Помощь пострадавшим в ДТП

Помощь пострадавшим в ДТП
Инженер-протезист Роман Погор: Поставить человека на ноги не так просто
Александр Сладков: День Защитника Отечества - это маленький кусочек мозаики, из которой рождается нормальный патриот, гражданин Родины, который знает, что это его территория
Что делать людям с фобиями после ДТП? Рекомендации клинического психолога Яны Климченко
Как благотворительные организации помогают пострадавшим в автоавариях. На примере питерского Фонда памяти Николая Богатикова
За 14 лет после тяжелого ДТП Марат сделал тренажёры для реабилитации и построил свой центр, где помогает людям бесплатно
Какие суммы полагаются пострадавшим в ДТП? Юридический ликбез от страхового брокера Максима Забенкова
Реабилитация после инсульта. Как получить, где можно пройти и кому она положена бесплатно
Семья тяжело больного ребёнка лишилась единственного жилья
Инструкции для жизни: Как быстро и бесплатно получить поддержку от государства в разных жизненных ситуациях
Как складываются судьбы постояльцев ночлежки? Истории со счастливым концом
Гости
Анастасия Кириенко
директор благотворительного фонда «Фонд помощи пострадавшим в ДТП»
Максим Забенков
страховой агент
Яна Климченко
клинический психолог
Марат Ильясов
руководитель АНОСЛОВ «Я СМОГУ»
Гайша Ильясова
мама Марата

Илья Тарасов: Здравствуйте! Я – Илья Тарасов. И это программа «ЗаДело!». Мы говорим о самых острых социальных проблемах и даем инструкции по их решению. Сегодня речь в нашей программе пойдет о ДТП.

Сегодня в программе. На сколько застрахованы пешеходы и другие участники дорожного движения? Какие суммы выплачиваются пострадавшим в ДТП? Как справиться с психологической травмой, полученной в результате ДТП, и стоит ли обращаться к психологам и психотерапевтам? Сколько стоит реабилитация и какие фонды помогают гражданам России получить ее бесплатно? Все это и многое другое смотрите прямо сейчас в программе «ЗаДело!» на Общественном телевидении России.

Голос за кадром: Смерть на колесах и смерть под колесами. Почему в прошлом году в России на дорогах погибло больше 15,5 тысячи человек? Кто занимается реабилитацией пострадавших? И как уберечь себя в пути от неприятных сюрпризов?

Чиновники рапортуют: смертность в результате ДТП снизилась на 8%. Но даже такая динамика приводит в ужас – фактически каждый год мы хороним население маленького провинциального городка. Кроме того, 215 тысяч участников аварий ежегодно получают серьезные травмы и не могут быстро восстановиться. Некоторые из них остаются инвалидами на всю жизнь, не могут оплатить дорогое лечение, теряют работу и скатываются на социальное дно. При этом пострадавшие зачастую не знают, какую помощь могут получить от государства. Если имущество (машина), как правило, застраховано, то здоровье водителей и пешеходов – нет. Не принято, нет такой у нас культуры.

Илья Тарасов: К сожалению, обычный российский гражданин не может похвастаться юридической грамотностью. Вряд ли кто сходу ответит на вопрос: какие денежные выплаты и суммы полагаются человеку, пострадавшему в результате дорожно-транспортного происшествия? Сейчас мы проведем небольшую ликвидацию безграмотности, и на все финансовые и юридические вопросы нам ответит страховой брокер.

* * *

Илья Тарасов: Привет! Раскрой мне, пожалуйста, все секреты и цифры, которые есть. Я к этой программе много историй снимал. И все люди, которые были в ДТП и получили инвалидность, они мне говорили о том, что ничего они никогда не получали. Ну, какие-то копейки, то есть не те деньги, на которые можно было бы рассчитывать.

У нас ситуация как-то в стране в последние годы поменялась? И как это теперь выглядит?

Максим Забенков: Ситуация поменялась в 2015 году. Медведев подписал указ № 150, в котором теперь по автогражданке каждый человек, попавший в ДТП и пострадавший от действий какого-либо человека, бывшего за рулем, получает выплату. И для всех она составляет 500 тысяч рублей, на каждого по 500 тысяч рублей. В зависимости от повреждений, полученных в ДТП, будет рассчитана выплата в процентном соотношении.

Я подготовил для тебя специальную таблицу и могу тебе озвучить, что будет… какая будет выплата, правильнее сказать, в зависимости от того, какие будут повреждения, последствия.

