На ощупь!

Гости
Дмитрий Поликанов
Президент благотворительного фонда поддержки слепоглухих «Со-единение».
Вероника Герасимова
режиссер фильма « Я чувствую, Людочка!», ведущий специалист БОО «Мир без границ», Белоруссия
Дмитрий Калинкин
оператор фильма «Я чувствую, Людочка!», волонтер БОО «Мир без границ», Белоруссия
Павел Волков
документальный фотограф

Илья Тарасов: Здравствуйте! Меня зовут Илья Тарасов, и вы смотрите программу «ЗаДело!». Мы говорим о самых острых социальных проблемах и даем инструкции по их решению.

По данным благотворительного фонда «Со-единение», в России проживает порядка 15 тысяч человек, у которых частично или полностью отсутствует и слух, и зрение. Из них всего-навсего 4 тысячи человек получают регулярную поддержку. О судьбе остальных ничего не известно. В сегодняшнем выпуске мы расскажем вам о том, что такое слепоглухота, и почему о людях с таким диагнозом забыли практически на 30 лет.

Сегодня в программе. Кто и как помогает слепоглухим в России? Может ли современная медицина возвращать зрение и слух? «Играющий в темноте» – фотопроект Павла Волкова. Все это и многое другое смотрите прямо сейчас в программе «ЗаДело!» на Общественном телевидении России.

СЮЖЕТ

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». Сегодня мы говорим о слепоглухих. И у нас в гостях Дмитрий Поликанов, президент фонда «Со-единение» – фонда, который поддерживает слепоглухих. Дима, привет!

Дмитрий Поликанов: Добрый день.

Илья Тарасов: Смотри. Я в пиджаке, но он у меня надет наизнанку. Почему ты не делаешь точно так же, как я?

Дмитрий Поликанов: Я с удовольствием сейчас это сделаю. На самом деле это действительно есть такой флешмоб у нас.

Илья Тарасов: Переодевайся и рассказывай. Что за флешмоб?

Дмитрий Поликанов: Да-да, пока я буду переодеваться, я расскажу.

Илья Тарасов: Я именно поддержать ваш флешмоб. Я так не хожу обычно.

Дмитрий Поликанов: Хорошо. У нас флешмоб, который называется «Наизнанку». Его суть очень простая – нужно любую вещь надеть наизнанку, сфотографироваться, выложить в социальные сети и написать, что ты участвуешь в флешмобе. Все говорят: «Ну что за дурацкая идея? Что-то все валяют дурака, переодеваются зачем-то непонятным образом, одежду свою коверкают», – и так далее, и так далее. Мы говорим о том, что это позволяет привлечь внимание к проблемам слепоглухих людей, потому что ты как бы заглядываешь в их внутренний мир, да?

Илья Тарасов: Да.

Дмитрий Поликанов: То есть как бы человек живет всю жизнь с нарушением слуха и зрения, живет в темноте и тишине. И совершенно непонятно, что там происходит внутри. А внутри иногда происходят очень интересные процессы. Собственно говоря, эти люди обладают большим потенциалом для самореализации, для реализации себя в творчестве, в работе и так далее, в учебе.

Илья Тарасов: Вот если вы только что, прямо сейчас переключились на наш канал, смотрите и думаете, что у нас не все в порядке с головой. Нет, у нас все в порядке с головой. Мы поддерживаем флешмоб «Наизнанку».

Дмитрий Поликанов: Не так много людей в нашей стране знают о слепоглухих. То есть мы привыкли, что есть слепые, есть глухие. А вот оказывается, что есть целая категория людей, у которых одновременно и слух, и зрение нарушены.

Илья Тарасов: Только что мы смотрели сюжет про тренировочные квартиры, про чудесную пару, которая у вас образовалась. Расскажи, пожалуйста, проект тренировочных квартир – как он появился?

Дмитрий Поликанов: Мы вообще занимаемся проектом «Сопровождаемое проживание». И это такая альтернативная форма психоневрологическим интернатам или большим любым домам-интернатам, где, в принципе, у инвалида теряется собственное Я, скажем так. Ну, там могут за ним идеально ухаживать, там могут его очень хорошо кормить, там могут даже выводить его погулять. Но по сути этот человек помещен в большую больницу…

Илья Тарасов: В тюрьму.

Дмитрий Поликанов: Ну, в тюрьму, как кто-то говорит, и так далее.

Илья Тарасов: Да в тюрьму, в тюрьму.

Дмитрий Поликанов: И здесь получается, что фактически он не может принимать решения какие-то самостоятельные. И постепенно на самом деле вот наша категория, они начинают деградировать и превращаться в растения фактически.

