Мусор: проблема или возможность заработать?

Мусор: проблема или возможность заработать? | Программы | ОТР

Куда сдать ненужные вещи и кто придумал открыть музей из бытовых отходов

2021-01-22T13:20:00+03:00
Мусор: проблема или возможность заработать?
Взрослые дети
«Особый порядок»: истории матерей, которые пытаются спасти из тюрьмы невинно осуждённых дочерей
«Без нимба»: фильм памяти Людмилы Алексеевой, которая и в 91 год защищала права человека
«Айка»: фильм о нескольких днях из жизни киргизской мигрантки, которая пытается выжить в Москве
«Запрещённые дети». Как документальный фильм спас девочек из сирийского плена
Искусство невозможного
Как онлайн помочь животным из приюта?
Увидел большую собаку - испугался! А может быть ей самой нужна защита от человека...
Животному нужно переливание крови - рассказываем, где искать доноров
Игуана, с десяток змей, несколько птиц - и все в квартире волонтёра Алисы Богомоловой
Гости
Роман Дмитриенко
учредитель проекта «Свалка»
Леонид Синицын
руководитель проекта «Собиратор»
Дмитрий Иоффе
председатель проекта «Чистые игры»
Анна Кочегар
руководитель PR службы движения «Сделаем» и ЭкоЦентра «Сборка»

Илья Тарасов: Мусор – это проблема или возможность заработать? В европейских странах с бытовыми отходами уже научились справляться. К примеру, в Швеции мусор даже покупают у соседей, чтобы потом переработать и использовать как вторсырье. Технологии в этой стране позволяют снова пустить в дело больше 50% произведенного мусора. В России успехи по переработке гораздо скромнее – не дотягивают и до 10%.

В прошлом году в нашей стране стартовала так называемая «мусорная реформа». В каждом регионе появился свой оператор, который отвечает за вывоз коммунальных отходов и их утилизацию. По замыслу федеральных властей именно региональные операторы должны были продвигать раздельный сбор мусора, его переработку и, как следствие, уменьшение количества свалок. Но что-то пошло не так.

По данным Счетной палаты в 2019 году каждый гражданин России оставил после себя около 450 килограммов мусора. И эти отходы – больше 90% – не переработали, а просто закопали на действующих полигонах. По прогнозу экспертов, ситуация критическая, мощности свалок хватит еще на три года. А потом, если ничего не придумают, маячит экологическая катастрофа…

* * *

Илья Тарасов: Здравствуйте! Я – Илья Тарасов. И это программа «ЗаДело!». Сегодня мы поговорим о мусоре, а точнее – о том, что каждый из нас может с этим мусором сделать во благо нашей планеты.

Сегодня в программе:

Весело и экологично: что такое проект «Дебош»?

Апсайклинг: как еще может послужить содержимое мусорного ведра?

А также обзор самых интересных социальных экопроектов. Все это и многое другое смотрите в программе «ЗаДело!» на Общественном телевидении России.

А прямо сейчас мы расскажем о том, что такое проект «Сделаем!» и как работает экоцентр «Сборка».

* * *

Илья Тарасов: Я помню, знаешь, мы с тобой виделись года три-четыре назад. И я тогда первый раз увидел одноразовые мешочки для покупки… Тьфу! Не одноразовые, а многоразовые мешочки для того, чтобы складывать в них продукты, просто экосумки и какие-то стаканы, в которые можно наливать кофе. Я тогда говорю: «Вау! Вот это ничего себе!» Это было три-четыре года назад. Сейчас для меня это нормальная штука, что у меня висит холщовая сумка, и перед тем как идти в магазин, я ее снимаю. Я хожу с одним и тем же стаканом постоянно. То есть – все о’кей.

А вообще тенденция сейчас в России действительно за четыре года, на твой взгляд, изменилась, отношение россиян и к мусору, и к потреблению, и так далее?

