Любой человек может поехать на две недели в волонтерский лагерь в любую страну

Любой человек может поехать на две недели в волонтерский лагерь в любую страну
Как работают региональные благотворительные фонды. Интересный пример красноярского «Добро24.ру»
Спинальная мышечная атрофия у двух детей в одной семье из Красноярска
Руслану Мокроусову 33 года. Вместе с женой они родители-наставники шестерых приёмных детей
Почему в психоневрологические интернаты попадают здоровые дети? Как им жить с диагнозом в карточке?
Волонтерская экспедиция в Красноярск. Часть вторая. Какие фонды города помогают детям
«Пришивали снятые скальпы, зашивали раны от мачете, роды принимали». Врачи-волонтеры Ксения и Яна о работе в больнице Health & Help в горах Гватемалы
Анор Тукаева: «Я знала, что храм стремительно разрушается. И понимала, что, вероятно, скоро его уже не будет». Как восстанавливают храм-маяк в затопленной деревне
Меняющие мир: истории людей, которые не остались равнодушными
Безопасность детей
Ксения Кнорре-Дмитриева: Самая страшная заявка на поиск детей – когда пропал маленький ребенок, а рядом был водоем

Голос за кадром: Telegram-канал @brain_drain_ru – ресурс, на котором ежедневно размещается информация о волонтерских поездках и стажировках за рубежом. Канал читают более 20 тысяч человек. Основала его Татьяна Щербакова, выпускница журфака МГУ. Сейчас она живет и работает в Мьянме, в благотворительной организации.

Илья Тарасов: Вы смотрите программу «ЗаДело!». И у нас на связи по скайпу Татьяна Щербакова, автор Telegram-канала Brain Drain. Таня, привет. Сколько времени у тебя сейчас? И я так понимаю, ты в Мьянме (она же Бирма)?

Татьяна Щербакова (по Skype): Да, в Янгоне. У нас почти что 2 часа дня.

Илья Тарасов: Как начать путешествовать и на этом немножко даже зарабатывать?

Татьяна Щербакова: Именно я начала свой волонтерский путь с программы Европейской волонтерской службы. Сейчас она называется Европейский корпус солидарности. И мы регулярно публикуем вакансии на эту тему. В этой программе могут участвовать практически все, правда, до 30 лет. Вот единственный есть минус. И в этой программе не нужно никаких дипломов, как я сказала, не нужен опыт работы. Вам нужно просто написать мотивационное письмо, объяснить, почему вы хотите поехать именно на этот проект.

Очень много проектов в области… работа в молодежном центре, работа в детском саду, работа с каким-то социально уязвимым населением. Требуются часто врачи, ветеринары. Требуются просто люди, которые готовы взять и поехать в любую страну Европы, провести там год и научиться. Возможно, вы даже не знаете языков, но вы можете поехать в Испанию и выучить испанский. Вы готовы его учить, вы готовы учиться новому, вы готовы какой-то крутой проект забабахать там. То есть фактически никаких требований нет, и это самое классное.

Илья Тарасов: Как ты вообще узнала об этом и куда поехала?

Татьяна Щербакова: Я начала волонтерить сначала в психиатрической клинике в Москве. И мне очень понравилось это дело. Я тогда работала в новостном агентстве, я узнала, что его закрывают, и тогда я начала искать какие-то возможности за рубежом. И я нашла вот эту программу – Европейскую волонтерскую службу. Я попала в Мадрид.

Илья Тарасов: А что ты делала в Мадриде? В чем заключалась деятельность?

Татьяна Щербакова: Ну, лично моя деятельность заключалась в том, что я вела соцсети, я организовывала тренинги для будущих волонтеров, для координаторов-волонтеров. Я связывалась с другими организациями за рубежом, и мы с ними заключали контракты, что они возьмут наших волонтеров к себе, мы возьмем их волонтеров к себе. То есть разная такая деятельность по установлению каких-то межкультурных связей.

Илья Тарасов: Можно поехать в Европу волонтерить не только в Европейский корпус солидарности, а куда-то еще. Правильно?