Сопровождаемое проживание как раз про другое – про то, чтобы вернуть человека в нормальную самостоятельную жизнь. Собственно говоря, Московская область была первым регионом, который откликнулся и сказал: «О’кей, у нас есть две квартиры, мы готовы с вами запустить вот такую историю». И вот мы решили, что в одной квартире будет такой как бы… ну, учебная квартира. То есть туда люди приезжают на три месяца, на три года для того, чтобы…

Илья Тарасов: Научиться варить кофе.

Дмитрий Поликанов: Ну, кофе. Пусть там борщ научатся варить, я не знаю. Пусть научатся ходить сами в магазин или составлять список покупок перед тем, как ходить в магазин. Пусть научатся пользоваться основными бытовыми приборами. Ну и вообще почувствуют вкус самостоятельной жизни.

Илья Тарасов: Фонду вашему не так много лет – если я не ошибаюсь, около пяти.

Дмитрий Поликанов: Да, все правильно.

Илья Тарасов: Но слепоглухие люди не возникли вот так вот пять лет назад, когда вы появились, они всегда были.

Дмитрий Поликанов: Так получилось, что, в принципе, это просто не очень большая группа. И когда-то, в советское время, к ним был пристальный интерес и внимание. Началась перестройка – и про них вообще все забыли. И получилось, что целая группа, которая существует, у нее есть свои какие-то особые потребности, отличные от потребностей глухих или слепых, она как-то выпала из всеобщего внимания. То есть, в принципе, государство их видело как одну из категорий: «Что сильнее нарушено – вот к тем и иди. Плохо слышишь – иди к глухим. Плохо видишь – иди к слепым».

Илья Тарасов: Я общался со слепоглухими. Они мне говорят: «Нас и в тусовке слепых не принимают, и в тусовке глухих». Они вообще отдельно.

Дмитрий Поликанов: Вот! Там даже вопрос не в том, что они не принимают, а в том, что они всегда находились чуть-чуть на позициях таких бедных родственников, что ли. И тут возникла идея создания фонда, потому что как бы было странно, что целая категория инвалидов осталась без опеки.

Илья Тарасов: Кстати, сколько? Вы ведете подсчеты, правильно? Сколько сейчас?

Дмитрий Поликанов: Мы ведем, да. У нас сейчас в базе больше 4,5 тысячи человек. Соответственно, мы предполагаем (опять же это мировая статистика), что где-то 1 на 10 тысяч населения. То есть в России их должно быть где-то 12–15 тысяч. Сейчас у нас такая достаточно обширная региональная сетка, то есть у нас работает почти 40 досуговых центров по стране.

Илья Тарасов: Пока ты сейчас рассказываешь, мы фотографии посмотрим, чтобы нагляднее было.

Дмитрий Поликанов: У нас 30 отделений «Сообщества семей слепоглухих». Это прямо такая специальная организация, мы сделали по работе с семьями.

Илья Тарасов: Перечисли ваши проекты и в двух словах расскажи, какие есть.

Дмитрий Поликанов: «Сопровождаемое проживание» – это сегодня такой флагманский проект. У нас флагманский проект – это как раз развитие региональной сети, чтобы в каждом регионе у нас для слепоглухих была возможность самореализации в разных формах как раз.

Илья Тарасов: Работать.

Дмитрий Поликанов: Да. Проекты поддержки трудоустройства, то есть чаще всего это керамика. У них очень чуткие пальцы, хорошо получается. И самое главное… Керамика – это ведь такая продукция, где ценится как раз ручной труд.

Есть проект замечательный, который мы делаем, по подготовке педагогов. То есть у нас с прошлого года вместе со школой Перкинса (есть такая в Америке школа, уже 200 лет занимается слепыми и слепоглухими), мы вместе с ними готовим педагогов опять же по стране, чтобы не нужно было таких детей везти в Москву или в Сергиев Посад, а чтобы можно было на месте оказать им грамотные консультации, с родителями поработать, чтобы ребенок мог учиться и знал, что есть педагог, который за этим присматривает.

Илья Тарасов: Я думаю, что даже больше, потому что от многих детей отказываются. И этот проект, мне кажется, еще работает на профилактику. А с медицинской точки зрения как вообще человек оказывается слепоглухим?