Анна Кочегар: Действительно, отношение меняется. И мы это видим не только как бы своими глазами или ушами, когда общаемся напрямую с людьми. То есть многим кажется, что экологичный образ жизни – это удел каких-то хипстеров, богатых москвичей, которым нечем заняться, может быть. На самом деле это не так.

И интерес к тому, чтобы бороться с мусорной проблемой, проявляют все слои населения, все возраста. То есть не только молодежь, но и старшие поколения, в том числе многие регионы. Мы общаемся с абсолютно разными людьми, и все понимают, что проблема мусора действительно есть. И когда появляется возможность что-то с этим сделать, люди всегда в целом готовы делать что-то. То есть когда появляется инфраструктура для раздельного сбора в их месте жительства, во дворе или где-то рядом с домом, в шаговой доступности, то люди начинают ею пользоваться.

Если говорить вообще, допустим, конкретно об экосумках, о холщовых многоразовых мешочках, то мы видим, что все больше торговых сетей присоединяются к этой инициативе. То есть они видят и, соответственно, приходят к этому, потому что есть запрос от их клиентов, от их посетителей.

Илья Тарасов: Есть проект «Сделаем!» и есть ваш экоцентр. Расскажи, пожалуйста, про экоцентр пару слов, что это за проект, и, соответственно, про «Сделаем!» тоже.

Анна Кочегар: Проект «Сделаем!» – это такое объединение некоммерческих организаций. Проект для просто небезразличных людей по всей стране и по всему миру на самом деле. То есть это мировое движение в рамках того, что мы боремся за чистоту на природных территориях, чтобы природные территории – водоемы, моря, реки, леса – они оставались чистыми.

Мы каждый год в сентябре проводим Всемирный день чистоты. Участвуют более 150 стран. В России участвовали в этом году 65 регионов. Все больше и больше с каждым годом присоединяется. На самом деле это, конечно, не ограничивается одним днем, естественно. То есть нет цели – просто один день в году мы убираем, а остальное время мы не убираем. А есть цель к устойчивой чистоте, то есть к формированию вообще другой, новой культуры обращения с мусором. Вообще, в какой-то момент наконец-то станет недопустимо оставлять мусор на природе, мусорить, бросать фантики, бумажки. Будет вообще недопустимо столько мусора плодить.

И как раз третий наш проект – это экоцентр «Сборка». Он родился в прошлом году, мы начали его. Мы поняли, что нужно постоянное и системное включение в этой сфере. Каждый день люди могут прийти, сдать свое вторсырье и узнать много нового вообще об этой всей сфере, об этой проблеме, о том, что они могут сделать. И можно реализовать какие-то свои проекты, посетить мероприятия, пообщаться с экспертами, пообщаться с единомышленниками.

Для этого мы открыли свое офлайн-пространство, то есть постоянно действующий экоцентр в Москве. Находимся на метро «Сокол». Всех приглашаем в гости. У нас есть лекторий. Там как раз находится наш музей. Там более 300 экспонатов – разных вещей, которые делаются из вторсырья уже у нас, в России. Что-то можно встретить в магазинах, есть что-то более уникальное.

У нас хорошо развита тематика апсайклинга, когда люди делают из того, что могло стать мусором, какие-то новые вещи – и не только с помощью переработки, но и с помощью творчества, то есть перешивают старую одежду в новые сумки, переделывают старые скейтборды в украшения, например.

Очень много всяких интересных у нас проектов представлено. И мы всегда рады, когда кто-то приходит к новым проектам. То есть у кого-то рождается какая-то идея. Это как раз молодежь, студенты, но не только. Ребята приходят к нам и говорят: «Помогите нам ее реализовать. Давайте сделаем вместе что-нибудь».

Илья Тарасов: Расскажи, пожалуйста, на каких ресурсах люди, которые нас сейчас смотрят, могут почитать все о проектах, чтобы стать чуть-чуть экологичнее.

Анна Кочегар: У «Сборки» есть свои аккаунты в соцсетях. Это Instagram, Facebook и VK – экоцентр «Сборка».