Илья Тарасов: Давай. Погнали!

Максим Забенков: Ты можешь аж в течение трех лет обращаться. На самом деле ты должен уведомить страховую компанию в течение 5–15 дней, но так как, может быть, тебе не до этого будет после ДТП, в зависимости от повреждений, ты можешь это делать и попозже.

Соответственно, тебя интересовали маршрутные такси (ты у меня об этом спрашивал), которые застрахованы по риску ОСГОПП и застрахованные по ОСАГО. Соответственно, по ОСАГО – 500 тысяч, по ОСГОПП – 2 миллиона.

Если мы говорим о тотальных, крупных и серьезных повреждениях, которые можно нанести, то первая группа инвалидности – получишь, естественно, 500 тысяч, 100% выплаты. Если это будет ОСГОПП, это будут маршрутные такси и что-то тоже с инвалидностью связанное, то получишь 2 миллиона.

Илья Тарасов: Давай я сейчас опять для себя распределю. Если я обычный пешеход, я не знаю, еду в машине с друзьями и случается ДТП, то я получаю в любом случае 500 тысяч, если пострадаю?

Максим Забенков: Да. Но – в зависимости от твоих повреждений.

Илья Тарасов: Да. А если я еду в маршрутке, в такси – то есть то, что застраховано по ОСГОПП, то есть какой-то общественный транспорт, – то я могу получить аж до 2 миллионов?

Максим Забенков: Так точно. Возьмем просто табличку. Например, сотрясение мозга – самое распространенное, наверное, что могло бы быть, – 25 тысяч рублей. Далее. Если сумма твоих трат превысит эту сумму, ты можешь попросить ее с «виновника торжества» – соответственно, с водителя, – предоставив документы, которые ты соберешь из медицинских органов.

Илья Тарасов: То есть я могу пойти даже в платную больницу, мне окажут услуги…

Максим Забенков: Скажем так: они все равно будут смотреть, что ты мог сделать по ОМС, по нашей бесплатной медицине. И далее, если ты это не мог сделать, то ты предоставишь чеки по восстановлению своего здоровья – и тебе вернут, да.

Илья Тарасов: Это если у того человека, который был виновником, есть деньги?

Максим Забенков: Да. Ты можешь сначала попросить у него в добровольном порядке. Если он откажет тебе, то ты пойдешь в суд. Ты можешь пойти в мировой, в обычный, а можешь в арбитражный – как тебе больше нравится.

Илья Тарасов: Знаешь, в детстве такая штука была: «Ты не дерись! Вдруг ты его как-то ударишь – он упадет, и будешь ему всю жизнь платить». Вот эта история «платить всю жизнь» с ДТП как-то связана? Я попал в ДТП – есть виновник, и у меня группа инвалидности. Мне будут постоянно платить? Или это все-таки единоразовая сумма?

Максим Забенков: Я думаю, что тебе заплатят единоразово. А если тебе нужно будет дальнейшее какое-то восстановительное лечение, то ты будешь дискутировать со страховой компанией в рамках того возмещения, которое они тебе должны. А далее – уже с ним как с физлицом. Возможно, тебе назначат какие-то выплаты ежемесячные или ежегодные, или ты будешь к нему приходить. Но то, что ты будешь восстанавливать его здоровье – это точно.

Илья Тарасов: 25 тысяч…

Максим Забенков: Это сотрясение мозга. Перелом носа – 50 тысяч рублей. Повреждение глаза – 50 тысяч рублей. Повреждение спинного мозга – это самая максимальная выплата, которая может быть единовременной, – 375 тысяч рублей. Перелом одного ребра – 10 тысяч рублей. Повреждение почки – 150. Полное удаление легкого– 300 тысяч рублей. Перелом руки – 100 тысяч рублей. Повреждение органов половой системы – 200 тысяч рублей. Ожоги четвертой степени – 200 тысяч рублей. Ампутация ноги – 500.

Илья Тарасов: Если все это сложить, то можно прямо набрать нормально.

Максим Забенков: Да. Но все равно 500 – максимум.

Илья Тарасов: А если человек погиб, то что получает его семья?

Максим Забенков: 500. Там на самом деле можно еще получать выплаты из этих 500 тысяч в зависимости от того, сколько ты был неработоспособен. Если ты ехал, например, на какую-то сделку и ты можешь ее подтвердить документально, и она у тебя не состоялась, и она была на 200 тысяч рублей, и это для тебя значимая сумма, и ты можешь это доказать, то они тебе в страховой компании из этой страховой выплаты (500 тысяч) тоже могут компенсировать эту сумму.