Дмитрий Поликанов: Обычно сейчас основная масса, если про детей мы говорим, то это чаще всего недоношенные дети с так называемыми тяжелыми множественными нарушениями развития. Есть большая группа людей, которые стали слепоглухими из-за генетических заболеваний. Есть синдром…

Илья Тарасов: То есть 20 лет он жил…

Дмитрий Поликанов: Да, вот он живет с синдромом Ушера, вот он родился глухим или слабослышащим. Он живет себе, живет, не тужит. Вроде как все родители и кругом уже привыкли, что он глухой. И вдруг… А он постепенно, потихонечку теряет зрение. И вот где-то лет в 20 или, допустим, до 30, условно говоря, вдруг наступает очень и очень быстро падение зрения – и наступает полная слепота. Поля сужаются, сужаются, сужаются – и человек приходит к стадии, когда он становится тотально слепоглухим, то есть не видит вообще ничего и не слышит ничего.

Илья Тарасов: Предотвратить это как-то можно?

Дмитрий Поликанов: Сейчас заканчиваются клинические испытания в Америке лекарства, которое основано на принципе генетической терапии. Это специальная капелька, инъекция, которая делается в глаз. И на этой капельке есть вирус, безвредный для человека. И на этом вирусе правильная последовательность цепочки ДНК. Соответственно, попадая в глаз, она запускает процессы…

Илья Тарасов: Такой добрый вирус.

Дмитрий Поликанов: Да. Она запускает процессы мутации. В общем, тот ген «кривой», который был у человека, замещается на нормальную цепочку ДНК – и человек начинает снова видеть. У нас есть как бы проект, мы его в прошлом году начали как раз, то есть мы пытаемся отобрать добровольцев как раз для того, чтобы на себе испытать, как это американское лекарство будет работать.

Илья Тарасов: Дорого?

Дмитрий Поликанов: Ну, так прилично стоит. Но на самом деле оно хорошо, потому что потом, когда у нас есть база генетического российского материала, разложенная на кусочки и так далее, и так далее, то дальше с этим можно работать и, условно говоря, работать по созданию таких лекарств для разных типов мутаций.

Илья Тарасов: Но это бесплатно для тех, кто…

Дмитрий Поликанов: Да, естественно, те, кто участвуют в эксперименте – естественно, что для них это все бесплатно. Но самое главное, что если лекарство будет успешным, то оно сможет помочь практически 50 тысячам человек, в том числе слепым, например, у которых тоже есть пигментный ретинит с определенной мутацией вот этого вируса.

Илья Тарасов: А со слухом что-то придумали подобное?

Дмитрий Поликанов: Ну, со слухом самое простое сейчас – в принципе, как бы это, наверное, все более совершенствующиеся слуховые аппараты, которые сегодня, мне кажется, очень часто, если нормальный слуховой аппарат, то глухой человек слышит лучше, чем мы с тобой. Есть кохлеарная имплантация – это тоже как бы давно уже известная и опробованная технология, которая постоянно совершенствуется, и она позволяет вернуть слух за счет…. Там электроды ставятся в голову. Соответственно, как бы идет раздражение электродами – и человек начинает слышать. Там долгий процесс реабилитации.

Илья Тарасов: Я видел у ребят такие штуки, как будто…

Дмитрий Поликанов: Лямочка такая.

Илья Тарасов: Да-да-да. Я думаю: киборги?

Дмитрий Поликанов: Практически, да. То есть, в принципе, вся наука идет к тому, что с помощью различных средств ты можешь сделать… ну хорошо, не киборга, но смысл в том, что ты можешь человеку дать те возможности, которые раньше ты ему дать не мог. Мы делаем глазные импланты.

Илья Тарасов: То есть можно глаз вылечить, а можно его заменить?

Дмитрий Поликанов: Да. Там смысл в том, что… Опять же берем людей с пигментным ретинитом сейчас, то есть у которых нет проблем со зрительным нервом, то есть сигнал передается в мозг, есть канал передачи сигнала в мозг, но проблема с сетчаткой, то есть как бы нет этого посредника в виде глазика, который ловит свет. Значит, ставятся электроды на сетчатку. Идет, соответственно, с камеры изображение, передается на эти электроды, они начинают сетчатку раздражать, сигнал проходи, уходит в зрительный нерв – и человек начинает видеть.

Илья Тарасов: Ну, ты сейчас мне говоришь такие вещи. То есть всех можно вылечить?

Дмитрий Поликанов: Практически. Вот следующий шаг, собственно говоря – и это опять же технология, которая уже сейчас активно развивается, – это кортикальные импланты. Это когда вот эти самые электроды ставятся непосредственно в кору головного мозга человека. И тогда, в этом случае, в принципе, абсолютно все равно, какой у тебя глаз, есть ли он вообще или тебе его выбило на войне, или еще что-то с ним случилось. Потому что видим мы мозгом, а глаз – это только инструмент-посредник. Поэтому электроды передают картинку напрямую в мозг – и мозг начинает видеть.

