы можете в любой момент (я подчеркиваю – в любой момент) обратиться в полицию. Есть еще такой миф, что в полицию надо обращаться спустя 72 часа, то есть трое суток, но это неправда. В полиции должны принять заявление в любой момент, и это касается не только детей, кстати, а это касается и взрослых людей тоже. И заявление можно подать в любом отделении полиции. И сделать это может любой человек. То есть это необязательно мама или папа, а бабушка, няня, соседка – кто угодно.

Вот пропал ребенок. Первое, что надо сделать – естественно, позвонить, попытаться связаться с ним. Позвонить людям, с которыми он был. Звонить его всем одноклассникам, друзьям, звонить его авторитетным взрослым. То есть, допустим, вы знаете, что он дружит с преподавателем кружка по театру, например. Звонить бывшим мужьям и женам. Звонить бабушкам и дедушкам. Всех обзвонить и попытаться выяснить, как там вообще дела, кто его видел и слышал.

И не стесняться совершенно этого делать – обращаться в полицию. Можно вызывать наряд. Можно отправиться в отделение полиции. И оставить заявку на горячую линию нашего отряда: 8-800-700-54-52. И мы начинаем работать, как только есть заявление в полицию.

Илья Тарасов: Я увидел ребенка. Я не знаю, сижу на лавочке в парке, читаю книгу. Тусуется ребенок. Я посмотрел налево, направо – нет ни родителей, никого. Я подошел, спросил: «Где твои родители?» Я не знаю, мне что делать?

Ксения Кнорре-Дмитриева: Первое и главное – не надо никуда его тащить. Вообще не надо трогать чужого ребенка, это чревато неприятностями. Ребенка надо успокоить, если он плачет. Постараться привлечь в том месте, где вы находитесь, тех, кто действительно может помочь – например, сотрудников охраны (в парке наверняка есть какая-то охрана). Если ребенок напуган, постараться как-то оставаться с ним, подключить других людей: «Вы, пожалуйста, сходите к охране», «Вы, пожалуйста, – если это торговый центр, – дайте объявление по громкой связи». Не надо его оставлять одного, потому что мало ли кто там придет, и что будет дальше. Постараться узнать, знает ли он номер телефона родителей. Кстати, дорогие родители, пожалуйста, заставьте детей выучить ваши мобильные телефоны.

Если рядом есть организации, с которыми у нас совместные проекты, так называемые «островки безопасности» (это офисы «Билайна», это магазины «Пятерочка», это «Сбербанк»), там есть сотрудники, которые обучены алгоритму правильных действий в этой ситуации, и они помогут.

Ну и далее, естественно, звонить в 112. Вернее, я бы сказала, это делать первым номером. Звонить нам. Опять же не бойтесь ложного вызова. Полиция, никто вас не оштрафует, если через пять минут прибежит испуганная мама, и они уйдут. Это нормальная ситуация. Наоборот, полиция будет только рада, что все так хорошо закончилось.

В общественном месте некоторые договариваются встречаться где-то у фонтана. Мы не рекомендуем этого делать. Объясните ему, что его главная задача – оставаться на месте, если он пропал. Все. Вот он это сделал – он молодец.

Обязательно его научить тому, что он может обращаться за помощью к трем категориям людей – это полицейский, это человек, который работает в том месте, где он потерялся, и это человек с ребенком.

Договоритесь с ребенком о том, чтобы у вас был пароль – это штука очень полезная в хозяйстве. В ситуации, когда ребенок вам звонит с незнакомого номера, это пригодится и вам, и ему, чтобы он был уверен, что чужой дяденька или тетенька набрал именно этот номер. Вам тоже пригодится, если вдруг у вас звонит незнакомый номер (огромное количество людей уже с этим сталкивалось), и там говорят: «Мама! – не слышно голоса. – Мама, срочно переведи деньги! Я там-то и там-то». Тоже вы говорите пароль. И, естественно, разговор на этом завершается.

Если ребенок уехал от вас случайно на общественном транспорте, а вы остались, то ребенок выходит на первой же остановке, стоит вас и ждет. Если, наоборот, вы уехали, то он просто стоит и вас ждет. Вообще в любой ситуации ребенок ждет, а взрослые ищут.

