Мария Зеленова – о различии травли и конфликта. Какой бывает буллинг? И как правильно реагировать жертвам, родителям и педагогам?

Мария Зеленова – о различии травли и конфликта. Какой бывает буллинг? И как правильно реагировать жертвам, родителям и педагогам?
Как работают региональные благотворительные фонды. Интересный пример красноярского «Добро24.ру»
Спинальная мышечная атрофия у двух детей в одной семье из Красноярска
Руслану Мокроусову 33 года. Вместе с женой они родители-наставники шестерых приёмных детей
Почему в психоневрологические интернаты попадают здоровые дети? Как им жить с диагнозом в карточке?
Волонтерская экспедиция в Красноярск. Часть вторая. Какие фонды города помогают детям
Любой человек может поехать на две недели в волонтерский лагерь в любую страну
«Пришивали снятые скальпы, зашивали раны от мачете, роды принимали». Врачи-волонтеры Ксения и Яна о работе в больнице Health & Help в горах Гватемалы
Анор Тукаева: «Я знала, что храм стремительно разрушается. И понимала, что, вероятно, скоро его уже не будет». Как восстанавливают храм-маяк в затопленной деревне
Меняющие мир: истории людей, которые не остались равнодушными
Безопасность детей
Гости
Мария Зеленова
клинический и кризисный психолог АНО «БО «Журавлик»» и программы «Травли.NET»

Илья Тарасов: Вы смотрите программу «ЗаДело!». У нас в гостях – Мария Зеленова, клинический и кризисный психолог благотворительной организации «Журавлик» и программы «Травли.NET».

Мария Зеленова: травлинет.рф.

Илья Тарасов: Травля. Сейчас модное слово «буллинг» пришло к нам.

Мария Зеленова: Мы различаем травлю и конфликт. Конфликт – это когда две стороны конфликтуют и когда есть более или менее равные силы, равные возможности. Когда мы говорим про травлю, то мы говорим, что это групповой процесс в первую очередь. Это не два ребенка выясняют отношения, а это групповой процесс, потому что там есть определенные роли: жертва, агрессор, свита агрессора, свидетели, которые за всем этим наблюдают. И роли не меняются.

Илья Тарасов: Чем может это все закончиться?

Мария Зеленова: Иногда дети доходят и до суицидальных попыток, или даже совершенного суицида. Иногда агрессия у жертвы не имеет выхода, и единственной целью становится отмщение. И он приходит с шутингом тем же самым, мы знаем, когда массовая перестрелка, и уже все равно кого. Например, в Америке это частое явление, к сожалению. Либо это более легкие формы, но они не легкие для человека, потому что последствия в любом случае тяжелые.

Если мы говорим про жертву, это могут быть и психосоматические заболевания, и низкая самооценка, и снижение успеваемости, естественно, и большое количество других последствий. Но травматизации на самом деле подвергаются не только жертвы, но и сами були, потому что у них нет опыта…

Илья Тарасов: Були – это те, кто…

Мария Зеленова: Агрессоры непосредственные. Буль – это агрессор, и он тоже подвергается травматизации, потому что, к сожалению, в ситуации травли у него нет возможности установить правильную коммуникацию с классом, у него нет возможности удовлетворить свои потребности иным способом, не через насилие. И ребенок учится тому, что это единственный способ, в общем-то, сплачивать вокруг себя людей и устанавливать коммуникации. Поэтому потом, вырастая, естественно, у него будут сложности с тем, чтобы найти друзей, чтобы найти партнера по жизни в целом.

Илья Тарасов: Но нам их не жалко. Или жалко?

Мария Зеленова: Лично мне их жалко.

Илья Тарасов: Кто в основном подвергается насилию?

Мария Зеленова: Жертвой может стать каждый, по большому счету. Из самой благополучной семьи, самый красивый мальчик или девочка, по большому счету, если они попадут не в тот класс, где действительно есть механизм насилия, есть механизм травли, то они могут подвергаться тому же самому буллингу очень активно. Конечно, дети с особенностями травле подвергаются намного чаще. Это дети из приемных семей, это дети с особенностями психического развития, физического развития в том числе.

Илья Тарасов: Что, если травят учителя и взрослые?

Мария Зеленова: Это бывает. И это намного тяжелее для ребенка, даже нежели травля ровесниками – просто потому, что это вопрос иерархии, это вопрос опять же воспитания определенного. Если жесткие иерархичные рамки в семье этого ребенка, то ему сложнее противостоять учителю в том числе.

Илья Тарасов: Моего ребенка обидели – праведный гнев, я бегу в школу, даю подзатыльник или леща какому-нибудь мальчику, который обидел моего ребенка. Что со мной может быть?

Мария Зеленова: Этого делать категорически нельзя, потому что взрослые всегда разбираются только со взрослыми, не с детьми. Поэтому, конечно, взрослые в первую очередь все-таки попадают в полицию, и дальше с ними проводится вся та же самая работа, как и с любым другим правонарушителем.

Пример – недавно нашумевший скандал, когда мальчик в классе занимался буллингом и, к сожалению, травил большое количество детей, все его очень сильно боялись. В итоге он избил девочку до разрыва селезенки. И папа девочки устроил ему «темную» с несколькими родителями в туалете, была большая разборка. В итоге его макнули головой в унитаз. И был большой скандал.