Также полезный ресурс, где… Собственно говоря, часто нас спрашивают: «Где находить пункты приема вторсырья? Как мне их найти?» По всей стране есть такая карта Recycle Map, она называется еще «Вторая жизнь вещей». Тоже небезразличные люди, которые сами сдают что-то куда-то, то есть знают, где какие пункты находятся, наносят на эту карту пункты приема, их время работы, что они принимают. Таким образом, вы можете находить, куда что пристроить, какие свои вещи куда отправить.

* * *

Илья Тарасов: А следующий наш сюжет, казалось бы, о несовместимых вещах – балете и мусоре.

СЮЖЕТ

Илья Тарасов: Мусор можно и нужно превращать в деньги, особенно если эти деньги потом идут на благотворительность. Подробнее об этом – прямо сейчас. Проект «Свалка».

* * *

Илья Тарасов: Рома, привет! Расскажи, пожалуйста, в двух словах, что такое проект «Свалка».

Роман Дмитриенко: «Свалка» – это комплексное решение в сфере экологии. Во-первых, у нас много ненужных вещей. Люди оставляют заявку у нас на сайте. Наши бригады приезжают и забирают у людей все, что им не нужно. В отличие от других проектов, не только вещи, а это техника, мебель, посуда – ну, в общем, все. Потом это идет на наш склад, где после комплексной дезинфекции отправляется на продажу в наш магазин.

У нас есть сеть экосторов. В Москве мы сейчас переезжаем на Покровку. Есть также в регионах, мы продаем франшизу. Это Самара, Казань, Красноярск, Питер, Иваново, Туапсе… Список можно продолжать дальше.

Часть вещей продается. Те вещи, которую не продаются, они отправляются на переработку. Из них делаются протирочные ткани для заводских помещений в заводе под Иваново. Техника тоже разбирается на радиоэлектронный лом. Ну, что возможно, то перерабатывается. А что невозможно, то утилизируется. Книги на макулатуру идут. А старая советская мебель, а-ля ДСП, отправляется в проект «Дебош».

«Дебош» – это аттракцион-антистресс. Человек платит определенную сумму денег, его заводят в комнату, дают молот, биту – и он рушит все, что попадается под руку.

Илья Тарасов: Клево! Я хочу на проект «Дебош».

Слушай, а сейчас как, с точки зрения экологии и мусора? То есть как-то твоя жизненная философия поменялась после того, как ты начал заниматься «Свалкой»?

Роман Дмитриенко: Участие в проекте «Свалка», скажем так, очень сильно изменило мое отношение к вещам. Я стал узнавать, как вещества влияют на нашу природу. И окончательно отказался от масс-маркета. Сейчас я одеваюсь на «Свалке» или же покупаю вещи не масс-маркетных брендов.

Илья Тарасов: Не стыдно современному парню одеваться на «Свалке»?

Роман Дмитриенко: Ни в коем случае. Почему? А почему за это должно быть стыдно?

Илья Тарасов: Я просто у тебя и спрашиваю.

Роман Дмитриенко: Я могу сказать, что сейчас в обществе идет очень большое переосмысление одежды. В принципе, такое направление, как винтаж, оно сейчас очень актуально. Наоборот, очень многие модники, особенно обеспеченные, они берут винтажные вещи, которые уже вышли из производства и продажи, такие бренды, как Yohji Yamamoto, Dries Van Noten, Gucci, безусловно, и другие люксовые и премиальные бренды.

Илья Тарасов: Ты начал погружаться в мир мусора, лишних вещей. Ты для себя что понял?

Роман Дмитриенко: Я вернусь к экологии, хочу немножко про социальную часть сказать.

Пока одни люди перенасыщены вещами, другим людям, которые находятся в более плачевном состоянии, с точки зрения доходов, эти вещи пригодились бы очень, но купить себе их они не могут. Я очень рад, что есть такой проект, как наш, который позволяет людям покупать вещи те, которые они могли бы себе позволить в другой жизненной ситуации. В этом и заключается социальная миссия нашего проекта – дать возможность людям с низкими доходами покупать то, что они хотят.

