Социальный взгляд. Социальная реклама как новый тренд в современных медиа

Социальный взгляд. Социальная реклама как новый тренд в современных медиа | Программы | ОТР

социальная реклама, синдром Дауна, милосердие, благотворительность

2020-01-25T11:18:00+03:00
Социальный взгляд. Социальная реклама как новый тренд в современных медиа
Тайна Поколения «Z»
Свидетель Победы Евгений Стругальский: Я - человек счастливый
Если пенсионера избивают дети: куда звонить, писать и приходить?
Они хотели другую старость, а оказались в приюте, избитые своими детьми
Как получить бесплатную помощь в центре «Насилию.нет» и как понять, что вы – жертва
В интернете 500 000 педофилов охотятся за российскими детьми. Что нужно знать об этом родителям?
«Он всё время на меня орал, как на собаку». Как дети пережили издевательства отца во время карантина
Во время изоляции участилось насилие по отношению к пенсионерам. Родные люди их жестоко избивали и отбирали пенсию
Семейные узники
От счастливой семьи и благополучной жизни до ночлежки один шаг, упасть на дно может каждый...
Гости
Анна Португалова
директор фонда «Даунсайд Ап», член совета фонда «Синдром любви»
Мария Нефедова
помощник педагога фонда «Даунсайд Ап»
Нина Миловидова
продюсер службы помощи «Милосердие»
Алена Щавлева
руководитель программы «Знать и не бояться» БФ Константина Хабенского

Илья Тарасов: Добрый день! Меня зовут Илья Тарасов. И вы смотрите программу «ЗаДело!». Мы говорим о самых острых социальных проблемах и даем инструкции по их решению.

На нашем канале нет коммерческой рекламы, то есть роликов о зубной пасте, жвачке, подгузниках в эфире Общественного телевидения России вы не увидите. Зато у нас есть другая реклама – нужная, важная и полезная. Называется она социальной. И сегодня мы расскажем о том, кто ее делает, как и почему.

Смотрите в программе. Социальная реклама в тренде: чего боятся известные люди? Можно ли рассказывать о серьезном смешно? Как устроить на работу человека с синдромом Дауна с помощью вирусного ролика? Трэш-скандалы и наркотики в прошлом: почему режиссер Гай Германика сменила формат? Все это смотрите прямо сейчас в программе «ЗаДело!» на Общественном телевидении России.

СЮЖЕТ

Илья Тарасов: У нас в гостях – Алена Щавлева, руководитель программы «Знать и не бояться» Благотворительного фонда Константина Хабенского.

Отличный ролик! Мне нравится, что хорошая музыка, фонтан крови, юмор и так далее. Как вообще ролик этот зашел?

Алена Щавлева: Большинству людей, конечно, эта история понравилась, особенно тем, кто когда-либо сталкивался с заболеванием, кто переживал сам, у кого это было среди знакомых. Потому что, наверное, 99% людей, имеющих какое-то отношение к онкозаболеваниям, говорят о том, что: «У нас проблема жутко стигматизирована в обществе, люди не готовы говорить. И очень классно, ребята, что вы решили об этом говорить открыто, решили говорить это таким легким, каким-то непринужденным, возможно, немного шутливым тоном. Потому что мы устали от какой-то излишней перегруженности, от излишнего пафоса, когда ты смотришь ролик, а там звучит трагичная музыка, как в триллере, обязательно кто-то с придыханием говорит: «Это было невозможно, но мы победили! Впереди нас ждет нелегкая борьба». Это все, возможно, важно, но…

Илья Тарасов: «Жизнь разделилась на «до» и «после».

Алена Щавлева: Да, «до» и «после». Многие наши герои на самом деле тоже признаются, что жизнь разделилась – в том плане, что у них произошла переоценка. Но они говорят все-таки об этом более легко и непринужденно, потому что человек с онкозаболеванием – это все-таки человек… Не диагноз его определяет. Его определяют его слабости, неизлечимые привычки, какие-то другие черты. Именно поэтому мы подаем все истории через какую-то особенность личности героя и как бы между делом упоминаем: «Ну да, кстати, у него было онкозаболеванием, он смог его победить. Но – не свою привычку».