Илья Тарасов: Я надеюсь, что через 5–10 лет у нас это будет работать на государственной основе, и все будет бесплатно. Но расслабляться не стоит! Если у нас что-то не так со здоровьем, мы идем – куда? – правильно, в больницу. А если мы что-то хотим побольше почитать про слепоглухих и узнать информацию, можно это почерпнуть у вас в фонде?

Дмитрий Поликанов: Да, мы идем на сайт. Собственно говоря, фонд называется «Со-единение», через черточку. И сайт, собственно говоря, так же называется – so-edinenie.org, через черточку. Там есть вся информация о наших программах, о том, что мы делаем для этих людей, и как нам помочь, как к нам присоединиться. Если человек обращается к нам за помощью, мы говорим: «Дорогой, вот тебе анкета, заполни. Мы тебя включаем в нашу базу, и тогда ты становишься подопечным фонда, который попадает в действие наших программ».

И сегодня у нас есть блок адресной помощи в том числе. То есть мы вроде как системный фонд, который занимается развитием, не знаю, инфраструктуры в регионах, то есть делает так, чтобы проблемы социальные не повторялись, а как бы решались. Но понятно, что в этой работе есть конкретные люди, у которых здесь и сейчас что-то случилось, и им необходима такая помощь. И в этом смысле они могут обратиться к нам за адресной помощью, и мы ее окажем.

Илья Тарасов: Везде, по всей стране?

Дмитрий Поликанов: По всей стране, да. То есть если человек в базе, то, в принципе, мы ему оказываем помощь по всей стране. У нас есть люди, которым мы закупаем, допустим, какие-нибудь небольшие технические средства реабилитации. Есть люди, которым мы помогаем с закупкой слуховых аппаратов, потому что это большая проблема на самом деле в нашей стране – закупка слуховых аппаратов. Мы покупаем им разного рода другие гаджеты. Мы привозим детей и взрослых на дополнительную диагностику. У нас есть соглашение с медицинскими центрами. Они могут приехать, проверить диагноз и убедиться в том, что… получить какие-то рекомендации, что им делать дальше. Кого-то можно, например, направить на операцию и так далее, и так далее.

Илья Тарасов: А как вам помочь?

Дмитрий Поликанов: Нам помочь на самом деле очень просто. Мы всегда говорим: «Не важно, какую сумму вы готовы пожертвовать, а важно, что у вас внутренний порыв есть сделать доброе дело». И не надо думать, типа: «Что решат мои 50 рублей?» На самом деле решат. Можно эсэмэски нам присылать, можно через сайт, можно просто банковским переводом, если кто-то привык, так сказать, через Сбербанк ходить и квитанции отправлять, и так далее. На самом деле очень важна иногда, так скажем, нефинансовая помощь, потому что…

Илья Тарасов: Что-то привезти, съездить.

Дмитрий Поликанов: Да, что-то привезти, потому что у слепоглухих…

Илья Тарасов: То есть можно записаться волонтером?

Дмитрий Поликанов: Да. У слепоглухих же есть проблемы всегда с сопровождением, то есть найти человека. Ему же одному бывает сложно выйти из дома, ориентироваться в пространстве. Ему нужен человек, который бы с ним куда-то сходил. И необязательно это, условно говоря, я не знаю, поликлиника или нотариус, где нужен прямо квалифицированный переводчик, синхронный, который все будет точно-точно переводить. Иногда просто нужно до магазина дойти, я не знаю, сапоги себе купить или еще что-то такое.

Илья Тарасов: Про то, как стать волонтером и помогать в сопровождении, мы расскажем чуть позже. А прямо сейчас вы на ваших экранах видите все явки и пароли фонда «Со-единение». Заходите, делайте пожертвования, записывайтесь в волонтеры.

Дима, а тебе большое спасибо! И не забудь переодеть пиджак.

Дмитрий Поликанов: Спасибо.

Илья Тарасов: Пока!

Дмитрий Поликанов: Пока!

Смотрите далее. Как, потеряв зрение и слух, не потерять себя? «Играющий в темноте» – фотопроект Павла Волкова. Может ли современная медицина возвращать зрение и слух? Все это и многое другое смотрите прямо сейчас в программе «ЗаДело!» на Общественном телевидении России.

