Социальная реклама в тренде. Чего боятся известные люди? Можно ли рассказывать о серьезном смешно?

Социальная реклама в тренде. Чего боятся известные люди? Можно ли рассказывать о серьезном смешно?
Папа в декрете
Инженер-протезист Роман Погор: Поставить человека на ноги не так просто
Александр Сладков: День Защитника Отечества - это маленький кусочек мозаики, из которой рождается нормальный патриот, гражданин Родины, который знает, что это его территория
Что делать людям с фобиями после ДТП? Рекомендации клинического психолога Яны Климченко
Как благотворительные организации помогают пострадавшим в автоавариях. На примере питерского Фонда памяти Николая Богатикова
За 14 лет после тяжелого ДТП Марат сделал тренажёры для реабилитации и построил свой центр, где помогает людям бесплатно
Какие суммы полагаются пострадавшим в ДТП? Юридический ликбез от страхового брокера Максима Забенкова
Помощь пострадавшим в ДТП
Реабилитация после инсульта. Как получить, где можно пройти и кому она положена бесплатно
Семья тяжело больного ребёнка лишилась единственного жилья
Гости
Алена Щавлева
руководитель программы «Знать и не бояться» БФ Константина Хабенского

Илья Тарасов: У нас в гостях – Алена Щавлева, руководитель программы «Знать и не бояться» Благотворительного фонда Константина Хабенского.

Отличный ролик! Мне нравится, что хорошая музыка, фонтан крови, юмор и так далее. Как вообще ролик этот зашел?

Алена Щавлева: Большинству людей, конечно, эта история понравилась, особенно тем, кто когда-либо сталкивался с заболеванием, кто переживал сам, у кого это было среди знакомых. Потому что, наверное, 99% людей, имеющих какое-то отношение к онкозаболеваниям, говорят о том, что: «У нас проблема жутко стигматизирована в обществе, люди не готовы говорить. И очень классно, ребята, что вы решили об этом говорить открыто, решили говорить это таким легким, каким-то непринужденным, возможно, немного шутливым тоном. Потому что мы устали от какой-то излишней перегруженности, от излишнего пафоса, когда ты смотришь ролик, а там звучит трагичная музыка, как в триллере, обязательно кто-то с придыханием говорит: «Это было невозможно, но мы победили! Впереди нас ждет нелегкая борьба». Это все, возможно, важно, но…

Илья Тарасов: «Жизнь разделилась на «до» и «после».

Алена Щавлева: Да, «до» и «после». Многие наши герои на самом деле тоже признаются, что жизнь разделилась – в том плане, что у них произошла переоценка. Но они говорят все-таки об этом более легко и непринужденно, потому что человек с онкозаболеванием – это все-таки человек… Не диагноз его определяет. Его определяют его слабости, неизлечимые привычки, какие-то другие черты. Именно поэтому мы подаем все истории через какую-то особенность личности героя и как бы между делом упоминаем: «Ну да, кстати, у него было онкозаболеванием, он смог его победить. Но – не свою привычку».

Илья Тарасов: Те, кому ставят онкологию, у кого ВИЧ, они говорят: «Слава богу, у нас не сахарный диабет. Вот сахарный диабет – это вообще!» То есть почему-то два были выбраны, и теперь они самые страшные. Не так же все?

Алена Щавлева: Вы правильно сказали, что есть очень много диагнозов, которые намного сильнее снижают уровень качества жизни и, по сути… Например, любое заболевание, где нарушается память человека. То есть человек без памяти – это, в принципе, нет человека, даже если его тело физически существует.

