София Гевейлер - о том, что движет человеком, когда он отказывается от своего ребенка

Илья Тарасов: Мы только что посмотрели документальный фильм "Данный взамен", и у нас в гостях его режиссер Соня Гевейлер. Соня, привет.

София Гевейлер: Здравствуйте.

Илья Тарасов: Расскажи, как ты решила снять именно данный фильм?

София Гевейлер: Это мой диплом. "Данный взамен" – это дипломная картина, как бы финальный проект, которым я защищалась в ВГИК. Был выбор, какую тему взять, и мне было интересно узнать, что же движет человеком, и почему он может отказаться от своего ребенка.

Илья Тарасов: С героинями своего фильма ты поддерживаешь связь?

София Гевейлер: Один из примеров развития истории – это наша последняя героиня Маша, которая усыновила ребенка, которая долго не могла иметь детей, и усыновила мальчика Антона, чье имя как раз и переводится "Данный взамен", и положено в название фильма.

После того, как она усыновила Антона, прошло, наверное, примерно полгода, и она забеременела, у нее есть сейчас свой ребенок, и они воспитывают и Антона, и родившегося нового мальчика. То есть такой положительный пример такого чуда, которое произошло с человеком, который взял ребенка.

Илья Тарасов: Для себя что ты поняла во время съемок фильма?

София Гевейлер: Я против того, чтобы люди отказывались от детей, но не против этих женщин, а против того, что мы как общество не стремимся помогать. Потому что в той же Европе, например, если в роддоме девушка говорит: "Я не хочу его забирать", тут же вызовут психолога – это будет все государственное, – который будет с ней говорить: "А почему? А как мы можем помочь? А зачем? Что мы можем сделать?", то есть проведут колоссальный титанический труд, чтобы она от ребенка не отказалась. Есть система кризисных центров, где она может пожить с ним какое-то время, то есть научиться, свыкнуться с этой мыслью и так далее. У нас, к сожалению, пока эта система не выстроена. То есть если девушка, женщина говорит в родильном доме, что "Я хочу отказаться от ребенка", ей принесут бумаги, может быть, нянечка что-то скажет, что "Может, не надо?".

Илья Тарасов: "Ну, может, ты подумаешь?".

София Гевейлер: Да. Но глобально выстроенной системы, что ей вызовут психолога, что ее направят в кризисный центр, что ей будут помогать, ее будут стараться всячески поддерживать, такого нет. Есть отдельные благотворительные фонды, которые работают с отдельными родильными домами, и приезжают по частному звонку юриста роддома или с кем они там поддерживают связь. То есть система абсолютно не выстроена, и нет никакой защиты. И мне кажется, что фильм отчасти об этом, и это крик о том, что, да, женщина отвечает, да, но нам нужно помогать.

Илья Тарасов: А почему ты выбрала документальное кино?

София Гевейлер: Наш мастер Сергей Мирошниченко, которого я очень уважаю и который в нас развивал эту любовь к документальному кино, он говорил, что игровое кино – это Лазаря поднять из могилы, то есть в нечто мертвое, холодное вдохнуть свою душу, а документальное кино – это вот есть некий хаос, из которого нам важно собрать этот кристалл, выжать эту форму. И мне, наверное, важно кристаллизовать жизнь, мне, наверное, важно смотреть на жизнь, и собирать из нее этот кристалл.

Илья Тарасов: Ну, что, Соня, я надеюсь, что у тебя все это получится. Обязательно приходи к нам еще в гости со своими новыми фильмами. Спасибо.

София Гевейлер: Спасибо вам большое.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    ЗаДело!
    Ты не одна
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    ЗаДело!
    После рабства