Илья Тарасов: А теперь пришло время узнать, каких высот добилась современная наука, и способна ли медицина сегодня творить чудеса и возвращать людям слух и зрение. Подробнее об этом расскажет Юлия Верлетова.

СЮЖЕТ

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». И сегодня к нам в гости приехали замечательные ребята из Белоруссии – Вероника и Александр. Добрый день! Ребята привезли чудесный фильм, который мы сейчас запустим у нас на экране. И они расскажут о том, что же это за история.

Вероника Герасимова: Это жизнь обычного молодого человека с особенностями психофизического развития в доме-интернате в Белоруссии. Наверное, похоже на вашу страну чем-то, а чем-то отличается. Ну, ничего не обычного.

Илья Тарасов: Давайте расскажем чуть-чуть про героя.

Вероника Герасимова: Вадиму 32 года на сегодняшний день. Он с четырех лет проживает в доме-интернате с особенностями психофизического развития. Как вы понимаете, после 18 лет он лишен дееспособности полностью. Диагноз его – это полная слепота и тяжелая степень умственной отсталости. То есть диагноз достаточно сложный. И с таким диагнозом, конечно же, требуется очень большая помощь для того, чтобы человек мог развиваться, жить более или менее самостоятельно и вообще ориентироваться в пространстве и жизни.

Илья Тарасов: А как вы встретили его?

Вероника Герасимова: Наверное, его встретили не мы, можно сказать, а его встретили наши партнеры – это партнеры из Королевства Швеция, которые долгое время сотрудничают с нашей организацией, сотрудничают с Богушевским домом-интернатом и обучают сотрудников дома-интерната различным методикам работы с детьми и молодыми людьми с тяжелыми множественными нарушениями, с особенностями психофизического развития. И вот Вадим – один из ребят, с которыми долгое время работают волонтеры по различным шведским методикам.

Илья Тарасов: Но ты же не просто оказалась в этой теме. Ты волонтерила десяти лет, насколько я знаю.

Вероника Герасимова: Волонтерила больше семи лет, из них большую часть работала с благотворительным общественным объединением «Мир без границ». После этого, в 2012 году, уже стала сотрудником.

Илья Тарасов: Саша, а ты как вписался в эту историю?

Александр Калинкин: Я много лет уже занимаюсь дарами и талантами, я участвую в различных мероприятиях и акциях…

Илья Тарасов: Как волонтер?

Александр Калинкин: Как волонтер, да. То есть первое мое образование – звукорежиссер. Озвучиваю концерты, театральные постановки, записываю и так далее. И больше 15 лет я занимаюсь видео и снимаю различные ролики, программы, клипы.

Илья Тарасов: А почему тебе эта тема не безразлична?

Александр Калинкин: Мне эта тема не безразлична, потому что у меня мама тоже глухая, то есть плохо слышащая. У нее было осложнение после болезни, и она стала глухой.

Илья Тарасов: Вы привезли сюда фильм, который рассказывает об определенной методике. В России тоже не хватает разных методик. Давайте поделитесь с нами, что же все-таки это за методика.

Вероника Герасимова: Методика когнитивной поддержки, то есть более просто – познавательная поддержка. Вы видите – вот главный герой Вадим, и рядом с ним Людмила. Людмила – это близкий взрослый для Вадима, который на протяжении долгих лет находится рядом с Вадимом и постоянно помогает ему получать информацию и перерабатывать ее, раскладывать по полочкам. Собственно из этого получается жизненный опыт, с помощью которого он может быть более самостоятельным.

Илья Тарасов: То есть это как значимый взрослый, тьютор какой-нибудь?

Вероника Герасимова: Да-да-да, именно так. И так как у Вадима диагноз не только слепота, но еще и тяжелая степень умственной усталости, то ему такая когнитивная и познавательная поддержка нужна, ну, фактически постоянно. Этот близкий взрослый работает с помощью различных инструментов, которые дает методика. Ну, основной инструмент – и здесь мы про него рассказываем дальше в этом фильме – это календарь. Смысл в том, что каждую неделю Людмила и Вадим планируют свою неделю – то, чем они будут заниматься. Значит, календарь…

Илья Тарасов: Вот это календарь?

Вероника Герасимова: Да, это календарь, на нем семь полосочек – они соответствуют дня недели. Каждая полосочка из особенного материала, и тактильно человек может различить на ощупь каждую эту полосочку, и она обозначает день недели. То есть Вадим знает, он дотрагивается – это понедельник, это вторник, это среда. Дальше есть символы, которые Вадим знает очень хорошо, очень хорошо в них ориентируется, они обозначают определенное занятие. Занятия для каждого человека в этой методике подбираются и делаются индивидуально.

