Курильские тайны Второй мировой

Курильские тайны Второй мировой | Программы | ОТР

Продолжение рассказа о самой масштабной в новейшей истории научной и волонтёрской экспедиции на острова Курильской гряды

2020-12-18T15:14:00+03:00
Курильские тайны Второй мировой
«Особый порядок»: истории матерей, которые пытаются спасти из тюрьмы невинно осуждённых дочерей
«Без нимба»: фильм памяти Людмилы Алексеевой, которая и в 91 год защищала права человека
«Айка»: фильм о нескольких днях из жизни киргизской мигрантки, которая пытается выжить в Москве
«Запрещённые дети». Как документальный фильм спас девочек из сирийского плена
Искусство невозможного
Как онлайн помочь животным из приюта?
Увидел большую собаку - испугался! А может быть ей самой нужна защита от человека...
Животному нужно переливание крови - рассказываем, где искать доноров
Игуана, с десяток змей, несколько птиц - и все в квартире волонтёра Алисы Богомоловой
Кто позаботится о домашних животных, если с хозяином внезапно что-то случилось?

Илья Тарасов: Здравствуйте! Меня зовут Илья Тарасов. И это программа «ЗаДело!». Мы продолжаем рассказывать вам о самой масштабной в новейшей истории России научной и волонтерской экспедиции на острова Курильской гряды. Прямо сейчас – небольшой пересказ прошлого выпуска. И сразу после него – продолжение.

* * *

Илья Тарасов (здесь и далее – за кадром): В предыдущей программе мы рассказали о том, как прошел первый месяц уникальной экспедиции «Восточный бастион – Курильская гряда» на острове Итуруп. Мы познакомились с волонтерами и учеными. Узнали, кто и зачем изучает морские травы, какие уникальные растения обнаружили на острове ботаники. Выяснили, в чем заключается работа вулканологов и как на Курилах добывают самый дорогой металл в мире. А также понаблюдали за работой орнитологов и экологов.

И в этом выпуске вы узнаете:

Тайны Второй мировой: что нашли на Итурупе волонтеры поискового движения России?

Обычная смена локаций или целая войсковая операция? Как проходил переезд на Уруп.

Какие тайны открылись ученым на одном из самых малоизученных островов Курильской гряды – вы узнаете прямо сейчас в программе «ЗаДело!» на Общественном телевидении России.

* * *

Илья Тарасов: На островах Итуруп и Уруп располагался контингент японской армии. Также в заливе Касатка, на берегу которого находился лагерь, в 41-м году произошла встреча японской авианосной бригады и кораблей сопровождения для нанесения удара по «Перл-Харбору». А в августе 45-го года на островах Курильской гряды прошла Курильская десантная операция, в результате которой советскими войсками были пленены и разоружены почти 50 тысяч японских солдат и офицеров. Захват острова проходил в основном без кровопролитных боев, солдаты сдавались в плен добровольно.

В послевоенный период советские войска вывезли большое количество трофейной техники и артиллерии, но многое осталось на островах. Например, взрывчатые вещества могут до сих пор представлять собой реальную угрозу, поэтому в экспедицию отправился отряд опытных поисковиков.

Сергей Катков, командир поисковой группы: Я Сергей Катков. Мне 40 лет. Я приехал на остров Итуруп как старший поисковой группы. Наша задача – поиск и обследование предметов военно-технической истории.

Мы пришли на место, где до 45-го года располагались японские склады боеприпасов, амуниции, снаряжения. Каждый поисковик знает вот эти фотографии с Северных Курил, где в сопках среди зарослей бамбука стоят танки, в районе аэродромов японских стоят запчасти, крылья от самолетов, разбитые самолеты.

Наверное, хотелось увидеть что-то такое – заржавленные японские танки, брошенные 70 с лишним лет назад. К сожалению, в таком формате мы это не увидели. Но я считаю, что нам достаточно повезло, что были найдены артиллерийские орудия, достаточно редкие.