Илья Тарасов: Те, кому ставят онкологию, у кого ВИЧ, они говорят: «Слава богу, у нас не сахарный диабет. Вот сахарный диабет – это вообще!» То есть почему-то два были выбраны, и теперь они самые страшные. Не так же все?

Алена Щавлева: Вы правильно сказали, что есть очень много диагнозов, которые намного сильнее снижают уровень качества жизни и, по сути… Например, любое заболевание, где нарушается память человека. То есть человек без памяти – это, в принципе, нет человека, даже если его тело физически существует.

Если говорить о раке, то наука шагнула далеко вперед. На самом деле сегодня мы видим большой прогресс и в методах лечения, и в реабилитации, и в качестве жизни этих пациентов. Просто в нашем обществе, скажем так, не так давно стали об этом говорить открыто. Именно поэтому, несмотря на какие-то технологии, на современные подходы, у нас в общественном сознании все-таки есть еще такой некий старый образ, что рак – это обязательно приговор, нельзя никому рассказывать о том, что у тебя случилось заболевание, потому что с работы тебя уволят, друзья от тебя отвернутся. «Не дай бог, это заразно». Еще что-то. «Ребенок с этим онкозаболеванием не должен играть с моим ребенком в одной песочнице, потому что… Нет, ну я, конечно, понимаю как образованный человек, что, скорее всего, это не заразно, но как бы на всякий случай играй в соседней песочнице».

И мы видим своей главной целью на самом деле просвещение. Надо людям рассказывать, во-первых, живые и достоверные примеры. Когда мы запускали рекламную кампанию, у нас тоже были опасения: «Ой, мы сейчас получим кучу гнева, негатива: «Да как вы можете шутить!»

Илья Тарасов: «Это же болезнь!»

Алена Щавлева: На самом деле мы думали, что этот негатив пойдет от людей, которые сами с этим столкнулись. Но самая интересная тенденция, что те, кто сами пережили онкозаболевания, те, кто потеряли даже близких от этой болезни, они очень позитивно отреагировали. Они писали: «Блин, ребята, какой классный ролик! Как классно, что вы шутите на эту тему». А все негативные комменты – это, как правило, от людей, которые сами не в курсе.

То есть мы провели исследование, социологическое исследование вместе с «Левадой-Центром»…

Илья Тарасов: О боже мой!

Алена Щавлева: Мы решили подойти к этому научно. Мы провели исследование в 2018 году и решили понять, какое же отношение у россиян к раку на самом деле. И мы выяснили, что только 67% нашего населения считают, что это не заразно. Остальные либо сомневаются: «Ну, на всякий случай. Я не уверен. Как бы и так, и так может быть», – либо считают, что это заболевание заразное. И на всякий случай 17% наших жителей, жителей нашей страны предпочитают избегать контакта с человеком, который сейчас болеет, у которого когда-либо было заболевание. И порядка трети населения – то есть примерно 30 миллионов человек – считают, что рак неизлечим.

Главный посыл нашей рекламной кампании – мы не говорим: «Вы обязательно выздоровеете, вы вернете себе прежний уровень жизни. Идите в российскую больницу, ни за что не уезжайте в Израиль!» Мы не даем конкретных советов. Мы не считаем, что есть какая-то универсальная формула, универсальный путь, который должен выбрать каждый человек, оказавшись в этой ситуации. Мы просто говорим, что не нужно опускать руки, и как минимум есть большое количество примеров, которые смогли.

Илья Тарасов: Сколько роликов вы сделали?

Алена Щавлева: Мы сделали пока три ролика. Вы знаете, у нас же такая история, у нас есть сайт: раклечится.рф. На старте мы подготовили примерно 30 историй самых разных героев. Это обычные люди, как мы с вами: спортсмены, экономисты, танцоры, кто угодно. Они все делились своим опытом.