К сожалению, папа опять же был под уголовной ответственностью непосредственно, а ребенок продолжает учиться там. Более того, он чувствует свою безнаказанность, потому что он понимает, что, во-первых, насилие – это правильно, потому что взрослые действуют точно так же; а во-вторых, ему ничего не могут сделать, потому что он еще маленький. Он несовершеннолетний, ему даже нет еще 14 лет.

Илья Тарасов: У нас все было во дворе, в школе, все онлайн… точнее, не онлайн, а все лицом к лицу.

Мария Зеленова: Очно.

Илья Тарасов: Да, очно. Сейчас – интернет.

Мария Зеленова: Кибербуллинг – это очень опасное явление, сейчас достаточно массовое, потому что, во-первых, буль анонимен, их может быть много. Во-вторых, у жертвы как раз нет возможности спрятаться, поскольку мы все пользуемся гаджетами. И если из школы, например, где тебя травят, ты можешь прийти домой и чувствовать себя в относительной безопасности, по крайней мере до следующего утра, когда ты пойдешь в школу, то здесь тебя достают и SMS, и по почте, например, и в видео, и в любых социальных сетях, и так далее, и так далее. Более того, даже если ты пожалуешься, в общем-то, взрослые никаким образом не смогут остановить этот процесс. Поэтому это очень опасно.

Есть разные виды кибербуллинга. Это может быть и хейтинг, когда под постом, например, или в блоге у ребенка пишут большое количество негативных комментариев, обзывательства и всякие прочие вещи. Это может быть именно преследование по SMS, например, в WhatsApp и так далее. Это может быть рассылка как раз интимной информации какой-то. Это может быть взлом.

Илья Тарасов: Если люди любят превентивные меры и только задумываются насчет того: «Мало ли с моим ребенком что-то в школе может случиться»…

Мария Зеленова: Таких очень много.

Илья Тарасов: Где им брать информацию?

Мария Зеленова: Во-первых, у нас в соцсетях – на Facebook и во «ВКонтакте» – большое количество прекрасной и интересной информации, общедоступной. Во-вторых, на нашем сайте травлинет.рф есть большое количество статей, информации, есть возможность связаться с нами напрямую. Я и мои коллеги с удовольствием отвечаем на все возникшие вопросы. Есть возможность оставить заявку для того, чтобы мы приехали в школу и провели серию мероприятий там.

Илья Тарасов: Подведем итог. Если я ребенок, меня травят, то мои действия?

Мария Зеленова: В первую очередь – помнить о том, что вы такой же человек, как и все остальные, вы имеете право на безопасность. И то, что происходит, если вы чувствуете дискомфорт – это неправильно. Во-вторых, искать помощь – искать помощь у тех значимых взрослых, которым вы доверяете.

Илья Тарасов: А если я родитель и ко мне уже обратился ребенок за помощью со словами, что его травят, то мои действия? И что делать нужно, а чего делать категорически нельзя?

Мария Зеленова: Категорически нельзя игнорировать этот факт или отмахиваться: «Разберитесь сами» или «Меня это не волнует», или «Я занят», – и так далее. После этого важно действительно разобраться уже в этой конкретной ситуации, соответственно, поговорить с классным руководителем, поговорить с другими взрослыми, участвующими, со школьным психологом, с завучем, с директором, чтобы понять, насколько ситуация серьезная.

Если все-таки есть физические побои, то в первую очередь, конечно, это поход к терапевту для фиксации этих самых побоев, для того чтобы была возможность дальше обращаться именно в полицию. Это обязательно заявление в полицию.

Если это кибербуллинг, если родитель видит, что в его чатах, телефонах, компьютерах незакрытых есть травля – ни в коем случае не стирать все это с ужасом, что родители часто делают, а стараться либо заскринить, либо сфотографировать, чтобы опять же написать заявление в полицию, поскольку это тоже неправомерные действия.

Если есть угроза от взрослых людей или от взрослого человека, есть намек на преследование, то опять же, помимо жалобы модератору в соцсетях, все-таки обязательно нужно обратиться в полицию.

Илья Тарасов: Проконсультироваться, позвонить куда можно? Вам?

Мария Зеленова: Можно нам непосредственно, конечно. Есть опять же общероссийский телефон детского доверия, горячая линия, где тоже можно проконсультироваться. Можно набрать 051, например, и тоже могут помочь. Либо набрать нам – и мы проконсультируем по любому вопросу.

Илья Тарасов: Так, все телефоны, которые мы перечислили, прямо сейчас на ваших экранах. Самое главное – эти люди делают доброе дело, и делают бесплатно. Но для того, чтобы делать это дело качественно, развиваться, расширяться и еще больше оказывать вам помощи, им необходимо тоже помогать. Поэтому заходите на сайт, ищите кнопку «Хочу помочь»… Правильно?

Мария Зеленова: Правильно.

Илья Тарасов: Делайте пожертвования. Можно сделать разовое пожертвование, можно подписаться на рекуррентный платеж. А можно просто связаться по телефону и предложить свою помощь, может быть, как в качестве волонтера, психолога и так далее – там уже вам подскажут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск
Полный выпуск