Илья Тарасов: Индивидуально?

Вероника Герасимова: Конечно же. Мы здесь хотели показать, что он уже стал с помощью занятий с Людмилой более самостоятельным. Вы видите – в своей комнате он сам находит свою полку, свою одежду. Он может сам одеться. Он знает, где находятся его личные вещи, какие это вещи, может ими воспользоваться.

Илья Тарасов: Сколько вы уже снимаете Вадима?

Александр Калинкин: С апреля.

Вероника Герасимова: Да, с апреля уже.

Илья Тарасов: И есть, по вашему мнению, какой-то рост, какой-то результат от этой методике?

Александр Калинкин: Допустим, с палочкой он как раз начал учиться ходить, когда мы снимали фильм.

Илья Тарасов: А сейчас что они делают?

Вероника Герасимова: Это «Тропа здоровья» в Богушевском доме-интернате. Она направлена на то, чтобы ребята тактильно ощущали различные поверхности (видите, там различные поверхности – там и камушки, и пластмасски, и опилки) и могли на ощупь различить, попробовать, потрогать, ну, как можно сказать, природу. Вот они тоже с Людмилой очень часто там гуляют.

Илья Тарасов: Галька, песок?

Вероника Герасимова: Да-да-да. Получить различные ощущения. Потому что для Вадима, в частности, он ведь не видит, для него тактильные, как и слуховые – одни из самых важнейших ощущений.

Илья Тарасов: И такая программа предусмотрена для каждого, да?

Вероника Герасимова: Хотелось бы, чтобы такая программа была предусмотрена для каждого. Это программа не дома-интерната, а это программа волонтерская. То есть Людмила выступает в роли волонтера. И мы этим фильмом хотим показать, что эта методика не требует какого-то обучения пять лет, диплома университета. Мы говорим, что для этого не нужно миллион долларов. Понимаете? Для этого нужно посмотреть в интернете, взять подручные средства и заниматься.

Илья Тарасов: И вперед!

Вероника Герасимова: Но самое главное, что мы хотим сказать? Что в условиях 250 человек в одном заведении, наверное, это, к сожалению, невозможно на данный момент. То есть чем меньше… Конечно, мы мечтаем о деинституционализации, о том, что не будет этих домов-интернатов, потому что это, конечно, неправильно, не будет этого лишения дееспособности. Ну, по крайней мере, какое-то их разукрупнение должно произойти. Может быть, это дома семейного типа, что-то в таком роде, где к каждому ребенку будет индивидуальный подход.

Илья Тарасов: Саша, а ты сам это все снимал?

Александр Калинкин: Ну, мечта моя давно была, чтобы снимать такое кино, которое поможет людям в дальнейшем как бы двигаться, к чему-то стремится. Поэтому мое желание было снять фильм, посмотрев который кто-то захотел бы стать этим близким для кого-то, что можно к чему-то стремиться, к какой-то планке новой двигаться. Мне хочется снимать такое кино, которое не оставляет людей без надежды.

Илья Тарасов: А что будет с кино? Куда оно дальше пойдет? Где оно будет транслироваться, как у нас, на экране?

Вероника Герасимова: Оно будет обязательно транслироваться на наших мероприятиях нашего объединения «Мир без границ» в нашей стране, потому что в первую очередь мы снимали это для сотрудников таких учреждениях и для родителей детей с инвалидностью, чтобы они не опускали руки, чтобы они искали выходы, варианты, подбирали для себя индивидуально, для своих детей индивидуально. Мы, конечно же, хотели бы, чтобы оно попало на центральное телевидение. И будем делать все, чтобы участвовать в различных…

Александр Калинкин: Фестивали, конечно, чтобы дальше поднимать эту тему, рассказывать, чтобы тот, кто заинтересован, тоже мог двигаться в этом направлении.

Илья Тарасов: То есть в интернете его не будет?

Александр Калинкин: Будет.

Вероника Герасимова: Будет, будет.

Илья Тарасов: Но – потом?

Вероника Герасимова: Немного позже, да, будет обязательно на нашем канале «Мир без границ», в наших социальных сетях, потому что мы всегда делимся всей информацией, которая у нас есть. Собственно для этого мы и работаем – чтобы дать людям информацию.

Илья Тарасов: Ну что? Спасибо, спасибо вам. Успехов! Я надеюсь, что ваши мечты и цели, которые вы ставили перед собой, будут достигнуты.