Собственно, чем занимаются поисковые отряды? Основная задача – это поиск и увековечение памяти павших воинов, изучение истории Великой Отечественной войны, других военных конфликтов.

В данном случае при подготовке, конечно, нам было известно о том, что десантная операция на остров Итуруп не проводилась, остров был сдан японцами без боев, подписана капитуляция. Но остров представляет интерес для военной истории как объект изучения, потому что планомерным изучением военных объектов противника, фортификационных сооружений – ДОТов, ДЗОТов, блиндажей – никто не занимался. Поэтому наша основная задача ставилась на поиск и документацию предметов военно-технической истории.

Вход, подзаваленный вход в подземную штольню. Мы провели обследование и выяснили, что длина проходимых ходов – порядка 450 метров.

Также в составе поисковой группы постоянно принимали участие ребята-поисковики из Тюмени, «Юнармия», у которых уже есть опыт поисковых работ в центральных регионах. Вместе с ними провели топосъемку подземной штольни и составили план этих подземных коммуникаций.

Кроме этого, тем же самым проводником… Он рассказал про место в районе аэропорта «Буревестник», где он по весне, поскользнувшись, скатился со склона и нашел ствол от пушки, торчащий из снега. Орудие стояло прямо на колесах, оно стояло на месте старой японской дороги. Это 75-миллиметровая пушка, так называемый тип 38.

Ну и чуть позже была обнаружена такая же недалеко, метрах в двухстах, обнаружено второе такое орудие, разобранное: отдельно ствол, отдельно лафет. Явно оно было сброшено с дороги по косогору, то есть старались привести в нерабочее состояние.

Сейчас все эти найденные артефакты находятся на базе экспедиции. Далее они будут переданы уже по решению комиссии реставраторам. И дальше будут, видимо, экспонироваться в одном из музеев. Орудия достаточно уникальные, их было сделано около двух тысяч штук. Найденные нами орудия имеют заводские номера 217 и 218.

Также в нескольких местах были обнаружены артиллерийские снаряды, южнее аэропорта «Буревестник» был обнаружен склад. Также по информации от проводника, он видел предметы, похожие на снаряды. Выехали туда, отработали территорию. Оказался блиндаж, артиллерийский склад. И вокруг территория с огромным количеством взрывоопасных предметов.

После того как мы провели это обследование, сообщили военным саперам, которые уже подготовили их к уничтожению. Всего более 700 единиц взрывоопасных предметов было обнаружено. И конечно, они несли потенциальную опасность. Саперами они были уничтожены.

Илья Тарасов: Помимо работ на суше, поиски проводились и под водой. Группа водолазов за все время экспедиции провела работы по изучению дна прибрежной зоны залива Касатка на Итурупе и в месте стоянки на Урупе. Полученные сведения являются стратегически важными для освоения островов, ведь они позволяют правильно выбрать якорные стоянки, а также строить безопасные маршруты для водного транспорта.

* * *

Илья Тарасов: По плану экспедиционеры должны были провести на Итурупе 23 дня, после чего часть состава ученых менялась, и обновленным составом экспедиция перебазировалась на остров Уруп, где и должна была проработать 28 дней. Но вмешалась погода – и вместо 23 дней ученые провели на Итурупе все 40.

Анатолий Каламберг, руководитель экспедиции: Сейчас перед нами стоит задача – как в максимально короткие сроки и без потерь организовать погрузку имущества и техники на суда, которые нас обеспечивают.

Антон Юрманов, заместитель начальника экспедиции по научной работе, ботаник: Несколько дней назад завершился первый этап экспедиции, произошла пересменка, прибыли новые люди. Сейчас мы грузим всю технику и имущество экспедиции на килекторное судно и отправляемся на остров Уруп. Довольно большое количество техники должны загрузить на килекторные суда – это и «Уралы», и МТ-ЛБ. То есть все, что у нас было в лагере, нужно переместить на два корабля.