Илья Тарасов: Но мы сейчас говорим вообще о тех деньгах, которые получает любой человек, который никак особенно по-другому не застраховался? То есть каждый гражданин нашей страны, условно, уже застрахован так, что он это получает?

Максим Забенков: Да, естественно.

Илья Тарасов: Но можно застраховаться дополнительно.

Максим Забенков: Да, тоже можно. Это добровольный вид страхования, который ты можешь купить у страховой компании, конечно.

Илья Тарасов: А народ как вообще? Покупает?

Максим Забенков: Категорически редко.

Илья Тарасов: Почему?

Максим Забенков: Не думают о себе. Они думают, что у них будет все хорошо. Все на авось.

Илья Тарасов: Ты сам застрахован?

Максим Забенков: Ну конечно. У меня есть даже полис от онкозаболеваний. Сейчас есть новый продукт, он стоит порядка 250 евро в топовой версии. Ты застрахован на миллион евро. Будут лечить тебя за границей, тебе оплатят родственников, лекарства, переезд, помогут с визой. У тебя будет второе мнение врачей. Может быть, ты тоже знаешь, что это такое. И это будет полноценный полис от онкозаболеваний. Если у тебя хоть раз когда-то что-то обнаружат, тебе все «починят».

Илья Тарасов: А ты от ДТП также застрахован?

Максим Забенков: Я застрахован от несчастного случая. Я застрахован по гражданской ответственности, как и все. И у меня есть полис КАСКО, там я застраховал свою машину. У меня есть полис ДАГО – дополнительное страхование автогражданской ответственности. Это так называемое расширение. Я расширил свою гражданскую ответственность с 400 тысяч до 1,5 миллиона. Соответственно, если будет машина более дорогостоящая, за меня заплатят. И там же у меня прописаны несчастные случаи – например, до миллиона рублей. Так бы я должен был, получается, заплатить… по ОСАГО за меня заплатят 500, а тут еще 500 заплатят сверху, до миллиона рублей. Я расширил свою гражданскую ответственность.

Илья Тарасов: А если ты попадешь в ДТП, вот несчастный случай, не дай бог – тьфу-тьфу-тьфу! – то что ты будешь получать? 500 тысяч – понято. Вот эти 2 миллиона условные. А дополнительно еще что-то будет?

Максим Забенков: Такого полиса у меня в данный момент нет, но теоретически я могу про него накидать. Это обычные полисы, они недорого стоят – порядка 5 тысяч рублей в год, навскидку. И ты можешь увеличить еще на 500, соответственно, за свою жизнь от несчастного случая, если кто-то тебе нанесет какие-то повреждения.

Илья Тарасов: Что посоветуешь рядовому гражданину, который вот сейчас посмотрел нашу программу (ну давай их разделим – владелец автомобиля и просто пешеход), чтобы обезопасить свою жизнь? Мало ли чего может… То есть все может случиться. У нас народ об этом не думает. Вот сейчас он посмотрел программу и такой: «Так, ага. Ну, мало ли чего… Я тут каждый день дорогу перехожу в неположенном месте». Что мне надо сделать, чтобы застраховать свою жизнь, обезопасить ее? Какие действия? И что нужно знать?

Максим Забенков: Я бы в топовой компании рейтинга А++ застраховал свою ответственность и несчастный случай. То есть несчастный случай я бы застраховал (что со мной что-либо может произойти) на максимальную сумму, которую предложит мне страховая компания, в которую я обращусь. И гражданская ответственность, если это возможно. Я как автолюбитель говорю.

Илья Тарасов: А если я пешеход, который нарушил, перебегал в неположенном месте, и меня сбила машина?

Максим Забенков: Все равно выплата будет, но там будет зависеть от того, насколько водитель мог предотвратить данное ДТП. Когда вы попадаете в ДТП и вы, предположим, не виноваты, пешеход был вне зоны пешеходного перехода, но у вас была техническая возможность остановиться, вы обязаны это сделать. И дознаватель, исследователь, если будет тотальный исход или еще какой-то, будет выяснять, когда вы его увидели, когда вы нажали на тормоз, в какой момент, кто еще видел. Он соберет все данные – тормозной путь и так далее – и будет вычислять, могли ли вы техники остановиться или нет. Если пешеход нарушал правила и, например, умышленно пытался попасть вам на капот или был в состоянии какого-либо опьянения, то в этом случае теоретически возможна какая-то либо невыплата, либо отказ по выплате. Такое есть.

