Ольга Амосова: Люди очень устают от городов, даже от маленьких. Им теплоты не хватает

Ольга Амосова: Люди очень устают от городов, даже от маленьких. Им теплоты не хватает
Что такое camphill-движение и как живет деревня для людей с особенностями в Ленинградской области?
Ася Залогина: Мы помогаем детям, обучая взрослых
Наталья Водянова: Почему-то, когда речь идет о детях с особенностями развития, мы должны постоянно доказывать, что они вообще стоят внимания и что они вообще могут быть нужны обществу
Как можно адаптировать детей с ментальными нарушениями к нормальной жизни. Пример из Йошкар-Олы
В ПНИ может попасть каждый. Как обманывают людей, лишая их всего и обрекая на жизнь в нечеловеческих условиях
Качество жизни людей с инвалидностью
Ohana означает «семья»
Каждый город уже всё про себя знает. Он знает, кем он хочет быть
Соседский центр - место, где жители района занимаются творчеством, решают проблемы и зарабатывают
Общественные пространства. Как люди снова решили быть вместе
Гости
Ольга Амосова
руководитель творческой мастерской «Место» и благотворительного магазина «Кладовка»

Голос за кадром: Бороться с домашним насилием при помощи поношенных лабутенов. Ольга Амосова из Братска на своем бизнесе ничего не зарабатывает, обувь и одежду раздает в магазине бесплатно, а часть продает, но вся выручка идет на помощь жертвам насилия в семье. Почему она это делает? И как один секонд-хенд изменил жизнь маленького городка? Смотрите далее в интервью.

Илья Тарасов: Вы смотрите программу «ЗаДело!». У нас в гостях – Ольга Амосова из города Братска. И она нам сейчас расскажет о том, как она решила открыть творческое пространство «Место» и благотворительный магазин «Кладовка».

Ты кто по образованию?

Ольга Амосова: Я по образованию товаровед продтоваров и медпрепаратов.

Илья Тарасов: Неплохо! А как в социалку занесло?

Ольга Амосова: Волею судьбы оказалась в Братске, нужно было как-то себя пристроить. Желание помогать людям было у меня всегда, ну прямо с детства. Росла в неполной семье, как бы была в семье дисфункция, поэтому, когда смогла помочь себе, захотелось помогать другим. Оказавшись в Братске, очень долго искала работу. И так получилось, что наткнулась на информацию о благотворительном магазине «Спасибо», и мне эта тема…

Илья Тарасов: Из Санкт-Петербурга?

Ольга Амосова: Да, в Санкт-Петербурге. И мне эта тема очень понравилась: принимают вещи, сортируют, часть прибыли от продаж – на благотворительность. Начала я потихоньку этим заниматься, то есть собирала вещи, раздавала. И через полгода после этого решила открыть магазин.

Илья Тарасов: А как он работает?

Ольга Амосова: Система такая же, как и у всех благотворительных магазинов: мы принимаем от людей одежду, обувь, книги, игрушки, сортируем, 80% идет на бесплатную раздачу. Сначала это был наш центр помощи, где мы бесплатно раздавали. 10–15% мы реализуем и чистую прибыль отправляем на благотворительность, ну, после покрытия расходов: коммуналка, та же аренда, зарплата, налоги.

Илья Тарасов: А куда отправляете на благотворительность?

Ольга Амосова: Я сконцентрировалась на том, чтобы прибыль в основном тратить на терапию, то есть на психологическую помощь женщинам, у которых есть дети и которые оказались в очень сложной жизненной ситуации. Сейчас пять подопечных, которым мы оплачиваем эту терапию. Плюс еще мы подключились к программе «Тебе поверят» для женщин, которые в детстве пережили насилие. Этот проект тоже оплачивает этим женщинам терапию, чтобы те могли как-то выбраться из этой сложной ситуации.

Илья Тарасов: Пять семей, которым вы помогаете. А можешь поконкретнее рассказать?

Ольга Амосова: Ну, женщин.

Илья Тарасов: Да, женщин. Поконкретнее – у кого какие истории?

Ольга Амосова: Один пример очень показательный. Я прямо горжусь этой женщиной! То есть на тот момент, когда мы ей предложили помощь, ситуация была такая: двое детей, муж инвалид, она работает, и у нее алкоголизм прямо такой серьезный.

Илья Тарасов: Нормальный.

Ольга Амосова: Да, нормальный. Ну, вплоть до того, что дети уже были практически на грани изъятия из семьи. Когда была первая встреча с психологом, психолог мне сказал: «Оля, навряд ли мы ей сможем помочь. У человека вообще нет стержня, то есть человек потерян». Но сейчас ситуация очень сильно изменилась, и психолог говорит: «Я горжусь этой женщиной, как она смогла, находясь в такой ситуации, выбраться из этого».

Для меня очень важно, что мы вроде бы помогаем только ей одной, но через нее мы же помогаем и ее детям – дети же не оказались в детдоме.

Илья Тарасов: А еще?

Ольга Амосова: Женщина, трое детей, муж наркоман. То есть у нее были созависимые отношения, она не могла никак с ним разойтись. Она была жертвой, а он – тираном. Но сейчас все закончилось тем, что она с ним разошлась, она поменяла квартиру. То есть у нее появились силы на это благодаря терапии, благодаря поддержке психолога. У нее один ребенок инвалид, и она сейчас занимается его реабилитацией. Раньше у нее не было на это ни сил, ни желания, вообще ничего, потому что она жила постоянно в стрессе.