Илья Тарасов: Для переезда использовались огромные килекторы – вспомогательные суда для подводных грузовых работ, расчистки фарватеров и подъема затонувших объектов. Их мощные краны без труда поднимают на борт многотонные МТ-ЛБ и грузовики.

Для высадки на берег использовали рейдовый береговой катер. Из-за сильного волнения высадка проходила в несколько этапов и заняла целых пять дней.

* * *

Евгений Коблик, орнитолог: В то же время побывать на Урупе – это уже большое счастье, потому что мало кто здесь вообще был. Если все-таки Итуруп, Кунашир, Шикотан – они соединены с Большой землей пассажирскими рейсами и авиарейсами, и пароходы, ну, теплоходы ходят, то на Уруп попасть – это очень непростое дело. И уже одно то, что мы сюда попали – это большое счастье.

Илья Тарасов: Остров Уруп – для орнитологов еще более желанный объект исследований, чем Итуруп. На этом острове подобные изыскания никогда не проводились.

Ярослав Редькин, орнитолог: Вообще, видимо, исторически это был фактически остров птиц, где не было млекопитающих.

Илья Тарасов: Уруп – четвертый по размерам остров архипелага, но в то же время один из самых малоизученных. Несмотря на то, что до 91-го года здесь располагался контингент погранвойск СССР, с научной точки зрения, этот остров по-прежнему – белое пятно.

Уруп представляет собой цепь вулканических хребтов. Здесь есть и действующие вулканы. По флоре он считается самым богатым островом архипелага. Несмотря на то, что его длина едва превышает 100 километров, на острове есть разные климатические зоны. Научные наблюдения прошлых лет говорят о том, что на острове есть большие поселения каланов и тюленей. Но найти их оказалось не так просто. Сначала загадочный Уруп начал рассказывать ученым свою древнюю историю.

До прихода русских и японцев Курильские острова были заселены айнами. На их языке «куру» – означает «человек». Откуда и пошло их второе название – курильцы. А затем – а наименование архипелага. В середине XVIII века на островах Кунашир, Итуруп, Уруп и Шикотан проживало около 1 600 айнов. В процессе освоения этих территорий японцами коренное население подвергалось принудительному переселению. За время японского правления численность айнского населения упала до 50 человек.

* * *

Георгий Порошин, геодезист: В первый день экспедиции было сделано весьма неожиданное открытие. Пошли изучать на предмет оставшихся от военной части вещей – нашли дюнную стоянку каменного века. Находится она на этом дюне. Ее стало разрушать выветриванием. И из нее посыпались предметы: керамика, отщепы, каменные наконечники стрел. Геологи определили по слоям, что время этого поселения – примерно две тысячи лет. Это предположительно стоянка айнов, которые здесь занимались рыболовством, скорее всего, добывали нерпу, китов.

Спустившись вниз, мы практически сразу находим остатки этой цивилизации – в виде вот таких обломков керамики. Причем она очень неплохо сохранившаяся. Также вот тут же находим сразу орудия производства их, то есть каменные отщепы. Это, скорее всего, делали какую-то вещь.

Георгий Порошин: Здесь три таких выдува, и в каждом есть материал. А в одной, следующей, очень интересно, есть каменные выкладки. Предположительно это могильник здесь был.

Если это разрушающийся памятник (а он разрушающийся, потому что ветром все сдует), то здесь надо делать охранные раскопки, то есть спасать. Потому что археологический памятник – это книга, которую можно прочитать один раз. И чтобы все это не пропало, там специальная команда будет все делать… Все это зарисовывается, что и где накопилось.

* * *

Евгений Коблик: Вообще потрясающая вещь. Мы, честно говоря, думали, что в конце августа – начале сентября погода будет более суровая, чем в июле-августе, когда мы были на Итурупе. Мы приехали – и вдруг началось настоящее какое-то бабье лето.

