Проект «BAD PLANET»: чётко и красочно о том, как разрушается наша планета из-за глобального потепления

Проект «BAD PLANET»: чётко и красочно о том, как разрушается наша планета из-за глобального потепления | Программы | ОТР

BAD PLANET, глобальное потепление, Земля, планета, экология

2020-12-04T18:31:00+03:00
Проект «BAD PLANET»: чётко и красочно о том, как разрушается наша планета из-за глобального потепления
Взрослые дети
«Особый порядок»: истории матерей, которые пытаются спасти из тюрьмы невинно осуждённых дочерей
«Без нимба»: фильм памяти Людмилы Алексеевой, которая и в 91 год защищала права человека
«Айка»: фильм о нескольких днях из жизни киргизской мигрантки, которая пытается выжить в Москве
«Запрещённые дети». Как документальный фильм спас девочек из сирийского плена
Искусство невозможного
Как онлайн помочь животным из приюта?
Увидел большую собаку - испугался! А может быть ей самой нужна защита от человека...
Животному нужно переливание крови - рассказываем, где искать доноров
Игуана, с десяток змей, несколько птиц - и все в квартире волонтёра Алисы Богомоловой
Гости

Илья Тарасов: Добрый день. Меня зовут Илья Тарасов. И это программа «ЗаДело!».

И сегодня мы рассказываем о тех людях, которые не на шутку озабочены проблемой экологии и транслируют это широкой аудитории. Это блогеры, волонтеры, режиссеры. Все они снимают видео. И делают они это с одной целью: чтобы мы, жители планеты Земля, задумались над тем, что мир вокруг нас и есть наш дом, и беречь этот дом – обязанность каждого.

И первый наш сегодняшний герой – Александр Федоров, более известный на YouTube как Bad Planet, который снял недавно отличное документальное кино про глобальное потепление.

ВИДЕО

«Я всю свою жизнь снимал документальные истории. Думаю, что самое важное мое открытие случилось несколько лет назад на Амазонке. Я целый год путешествовал по реке и жил в племенах. Я много фотографировал и пытался понять, как современный мир влияет на их жизнь.

Иногда это была просто ужасающая картина. Кризис в Венесуэле превратил жизнь племени яномама в настоящий постапокалипсис. И если до этого они строили потрясающей красоты общинные дома шабоно, то теперь они жили среди ржавеющих оцинкованных листов. Яномама – это люди с невероятными традициями. Например, у них есть коллективные похороны, когда они смешивают прах умершего с водой, оплакивают его и пьют этот «бульон» всей общиной.

Я увидел людей, которые говорили на одном языке с природой. Они знали, как применить любое растение для медицины, и имели невероятное чуть на охоте. И они оказались безумно добры, они поделились едой и позволили остаться в своих хижинах. В конце концов, они познакомили меня с самым красивым местом на земле, что я видел.

Через год Амазонка загорелась. Начался самый большой пожар в истории, который уничтожил миллионы гектар этого прекрасного тропического леса и всех животных, что в нем обитали. Но самое ужасное, что следом за ней в этом же году загорелась Австралия и Сибирь. И казалось, что горела вся планета…

Это ужасно – понимать, как место, которое ты так полюбил, может исчезнуть навсегда. Я начал изучать изменение климата, потому что хотел разобраться в том, почему климатические катастрофы стали случаться так часто. И чем больше я узнавал, тем больше понимал, что это все из-за человека. Это правда выбросы углекислого газа и метана с заводов и ферм поднимают температуру на планете – и климат становится все менее стабильным. Но планета переживала и более ужасные катастрофы, а человека – нет. Человек родился и жил в эпоху самого стабильного климата. Поэтому именно мы находимся в самой большой опасности.

И я понял, что если я хочу что-то доказать, то я должен сам поехать и снять, как выглядит глобальное потепление и чем оно опасно.

Сзади меня – тундра. Я на самом севере континента. Впереди – Северный Ледовитый океан. Я прилетел сюда, к самому устью Колымы. И мой план в том, чтобы проехаться вдоль Колыму, уже ближе к истоку, и посмотреть на то, как изменение климата влияет на жизнь людей, живущих на Колыме здесь и сейчас».

* * *

Илья Тарасов: А как тебя правильно представить? Наверное, так: режиссер-документалист, фотограф Александр Федоров, он же Bad Planet.

Александр Федоров: Ну, такая проблема возникает у всех. Александр Федоров снимает документальные фильмы и ведет Instagram и YouTube.

Илья Тарасов: Как твой фильм сейчас? Сколько просмотров уже?

Александр Федоров: 320 тысяч.

Илья Тарасов: Почему так медленно идет? Это же реально крутое кино, интересное. Я прямо смотрю – народ делится им охотно. Я думал, что оно должно быстрее было бы взлететь. Как только я увидел, я думал, что миллион будет в течение двух недель точно. Но – как-то медленно тянется. Почему?

Александр Федоров: Слушай, потому что… Я в «Тренды» зашел. Я не знаю, говорил это раньше или нет. Ты делаешь фильм, а потом заходишь… по-идиотски идешь и заходишь в «Тренды». И в «Трендах»: «Беременна в 16. Сезон 1, эпизод 5», «Беременна в 16. Сезон 1, эпизод 6». Потом еще какой-то беловолосый… Я забыл, как его зовут. Какие-то еще смешные блогеры. И я такой: «Да…» Ну блин, ну поэтому. То есть это тема, которая не сразу «заходит». Не знаю. То есть такие вещи…

Илья Тарасов: Но Дудя же смотрят. Просто он начинал не с этого. То, что он сейчас делает, какие-то документальные истории – их смотрят. И народ: «Вау!» Не интервью с рэперами уже. И народ смотрит.