И когда мы запустили рекламную кампанию, то мы, конечно, призывали не только смотреть ролики с Познером и комментировать это все в соцсетях, а мы призывали: «Если вы столкнулись или если у вас есть знакомые, расскажите о сайте, расскажите свою историю». И мы получили еще примерно 60 заявок. Часть новых историй опубликовали, часть еще в работе. И мы понимаем, что некоторые истории настолько классные! И настолько интересные люди нам пишут, что нам хочется, конечно, это сделать еще более публичным.

На днях мы опубликовали, например, интервью с нашим героем – если знаете, Александр Федорович, футбольный тренер. Он говорит о том, что как раз таки у него это было совершенно такая… ну, как бы между делом. «У меня матч, тренировка, мне надо ехать на выездное какое-то соревнование со своими ребятами. Меня прооперировали, через четыре дня я вышел из больницы и дальше продолжил». То есть у него жизнь вообще не изменилась. И это тоже хорошо, что человек может поддерживать тот образ жизни, который ему важен, интересен, и он может продолжать это в полном объеме.

То есть истории самые разные. И жизнь человека тоже очень по-разному происходит.

Илья Тарасов: В чем, на твой взгляд, вообще суть и кайф социальной рекламы?

Алена Щавлева: Твоя главная задача, наверное, на сегодня – быть интересным, чтобы не хотелось выключить в первую минуту, в первые тридцать секунд. Как ведут себя люди, когда они слышат по телеку, по радио даже какую-то рекламу про заболевания, про что-то? Скорее всего, переключают дальше. Ну они не хотят про это знать. Зачем им портить настроение? У них там классный диджейский сет был, а тут какая-то реклама. Переключат.

Поэтому если ты говоришь в стандартном формате, когда у тебя есть надрыв, психология, кто-то трагично говорит о чем-то сложном, то это, скорее всего, вызовет…

Илья Тарасов: Не зайдет.

Алена Щавлева: Не зайдет. Ну, потому что у нас будет блок, мы переключим. Наша психика нас бережет же, да?

Илья Тарасов: На твой взгляд, в нашей стране с социальной рекламой, как вообще все с этим делом?

Алена Щавлева: У меня коллега, наш директор по коммуникациям, она была в образовательном цикле в Штатах буквально месяц назад. И они ездили по разным фондам благотворительным и смотрели, какие там делают социальные проекты, какие делают информационные кампании.

Так вот, у нас, ребята, просто в сравнении с некоторыми на очень высоком уровне. У нас действительно сегодня приятно смотреть рекламные кампании фондов, они качественные. И я считаю, что это происходит благодаря тому, что идет плотное сотрудничество профессионалов креативной индустрии и фондов.

Илья Тарасов: Как ваши ролики уже что-то смогли поменять?

Алена Щавлева: Даже если мы проведем исследование спустя несколько лет, утверждать однозначно, что именно наша рекламная кампания оказала какой-то генеральный, самый главный вклад, мы не сможем. На самом деле на сегодняшний день ну нет в мире каких-то данных, что ты мог бы реально именно таким образом оценить эффект.

Илья Тарасов: Вы не просите ничего, то есть в конце нет номера счета, «переведите» и так далее.

Алена Щавлева: Никаких donation.

Илья Тарасов: Да, никаких донатов. Тогда как помочь вашему проекту «Знать и не бояться»?

Алена Щавлева: А я расскажу – как.

Илья Тарасов: Поехали!

Алена Щавлева: 4 февраля – Международный день борьбы с раком. Мы планируем к этой дате возобновить наш флешмоб в социальных сетях, где может принять участие абсолютно любой человек. Очень важно рассказывать о своих каких-то слабостях. Вот у тебя есть какие-то неизлечимые привычки, что-то, что тебя характеризует?

Илья Тарасов: Да.

Алена Щавлева: Что?

Илья Тарасов: Пошлые шутки. Я люблю шутить пошлые шутки, черный юмор и все остальное. Это не лечится, да.

Алена Щавлева: В отличие от рака.

Илья Тарасов: Точно!

Алена Щавлева: И вот 4 февраля ты можешь написать примерно такой пост у себя в социальных сетях, поставив два хештега. «Это не лечится, а рак лечится», – затегировав наш фонд либо дав ссылку на наш сайт раклечится.рф, чтобы люди почитали истории других.