Илья Тарасов: Слушай, а вы как-то влезаете сейчас в историю с тем, что развивается социальное предпринимательство? Вы считаетесь социальными предпринимателями?

Роман Дмитриенко: Мы занимаемся социальным предпринимательством, потому что мы ставим во главу угла не только извлечение прибыли, с коммерческой точки зрения, но и идеал – модернизацию мира, начиная с того, что мы стоим на устойчивом развитии за экологию, и заканчивая тем, что мы сотрудничаем с фондом «Точки опоры». Это организация по помощи малоимущим. Они приезжают к нам на склад и берут те вещи, которые, как они считают, понадобятся подопечным их фонда.

Илья Тарасов: Сейчас нас люди посмотрели и такие говорят: «О, круто! У меня целая гора старых ненужных вещей. Я с удовольствием отдал бы их на проект «Свалка». Как людям это можно сделать?

Роман Дмитриенко: Это сделать довольно просто. Заходите на наш сайт и оставляйте заявку по номеру.

Илья Тарасов: Какие вещи не надо сдавать?

Роман Дмитриенко: Ключевое отличие нас от других проектов – мы принимаем все. Мы принимаем вещи в любом состоянии. Мы принимаем технику, мы принимаем книги, мы принимаем посуду, мы принимаем старую мебель. Мы принимаем почти все, кроме того, что не регулируется нашим законодательством. Оружие, наркотики, золото мы не принимаем.

Илья Тарасов: Самая дорогая вещь, которая к вам попадала?

Роман Дмитриенко: Нам лисью шкуру сдавали. Сдавали сумку Prada. Сдавали мебель очень дорогую, ручной работы. Сдавали фарфор дорогой. Я не помню уже названия, но знаю, что это американский бренд, который берет свое начало в начале XX века и имел коллаборации с Пикассо и другими именитыми художниками.

Илья Тарасов: Заходите на сайт проекта «Свалка», становитесь экологичнее и разумно потребляйте вещи. Спасибо.

* * *

Илья Тарасов: Недавно в Интернете я наткнулся на один забавный клип в жанре love story, который снимали ребята из экологического проекта «Чистые игры». После этого клипа я узнал, что, оказывается, любовь может свернуть не просто горы, а мусорные горы.

* * *

Илья Тарасов: Дима, привет! Народ смотрит клип, всем нравится. И теперь у них начинает возникать вопрос: кто его делал? Они выходят на вас и узнают, что есть такая движуха под названием «Чистые игры». Что такое «Чистые игры»?

Дмитрий Иоффе: «Чистые игры» – ну, это штука, которую мы придумали с друзьями шесть лет назад. Мы пошли… Дело в том, что мы просто очень давно, десять лет назад, занимались сюжетно-ролевыми играми живого действия. Это не те ролевые игры, где про пациента и медсестру, а это когда люди… Небольшая история по Толкину или, не знаю, по крестовым походам. Короче, это историческая движуха. Соответственно, есть сценарий, сюжет. Люди занимают роли. Ну, такая субкультура фактически.

Когда мы были в водном походе на озере, с лодками плавали дней пять или четыре, я не помню, там постоянно на островах кучи мусора. И у меня друг сказал: «А что если сделать такую ролевую игру, в которой мусор будет золотом, которое можно будет добывать? Будет работать игровая экономика». Я подумал: «Очень классная идея, действительно. Но если мы сделаем ролевую, то мало кто будет… Ну, мы сыграем один раз в нее».

Придумали, сделали, через два месяца провели. Потом стали предлагать в других местах проводить, еще что-то, нашли каких-то партнеров. Ну, бюджеты на все это нужны.

Илья Тарасов: А как проходит игра?

Дмитрий Иоффе: Сейчас это проходит так. Ограниченное количество часов – допустим, час, полтора или два часа – люди участвуют в командах. В команде до четырех человек. Цель – победить. Чтобы победить, нужно собрать как можно больше игровых баллов.