Михаил Кузнецов, геоморфолог: Это очень редкая погода, когда бывает тишь и температура… Мы померяли вчера, была температура – 30,4. Рекорд, наверное, этого лета точно. То есть тут такое бывает нечасто. Тут либо облака… Почему Курилы – Курилы? Потому что они курятся.

Илья Тарасов: Несмотря на жару и огромную влажность, гулять в шортах ученым особо не приходится – везде подстерегает страшная белоножка.

Михаил Кузнецов: Ну, тут есть свой коварный зверь – вот эта белоножка. На Итурупе ее нет практически. Ну, там есть какие-то места… Вот она прилетела. Есть какие-то места. А здесь она зверствует. Она неприятна тем, что она выгрызает клок кожи и, в общем, оставляет болезненные укуси надолго. Очень сильно распухает все, поэтому неприятно. Комар по сравнению с этой белоножкой – никто.

* * *

Евгений Терехов, геолог: Есть такое определение, есть структуры, которые являются индикаторами метеоритного удара. И если мы эти структуры находим, думаем: ну, может быть, это метеорит.

В принципе, работа геолога в какой-то мере похожа на работу следователя, потому что мы по отдельным маленьким примерам, образцам, фактам создаем именно картину, как образовалась Земля, определенные районы.

Евгений Станиславович Пржиялговский, кандидат геолого-минералогических наук, мы вместе с ним работаем уже 30 лет. Вот он в большей мере… Если я считаю себя в большей мере биохимиком, то он в большей мере структурный геолог, изучает разные структурные элементы и прочее.

Андрей Кузьмич Аниканов – это мой старый товарищ, ну, по детству еще. И под моим влиянием он в свое время пошел в геологию. Он лет двадцать работал в экспедициях на Колыме, в Магадане по добыче… ну, не по добыче, а по разведке золотых месторождений. Выполняет функции геологического рабочего. Мы вместе ходим, он таскает образцы, отбирает пробы. У него наметан глаз на всякие редкие минералы, и он своим инструментом отбирает пробы.

А это, так сказать, «золото дураков». Пирит, марказит, пирротин – это такие минералы, которые… Основная формула – FeS2. И они очень похожи на золото.

* * *

Михаил Кузнецов: В принципе, вот эти все бесконечные километры береговой линии, они классифицируются, допустим, в 8–10 типах крупных. Что потом? Вот получили мы эти типы. Надо посмотреть их динамику, как они развиваются во времени.

Грубо говоря, я смотрю динамику, ну стараюсь, за сотни лет. Сейчас очень удобное приложение появилось – Google Earth, которое позволяет смотреть снимки, начиная с 80-х годов. Там есть еще данные по аэрофотосъемке. Вот летали самолеты, снимали, в архивах можно взять. И сравниваешь: ага, вот здесь была такая-то линия, положение береговой линии, а здесь – такая-то. Для современной береговой линии у меня есть GPS, по которому я отбиваю урез воды современный. И даже сравнивая данные с Google Earth прошлого года, есть небольшие отличия.

Илья Тарасов: Исследования, которые проводит Михаил, в дальнейшем помогут произвести правильные расчеты и выбрать место для строительства причальной стенки.

Михаил Кузнецов: Все ученые с собой что-то привозят, частичку какого-то материала. Что это у меня? У меня образцы с пляжа. Я как делаю? Я подхожу к линии уреза и беру там образцы. Вот этот образец, который получаю, – около 200 грамм песка. Я его запаковываю в пакет, ставлю точку в GPS, подписываю маркером, чтобы знать, что это вообще за образец.

Зачем он мне нужен? Дело в том, что если на пляже, например, изучать динамику… Ну хорошо, где-то мы видим, что смыло какие-то участки, где-то намыло. А вот в такой дальнесрочной перспективе этого не заметить. То есть я смотрю вот этот материал в лаборатории, уже в университете. И по содержанию процентному тех или иных фракций мы можем сказать, откуда поступил материал и как он движется в береговой зоне.