То есть очень важно, что даже если у тебя не было опыта онкозаболеваний, тем более если он был, просто рассказать историю от себя. И чем больше нас присоединится к этой акции, к флешмобу и привлечет внимание к проекту, тем больше мы добьемся наших результатов. То есть, по сути, каждый из нас может стать таким… ну, вместо перевода денег может просто стать сам себе медиа, по большому счету, рассказать о проекте, попросить друзей и так далее – то есть распространить как можно больше информации.

Илья Тарасов: О’кей.

Алена Щавлева: Это лучшее, что можно сделать.

Илья Тарасов: Супер! Вот этим вы и занимайтесь. Спасибо.

СЮЖЕТ

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». У нас в гостях – директор фонда «Даунсайд Ап» Анна Португалова и Мария Нефедова, она работает в этом фонде помощником педагога и логопеда. Правильно, Маша?

Мария Нефедова: Да.

Илья Тарасов: В ролике было сказано, что люди с особенностями не хотят, чтобы им просто платили пособие, а они хотят работать. Почему ты считаешь, что важно работать?

Мария Нефедова: Работа для ребят с ограниченными возможностями – это очень важно. Для них это важно, потому что они должны общаться не только с людьми с синдромом Дауна, а они вообще должны общаться со здоровыми людьми.

Илья Тарасов: Кем ты работаешь?

Мария Нефедова: Я работаю в дошкольной группе помощником у логопеда Ирины Анатольевны, которую я очень люблю, ценю. Я люблю всех наших коллег, а они – меня.

Илья Тарасов: Как ты работаешь? Сколько дней в неделю и сколько времени?

Мария Нефедова: Я работаю во вторник и четверг, с 10:30 до пяти. Я работаю за улыбку солнечных детей. Когда приходит ребенок и тебя обнимает, и когда приходит родитель и тебя обнимает, и когда на тебя еще набрасываются педагоги – это уже счастье.

Илья Тарасов: Ситуация за последние 10–15 лет как-то изменилась с трудоустройством?

Анна Португалова: Этот ролик мы, соответственно, показываем отделам кадров. Есть сейчас организации, компании, которые хотят быть социально ответственными, которые хотят трудоустроить или организовать стажировку для ребят с синдромом Дауна. Они обращаются к нам, и мы, соответственно, этот ролик можем всегда показать для того, чтобы они представили, с какими вопросами они столкнутся. Процесс организации стажировки, трудозанятость – это всегда сотрудничество фонда «Даунсайд Ап», фонда «Синдром любви» и компании, куда придет работать человек с особенностями.

Илья Тарасов: После выхода ролика хоть один человек устроился на работу?

Анна Португалова: Да, конечно. То есть давайте говорить опять же… Мы будем говорить, что семь случаев у нас глобально. Семь. Про семь случаев я говорю уже после ролика.

Мария Нефедова: Я вам расскажу, как я устраивалась на работу и как меня отпихивали.

Значит, мы с мамой пошли устраиваться на работу в Дом ребенка. Мы пришли на Фортунатовскую. Нас приятно встретили, нас напоили чаем. Мы пошли к директору. Я бы хотела работать в Доме ребенка помощником, мне необязательно платить зарплату, или хотя бы волонтером. А сказали: «Даун с дауном не должен находиться». Это говорят только у нас в России.

Илья Тарасов: А сколько твоих друзей работает?

Мария Нефедова: Я одна трудоустроена.

Илья Тарасов: Все остальные завидуют, наверное? Тоже хотят?

Мария Нефедова: И Никита Паничев трудоустроен, он работает в Театре Надежды Бабкиной помощником режиссера.

Илья Тарасов: У нас есть фотографии со съемок, давайте сейчас посмотрим.

Анна Португалова: Да, конечно. Вы видите наших ребят.

Илья Тарасов: Обнимашки – это частая история.

Анна Португалова: Да, частая тема. И как раз в этом ролике говорится, что это важно. Это наша социальная акция «Любите любых», как раз «Синдром любви» ее делал для того, чтобы… с разными целями: и чтобы менялось отношение к людям с синдромом Дауна, и чтобы понимали, что людям с синдромом Дауна нужна поддержка. В том числе и финансовая поддержка фондов – это тоже очень важно.