Есть различные виды активностей, за которые ты можешь получать игровые баллы. Соответственно, ты собрал мешок мусора или сдал в специальную точку приема мусор, если ты волонтер, – получил столько-то баллов за мешок. Если он смешан, все перемешано, собрано, то получаешь, допустим, 4 балла за мешок, команда получает. За мешок пластика – 8 баллов. За мешок стекла – 7 баллов. Соответственно, получается, что людям разделять мусор выгоднее. Ну и там всякие различные дополнительные активности.

То есть суть – очистка местности. Но, чтобы сделать повеселее, поинтереснее и прочее… Ну, потому что полтора часа, даже час на самом деле просто мусор собирать – кому-то это норм, но далеко не всем. А нам все-таки нужно сделать… Чтобы участвовало много, чтобы была реальная польза, должен быть очень популярный продукт, очень понятный, чтобы человек сильно не уставал, но при этом делал хоть что-то, вовлекался в это, шел дальше, знакомился с кем-то по экологической тематике, развивался в этом направлении, хоть какие-то минимальные знания приобретал, подписывался на какие-то экологические группы и, соответственно, дальше уходил просто в экологию.

Илья Тарасов: А сколько вы вообще мусора собрали за все «Голодные игры»? И где вы проводили их? Ой, «Чистые игры». Я уже, видишь…

Дмитрий Иоффе: Они не голодные. Там кормят.

Илья Тарасов: Да, чистые, чистые, чистые. Извини.

Дмитрий Иоффе: Сейчас две тысячи тонн мусора.

Илья Тарасов: Как мы масштабировались? Где вы проводили уже «Чистые игры», в каких городах? Ты говорил, что даже в Китай ездили.

Дмитрий Иоффе: Слушай, города перечислять достаточно сложно. Более 330 городов России. Ну, там не только города, там еще, конечно, сельские поселения, еще что-то. В 2019 году все закончилось темь, что 257 было у нас, я помню, организационных команд разных, которые проводили игры. А если говорить о конкурсе, то более 330 городов.

И в других странах та же история. Помимо России, еще 19 стран, то есть в сумме 20 получается, где хоть раз прошли. Где-то более массово, где-то менее массово. Где-то было повторение, где-то не было повторения, ну, пока что. Это на самом деле не прямо что-то. Единственные большие достижения, на наш взгляд… Вот мы сейчас провели российско-американский турнир по «Чистым играм»: 10 городов США, 11 городов России. Сейчас будут у нас «Чистые игры» в Кении и африканской стране Того. Я даже не знал, что такая страна есть.

Илья Тарасов: И ты поедешь туда? Или будешь издалека проводить?

Дмитрий Иоффе: Нет, мы дадим методику.

Илья Тарасов: Ну, как франшиза, да?

Дмитрий Иоффе: Да. Это у нас такая бесплатная франшиза.

Илья Тарасов: То есть даже если я захочу провести «Голодные…» – тьфу! Почему «Голодные»? – «Чистые игры» у себя, то я прямо могу к вам обратиться, попросить разрешения, пройти какое-то обучение определенное и в своем городе все это сделать. Правильно?

Дмитрий Иоффе: Ну, типа того, да. У нас есть определенные правила, которых надо придерживаться.

Илья Тарасов: Ну понятно.

Дмитрий Иоффе: Нужно будет подписать договор.

Илья Тарасов: Понятно, что не все так просто. Ну, об этом тоже можно почитать на сайте и в группе во «ВКонтакте». Правильно?

Дмитрий Иоффе: Да-да-да.

Илья Тарасов: Круто! Слушай, отличный проект. Я желаю нашим телезрителям, особенно тем, кто любит играть, азартным людям или просто кому скучно сидеть дома: если вы даже еще не задумались про экологию, то можно поиграть, получить удовольствие и уже потом перестроить свое сознание и свой быт под раздельный сбор мусор. И когда в следующий раз вы будете идти и видеть, что кто-то мусорит, будете обязательно об этом ему говорить. «Чистые игры». Адрес сайта проекта перед вами. Заходите, читайте, участвуйте.

Дима, тебе большое спасибо. Отлично поиграть в следующий раз!

Дмитрий Иоффе: Счастливо!

Илья Тарасов: Счастливо!

* * *

Илья Тарасов: У меня в руках сумка или, как ее сейчас модно называть, шопер, сделанный из старых корабельных парусов. А прямо сейчас мы расскажем вам о том, из каких еще материалов можно делать подобные штуки и как в Крыму обычную свалку превратили в настоящий музей.

СЮЖЕТ

Илья Тарасов: Каждый из нас знает, что содержимое нашего мусорного ведра в основном состоит из пластика различных видов и типов. Но мало кто знает, куда этот пластик правильно сдавать на переработку. А проект «Собиратор» знает.

* * *

Илья Тарасов: Мне говорят все мои друзья, которые сортируют пластик, что есть много проектов, кто забирает мусор, ненужные вещи, но «Собиратор» – это топ, потому что они делят пластик на сколько-то там миллионов и тысяч фракций. Расскажи мне, пожалуйста, что за фракции есть у пластика, почему все не делят, а вы делите.

Леонид Синицын: Вообще все должны делить. Нет такого понятия «пластик». Есть много разных веществ. И есть много видов пластика. Их невозможно перерабатывать вместе. Пластики должны быть разделены по видам, прежде чем переработаться. Переработчикам не нужен никакой пластик. Им нужно вполне конкретное вещество.

Илья Тарасов: Как мне человеку в быту понять, что вот это надо сортировать с этим, а вот это – с этим?

Леонид Синицын: Во-первых, есть цифровая нумерация. У самых типичных видов пластика упаковочного в треугольниках стоит циферка от 1 до 6. Надо найти на упаковке эту цифру. Типичная бутылка от напитка – они чаще всего из одного вида пластика, первого, ПЕТ называется. Типичный пластик № 2 – это такие флаконы от шампуней часто, канистры от разных жидкостей.

У нас, кстати, в Москве в каждом дворе сейчас установлены синие контейнеры. То есть на каждой мусорной площадке есть контейнеры для вторсырья, на нем синяя наклейка наклеена. Туда легко отправить все бутылки, канистры, флаконы. И они легко переработаются.

Илья Тарасов: Расскажи, пожалуйста, про проект «Собиратор». В чем его особенность? Чем он отличается от всех остальных?

Леонид Синицын: Проект «Собиратор» – это благотворительный проект. Мы с супругой взялись, подорвались и стали создавать организацию, которая будет заниматься экопросвещением. Вокруг этого просвещения, собирания экологического сообщества у нас много полезных дел, которые мы делаем. В том числе и принимаем вторсырье, и вещи для благотворительных фондов, и проводим массу мероприятий. Из вторсырья мы принимаем порядка 100 видов на переработку. Это и какие-то отдельные предметы, и просто группы, например, как техника.

Также у нас собираются вещи и разные предметы для благотворительных фондов. Это одна из граней нашего «Собиратора». Мы работаем с компаниями, допустим, с любыми организациями по просвещению их сотрудников, внедряем в компаниях раздельный сбор, проводим экологические мероприятия, помогаем позиционированию бренда.

Илья Тарасов: Вы можете прийти к нам на телевидение, провести лекцию, рассказать: «Вот то, что вы тут огрызки, бумагу, пластик и чипсы сбрасываете в один пакет – ну не надо этого делать». Правильно? Примерно так?

Леонид Синицын: Да, конечно. Мы можем рассказать об этом очень интересно. И люди поймут, как надо поступать вообще. Ну, у нас просто на планете только сейчас начинает формироваться вот эта культура ответственности.

Илья Тарасов: Расскажи, пожалуйста, что было в самом начале и что сейчас.