Илья Тарасов: Пространство под названием «Место» – это что такое?

Ольга Амосова: У нас Братск – это город-завод, очень мало каких-то привлекательных местечек, пространств. И через два года после открытия «Кладовки» я поняла, что мне что-то маловато, хочется какого-то творчества. И вот решила открыть гончарную мастерскую. Мы приглашаем бесплатно деток из многодетных семей, детей с особенностями заниматься. Недавно День пожилого человека был, и у нас мастер занималась с пенсионерами.

Илья Тарасов: Похожих на вас пространств нет?

Ольга Амосова: Нет.

Илья Тарасов: Почему?

Ольга Амосова: Не знаю. Мне кажется, что… Ну, все жалуются, что все уезжают из города. Почему я решила это делать сама? Потому что мне это надо было самой, мне не хватало этих пространств в Братске. Все такое серое, унылое…

Илья Тарасов: Вообще к благотворительным магазинам в том же Петербурге люди привыкали достаточно долго, несмотря на то, что Петербург – один из самых прогрессивных городов вообще в нашей стране, – ну, в понимании такого формата, типа: «Так, мы приносим одежду, а потом ее либо продают, либо отдают бесплатно». Все равно народ как-то подозрительно на все это дело смотрел. А в Братске как к этому относятся?

Ольга Амосова: Ну, были, конечно, такие единичные выпады по поводу того, что: «Мы же вам отдаем… нет, не мы, а люди вам отдают бесплатно, – вот так вот, – а вы продаете, такие-сякие барыги!» И когда они еще узнавали, что я не местная, когда они отслеживали мои соцсети… Они думали, что если я куда-то езжу, то обязательно только на их деньги… ну, не на их деньги, а за счет вещей. Ну понятно, да? Это было, но этого было мало.

Когда люди увидели наши отчеты… А мы каждый месяц выкладываем: мы туда-то потратили, туда-то потратили. Да, это небольшие деньги, это не сравнить с питерским «Спасибо», но для нашего города это все равно хорошо.

Илья Тарасов: Что еще хочешь открыть в Братске? Чего там не хватает, с точки зрения социалки?

Ольга Амосова: Очень бы хотелось открыть такую арт-резиденцию в каком-то старинном деревянном доме, куда могли бы приезжать и творческие люди, и не творческие люди, где-то за городом. Уже в том году я прямо прорабатывала этот вопрос, искала место, искала дом.

Люди очень сильно устают от городов. Даже от такого маленького, как Братск, они устают. Там очень плохо с экологий, потому что куча заводов, и все в центральной части расположены. Люди хотят отдыха. И знаете, как я это заметила? Людям теплоты не хватает!

Мы снимаем помещения, и что «Кладовка», что гончарка – это какой-то, не знаю, старый склад, сарай или что-то. Но благодаря этому… Внутри у нас все обшито деревом, у нас камин, мы топим его дровами. У нас прямо такая атмосфера деревенская. И когда люди приходят, начиная от шестнадцатилетнего хипстера и заканчивая женщиной, которая депутат, бизнесмен, у нее огромный уровень доходов, она приходит к нам и говорит: «У вас здесь жить охота и остаться».

То есть людям не хватает теплоты. Я это прямо чувствую по своим посетителям. И мне хотелось такой дом за городом, куда они могли бы приезжать, отдохнуть от шума, от телефона сотового. Также там можно погончарить, пошить.

А еще к нам приходили в магазин и говорили: «У вас здесь, как в Испании/как в Италии/как в Петербурге». Вроде бы с виду сарай, а внутри ты такой: «Вау! Интересно!»

Илья Тарасов: Сейчас есть возможность обратиться к жителям того же Братска, которые до сих пор о вас не знают, или вообще близлежащих городов. Какая помощь вам нужна? Надо ли везти вещи или помогать с помещением, или еще как-то?

Ольга Амосова: Какая нужна помощь, допустим, от тех же жителей Братска? Чтобы они приносили нам хорошие вещи. То есть не просто гараж разобрали и весь хлам к нам свезли, так не надо делать, а хорошие вещи, да, пожалуйста, приносите. И вы знаете, куда пойдет часть средств от продажи этих вещей

Илья Тарасов: Женщин, которым вы помогаете, как вы их находите? Или они могут к вам прямо сейчас обратиться за помощью, если кто-то смотрит нас в Братске или в близлежащих окрестностях? Как это сделать?

Ольга Амосова: Сайта у нас пока нет, к сожалению. У нас есть социальные сети. То есть можно набрать: благотворительный магазин «Кладовка». Это будет и Instagram, и «ВКонтакте», и в «Одноклассниках» есть мы.

Илья Тарасов: Слушайте, спасибо вам большое. Мне безумно хочется сгонять в Братск, побывать в вашем магазине и посмотреть, как там все работает.

Уважаемые телезрители, уважаемые жители Братска, вообще Сибири, может быть, даже Москвы и других крупных городов, если вам приглянулась история благотворительного магазина «Кладовка» и общественного пространства «Место», можете прямо сейчас зайти к ним в их инстаграм, на сайт и как-нибудь помочь или рассказать об этом магазине и об этом пространстве своим друзьям.

А вам большое спасибо и успехов!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски
Полный выпуск
ЗаДело!
Олина любовь
Полный выпуск