Илья Тарасов: Сколько отзывов вы получили? Как люди реагируют на нее?

Анна Португалова: Отзывов много. Вот сейчас, например, фотография. Это кричалки футбольные во время чемпионата, который проходил здесь у нас, в России. Во время показа матчей, в перерывах показывали кричалки, где наши футболисты сборной вместе с ребятами поддерживали сборную.

Например, зачем нужны такие вещи? Во-первых, это многим людям рассказало о том, что люди с синдромом Дауна – они такие же, как мы. Вот стоит рядом с футболистом и тоже болеет за команду, интересуется спортом. Люди с синдромом Дауна могут играть в футбол. Мы недавно проводили, «Синдром любви» проводил открытые соревнования, вообще первые в истории России, где приехали 13 команд из 10 городов, и ребята играли в футбол. И они…

Мария Нефедова: И они великолепные музыканты, в том числе и я.

Илья Тарасов: Ты играешь на флейте?

Мария Нефедова: Я играю на флейте. Я занимаюсь в театре.

Илья Тарасов: Стихотворение Ахматовой можешь прочитать.

Анна Португалова: Да, кстати.

Илья Тарасов: Шикарно!

Мария Нефедова:

«Я научилась просто, мудро жить,
Смотреть на небо и молиться Богу,
И долго перед вечером бродить,
Чтоб утолить ненужную тревогу.

Я возвращаюсь. Лижет мне ладонь,
Мурлыча, кот умильно.
И ярко загорается огонь
На башенке озерной лесопильни.

Лишь изредка прорезывает тишь
Крик аиста, слетевшего на крышу.
И если в дверь, Илья, ты постучишь,
Мне кажется, я даже не услышу».

Дай пять!

Илья Тарасов: Пятерочка! Спасибо, Маруся. Не каждый в этой студи сейчас наизусть стихотворение прочтет, поверьте мне.

Анна Португалова: Я не прочитаю точно. Но на самом деле кто-то в творчестве, кто-то в рисовании, кто-то в таких вещах, кто-то в спорте…

Илья Тарасов: А вот молодой человек…

Мария Нефедова: А вот молодой человек Антон работает в Политехническом музее, соответственно, в лаборатории, работает с животными. У Антона прямо тяга к животным, он их не боится. Он такой у нас очень лихой, смелый. И его поведение тоже сложное было. А тут увидели, что как раз вот эта смелость очень помогает. Он не побоялся питона взять в руки, других животных.

Вот если говорить о футболе, то благодаря тому, что были ролики, кричалки, можно сказать, частично благодаря этому мы смогли сделать вот эти соревнования и привезти команды, потому что очень важно создать вокруг этого определенное информационное поле.

Илья Тарасов: И интерес к этому.

Анна Португалова: И интерес к этому. Соответственно, социальные ролики нужны для этого.

Илья Тарасов: Какие в планах у вас ролики социальные?

Мария Нефедова: У нас в планах ролик о том, что мы решаем. Это будет тема всемирной организации Down Syndrome. Из разных стран будут делать ролики, мы тоже. «Мы решаем!» – «We're deciding!». Это будет именно о том, что люди с синдромом Дауна… их мнение надо учитывать. У них есть мнение. Они хотят принимать решения. Они хотят быть частью жизни.

Илья Тарасов: Прямо сейчас нас смотрят люди, которые могут стать потенциальными работодателями, можно обратиться к ним. Если вдруг вы хотите взять на работу человека с особенностями, как это сделать?

Анна Португалова: Как это сделать? Обращайтесь в «Даунсайд Ап», в «Синдром любви» – мы все поможем, организуем. Мы же с вами понимаем, что это важно не только для людей с синдромом Дауна.

Илья Тарасов: Для всех нас важно.

Анна Португалова: Точно! Для компании это будет изменение атмосферы и климата.

Илья Тарасов: Идеальная страна, наверное, в которой все суперхорошо для всех – и для людей с особенностями, и для обычных людей – какая, на ваш взгляд?

Мария Нефедова: Норвегия.