Илья Тарасов: Супер! Спасибо. Я пошел страховаться.

* * *

Илья Тарасов: Благотворительность и некоммерческий сектор тоже не остались в стороне от ДТП. У нас в стране есть целые фонды, которые помогают людям, пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях. И сейчас мы расскажем о работе одного из таких фондов.

* * *

Илья Тарасов: В России фондов, которые помогают людям, пострадавшим в ДТП, немного. Их всего два. Ну, по крайней мере, мы так насчитали. Один из них находится в Санкт-Петербурге и имеет сложное название – Благотворительный фонд помощи людям, пострадавшим в ДТП. Это его директор Анастасия Кириенко. Мы приехали в Петербург, чтобы узнать вообще историю фонда и поподробнее разузнать, кому он все-таки помогает и как.

Анастасия Кириенко: У нас фонд памяти Николая Богатикова. Это молодой человек, который погиб много лет назад, и он был братом нашего создателя. Пострадал, получил травму. К сожалению, не выжил. И создатель фонда Александр Богатиков решил, что нужно помогать тем людям, которые остались живыми, но для того, чтобы вернуться в нормальную жизнь, им требуется помощь.

После ДТП часто получается, что люди имеют травмы черепно-мозговые или спинальные. И если на первых порах медицина наша успешно оказывает содействие, помогает людям выйти из комы, то дальше человек, который пострадал в ДТП и имеет серьезную травму, он уже предоставлен сам себе и предоставлен своим родным.

И зачастую родным очень тяжело справиться с этим состоянием. Человек, который лежит, за которым нужен постоянный уход. И самое главное – нужна ранняя реабилитация. Вот на этом этапе как раз таки наша основная роль. Одна реабилитация длится примерно три-четыре недели. В год в среднем, наверное, человеку хотя бы три, две-три, а лучше четыре реабилитации. При этом…

Илья Тарасов: А государство это оплачивает? Нет?

Анастасия Кириенко: Нет. Ну, есть то, что оплачивается по ОМС, но, вы знаете, это не покрывает расходы, которые возникают, например, в сильном реабилитационном центре. И вот одна такая реабилитация стоит примерно 350 тысяч рублей как минимум. То есть семья, у которой есть член семьи, который пострадал и которому нужно в год, представьте, где-то миллион на реабилитацию, где возьмет среднестатистическая семья такие деньги?

Илья Тарасов: Да даже не среднестатистическая, а любая семья.

Анастасия Кириенко: Любая семья, да. Люди продают, естественно, имущество, которое является ликвидным, и потом уже, так как все-таки в России благотворительность не слишком широко развита, начинают обращаться в фонды, ну, когда уже практически ничего нет.

И мы в этот момент подхватываем этих людей. Мы помогаем оплатой напрямую. Мы заключаем договор трехсторонний с самим подопечным либо с его родными и с реабилитационным центром, который будет оказывать эту реабилитационную помощь. Поэтому, конечно же, не по всем вопросам, не всем желающим мы можем оказать помощь, действуя в рамках своей уставной деятельности.

Помимо этого, мы еще оказываем психологическую помощь. Мы организовали бесплатную линию психологической помощи. И на нашем сайте, и в наших соцсетях есть информация о том, по какому телефону можно обратиться. Это горячая линия.

Илья Тарасов: То есть любой человек, который как-то попал в ДТП (или его близкие попали в ДТП), может по этой горячей линии позвонить – и ему окажут бесплатную психологическую поддержку?

Анастасия Кириенко: На самом деле – да. Наша миссия была – оказывать помощь пострадавшим в ДТП и повышать уровень культуры дорожного движения. Теперь, с учетом нашей работы, мы подумали, что, наверное, будет правильным способствовать тому, чтобы помощь в виде реабилитации мог получить каждый пострадавший в ДТП на территории Российской Федерации.

И было бы здорово, если бы государство, страховые компании, благотворительный сектор были в тесной связи здесь и совместно организовали такую возможность для всех людей, которые пострадали. Это было бы ведь здорово как для самого подопечного (это не обсуждается даже) и его семьи, так и для государства, ведь человек сможет вернуться тогда в социальную среду.