Породы у нас магматические, они иногда содержат даже… часто очень содержат всякие разные тяжелые минералы, темные, темноцветные. Одним из таких является магнетит. Гематит здесь тоже есть. Ну или титаномагнетит. У нас здесь – и на Итурупе, и на Урупе – есть места, где можно на самом деле открывать как бы месторождения этих россыпей титаномагнетита. Он используется в промышленности.

* * *

Илья Тарасов: Первую неделю волнения моря и погода не позволяли полноценно исследовать остров, поэтому ученые ходили в пешие маршруты от базового лагеря в районе бухты Новокурильская. Как только погода наладилась, группа ученых на гидрографическом судне отправилась на юг острова, в район мыса Ван-дер-Линд.

Екатерина Аристархова, ботаник: Привет! Сегодня 5 сентября. У нас маршрут по острову Уруп. От нашего лагеря на побережье мы идем к переходным болотам. Такой резкий слон. Ну, к этому мы все здесь привыкли. Когда есть тропа, то гораздо проще. Травостой местами выше человеческого роста, и продраться сквозь него – это целая задача.

Шарапат Кудаева, геолог: Всем привет! Мы сегодня в маршруте. После вчерашнего довольно продуктивного маршрута мы вчера нашли два образца: один – кварцит, другой – гранит. Но, к сожалению, не смогли отколоть. И сегодня нам выдали помощника, мы идем добывать себе довольно представительные образцы. Вот наши помощники.

Антон Юрманов: Вчера из маршрута Попов и Скопин, наши эколог и зоолог, принесли мне кое-что интересное. Они, вероятнее всего, нашли следы стоянки древнего человека – и не столько стоянки, а сколько места, где разделывали добытых морских животных. Там были обнаружены кости морских млекопитающих разного времени. Часть из них уже удалось идентифицировать, часть – еще предстоит специалистам в Москве.

Но такой срез может много рассказать, во-первых, о быте проживавших здесь народов, об инструментах, которые они использовали для охоты, и, конечно же, самое главное – о том, какие животные здесь все-таки присутствовали.

Илья Тарасов: Тем временем эколог Игорь Попов ищет места обитания каланов.

Игорь Попов, эколог: Вот лезем почти по отвесному склону. Как-то совсем стало мрачно. Курильский бамбук – наше любимое растение.

Что делаем? Яму роем. Нам работу облегчили, уже кто-то тут что-то накопал. Я буду руководить, советы давать. Ладно, я уж не совсем изверг, тоже могу что-нибудь выкопать. Вот проверили. Ставим конус. Если кто-то будет идти мимо, то туда провалится. Сейчас мы этих конусов тут понаставим и узнаем, какая тут мелкая живность водится. Сейчас перегородим – и звери, которые не соблюдают «правила дорожного движения», сюда попадутся. Вот так вот. Сейчас понаставим препятствий.

Мы сюда шли, а каланов все нет, повывелись. Да, крутовато… Есть! Все-таки мы его нашли. Но, к сожалению, он всего один и далеко. Ну, сейчас я его сфотографирую. А может, даже два. И тюлень рядом с ним плавает. Хоть какая-то ясность. Один тюлень и один калан. Ну, что-то не густо.

Я хотел, конечно, в первую очередь исследовать морских млекопитающих, которые тут или прямо на острове, или вокруг плавают: каланы, тюлени, сивучи, киты. Писали, что их тут довольно много, но выяснилось, что их очень и очень мало.

Если присмотреться, то маленький бугорок на поверхности – это он и есть. Лежит на спине, отдыхает. Сейчас достану фотоаппарат помощнее и сделаю его портрет.

Каланы – это млекопитающие отряда хищных, семейства куньих, родственники дальние выдрам, норкам. Они водятся на острова в северной части Тихого океана. Больше всего их на Алеутских островах. Ну, на юг распространяются почти до Японии – это на западе. А на востоке, то есть с американской стороны, – там почти до Калифорнии. Сейчас их, наверное, общая численность – несколько десятков тысяч.