Если говорить о раке, то наука шагнула далеко вперед. На самом деле сегодня мы видим большой прогресс и в методах лечения, и в реабилитации, и в качестве жизни этих пациентов. Просто в нашем обществе, скажем так, не так давно стали об этом говорить открыто. Именно поэтому, несмотря на какие-то технологии, на современные подходы, у нас в общественном сознании все-таки есть еще такой некий старый образ, что рак – это обязательно приговор, нельзя никому рассказывать о том, что у тебя случилось заболевание, потому что с работы тебя уволят, друзья от тебя отвернутся. «Не дай бог, это заразно». Еще что-то. «Ребенок с этим онкозаболеванием не должен играть с моим ребенком в одной песочнице, потому что… Нет, ну я, конечно, понимаю как образованный человек, что, скорее всего, это не заразно, но как бы на всякий случай играй в соседней песочнице».

И мы видим своей главной целью на самом деле просвещение. Надо людям рассказывать, во-первых, живые и достоверные примеры. Когда мы запускали рекламную кампанию, у нас тоже были опасения: «Ой, мы сейчас получим кучу гнева, негатива: «Да как вы можете шутить!»

Илья Тарасов: «Это же болезнь!»

Алена Щавлева: На самом деле мы думали, что этот негатив пойдет от людей, которые сами с этим столкнулись. Но самая интересная тенденция, что те, кто сами пережили онкозаболевания, те, кто потеряли даже близких от этой болезни, они очень позитивно отреагировали. Они писали: «Блин, ребята, какой классный ролик! Как классно, что вы шутите на эту тему». А все негативные комменты – это, как правило, от людей, которые сами не в курсе.

То есть мы провели исследование, социологическое исследование вместе с «Левадой-Центром»…

Илья Тарасов: О боже мой!

Алена Щавлева: Мы решили подойти к этому научно. Мы провели исследование в 2018 году и решили понять, какое же отношение у россиян к раку на самом деле. И мы выяснили, что только 67% нашего населения считают, что это не заразно. Остальные либо сомневаются: «Ну, на всякий случай. Я не уверен. Как бы и так, и так может быть», – либо считают, что это заболевание заразное. И на всякий случай 17% наших жителей, жителей нашей страны предпочитают избегать контакта с человеком, который сейчас болеет, у которого когда-либо было заболевание. И порядка трети населения – то есть примерно 30 миллионов человек – считают, что рак неизлечим.

Главный посыл нашей рекламной кампании – мы не говорим: «Вы обязательно выздоровеете, вы вернете себе прежний уровень жизни. Идите в российскую больницу, ни за что не уезжайте в Израиль!» Мы не даем конкретных советов. Мы не считаем, что есть какая-то универсальная формула, универсальный путь, который должен выбрать каждый человек, оказавшись в этой ситуации. Мы просто говорим, что не нужно опускать руки, и как минимум есть большое количество примеров, которые смогли.

Илья Тарасов: Сколько роликов вы сделали?

Алена Щавлева: Мы сделали пока три ролика. Вы знаете, у нас же такая история, у нас есть сайт: раклечится.рф. На старте мы подготовили примерно 30 историй самых разных героев. Это обычные люди, как мы с вами: спортсмены, экономисты, танцоры, кто угодно. Они все делились своим опытом.

И когда мы запустили рекламную кампанию, то мы, конечно, призывали не только смотреть ролики с Познером и комментировать это все в соцсетях, а мы призывали: «Если вы столкнулись или если у вас есть знакомые, расскажите о сайте, расскажите свою историю». И мы получили еще примерно 60 заявок. Часть новых историй опубликовали, часть еще в работе. И мы понимаем, что некоторые истории настолько классные! И настолько интересные люди нам пишут, что нам хочется, конечно, это сделать еще более публичным.

На днях мы опубликовали, например, интервью с нашим героем – если знаете, Александр Федорович, футбольный тренер. Он говорит о том, что как раз таки у него это было совершенно такая… ну, как бы между делом. «У меня матч, тренировка, мне надо ехать на выездное какое-то соревнование со своими ребятами. Меня прооперировали, через четыре дня я вышел из больницы и дальше продолжил». То есть у него жизнь вообще не изменилась. И это тоже хорошо, что человек может поддерживать тот образ жизни, который ему важен, интересен, и он может продолжать это в полном объеме.

То есть истории самые разные. И жизнь человека тоже очень по-разному происходит.