Анна Португалова: Идеального нет. Все страны, с кем мы общаемся, у них у всех есть свои моменты, с которыми они работают. Это процесс. Но намного впереди нас Норвегия, США…

Мария Нефедова: Я ездила в Норвегию на гастроли, я играю на флейте. И там, конечно, небо и земля по сравнению с Россией.

Илья Тарасов: Когда в России будет так, как в Норвегии, на ваш взгляд?

Анна Португалова: В России, я надеюсь, будет лучше, потому что динамика хорошая. Когда? Непонятно. У нас будет свой путь, но будет лучше.

Илья Тарасов: Социальная реклама – это, на мой взгляд, на самом деле самый хороший инструмент для того, чтобы рассказывать людям о каких-то проблемах и о людях с особенностями. Я вам желаю в следующем году побольше снять интересной социальной рекламы, которая будет «заходить», которую люди будут просто пересылать друг другу как вирусный ролик, заодно и просвещаться.

Для тех, кто как-то хочет помочь с трудоустройством людей с особенностями, на ваших экранах адреса сайтов фонда «Даунсайд Ап» и фонда «Синдром любви». Вы можете зайти на эти сайты, связаться с руководителями и помочь ребятам с особенностями найти свою работу и смысл жизни. А если вы не готовы помочь с трудоустройством, то вы просто можете посмотреть информацию о том, как вообще помочь этим фондам. Вам спасибо и успехов!

Анна Португалова: Спасибо вам большое.

Мария Нефедова: И вам успехов!

Илья Тарасов: Раз уж сегодня мы говорим о социальной рекламе, то я, пользуясь случаем, покажу вам еще один ролик о людях с синдромом Дауна. Этот ролик подготовил фонд Ксении Алферовой и Егора Бероева «Я есть!».

ВИДЕО

Мы продолжаем говорить о социальной рекламе. И дальше вы увидите. Трэш-скандалы и наркотики в прошлом: почему режиссер Гай Германика сменила формат? Все это смотрите прямо сейчас в программе «ЗаДело!» на Общественном телевидении России.

ВИДЕО

Илья Тарасов: Вы смотрите программу «ЗаДело!». У нас в гостях – Нина Миловидова, продюсер службы помощи «Милосердие». Нина, привет.

Очень рад, что у православной службы «Милосердие» появилась такая должность, как продюсер. Ролик, который мы посмотрели, режиссером его была Валерия Гай Германика. Как вы обошлись без обнаженки? И вообще почему выбор пал на нее?

Нина Миловидова: Мы хотели пойти по нестандартному пути, то есть взять режиссером человека, который не на сто процентов ассоциируется с православием, не на сто процентов ассоциируется со службой помощи «Милосердие». Мы обошлись без голых, обошлись без пирсинга, обошлись без татуированных людей. То есть у нас все в таких рамках православных приличий, можно сказать. В кадре, в ролике Гай Германики мы видим друга «Милосердия», совершенно ломающего все стереотипы. То есть это молодая…

Илья Тарасов: Молодежь.

Нина Миловидова: Да, это молодежь, это такая прогрессивная молодежь, хипстерская молодежь, даже можно сказать, которая является другом «Милосердия». И задумка самой Гай Германики была в том, чтобы показать, что люди лучше, чем мы о них думаем.

Илья Тарасов: Сам ролик насколько «зашел» аудитории?

Нина Миловидова: Самое главное, что мы получили от этого ролика – это плюс 3 тысяч друзей «Милосердия».

Илья Тарасов: А как ты сама вообще оказалась в «Милосердии»?

Нина Миловидова: Путь мой в «Милосердие» лежал через горе, через большое горе. Этим летом не стало моего мужа, режиссера и оператора, с которым мы, в общем, прожили почти десять лет. Когда его не стало, в общем-то, наступила такая точка невозврата в прошлую жизнь. И я стала серьезно задумываться о том, куда я иду, что я делаю, зачем я здесь, что дальше.

И Господь так направил, что на моем пути встретился владыка Пантелеимон, который, в общем-то, управляет всем нашим большим домом, службой помощи «Милосердие». Так сложилось, что я там нашла не только утешение, но и смысл жизни.