Я и мои ближайшие коллеги бросились исследовать каланов. Мы ожидали, что поскольку остров практически необитаем, то их тут много, потому что почти вся прибрежная полоса для них пригодна. Писали, что их тут довольно много, несколько сотен или даже тысяч, поэтому мы ходили по берегу как можно больше, как можно дальше и смотрели, пересчитывали каланов.

Оказалось, что их очень мало – гораздо меньше, чем ожидали, и гораздо меньше, чем могло бы тут быть. Тут их раньше были тысячи, потом сотни, а сейчас мы с большим трудом насчитали около 40 каланов, хотя прошли километров 30 или 40, причем в самых лучших местах для каланов.

Мы сейчас точно не знаем, почему это произошло. Мы сопоставляем разные свидетельства. Пока что нам представляется наиболее вероятным то, что их просто банально пристрелили. Мы нашли один труп калана без шкуры и без головы. То есть ясно, что его кто-то пристрелил, снял шкуру, оторвал голову, ну а мясо выбросил на берег.

Илья Тарасов: Охарактеризовать экологическое состояние островов Итуруп и Уруп как благополучное никак не получается. Данные прошлых лет относительно больших поселений каланов и тюленей не подтвердились. Наоборот – численность этих животных крайне мала. Учеными были обнаружены свидетельства деятельности браконьеров: кучи рыбы, из которой взята икра, а также останки недавно убитых каланов. Разрешенный промысел рыбы также, несомненно, не способствует высокой численности морских животных.

Игорь Попов: Меня восхищает природа, звери, красоты. Хочу, чтобы они сохранились. По-моему, все довольно просто и очевидно. Мне всегда трудно понять, почему окружающие этого не понимают. Это же так здорово – смотреть на каланов, на леса, на море, на реки, а не портить все вокруг, не мусорить, не уничтожать. Вот у меня такое восприятие окружающей среды.

* * *

Евгений Терехов: Эта экспедиция – ну, я даже не могу описать, что это такое. Ну, это какой-то образ жизни. В общем-то, без этого народ не может уже существовать. Особые бонусы – я бы не сказал, что есть, потому что то комары, то мошка, то дождь. Ну, трудно сказать, что это такое. Просто как-то влечет человека к таким местам.

Антон Юрманов: Экспедиция – это не просто поход, где куча людей здорово проводят время в красивых декорациях, добираясь туда огромное количество времени и тратя весомые средства. Экспедиция – это огромное исследование научное и социальное. Нигде, кроме как в экспедиции, не встретишь людей настоящих. В экспедиции чувствуешь себя действительно живым. Это все не зря. Каждый из нас хорош в чем-то своем. И мне кажется, что это то, в чем я хорош в экспедициях. Я чувствую себя на своем месте здесь.

Мир не исследован, мы только начали его открывать. И один из девизов Русского географического общества: «Мы открываем Россию заново». Но на самом деле – не заново. Мы продолжаем ее открывать, хоть и ходим по тем же тропам.

* * *

Две японские пушки, найденные поисковиками, эвакуированы для реставрации в Москву.

Полученные экспедицией данные о температуре вулкана Кудрявый требуют повторных измерений из-за неисправности измерительного прибора.

Орнитологи открыли и описали 5 новых подвидов островных рас птиц.

Всего же ученые обнаружили 18 новых видов для флоры и фауны изученных островов.

На основании выводов ученых и фактов повсеместного браконьерства на острове Уруп, Антон Юрманов ведет работы по обоснованию создания заповедника в северной части острова.

Впереди следующий сезон долгосрочной комплексной экспедиции «Восточный бастион – Курильская гряда», исследователей ждут еще менее изученные острова.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Продолжение рассказа о самой масштабной в новейшей истории научной и волонтёрской экспедиции на острова Курильской гряды