Стоит и ждет – то же самое в лесу, если потерялся. Ну, я говорю про лес в первую очередь где-то рядом с городами.

Илья Тарасов: Шашлыки…

Ксения Кнорре-Дмитриева: Если это тайга, за много-много километров от населенного пункта, то, наверное, тут уже надо говорить о каком-то другом алгоритме. Все-таки мы работаем обычно в такой ситуации.

К взрослым у меня все та же просьба: не трогать детей, не уводить их с того места, где они потерялись, кроме леса. В лесу, разумеется, ребенка нужно вывести. Естественно, в лесу мы долго будем ждать полицейского, человека с ребенком и так далее. В лесу мы обращаемся за помощью к любому встречному человеку.

В лес нужно правильно собраться. Каждый ребенок, который идет в лес, должен иметь в своем рюкзачке…

Илья Тарасов: Вода.

Ксения Кнорре-Дмитриева: Я подчеркиваю – в своем. Не мама все несет, а вот здесь у него, за спиной, или в корзинке вода, совершенно верно, что-то съедобное (мы рекомендуем шоколадный батончик), свисток, чтобы свистеть, если он потерялся.

Далее. Обязательно у ребенка должен быть с собой полностью заряженный мобильный телефон. Даже если не будет связи в лесу (это частая история), он сможет позвонить в 112, скорее всего. Надо ему объяснить, что это такой волшебный номер. Или надпись «экстренный вызов», вот что-то такое.

И я очень прошу у тех, кто нас смотрит, чтобы ваши дети, ваши родители, вы сами ни в коем случае не ходили в лес в камуфляже, в военной какой-то одежде, в темной одежде. Человек, который ушел в камуфляже, потерялся и лежит, будет нами найдем только в том случае, если мы на него наступим.

Илья Тарасов: Вот так одевайтесь просто

Ксения Кнорре-Дмитриева: Да, вот это идеальный вариант для леса. Естественно, должна быть непромокаемая обувь. И вообще, и обувь, и одежда должна быть теплее, чем то, что вам нужно, когда вы находитесь на открытом пространстве.

Илья Тарасов: Краткая инструкция о том, как стать волонтером поискового отряда «Лиза Алерт».

Ксения Кнорре-Дмитриева: Любой абсолютно человек с любыми физическими возможностями может нам помочь. Вы можете действительно приехать на поиск, если вас эта тема интересует, если вы готовы и считаете, что у вас хорошая, ну, достаточная для этого физическая форма. Хотя, допустим, городской поиск… А городских поисков у нас в пять раз больше, чем лесных, на самом деле. Не нужно никаких навыков для первого поиска, потому что вас поставят в группу, где будет опытный старший, он вам все скажет. Просто, если это лес, нужно ходить и светить фонарем, а если это город, то нужно, соответственно… Это не требует квалификации никакой.

Можно участвовать дистанционно, то есть быть оператором горячей линии. У нас есть направления картографии и радиосвязи – то есть это такие уже узкие специальные вещи. У нас есть, как я уже сказала, кинологи, конные спасатели, у нас есть психологи, первая помощь. То есть у нас человеку самых разных квалификаций найдется применение совершенно точно.

Просто позвонить на номер горячей линии. И можно еще зарегистрироваться на нашем сайте lizaalert.org. И у нас еще есть SMS-рассылка о поисках, где вы можете обозначить свой регион, свой город и так далее…

Илья Тарасов: И подписаться на рассылку.

Ксения Кнорре-Дмитриева: Да. И указать, допустим, вы хотите на все поиски подписаться или только пожилых, только детей и так далее.

Илья Тарасов: Ребята, все контакты, все адреса, адреса сайтов, телефоны горячей линии – все вы видите прямо сейчас на ваших экранах. Если вы хотите стать волонтером или как-то помочь поисковому отряду – смело звоните, заходите на сайт, читайте информацию. Работа вам сто процентов найдется. Если вы столкнулись с ситуацией, что кто-то из ваших родных и близких пропал, тоже немедленно звоните в поисковый отряд «Лиза Алерт» – вам там помогут, направят и подскажут, что надо делать и как делать это правильно. Предупрежден – значит вооружен. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск