Сергей Зверев рассказал об экологической катастрофе Байкала. Он знает, кто виноват и что делать

Гости
Александр Колотов
российский координатор экологической коалиции «Реки без границ»
Сергей Зверев
суперзвезда

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». У нас на связи по Skype Александр Колотов, российский координатор международной коалиции «Реки без границ». Саша, привет. Сегодня мы в студии обсуждаем как раз таки ситуацию с Байкалом. Но у меня, сколько я читал информации, все равно есть какие-то непонятки. Кто-то говорит, что завод по добыче воды на Байкале – это плохо. Кто-то говорит, что сама добыча воды – это ничего страшного. В чем вообще проблема строительства этого завода и проблема Байкала на сегодняшний день?

Александр Колотов (по Skype): Действительно, речь идет об откачке ничтожных объемов воды по сравнению с теми, которые находятся в этом резервуаре. Никакого особого, скажем так, воздействия на окружающую среду быть не может. Но если мы смотрим конкретный кейс, пример, завод в Култуке, то прежде всего – само расположение этого завода. Завод находится в крайне неудачном месте, он практически на мелководье, из-за этого там не нужно класть километр труб по дну Байкала, чтобы пройти и забирать воду более или менее чистую из глубины, из толщи вод.

Второе – это, конечно, то, что этот завод находится в районе Таловских болот, а это, в принципе, та природная территория, которая известна еще с XIX века как место сезонного гнездования перелетных птиц, многие из которых являются краснокнижными видами. И каким-то образом эти земли вдруг стали распродаваться, причем распродаваться в статусе пригодных для промышленного освоения.

Илья Тарасов: А что, во-первых, за гении решили строить завод на болоте? Это кому в голову придет такое?

Александр Колотов: Это, наверное, такой какой-то очень особый бизнес. Наверное, в том месте, где удалось договориться просто-напросто с чиновниками. Наверное, в последние три-четыре года они обвиняют китайцев во всех бедах Байкала. Они виноваты в том, что они массово стали ездить на Байкал в качестве организованных туристских групп. Они виноваты в том, что они массово скупают земли, дома по берегам Байкала и на этом месте возводят объекты туристической инфраструктуры, то есть гостевые дома, рестораны, столовые. То, что запрещают местным жителям, почему-то для китайцев… Они какие-то подходы знают. В общем, они могут это делать, а местные жители – нет. И естественно, что возмущение очень большое. И тут еще китайский завод.

Илья Тарасов: По Байкалу. Строительство вот этого завода, которое пока сейчас прекращено, слава богу, – это единственная серьезная проблема на Байкале?

Александр Колотов: У нас до сих пор за последние десятилетия никто ничего не сделал с отходами Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Примерно 6 миллионов кубометров ядовитых веществ, которые лежат на самом берегу Байкала, в котлованах, в так называемых шламохранилищах, и ждут своей участи. Что будет? Разразится какой-то катаклизм, и этот шлам лигнин пойдет в чистые байкальские воды? Либо все-таки мы успеем его каким-то образом нейтрализовать и ликвидировать? Еще с 2013 года было поручение Правительства, была специальная программа, было выделено в общей сложности 4 миллиарда рублей на решение этой проблемы. До сих пор ничего не сделано. Та проектная документация, которая была разработана, как сейчас оказывается, она не пригодна для применения. В общем-то…

Илья Тарасов: То есть за 4 миллиарда рублей разработали документацию и на этом остановились?

Александр Колотов: Это я цитирую, по сути дела, выводы Счетной палаты, которая, в общем, крайне негативно оценивает результаты деятельности Федеральной целевой программы по охране озера Байкал. Байкал – это наше национальное достояние. Но это не только национальное достояние, это международная ценность. В 1996 году ЮНЕСКО внесла озеро Байкал в список объектов всемирного природного наследия. Это означает, что государство обязано заботиться, охранять и беспокоиться об этом объекте, ну, как о зенице ока.

У нас в последние годы получается так, что государство планомерно пытается ослабить природоохранный режим на Байкале. Сейчас огромный скандал по поводу того, что Минприроды предложило изменить жесткие нормативы сброса сточных вод в Байкал и по некоторым вредным веществам ослабить в несколько десятков раз. Понимаете? То есть просто сбрасывать слабоочищенные стоки.

Илья Тарасов: Разрешить сбрасывать мусор.

Александр Колотов: Да. И сейчас мы видим, что Байкал постепенно деградирует, что нужно опять обращаться в Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО и говорить: давайте мы Байкал в другой список поместим – объекты всемирного природного наследия, которые находятся под угрозой, в опасности. Потому что если в этот позорный список объект перемещается, то тогда уже подключаются и различного рода международные экспертные организации. В общем-то, государство само как-то начинает шевелиться, чтобы исключить объект на территории своей страны из этого позорного перечня.

Илья Тарасов: Как каждый житель России может повлиять на эту ситуацию и помочь спасти Байкал?

Александр Колотов: Если вы поедете на озеро Байкал, конечно же, оставляйте после себя меньше следов. Мы все приходящие, а Байкал должен быть вечен.

А прямо сейчас о ситуации на Байкале расскажет Сергей Зверев. Не переключайтесь.

Илья Тарасов: Вы смотрите программу «ЗаДело!». И у нас в гостях суперзвезда – Сергей Зверев. Вы, на мой взгляд, первый и вообще единственный человек из медиа, который вписался в эту ситуацию, связанную с Байкалом. Как все началось? Откуда вы узнали, что там решили строить завод?

Сергей Зверев: Я родился как раз в Култуке возле Таловских болот – там, где как раз строили завод. Завод построен с огромными нарушениями. Хозяева этого завода говорят, что все, его как бы будут демонтировать. На самом деле трубы уже легли на дно. Время изменилось, и люди – это уже не те люди. Их уже вернуть в прежнюю стадию, когда они ничего не решали, не хотели и жили, как жили… Они так жить не будут. Мне кажется, люди пойдут на крайние меры. Вот зачем доводить людей до такого отчаяния, когда все можно сделать цивилизованно? Вот эти люди, которые строили этот завод по разливу воды в Китай, они беспощадно вырубали лес. На 2 миллиарда они вырубили леса.

Илья Тарасов: А лес уехал тоже в Китай?

Сергей Зверев: Лес уехал в Китай.

Илья Тарасов: Сами вы когда узнали? Вам кто-то сказал из родственников?

Сергей Зверев: В прошлом году я приехал на Байкал к родственникам, к маме. Местные мне стали рассказывать: «Вы знаете, такая катастрофа, если здесь начнется строительство…» Я еще думаю: «Ну неужели допустят? Это же невозможно!» Байкал же не принадлежит какому-то одному, я не знаю, Василию Ивановичу, это же принадлежит стране, это же неприкосновенное место. Еще песня такая была «Священный Байкал». Слово «священный». Это трогать нельзя. Ну, это такой запас воды для страны, для мира. Это же очень важный объект. И вдруг я узнаю: оказывается, уже и крыша, и стены, все есть, и уже трубы проводят. Местные достучаться не могли ни до кого. То есть такая была блокада…

Илья Тарасов: Информационная.

Сергей Зверев: …информационная, да, что люди не могли ничего сделать. Я наткнулся на пост. Такая съемка чудовищная: экскаватором роют дно Байкала, достают грунт, показывают эти стены. Все. Утром я выхожу с пикетом и стою у Кремля. Вот я в короне пришел. В первый день на меня не обратили внимания. Второй день – как-то так. Только на третий день обратили внимание. То есть я уже весь Кремль обошел с пикетом. Обратили внимание на то, что… Все страны мира вдруг стали перепост делать. И общественность обратила внимание наконец-то.

У меня был прямой эфир, там я успел сделать обращение к президенту, у меня было всего четыре минуты. Ну, услышали. Те люди, кому надо было услышать, они услышали. Во всяком случае, я был рад, потому что на следующее утро я узнал о том, что строительство прекращено. Но чем дальше, тем еще сложнее. На меня обрушилось такое количество дерьма!

Илья Тарасов: А кто обрушил? Местная власть?

Сергей Зверев: Ну а как вы думаете? Местные власти должны руки опустить и ждать? Когда народ пишет, что убрать губернатора и поставить меня врио губернатора.

Илья Тарасов: Кстати, что думаете по этому поводу?

Сергей Зверев: Это совершенно нормальная реакция народа, потому что народ в отчаянии. Народ не понимает, что надо делать, чтобы спасти. И они думают, что раз у меня получилось…

Илья Тарасов: Услышали.

Сергей Зверев: Услышали меня. Они думают, что, наверное, с моей легкой руки, может быть, мы спасем Байкал. Местные власти дали указание мочить меня, то есть мочить по полной. Мне уже пишут: «Вы не боитесь, что вас уберут? А вы не боитесь, если с вами что-то будет? А вы не думаете о вашей семье? Будьте осторожны». Но дело в том, что на меня это не работает. Я не могу на это обидеться.

Илья Тарасов: Сейчас какая ситуация? Поднялась шумиха – власти обратили внимание – стройки завода приостановили. Расслабляться пока рано, потому что надо как-то демонтировать все то, что построили. На Байкале, помимо строительства вот этого завода, есть еще проблема с целлюлозно-бумажным комбинатом. Вы беретесь вот эту историю дальше контролировать? То есть взялись за Байкал – надо довести все до конца.

Сергей Зверев: Ну, слово «контролировать» как-то… Для этого есть люди, которые этим занимаются, они должны контролировать. Я считаю, что любой человек, и неважно, звезды ты, суперзвезда, кто ты, что ты, но все равно если этот человек – человек, он не должен быть таким безразличным к такой глобальной проблеме. Ну, представьте себе, что мы за несколько лет останемся без воды. Вот как? Вы представляете, что ваши дети, ваши внуки уже столкнутся с этой проблемой?

Когда-то в детстве моя бабушка говорила, что я доживу до того времени, когда я буду покупать воду в магазине. Я так на нее смотрел и думал: «Вот сказочница!» А потом она сказала: «Ты доживешь еще до того времени, когда это будет страшным дефицитом». Вы знаете, в чем проблема? Это опять же не мое мнение, а мнение народа.

Люди, которые у власти там, на месте – это уже люди в возрасте. Они считают: «Ну, сколько мне там жить? Так поживу! А что потом – мне не интересно». У них вот так вот, все так и живут. Они там награбили, купили себе недвижимость, купили себе машины, не знаю, вертолеты, самолеты. Остановись! Но – нет. Мало. А кто будет нести ответственность за вот эту проделанную работу? Колоссальные деньги выделялись, и уже не раз. Но там как? Откат, поделили. Что такое «освоили»? Ну, слово «стырить» сказать неудобно, да? Ну, «украли» тоже сказать как-то, ну, знаешь, на федеральном канале… И придумали прилично – «освоили».

Илья Тарасов: По документам деньги пошли в дело. А на деле…

Сергей Зверев: А на деле чувак исчез.

Илья Тарасов: Мусор так и лежит?

Сергей Зверев: Так все и лежит. Никто ни за что не отвечает. Ну, сказать, что коррупция – это просто ничего не сказать. Ну реально, просто бардак такой! Вы знаете, там такой круг, чиновники друг друга знают. У них, например, за границей у всех недвижимость, они там соседи, у них дворцы рядышком. Они все дружат и все осваивают, условно говоря, тырят, делятся. И там отвечать-то некому. А где эти миллиарды стыренных денег? Ну, уже не хочу слово «освоенных» говорить, уже как-то неприлично – слово «освоили деньги». Стыренные деньги! Где эти деньги?

Илья Тарасов: В дачах.

Сергей Зверев: Отдайте людям ну хотя бы половину – на строительство школ, детских садов, больниц, на улучшение жизни населения, своего населения.

Илья Тарасов: А бедно живет регион?

Сергей Зверев: Нищие. Там среднего класса очень мало, маленький класс. Ну, там в основном нищие. Огород, и все. Вот если огород есть – это спасение. Хозяйство свое. Где деньги? Возвращаюсь. Этого хватит, чтобы решить этот вопрос с отходами.

Илья Тарасов: С целлюлозно-бумажным комбинатом, с отходами.

Сергей Зверев: Да. Это надо решить точно. С какого я перепугу сейчас на его место пойду? Пусть он сначала решит все эти вопросы.

Илья Тарасов: А как это сделать?