Леонид Синицын: Мы уже лет восемь где-то просто поддерживаем экологическое движение и раздельный сбор. Три года назад возникло огромное желание создать все-таки устойчивую организацию. Также у нас есть и прямая работа со вторсырьем. В службе «Экомобиль» можно заказать вывоз вторсырья на склад. У нас есть «Экоцентр», где принимаются все виды, вообще все, что можно отправить в переработку. Мы стараемся максимальное количество принять.

Мы на этом не зарабатываем. У нас, в общем-то, проект благотворительный. Он сам себя уже научился содержать, но… И вообще во всей этой теме вторичных ресурсов и отходов нет никаких денег.

Илья Тарасов: А переработчиков вообще в России много?

Леонид Синицын: Переработчиков много, да. Но вся отрасль переработки на сегодняшний день живет за счет промышленных отходов. Это какие-нибудь типичные обрезки с какого-то завода, например. Вот что-то вырубают – и остаются обрезки одинаковые. Отрасль переработки живет на таких понятных масштабных отходах.

Когда мы говорим про наши собственные отходы, домашние, то, что у нас собирается, то это пленки, множество видов, они все разные. Это упаковки от еды, например, тоже множество видов пластика. И этому не рады переработчики пока что. Эта отрасль в принципе не развита.

Илья Тарасов: А расскажи, пожалуйста, почему ты решил вдруг создать «Собиратор»? Что случилось? Что произошло?

Леонид Синицын: Захотел делать доброе дело.

Илья Тарасов: Ты в обычной жизни чем занимаешься?

Леонид Синицын: В обычной жизни я бизнесмен, я занимаюсь производством и продажей спортивных товаров.

Илья Тарасов: Кто и как может обратиться в «Собиратор»? С чем? И нужно ли к вам везти? Или вы приезжаете?

Леонид Синицын: Можно привезти к нам самостоятельно. «Экоцентр» на Кавказском бульваре, 56 у нас находится. Это пространство, где можно сдать вторсырье. Можно передать вещи для благотворительных фондов. Приезжайте в любой день с 12 до 20.

Можно заказать наш грузовик. У нас сейчас шесть грузовиков ездят постоянно по Москве, почти круглосуточно. Стоит зайти на сайт «Собиратор» или движения «Раздельный сбор. Москва» и почитать там подробнее.

Илья Тарасов: Так как это благотворительный проект, то на что он живет? Может быть, те, кто нам сейчас смотрят, хотят ему помочь чем-то?

Леонид Синицын: У нас много источников финансирования получилось. Процентов десять – мы собираем пожертвования, например. Процентов двадцать – мы продаем товары экологические. Где-то процентов тридцать-сорок – мы оказываем услуги компаниям. И порядка десяти процентов на сегодня нам приходится еще докладывать. В некоторые месяцы «Собиратор» не окупает сам себя.

Илья Тарасов: Друзья, если вы думаете об экологии, хотите заниматься раздельным сбором мусора, вы можете все у себя дома установить, прочитав всю информацию на сайте «Собиратора». А если вы вообще хотите, чтобы это все в глобальном плане работало еще лучше, то я думаю, что на сайте «Собиратора» вы можете найти способ, как пожертвовать ребятам деньги на развитие проекта. Я правильно все говорю?

Леонид Синицын: Да, правильно.

* * *

Илья Тарасов: Друзья, будем мы жить в чистоте или по уши погрязнем в мусоре – зависит только от нас. Будьте экологичнее!

Это была программа «ЗаДело!». Увидимся ровно через неделю. Пока!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Непутин
Пора прекращать зарабатывать и делать нормой безработицу и нищих, пора работать для пользы общества и исчислять прибыль не в деньгах, а в полезности. Мусором должно заниматься государство, в не дельцы, дельцы будут на людях прибыль делать. Не надо смотреть на Европу, но и до них нам 300 лет капитализма надо, а он уже заканчивается везде.
Владимир Долгушин
Запросто можно зарабатывать.
Куда сдать ненужные вещи и кто придумал открыть музей из бытовых отходов