Илья Тарасов: Друзья «Милосердия» – это те люди, которые на постоянной основе жертвуют?

Нина Миловидова: Нет. Друзья «Милосердия» – это те, кто вообще помогают нашим проектам.

Илья Тарасов: Это много – 3 тысячи?

Нина Миловидова: 3 тысячи – это много. Всего у нас сейчас более 20 тысяч друзей «Милосердия».

Как возникла вообще идея друзей «Милосердия»? В 2008 году в стране возник финансовый кризис, и крупные жертвователи снизили свои вложения в наши проекты, поэтому нужно было как-то подстраховаться, потому что у нас подопечных много, и им нужна гарантированная такая помощь, которую мы планируем заблаговременно.

Илья Тарасов: Просто для обывателя, который не сильно знаком с финансовыми схемами благотворительных организаций. Условно, фонд живет от месяца к месяцу, от года к году, потому что сейчас он не знает, сколько денег принесут жертвователи, которые могут сегодня пожертвовать, а завтра могут эти 100 рублей сэкономить и не отправить в фонд. Поэтому фонд не может планировать какие-то долговременные проекты. Но он это делает, и делает на свой страх и риск. И чтобы понимать свое финансовое состояние на следующий месяц, фонду нужны те люди, которые жертвуют постоянно.

Кстати, к слову, это самая классная благотворительность, когда ты подписался… И это очень удобно. Ты подписался на рекуррентный платеж – и у тебя с карточки списывается 100 рублей. Ты про это забыл, и все нормально. Ты знаешь, что ты помогаешь. А фонд знает, что у них эти 100 рублей есть на регулярной основе, от месяца к месяцу, и он может планировать что-то хорошее, крутое и большое.

В чем, на твой взгляд, кайф социальной рекламы? Вот в чем она особенна?

Нина Миловидова: Вообще «реклама» произошла же от слова réclame – «выкрикивать». И социальная реклама – это такой социальный крик, который призван остановить человека, остановить его и заставить задуматься, обернуться и задуматься о том, куда он идет, что он делает, задуматься о какой-то проблеме, которая существует. Социальная реклама ничего не продает – в этом ее плюс, в этом ее преимущество.

Да, еще есть такая проблема нашего общества, что мы сочувствуем на расстоянии. То есть мы знаем о существовании проблемы бездомных, мы им сочувствуем, мы сопереживаем, но как только мы сталкиваемся лицом к лицу с этим самым бездомным, то у нас возникает какое-то чувство отвращения, хочется отойти подальше, хочется не прикасаться, хочется не помогать.

И поэтому подобные вещи – социальные ролики, социальная реклама – как раз призваны заглянуть в глаза этим людям, от которых мы далеко, посмотреть на них, в фокус взять их, посмотреть на них поближе и действительно понять, что в них скрывается тот самый человек, которому здесь и сейчас нужна ваша помощь.

Стать другом «Милосердия», к слову сказать, может каждый. Для этого необходимо просто посмотреть всю необходимую информацию на нашем сайте и, в общем-то, подписаться на пожертвования. Пожертвование может быть любым – как совсем маленькая сумма, так и побольше. В общем-то, выбрать себе можно абсолютно любой проект из наших 26 проектов. В нашей службе помощи абсолютно разные категории подопечных: это бездомные, это инвалиды, это ВИЧ-инфицированные, это беременные женщины, оказавшиеся в сложной жизненной ситуации. Поэтому поле больше, и выбрать себе можно именно то, что по душе.

Илья Тарасов: Спасибо большое.

Нина Миловидова: Спасибо.

Илья Тарасов: Социальная реклама как формат, как жанр лично мне очень нравится. Я считаю, что по телевидению такие ролики нужно показывать чаще и больше. И в связи с этим я обращаюсь к сотрудникам благотворительных фондов, некоммерческих организаций и просто людям, которые сами снимают что-то подобное: присылайте свои ролики нам в программу, и мы их обязательно покажем в одном из следующих выпусков.

Это была программа «ЗаДело!». Увидимся ровно через неделю. Пока!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)