У нас есть, конечно же, случаи, когда семьи распадаются из-за того, что кто-то не может выдержать просто такого тяжелого испытания. Я думаю, что распадов семей было бы меньше. Плюс ко всему люди, которые вовремя получили реабилитацию, они могли бы вернуться в нормальный ритм, могли бы работать и, таким образом, приносить пользу не только себе и своей семье, но и обществу в целом.

Илья Тарасов: Какие у тебя открытия появились, когда ты пришла работать, стала работать в фонде, начала вообще погружаться в какие-то истории? Что ты для себя открыла? Что этой проблемы настолько много, но ты не обращала на нее внимания? Вот какие-то открытия.

Анастасия Кириенко: Открытия? Наверное, я сейчас ничем положительным не поделюсь с вами. Мне стало страшнее ездить за рулем. Даже не так страшно за рулем, как ехать, когда кто-то за рулем. Я практически не могу ездить в такси.

Илья Тарасов: Почему?

Анастасия Кириенко: Я не уверена, как едет водитель, что он делает. Они все для меня ездят очень быстро, на мой взгляд. У нас есть подопечные, которые попадали в ДТП, будучи пассажирами в такси. Это не один и не два, их достаточное количество. Это все люди, которые сидели сзади. Кто-то был пристегнут, кто-то – нет. Но это не уберегло их тяжелейших черепно-мозговых травм.

Илья Тарасов: Как к вам можно обратиться? Вот прямо инструкция для людей. Кому можно обращаться? Как?

Анастасия Кириенко: К нам нужно обращаться, когда нужна вот такая медицинская помощь, как мы говорили, серьезная. Это реабилитации. Это восстановление людей, которые получили черепно-мозговые и спинальные травмы. К нам можно обращаться родственникам пострадавших, которым требуется сложное медицинское оборудование – например, вертикализатор.

Кто к нам еще может обратиться? Это могут быть… Ну, обязательно должна быть справка о ДТП. У нас на сайте имеется информация о полном пакете документов, которые необходимы для того, чтобы мы оказали помощь. Можно обратиться за правовой помощью. Мы можем помочь все-таки, допустим, если происходит такое, что человека сбила машина…

Вы знаете, такая ситуация была недавно. Сбили несовершеннолетнего ребенка. Спросили у ребенка, все ли с ним в порядке. Отвезли его домой. У ребенка черепно-мозговая травма. Не всегда это понятно сразу. Через какое-то время, естественно, родители обратились в медицинское учреждение. Оказалось, что все-таки там не так все просто. И к нам обратились за помощью, для того чтобы человек, который виновен в ДТП, все-таки подключился к лечению ребенка.

Ну конечно, никто не говорит о том, что это нарушение законодательства, там отдельно с ним госорганы разбираются. Но, кроме этого, тот, кто пострадал, естественно, имеет право на компенсацию вреда и компенсацию расходов, которые возникли в связи с необходимостью восстановления здоровья. То есть – правовая помощь. Психологическая помощь – о ней в соцсетях у нас больше написано.

* * *

Илья Тарасов: Как я уже сказал, благотворительных фондов, которые помогают людям, пострадавшим в результате ДТП, в России всего два. Контакты фонда из Санкт-Петербурга, с директором которого мы только что посмотрели интервью, прямо сейчас на ваших экранах. А второй фонд находится в городе Барнауле, называется он – Фонд помощи детям, пострадавшим в ДТП, имени Натальи Едыкиной. Его контакты тоже прямо сейчас на ваших экранах. Поэтому смело обращайтесь за помощью в эти два фонда. Либо можете этим фондам, наоборот, помочь.

За следующей историей мы отправились в Республику Татарстан, в небольшой город под названием Бавлы. В нем живет Марат Ильясов. Четырнадцать лет назад он попал в очень серьезное дорожно-транспортное происшествие и сильно пострадал, до сих пор восстанавливается – и при этом помогает другим.

* * *

Марат Ильясов: Ехали мы с другом, во время обгона попали в аварию. У нас получилось…

Илья Тарасов: Ты рулил?

Марат Ильясов: Нет, я был пассажир. У нас было лобовое столкновение с «КамАЗом».

Илья Тарасов: Друг живой?

Марат Ильясов: Да, все нормально. Он сломал ногу, перелом ноги, сотрясение мозга.

Илья Тарасов: То есть отделался…

Марат Ильясов: Ну, через три месяца он на работу вышел.

Илья Тарасов: А ты – нет.

Марат Ильясов: Ну, я вот сейчас работаю.