Сергей Зверев: За свой счет. И его все эти друзья скинутся и сделают. Чтобы о вас не говорили, что вы убийца. Чтобы о вас не говорили, что вы вор. Вы решите вопрос. С ЦБК решите вопрос. Прямо на ЦБК мы вам памятник поставим: «Защитник природы – наш дорогой губернатор». Пожизненно будет стоять! Защитите так же природы, как мы. Переживайте за нее так же, как мы. Местные не могут цветочек, одуванчик сорвать – посадят сразу. А как это на самой территории вдруг вот так вырос завод?

Илья Тарасов: Как каждый из нас, из наших зрителей, вообще из всех людей в России может помочь повлиять на эту ситуацию? Подписывать петиции, делать репосты? Что обычному человеку?

Сергей Зверев: Во всяком случае, обычному человеку следить за этой проблемой. Если выставили пост, хорошо бы его перепостить. Но очень важно никого не оскорблять, надо делать все цивилизованно. Я понимаю, что все мы такие эмоциональные, все на эмоциях, мы все на взводе, но постараться это все как-то культурно. Я никого не хочу призывать на демонстрации, даже отговариваю всех своих подписчиков от этих массовых выходов.

Илья Тарасов: Удастся спасти Байкал?

Сергей Зверев: А кто знает? Вот кто знает? Что, я ясновидящая? Пользуясь случаем, что вы пригласили меня, огромное вам спасибо, я бы хотел обратиться ко всем людям, которым не безразлична вот эта проблема – Байкал. Вообще, вы знаете, у меня мой инстаграм – это фешн-инстаграм. Я – фешн-икона, король гламура, суперзвезда…

Илья Тарасов: А теперь это борьба за экологию.

Сергей Зверев: И теперь я не могу выставить просто пост, я не знаю, с какого-то показа, модные костюмы, модные аксессуары. Я не могу это сделать. Но это же все-таки моя профессия. Я вынужден в данный момент заниматься вот этой глобальной проблемой. Этой проблемой не я должен заниматься, но просто я не вижу человека. Ну не делают это другие люди, поэтому я вынужден это делать.

Это никакой не хайп с моей стороны. Это не для того, чтобы прибавились подписчики ко мне. Да это не по этому вопросу, я вообще не по этой теме. У меня главная задача сейчас – чтобы была моя совесть чиста, поскольку я же сам с Байкала. Конечно, я считаю, что ни в коем случае нельзя опускать руки. Увидели пост – перепостите. Если увидите, что какой-то фрагмент выложили про Байкал – выложите у себя, отметьте @zverevsuperstar. Я сразу увижу, отлайкаю. Значит, @baikal_save – тоже можно сделать хештег.

Илья Тарасов: Друзья, на ваших экранах указаны все хештеги, которые необходимо использовать при трансляции этой информации. Самое главное, чем вы можете помочь Байкалу – это распространять информацию и подписывать петиции. Сергей, спасибо тебе большое.

Сергей Зверев: Спасибо большое.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Спасти озеро можно только вместе

Комментарии

Ирина
А Архангельская область на границе с республикой Коми тоже нуждаетс в защите! Там на стыке границ, на станции Шиес строят мусорный полигон. По плану принимать должны 5 вагонов мусора в день. В условиях вечной мерзлоты и болот будут закапывать мусор из Московской области и Москвы. Упакованный в пленку. Постоянная заморозка и разморозка полиэтилена приведет к его микрорастрескиванию и разрыву. Вся ядовитая гадость будет расползаться по многовековым болотам, откуда берут начало большие северные реки. Русский Север не для захоронения ядовитых отходов. Люди из республики Коми и архангельцы уже долгое время стоят в пикетах, не допуская продолжения строительства. Дошло до прямых столкновений с рабочими. Проходят митинги, которые собирают множество людей. А власть обоих субъектов молчит! Министр Кобылкин утверждает, что будет с полигона продавать переработанный мусор скандинавским странам. Но в это не верит никто. До Сыктывкара по прямой около 93 км. Под угрозой город с население ок. 250 человек. А рыбалка, охота традиционные занятия народов севера? А то что северные леса это лёгкие России забыли чиновники московские. Позорище полное, когда люди вынуждены защищать свою малую родину от бездумных алчных чинуш, прикрывающиеся мнимой экономической эффективностью!
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    ЗаДело!
    После рабства