Смотрите далее. Как, потеряв зрение и слух, не потерять себя? «Играющий в темноте» – фотопроект Павла Волкова. Все это и многое другое смотрите прямо сейчас в программе «ЗаДело!» на Общественном телевидении России.

СЮЖЕТ

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». И у нас в гостях – фотограф Павел Волков. Паша, привет!

Павел Волков: Здравствуйте.

Илья Тарасов: Ты принес нам показать свою серию «Играющий в темноте». Расскажи, пожалуйста, вкратце, как ты решил снять эту тему.

Павел Волков: Это история про человека, который в возрасте довольно молодом, школьном, потерял зрение полностью и сразу. То есть с ним случился несчастный случай в деревне, его лягнула лошадь, и он практически сразу абсолютно и полностью слепым. Но свою жизнь, тем не менее, он посвятил спорту. Сейчас он имеет очень много кубков и наград европейского и мирового уровня. У него есть жена и прекрасная дочка. Его зовут Сергей Манжос.

Илья Тарасов: Где ты снимал эту историю?

Павел Волков: Эта история сделана в Москве и в каких-то пригородах, потому что Сергей – он участник Паралимпийской сборной России по футболу для слепых, и у них тренировочная база находится в пригородах. То есть иногда приходилось с ним ездить по этим пригородам. Ну, это как бы близко к Москве.

Илья Тарасов: В каком году?

Павел Волков: По идее, два с половиной года прошло с этого времени, но снимал я эту историю практически год.

Илья Тарасов: Ну, это не первый кадр, я так понимаю, да?

Павел Волков: Кстати, нет. Это одна из первых съемок, когда мы с ним познакомились, начали ходить на тренировки. И вот я этим кадром хотел показать его усердие, так как он действительно тренируется на износ, до пота и так далее. Вот это уже одна из последних съемок, она сделана в городе Раменское – там у них тренировочный центр был для футболистов.

Илья Тарасов: А как тренируются слепые футболисты?

Павел Волков: Знаете, здесь не видно, но вот этот мячик, в нем есть такой колокольчик. То есть, в принципе, вся игра в футбол – это не игра на какую-то ловкость, а по большому счету это игра на ориентирование. То есть, когда мяч катается, ты должен понимать по звуку, где он находится, вообще расположение мяча, расположение себя относительно мяча и расположение других участников.

Илья Тарасов: А это?

Павел Волков: Это вообще… Вот эти съемки для меня были самые важные. Это, наверное, то, к чему я стремился. Потому что, когда мы познакомились с Сергеем, для него было понятно, что мы будем с ним работать в разных спортзалах, я буду снимать его тренировки и все, что касается спорта. Но также я очень хотел показать его не только со стороны спортсмена, но и со стороны человека, а для этого нужны были простые какие-то вещи – ну, как сказать? – бытовые съемки, может быть. И самое главное – я узнал, что у него есть семья. И конечно, показать семью этого человека – это была одна из главных моих вещей.

Илья Тарасов: Это его дочь?

Павел Волков: Да, это его дочь. Ну, как вы понимаете, очень было бы странно прийти, вот простой человек с улицы пришел и сказал бы: «Давайте я вас буду фотографировать». То есть чтобы попасть в этот круг семьи, потребовалось некое время, чтобы мы с ним познакомились и прониклись неким доверием.

Илья Тарасов: Как ты вообще вышел именно на него? Почему он?

Павел Волков: Ну, я не знаю. Это уже интуитивное было чувство. То есть я понял, что вот этот. Когда мы первый раз с ним встретились, это был абсолютно какой-то невзрачный человек, скромно стоящий где-то в уголке в метро. Я подошел к нему, я узнал его, но тем не менее я понял, что за этой скромностью скрывается на самом деле большой характер, который надо мне попытаться показать в фотографии.

Илья Тарасов: Это жена его, да?

Павел Волков: Да, это его жена. Они познакомились на учебе. Ну, жена – она слабовидящая, но все-таки она видит, поэтому они, в принципе, вдвоем могут свободно передвигаться по улице. И уже ему не приходится использовать разные средства, типа палочки.

Илья Тарасов: Это у нас команда так выглядит, да?

Павел Волков: Ну, это на самом деле тренировка не по футболу, а тренировка по голболу – это тоже специальная игра для плоховидящих. Ну, по сути, вот эти ребята, которые с ним, – это практически тот же самый состав вот этой команды по футболу.

Илья Тарасов: Голбол – это то же самое, что гандбол, я так понимаю? Как это работает?