Илья Тарасов (за кадром): Сейчас Марат руководит собственной некоммерческой организацией. Это небольшой реабилитационный центр, который бесплатно работает для местных жителей.

Марат Ильясов: Руслан, привет!

Руслан: Привет.

Марат Ильясов: Как дела?

Руслан: Нормально.

Марат Ильясов: Это Руслан. Первой пришла Рузина. Вот они одни из первых, которые долгое время ходили. У Рузины черепно-мозговая и…

Илья Тарасов: А ты как получила ее?

Рузина: Муж избил.

Илья Тарасов: Муж избил? А он в тюрьме сидит, надеюсь?

Марат Ильясов: Да. Ее сестра тогда водила за руку. Вот Руслана тоже избили. Руслан тоже с чужой помощью ходил, сейчас он самостоятельно на улице ходит. Много чего делает сам, короче.

Илья Тарасов (за кадром): Четырнадцать лет прошло после трагедии, и Марат до сих пор продолжает свое восстановление – медленно, но упорно. Первые несколько месяцев после аварии он был полностью обездвижен, и о том, что у него когда-нибудь появится возможность ходить, никто даже не думал. В последние годы Марат решил заняться проектированием и производством собственных тренажеров, которые отлично подходят для людей с различными травмами. На производство своих изобретений он даже получил президентский грант.

Марат Ильясов: За прошлый год мы сделали 15 авторских тренажеров. Допустим, смотри, сейчас стоя – вот руки ну не идут дальше. А я сейчас на этот тренажер стану и покажу, что они будут идти. То есть вращающаяся вокруг оси ручка. Сложная роликовая система на самом деле позволяет либо снизить нагрузку, ее убрать и, наоборот, дополнительно помогать. Вот смотрите, сейчас показываю.

Илья Тарасов: Ты усилием пошел, да?

Марат Ильясов: Да. То есть вот я руки поднимаю, а до этого я руки не поднимал.

Илья Тарасов (за кадром): Скоро реабилитационный центр переезжает в новое здание. Едем его смотреть.

Илья Тарасов: Вау! Нормально! Это все бесплатно?

Марат Ильясов: А здесь будет большой центр. Здесь уже в три раза больше площадь, по сути.

Илья Тарасов: Слушай, ну для маленьких Бавлов это достаточно большой центр будет.

Илья Тарасов (за кадром): К концу февраля ремонт планируется закончить, и центр заработает на постоянной основе.

Марат Ильясов: Все услуги, которые мы оказываем в нашем центре, они на бесплатной основе. То есть все люди, которые к нам обращаются…

Илья Тарасов: Все бесплатно.

Марат Ильясов: Все бесплатно.

Илья Тарасов (обращаясь к съемочной команде): Круто! А вот когда вы будете работать бесплатно, парни?

Марат Ильясов: Вот здесь мы живем.

Илья Тарасов (за кадром): Дома нас принимают с татарским гостеприимством. Мама Марата готовит лапшу, манты и баурсак. Марат говорит, что именно мама – главный человек в его жизни.

Илья Тарасов: Мамы не будет – как ты будешь жить? Ты, в принципе, самостоятельно все делаешь, да? Но некоторые вещи – тебе без помощи тяжеловато.

Марат Ильясов: Ну, я же говорю, что я не хочу на эту тему говорить, даже думать не хочу. По сути, мама периодически же тоже уезжает, внуков смотрит. Когда у меня сестра родила первого и второго, там надо было помогать, она уезжала и на два дня, и на три дня. Я жил…

Илья Тарасов: Нормально?

Марат Ильясов: Нормально. Ну, посуду начинал мыть. Нормально. Подогревал себе. Я когда первый раз яичницу себе пожарил с сосисками, я подумал: «Блин, нет вкуснее нет еды на свете!»

Илья Тарасов (за кадром): Именно здесь, в квартире, Марат впервые начал заниматься с другими ребятами – в своей комнате, которую для этого пришлось переделать под спортзал.

Марат Ильясов: Начинаем с простых упражнений.

Илья Тарасов: Руки вправо-влево, да?

Марат Ильясов: Да-да-да. Тут немножко…

Илья Тарасов: А по страховке ты ничего не получал?

Марат Ильясов: По страховке? Не-а. По страховке ничего не получал. По страховке – ничего.

Илья Тарасов: А на друга уголовку не заводили?

Марат Ильясов: Ну, хотели завести, завести хотели. Этот милиционер меня очень долго уговаривал, чтобы я взял с него хотя бы какую-то расписку либо соглашение, либо договор. Говорит: «Он тебя же потом кинет – и ты останешься ни с чем, помогать не будет». Я говорю: «Это мой друг, это мой лучший друг. Что вы такое говорите?»

Ну, в принципе, каждому бог судья, и отвечать потом самому. Я же говорю, что помогают много других людей.

Илья Тарасов: То есть милиционер оказался прав?

Марат Ильясов: Ну да…

Илья Тарасов (за кадром): В общей сложности семья Марата за все время потратила на платную реабилитацию порядка 4 миллионов рублей. Деньги собирали по знакомым и спонсорам. «Теперь, – говорит Марат, – пришло время отдавать». Вместе с мамой они хотят бесплатно помогать тем, у кого нет средств для дорогостоящей реабилитации.

Гайша Ильясова: Когда людям помогаешь и видишь свои результаты, то это… Как сказать? Доброта. И не только доброта, а чувствуешь себя, как будто ты помогаешь и счастливее их чувствуешь себя, что ты смогла помочь этому ребенку или этому человеку.

Марат Ильясов: Я считаю, что мне в жизни очень повезло на самом деле. До аварии как-то я по-другому к жизни относился, не знаю…

Илья Тарасов: То есть ты рад, что ты попал в аварию?

Марат Ильясов: Даже не то что рад, ну, не самой аварии. Получается помогать, идти, реализовываться. А если бы я не попал, то, может быть, и не знал бы столько людей, а столько людей не знали бы меня. Кому-то я был бы вообще полезен ли – себе и семье, обществу? А тут, я считаю, все-таки полезен.

* * *

Илья Тарасов: Еще недавно в нашей стране было не принято говорить о том, что ты посещаешь психолога или сеансы психотерапии – это являлось чем-то постыдным. Сейчас культура такой духовной и ментальной гигиены набирает оборот, и поход к психотерапевту уже не является чем-то из ряда вон выходящим. О том, какие психологические травмы получают люди, попавшие в дорожно-транспортные происшествия, и когда с этими травмами нужно обращаться к профессионалам, мы поговорим с клиническим психологом.

* * *

Корреспондент: Что делать людям, которые заработали себе фобии после ДТП?

Яна Климченко: Посттравматическое состояние, стресс – это является травмой психики. То есть не только тело получает травму, но и психика. И ее надо восстанавливать, проходить терапию.

Я прямо хочу дать практику. Нужно закрыть глаза и представить тот момент, войти в него, в этот страх, войти в то воспоминание и перепрошить его, то есть пройти мимо этого ДТП. Вот он вышел на дорогу, и ему надо пройти. Он прошел и идет дальше. И так делать неоднократно – работать, показывать, учить, создавать новую нейронную связь, чтобы как бы перепрошить прошлое, что все благополучно. И психика будет потихонечку успокаиваться и успокаиваться. Но тут уже нужна терапия специалиста, который в этот момент подхватит и сделает грамотное решение.

Корреспондент: Какие чаще всего психологические проблемы возникают у участников ДТП?

Яна Климченко: Депрессия. Это самое такое… Апатия, депрессия. Не видят смысла жить, фиксируют полностью свою жизнь на этой проблеме. То есть всю свою жизнь они проецируют туда. Они перестают чем-то интересоваться, развивать себя, хобби, цели ставить, идти, организовывать, наслаждаться жизнью. То есть вся энергия жизни уходит в прошлое.

Поэтому очень важно опять же начинать искусственно распределять свою жизнь от этой травмы, то есть: «У меня еще есть «Я как женщина» или «Я как мужчина». У меня еще есть какие-то интересы, какие-то хобби, какое-то удовольствие, дети, знакомые». И начинать прямо искусственно распределять сферы своей жизни, заполнять жизнь собой. Это очень важно. То есть эта ситуация толкает на развитие. Потому что мы – участники жизни. И все, что происходит в нашей жизни, нам нужно брать оттуда лучшее для себя, какие-то уроки и развивать дальше.

Восемь лет назад я попала в ДТП. Я была тогда беременная. Была травма, я вылетела из машины, из лобового окна. Сотрясение мозга, больница, потеря ребенка. То есть – страх, фобия, апатия. Но я начала задавать себе вопросы: «Как мне сделать лучше свою жизнь? Да, сейчас у меня такая ситуация. Да, случилось. Я понимаю, что все, я уже не изменю вот сейчас все это обратно. Что теперь я могу сделать?»