Татьяна Щербакова: Ну, мы публикуем также и вакансии с Workaway. Это такая платформа, на которой… Ну, на самом деле это не совсем волонтерство, но те же самые условия, предоставляют жилье и питание. Вы можете поехать, помогать, например, отелю какому-то. Или вы можете поехать и помогать приюту для собак.

Смысл в том, что сначала мы публиковали только более профессиональные вакансии, но нам стали писать люди, которые сказали: «Мы не хотим, у нас нет диплома, мы не хотим строить карьеру в этом. Мы просто хотим на месяц куда-то съездить. Нужно, чтобы требования были пониже». И вот мы стали публиковать также Workaway и волонтерские лагеря. То есть фактически любой человек может поехать на две недели в волонтерский лагерь – и не только в Европу, а в Африку может поехать, в Азию, в любую страну, в общем-то.

Илья Тарасов: За чей счет банкет? И как все это работает?

Татьяна Щербакова: Нельзя сказать, что волонтерство оплачивается. Вам могут платить какие-то деньги, но это не зарплата. Это вам выплачивают деньги на карманные расходы, иногда на питание. То есть на самом деле иногда выходит то на то, но это зарплатой не считается. В основном волонтерство – всегда предоставляют вам жилье и питание. Иногда возмещают вам расходы на перелеты, иногда возмещают расходы на визу. Это волонтерство.

Стажировка – это совсем другая история. Там в основном вам платят какую-то стипендию. И на стажировке предполагается, что все-таки вы хотите связать свою карьеру с этой конкретной деятельностью, которую вы приедете делать.

Илья Тарасов: Самые экстремальные волонтерские экспедиции?

Татьяна Щербакова: Ой, экстремальных экспедиций столько! Мы на самом деле стараемся поменьше публиковать таких, вообще редко очень публикуем, потому что люди не считают крутым съездить в Южный Судан или куда-нибудь в Конго, потому что они считают, что это опасно. Ну, это опасно. В Афганистан тоже есть много, в Пакистан. Мы такое очень редко публикуем. Мне как профессионалу это интересно. Но я думаю, что люди, которые думают: «Вот съежу-ка я на год куда-нибудь в крутую страну», – вряд ли думают об Афганистане.

Мы публикуем часто еще вакансии волонтерства ООН – они более профессиональные, там требования повыше. Но именно в ООН очень много вакансий в таких странах экстремальных.

Илья Тарасов: Сейчас ты в Мьянме работаешь тоже в некоммерческом секторе. Где ты конкретно работаешь? И чем занимается ваша организация?

Татьяна Щербакова: Я занимаюсь курированием разных проектов. У меня несколько таких проектов в трех сферах: в сельском хозяйстве, в водоснабжении и в образовании. То есть водоснабжение – скажем, мы строим колодцы и пруды. В моей организации я конкретно знаю людей, которым построили мы колодцы. Я к ним ездила до того, как у них не было воды. Я к ним езжу сейчас, когда у них есть вода. И я вижу разницу.

Илья Тарасов: А расскажи про них, пожалуйста, поподробнее. Что это за семьи?

Татьяна Щербакова: Ну, мы работаем в Магуэ – это такой регион очень засушливый. Ну, это обычно очень маленькие изолированные деревни, в которых остаются в основном женщины, старики и дети, потому что все мужчины уезжают в большие города на заработки.

Дело в том, что Мьянма – это вторая в мире страна, которая больше всего выращивает опиума, и поэтому в сельском хозяйстве мы помогаем их заменить опиум чем-нибудь пополезнее – например, соей. Мы рассказываем: «Соя полезна для организма, с ее помощью вы также сможете кормить ваших детей, они будут более здоровые».

Илья Тарасов: А как бирманцы смотрят на то, что приехали итальянцы плюс русская барышня и рассказывают им: «Ребята, давайте заканчивать выращивать опиум, давайте выращивать сою, рожь, пшеницу и все что угодно»?