Павел Волков: Спортивный зал, и есть вот эти большие такие ворота. По сути, команды – они все вратари, и тем не менее они пытаются забить мяч в соседние.

Илья Тарасов: Тоже по слуху, да?

Павел Волков: Да, тоже мячик у них… Ну, он немножко потяжелее, чем футбольный, но в нем колокольчик.

Илья Тарасов: Паша, помимо футбола, я так понимаю, бассейн, да?

Павел Волков: Вообще для слепых людей занятие в воде считается очень таким нужным и полезным, потому что именно в воде они нарабатывают эту свою тактильность и чувствительность.

Илья Тарасов: Ориентацию.

Павел Волков: Ориентацию в пространстве, да, и так далее. Ну, Сергей тоже занимается плаванием, но опять-таки тренировка в футболе заключает в себе… много времени они проводят в воде, просто плавают дистанции, задерживают дыхание. То есть вот эти съемки были как раз таки во время тренировок по футболу. Это не все.

Илья Тарасов: Это не все? Я думаю, сейчас ты скажешь: «Это не все его». А это, оказывается, не все?

Павел Волков: Нет, это не все, потому что сзади еще есть большой шкаф, там кубки стоят, потому что здесь только медали. И какая-то еще огромная стопка дипломов. Медали, по-моему, на кадр тоже не все взлезли, их очень-очень много. Мы просто очень долго все это раскладывали.

Илья Тарасов: Это не только по футболу, а это вообще по всем видам спорта?

Павел Волков: По всем видам спорта. Здесь медали есть довольно простые, допустим, районного соревнования, я не знаю, по плаванию или по езде на велосипеде. И также там есть медали… Они там, по-моему, становились чемпионами Европы, какие-то мировые соревнования. То есть это все вместе, в одной куче.

Илья Тарасов: Езда на велосипеде?

Павел Волков: Да, езда на велосипеде. Это опять-таки тот вид спорта, про который я не знал. Есть езда на велосипеде тоже для слабовидящих. Смысл на самом деле простой. Это велосипед с двумя пассажирами. Первый человек все-таки со зрением, но тот, который по каким-то причинам не может заниматься в полной мере велосипедом. Как правило, это люди с какими-то уже или травмами, или по здоровью не проходящие именно в полный велосипедный спорт. А второй – как правило, садится человек уже без зрения. Он не занимается навигацией, он только занимается – как сказать? – мотором.

То есть он говорит: «Я уже и не помню тех времен, когда я видел. Я уже настолько привык к этому. Вот я нахожусь в этом пространстве и ощущаю его как-то по-своему, по-особенному. Я не помню, как это – видеть». И для него что ходить одному в метро (он это делает с помощью палочки), что кататься на велосипеде, что плавать – по сути, одно и то же. И уже как-то он к этому привык, он этим занимается, и он так живет.

Да, вот так это происходит. То есть спереди едет человек, который видит, чтобы быть навигатором, а второй, Сергей, уже крутит педали.

Илья Тарасов: Для себя ты что-то новое открыл, когда работал над той серией?

Павел Волков: Вы знаете, у меня каждая серия – это в первую очередь такой большой пласт опыта, который я для себя получаю. Знаете, я даже не могу это словами описать. Ну, не знаю… Я очень рад, что я это видел, что я пережил, что я на какое-то время стал частью его жизни. Ну, опять-таки мое личное мнение: я считаю, что судьбы этих людей должны быть рассказаны и показаны.

А так они осуществляют как бы передвижение. То есть это некая такая змейка. Спереди стоит человек, который лучше всех видит, он тоже слабовидящий, но тем не менее он лучше ориентируется в пространстве. А остальные просто держатся за плечи. И вот так он их ведет. С Сергеем мы также передвигались в метро, в электричке: он просто на плечо клал свою руку, и я шел, а он шел за мной.

Илья Тарасов: Спасибо тебе большое за серию! Приходи к нам в гости с новыми.

Павел Волков: Хорошо.

Илья Тарасов: Спасибо.

Павел Волков: Спасибо.

Илья Тарасов: В сегодняшней программы мы познакомили вас с абсолютно новым миром – миром слепоглухих. Если вы хотите как-то поучаствовать в его жизни, то легко можете стать волонтером фонда «Со-единение» или сделать пожертвование на сайте. Не оставайтесь равнодушными! С вами была программа «ЗаДело!», увидимся ровно через неделю. Пока!

СЮЖЕТ


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Сюжеты
  • ЗаДело!
    Ты не одна
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    ЗаДело!
    После рабства
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    ЗаДело!
    После рабства