И я начала искать плюсы. Первое – у меня появилось время на себя. Я стала думать, как я хочу жить, что мне нравится, то есть начала обращать внимание на себя. Этого времени обычно нет. Я стала обучаться тренингам, сама вести тренинги. То есть я опять же из этой ситуации взяла самое лучшее.

Но у меня был… на тот момент я уже была психотерапевтом, у меня был опыт, у меня была опора на себя, у меня были знания. Когда у вас есть знания, вы можете на них опереться. А когда их нет, вам не на что опереться – вы в тревоге, тревожное мышление, разрушительное такое состояние. Вам нужно, чтобы был наставник, проводник, специалист.

Корреспондент: А если, допустим, водитель, который кого-то вез и попал в ДТП, и пассажир погиб. Или наоборот – он на кого-то наехал и кого-то задавил насмерть. Вот это чувство вины как изживать? Как помогать людям? То есть как с этим справляться? Как дальше жить?

Яна Климченко: Очень важно понимать, что там, где есть чувство вины, там есть и наказание. То есть наша психика так работает: вина – значит, нужно наказание. И человек начинает себя наказывать, есть себя изнутри, разрушаться изнутри.

Я работала с водителем, была вина у водителя. Он тоже пострадал, он сломал ребра, где-то месяц лежал в больнице. У него, по-моему, даже пальцы… Ну, травма и физическая была не очень хорошая. И у него была вина, потому что пострадал ребенок маленький. Он жив, слава богу, но пострадал. И мы с ним работали по психотерапии через Skype, входили в ту ситуацию, разбирали ее, опять же мы перенастраивали ее. Сейчас он даже сменил место работы, стал тренером по личностному росту. Это уже где-то, наверное, лет шесть он ведет. Вот эта ситуация дала ему даже другую деятельность.

То есть с этим надо работать. Психика – как орган. Если она пострадала, то ее нужно восстанавливать, иначе она будет разрушаться.

У нас очень много центров психологической помощи людям, населению: есть социальные, то есть бесплатные, а есть коммерческая основа. Есть клиники пограничных состояний. Опять же, кто ищет – тот найдет. Сейчас множество возможностей. Даже не выходя из дома, это можно сделать.

Если после ДТП не проработать травмы, то люди начинают заливать, заедать, запивать, закуривать. Но это только усугубляет. Нужно обратиться к специалисту.

Корреспондент: Что нужно знать родственникам пострадавших в ДТП, чтобы им не навредить?

Яна Климченко: Не жалеть. Жалость – это такое эмоциональное состояние. Человек это воспринимает так: «Я не верю, что ты справишься. У тебя не получится». Когда мы кого-то жалеем, мы даем такую установку: «Я не верю, что ты справишься. У тебя не получится». То есть не жалеть, а обращать внимание на жизнь: «Есть жизнь. И теперь нам нужно делать все, чтобы сделать ее классной».

Потому что когда начинаем жалеть, вот эти все моменты проявлять, то человек входит в такое состояние жертвы, он к нему привыкает, он перестает делать зарядки, как-то себя мотивировать. Он ждет, когда все за него сделают, когда можно свою судьбу перепоручить другому. И психика в этот момент еще больше разрушается.

У нас такой интеллект девяностых, можно так назвать. Как у нас получается? Мы любим и проявляем любовь через переживания: «Если я переживаю за детей – значит я хорошая мама, я их люблю. Если я переживаю за мужа… То есть я даю вот эти внутренние свои страхи, я их перекладываю на семью, я переживаю. Я хорошая».

А я учу родителей или родственников людей, которые попали в такие трудности жизни, не переживать, а видеть… Вот мы это прямо делаем на сеансах. Мы закрываем глаза и начинаем хорошо думать об этом человеке: у него все хорошо, он дышит, он живой, он здоровый, у него все получается. И человек встраивает в себя эти картинки. Вот я, например, о вас постоянно так думаю, думаю, думаю, думаю, думаю… И он начинает чувствовать такое же отношение к вам: вы здоровый, вы сильный. Он в вас верит. И это чувствуется на уровне подсознательном, коллективном.

* * *

Илья Тарасов: Что хотелось бы сказать в завершение? Будьте внимательны на дорогах, страхуйте свою жизнь и помогайте друг другу.

Это была программа «ЗаДело!». Увидимся ровно через неделю. Пока!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски
Полный выпуск
ЗаДело!
Олина любовь