Александр Федоров: Ну да. Слушай, я думаю, если бы Дудь был…Ну, допустим, ты возвращаешься назад: Дудь – неизвестный чувак. Ну, в смысле – известный в плане главреда Sports. И он выпускает интервью с Марковым. Возможно, это бы никто не смотрел. То есть у тебя должен быть определенный вес, чтобы иметь право делать такие вещи, к сожалению.

Илья Тарасов: Смотри. Для тех, кто не в курсе, в двух словах: почему глобальное потепление нас всех погубит? Знаешь, такой краткий пересказ твоего фильма.

Александр Федоров: Слушай, учти, что фильм – это просто как бы одна часть из кучи серий. Все говорят, типа: «Ты недостаточно сильно объяснил, кто газы какие выбрасывает и куда». Ну, я надеюсь, что дальше я где-то смогу это сделать.

Идея такая. Откуда это у меня началось? В 2008 году (это я на полном серьезе) была конференция экологов, международная, она называется IPCC – International Panel on Climate Change. И они на основе метеорологических моделей пытаются предсказать, как будет выглядеть климат в ближайшее время. Модели сложные.

То есть на самом деле ко мне даже приходят люди и спрашивают, типа: «А вот графики повышения…» Это не просто графики. У нас весь мир – это сплошная математическая модель. То есть у нас вся погода, например, предсказывается самым большим суперкомпьютером в мире, который анализирует просто данные изо всех квадратов, потому что у нас абсолютно хаотичная погода.

И там то же самое. То есть это такая сложная математическая история, в которую вовлечена куча ученых: математиков, физиков, метеорологов или палеметеорологов, которые изучают ландшафты и предыдущие эры. В общем, они в любом случае собираются и говорят: «Ребята, мы раньше предсказывали всякое разное, но теперь мы еще раз переосмыслили нашу модель. И вот что мы предсказываем: если у нас температура повысится аномально на полтора градуса, то в атмосфере будут необратимые процессы». И что самое обидное? Это будет не остановить, потому что будет такая цепная реакция идти, все подряд.

Ну, например, есть альбедо поверхности. Это ледники, которые тают. И чем меньше будет… Ну знаешь, альбедо – это когда у тебя белая поверхность, и она отражает солнечный свет обратно в атмосферу. И если она не будет отражать солнечный свет, то есть если будет меньше белой поверхности, Земля будет нагреваться. А проблема потепления – она от того, что Земля нагревается, а не от того, что солнечный свет задерживается. То есть Земля, когда она нагревается, испускает такое длинноволновое излучение, и оно отлично отражается от парниковых газов – а это углекислый газ, это метан. Облака и водяной пар – это тоже на самом деле парник, ну, у них парниковый эффект. То есть облака тоже отражают тепло от Земли обратно. А солнечные (они не той длины) спокойно улетают сквозь все.

То есть если солнце приходит, то солнце спокойно уходит. А если солнце приходит, нагрело Землю, то при этом оно спокойно уходит, но излучения от Земли начинают, как парник, туда-сюда гонять. То есть оно отражается от облаков, обратно нагревает Землю, опять отражается, опять нагревает…

Илья Тарасов: И понеслась!

Александр Федоров: И понеслась, да. То есть чем меньше льда, тем больше шансов… То есть чисто теоретически, если бы этого не было и оно бы задерживало все, то лед вообще бы никак не влиял, потому что тогда бы оно задерживало солнце. Оно отразилось ото льда – опять задержалось. А тут оно улетает.

Мерзлота, например. У меня тема фильма – это мерзлота, которая тоже нагревается, тоже тает. И оказалось, что в мерзлоте до 50 метров органики находится. И когда органика появляется на поверхности, появляются микробы, они ее сжирают. И продукт того, что там микробы ведут свою активность, – это углекислый газ или метан (ну, в зависимости от того, какие условия). Если воды много, то метан. Это анаэробная среда – без кислорода. Если с кислородом это все происходит, то метан. И это оказалось опасно.

То есть идея в том, что такая же цепная реакция. Солнце нагревает Землю, только цепная реакция уже по-другому выглядит.

Илья Тарасов: Чем больше она тает, тем больше она будет таять? Вот так вот?

Александр Федоров: Да, чем больше она тает, тем больше углекислого газа. Углекислый газ задерживает тепло. И тем больше она будет таять. Это еще одна цепная реакция, которая отлично встраивается в любую другую математическую модель.

То же самое: чем больше лесов горит, тем меньше потом остается кому перерабатывать углекислый газ. Леса и так немного перерабатывают. И то меньше. И тем больше углекислого газа, тем больше леса горят. Короче, все это может зациклить цепную реакцию.

И идея такая (ну, мы так считаем): если на полтора градуса она превысит, то вот эта хрень начнется. И леса будут гореть безостановочно. И мерзлота будет таять безостановочно. И альбедо будет понижаться безостановочно. И, например, океан будет нагреваться, он будет поднимать облака, а облака тоже парниковым эффектом обладают.

На самом деле на сайте IPCC они посчитали, сколько лет и что нужно предпринять… Я уже реально не помню. Ну, они говорят, что если вы сдерживаете, то у вас 100–150 лет; а если вы не сдерживаете, то у вас 50–80 лет. Вероятность, если ничего не делать, то 50–80 лет.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)