Илья Тарасов: В чем, на твой взгляд, вообще суть и кайф социальной рекламы?

Алена Щавлева: Твоя главная задача, наверное, на сегодня – быть интересным, чтобы не хотелось выключить в первую минуту, в первые тридцать секунд. Как ведут себя люди, когда они слышат по телеку, по радио даже какую-то рекламу про заболевания, про что-то? Скорее всего, переключают дальше. Ну они не хотят про это знать. Зачем им портить настроение? У них там классный диджейский сет был, а тут какая-то реклама. Переключат.

Поэтому если ты говоришь в стандартном формате, когда у тебя есть надрыв, психология, кто-то трагично говорит о чем-то сложном, то это, скорее всего, вызовет…

Илья Тарасов: Не зайдет.

Алена Щавлева: Не зайдет. Ну, потому что у нас будет блок, мы переключим. Наша психика нас бережет же, да?

Илья Тарасов: На твой взгляд, в нашей стране с социальной рекламой, как вообще все с этим делом?

Алена Щавлева: У меня коллега, наш директор по коммуникациям, она была в образовательном цикле в Штатах буквально месяц назад. И они ездили по разным фондам благотворительным и смотрели, какие там делают социальные проекты, какие делают информационные кампании.

Так вот, у нас, ребята, просто в сравнении с некоторыми на очень высоком уровне. У нас действительно сегодня приятно смотреть рекламные кампании фондов, они качественные. И я считаю, что это происходит благодаря тому, что идет плотное сотрудничество профессионалов креативной индустрии и фондов.

Илья Тарасов: Как ваши ролики уже что-то смогли поменять?

Алена Щавлева: Даже если мы проведем исследование спустя несколько лет, утверждать однозначно, что именно наша рекламная кампания оказала какой-то генеральный, самый главный вклад, мы не сможем. На самом деле на сегодняшний день ну нет в мире каких-то данных, что ты мог бы реально именно таким образом оценить эффект.

Илья Тарасов: Вы не просите ничего, то есть в конце нет номера счета, «переведите» и так далее.

Алена Щавлева: Никаких donation.

Илья Тарасов: Да, никаких донатов. Тогда как помочь вашему проекту «Знать и не бояться»?

Алена Щавлева: А я расскажу – как.

Илья Тарасов: Поехали!

Алена Щавлева: 4 февраля – Международный день борьбы с раком. Мы планируем к этой дате возобновить наш флешмоб в социальных сетях, где может принять участие абсолютно любой человек. Очень важно рассказывать о своих каких-то слабостях. Вот у тебя есть какие-то неизлечимые привычки, что-то, что тебя характеризует?

Илья Тарасов: Да.

Алена Щавлева: Что?

Илья Тарасов: Пошлые шутки. Я люблю шутить пошлые шутки, черный юмор и все остальное. Это не лечится, да.

Алена Щавлева: В отличие от рака.

Илья Тарасов: Точно!

Алена Щавлева: И вот 4 февраля ты можешь написать примерно такой пост у себя в социальных сетях, поставив два хештега. «Это не лечится, а рак лечится», – затегировав наш фонд либо дав ссылку на наш сайт раклечится.рф, чтобы люди почитали истории других.

То есть очень важно, что даже если у тебя не было опыта онкозаболеваний, тем более если он был, просто рассказать историю от себя. И чем больше нас присоединится к этой акции, к флешмобу и привлечет внимание к проекту, тем больше мы добьемся наших результатов. То есть, по сути, каждый из нас может стать таким… ну, вместо перевода денег может просто стать сам себе медиа, по большому счету, рассказать о проекте, попросить друзей и так далее – то есть распространить как можно больше информации.

Илья Тарасов: О’кей.

Алена Щавлева: Это лучшее, что можно сделать.

Илья Тарасов: Супер! Вот этим вы и занимайтесь. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски
Полный выпуск
ЗаДело!
Папа в декрете
Полный выпуск
ЗаДело!
Папа в декрете