После рабства

После рабства
Русская деревня по-швейцарски
Тулун. После большой воды
Елена Погребижская: Психоневрологический интернат - это дно, кошмар и тюрьма на всю жизнь
Индустрия смерти
Татьяна Фалина: «Найти ребёнка в капусте» - не наш путь. Это слишком просто!
Надежда Первакова: У любой профессии есть рабочие дни, есть выходные. У профессии «мама особенного ребенка» нет выходных
Марина Клещева: Я поняла, что я прожила судьбу короля Лира, только он король, а я простая Марина
Таша Маяковская: Я просто не хочу смотреть на мужчину сверху вниз. Это не мой вариант.
Женщины, меняющие мир
Папа в декрете

Как сложилась судьба Александра Лепеничева, спасенного из трудового рабства нашим корреспондентом Юлией Берлетовой.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Бездомный Саша ушел из приюта к возлюбленной

Теперь у него есть паспорт и любимая женщина.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)