Татьяна Щербакова: Ну, дело в том, что это такие очень изолированные деревни, в которых главная цель, в общем-то, этих людей – не заработать бабла на наркоторговле, а главная цель – просто прокормить свою семью. Это не те люди, которые реально зарабатывают деньги торговлей опиумом. То есть им все равно, что они выращивают. Им главное, чтобы они могли прокормить свою семью. Если они это получают с помощью сои… А мы в основном им показываем, что не только они могут прокормить свою семью, но и: «Ценность сои очень большая, и ваши дети будут здоровее». Тогда они соглашаются на это.

Илья Тарасов: Как тебе Бирма самой?

Татьяна Щербакова: Ой, мне очень нравится, здесь потрясающе! Я жила до этого еще в Таиланде, я не сказала. И я думала: «Это Юго-Восточная Азия, все будет то же самое». Но это очень и очень разные, на мой взгляд, страны. Здесь люди, мне кажется, гораздо более улыбчивые. Я не знаю, почему Таиланд называют страной улыбок. Здесь очень классно. Единственный минус – я бы сказала, что очень-очень жарко, гораздо жарче, чем в Таиланде. И еще много насекомых, но это нормально.

Илья Тарасов: Сколько языков ты теперь знаешь?

Татьяна Щербакова: Я знаю четыре языка хорошо: английский, испанский, итальянский и русский, соответственно. И учу французский и арабский.

Илья Тарасов: Был случай, что волонтеры не возвращаются из поездок – ну, не по той причине, что они решили остаться, а что-то случилось? Насколько это опасно?

Татьяна Щербакова: Ну, бывают, конечно, такие случаи. Прошлым летом, я знаю, итальянка поехала в Кению, и ее там украли. Может быть, вы слышали по телевидению. И до сих пор ее не нашли. Да, такое бывает. Но говорят, что она не очень соблюдала технику безопасности. То есть, когда приезжаешь в конкретную страну, вам сообщают, что можно делать, а что нельзя. Если говорят, что женщине нельзя гулять одной, то, скорее всего, это не просто потому, что они не любят женщин, а, скорее всего, действительно не стоит гулять одной.

Илья Тарасов: Ты озвучила сайт Workaway. Есть ваш Telegram-канал. Помимо Telegram-канала, у вас есть еще какие-то социальные сети, где можно посмотреть ближайшие стажировки, куда можно отправиться?

Татьяна Щербакова: Я веду еще Instagram-страницу @tatiana_dreambig, там тоже иногда появляются. Иногда там появляются вакансии, но в основном я публикую именно советы, потому что я поняла, что множество людей мне пишут и спрашивают именно конкретные вещи по резюме, как проходить собеседование, вообще какие-то детали работы в некоммерческих организациях. Вот это все я пишу на своей личной странице.

Илья Тарасов: Ну, ты рекомендуешь вообще?

Татьяна Щербакова: Конечно. Почему же я бросила журналистику и теперь сижу в Янгоне? Мне здесь очень нравится, ну, не только географически. Разница-то в чем? Журналистика – тоже очень интересная профессия. Ты знакомишься с людьми, постоянно путешествуешь. А я работала в международной журналистике.

Но здесь, даже если день просто ужасный, очень тяжелый, в конце концов ты просто уже так устала и не можешь ничего делать, ты понимаешь, что это все не зря, ты не просто так перекладываешь бумажки в офисе. Ты понимаешь, что конкретные дети получат еду, конкретные люди найдут работу, реально кто-то выберется из бедности, благодаря твоему труду в том числе. И это реально помогает тебе делать эту работу, продолжать и продолжать. И это дает тебе столько сил, что просто… Не могу объяснить вам.

Илья Тарасов: Я надеюсь, больше после нашего эфира появится людей, которые захотят изменить свою жизнь – и не только свою, но и жизнь других людей на нашей планете в лучшую сторону. Спасибо тебе большое. Публикуйте больше крутых стажировок, экспедиций и вакансий. Мы будем за ними следить и по возможности ездить.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск