Спайс, соль, смерть…

Спайс, соль, смерть… | Программы | ОТР

Как помочь тому, кто попал в зависимость?

2017-12-15T17:38:00+03:00
Спайс, соль, смерть…
Взрослые дети
«Особый порядок»: истории матерей, которые пытаются спасти из тюрьмы невинно осуждённых дочерей
«Без нимба»: фильм памяти Людмилы Алексеевой, которая и в 91 год защищала права человека
«Айка»: фильм о нескольких днях из жизни киргизской мигрантки, которая пытается выжить в Москве
«Запрещённые дети». Как документальный фильм спас девочек из сирийского плена
Искусство невозможного
Как онлайн помочь животным из приюта?
Увидел большую собаку - испугался! А может быть ей самой нужна защита от человека...
Животному нужно переливание крови - рассказываем, где искать доноров
Игуана, с десяток змей, несколько птиц - и все в квартире волонтёра Алисы Богомоловой

Илья Тарасов: Вы смотрите программу "За дело!". Мы говорим о самых острых социальных проблемах и даем инструкции по их решению. Один мой знакомый употреблял наркотики 10 лет, он был на волоске от смерти. Но все-таки смог перебороть себя. Сейчас он живет обычной жизнью и занимается тем, что помогает таким же, как и он, зависимым. Но он говорит, что с каждым годом делать это ему становится все сложнее и сложнее, потому что наркотик поменялся. Стал боле доступным и убивать людей он стал гораздо быстрее. Мы говорим о наркотиках, и сегодня к нам в гости пришла Вера Гайдук и Татьяна Жарова. Спасибо за ваше мужество, что пришли рассказать свою историю. Вера, вашу историю мы только что видели. Татьяна, вы тоже пришли со своей историей, расскажите ее, пожалуйста.

Татьяна Жарова: Это случилось год назад, погиб мой сын, ему 20 лет было.

Илья Тарасов: Как его звали?

Татьяна Жарова: Его звали Павел. Я очень гордилась им и, честно говоря, предполагала, что у него должно быть совершенно другое будущее, что у него вообще должно быть будущее. Он умер после приема синтетического наркотического вещества, причем это было дома, и он умирал на моих глазах и на глазах моего младшего сына. Потом, когда мы стали раскручивать причины, выяснилось, что все друзья Павла знали и многие использовали это просто как способ проведения досуга. Меня шокировало, что сейчас доступнее и дешевле приобретать вот эти синтетические наркотики, который настолько в доступной форме, я знаю, что он принял марку. Кусок бумажки, которая стоит 100 рублей! Последствия были фатальными – полное отсутствие информации о последствиях для здоровья. Я специально вчера перелопатила весь интернет в плане посмотреть, как это воздействует на организм. Во-первых, синтетическое вещество вмешивается в химию мозга. Даже если человек не умирает после приема, то дальнейшие последствия не изучены. В частности, мой сын на моих глазах умирал от высочайшего кровяного давления, от сердечной недостаточности и множественного кровоизлияния во внутренние органы. Я имела возможность, извините, наблюдать, как он хрипит, как изо рта у него идет пена с кровью и ничего не могла сделать. А "скорая", когда приехала, они были безоружны! Они настолько не знакомы с такими случаями, что ты просто не знаешь, как помогать такому человеку. Я, когда познакомилась с Верой, я очень загорелась тоже мыслью доносить до детей и до родителей идею, какие именно опасности несет наркотик.

Вера Гайдук: Ну кто, если не мы. После того, что со мной случилось, я поняла, что я должна это делать, должна кричать о том, что есть такая проблема как наркотики, и они убивают наших детей. Не обязательно это в плохих неблагополучных семьях, это в хороших семьях, когда дети действительно успешные, талантливые, красивые, все есть. Казалось бы, большое будущее им светит. Поэтому я считаю необходимым достучаться до родителей, до чиновников, которые непробиваемы. Они считают, что нужно работать на позитиве, да, ведется такая профилактика.

Илья Тарасов: Я не знаю, как донести школьнику "на позитиве", что эти действительно вред. На позитиве это сделать невозможно.

Вера Гайдук: Я тоже так думаю. Как достучаться до детей – просто говорить им правду.

Илья Тарасов: В чем правда?

Вера Гайдук: Правда в том, что наркотики убивают.

Илья Тарасов: Как вы решили рассказывать об этом и через что доносить? Вы же работаете в школе учителем.

Вера Гайдук: Мы решили создать для начала свою группу в соцсетях. Это группа ее памяти и насчитывает на сегодняшний момент более 3700 человек. Мы охватываем фактически всю Россию и рассказываем о тех страшных последствиях, которые дают наркотики.

Илья Тарасов: После произошедшего и у вас, Вера, и у вас, Татьяна, психологическую помощь кто-то вам оказывал?

Татьяна Жарова: Вообще это ложится на плечи самих пострадавших, в нашей стране, к сожалению, нет такой психологической помощи. Мы сделали то, что нам было по силам – открыли группу в Facebook под названием "Родители детей, ушедших из жизни". Мы ежемесячно организуем встречи, самодельные, можно сказать. Встречаемся в кафе и зовем туда тех родителей, которым нужна помощь пережить это горе. Я пыталась в соцсетях рекламировать эту группу в группе "Психологи и психотерапевты", получила кучу лайков, но дальше никто к нам не приходит. Люди привыкли прятаться, и у меня такое ощущение, что люди, зная, что им нужна помощь, за ней не идут.

Илья Тарасов: Название групп сейчас написано на экране, если кто-то пережил подобное горе, я рекомендую не молчать, заходить, делиться и, видимо, только здесь вы сможете найти помощь. Что вы скажете тем родителям, у которых дети, может быть, употребляют или просто всем остальным родителям, на что нужно обратить внимание?

Вера Гайдук: Если они заметили, что с ребенком что-то не так, какие-то отклонения в поведении ребенка, в любой аптеке есть тесты на наркотики. Если вы замечаете за ребенком изменение в поведении, купите этот тест и обследуйте своего ребёнка. Слава богу, если он будет чист, если нет, нужно бить во все колокола. Нужно обращаться к психологам, к специалистам, которые реально могли бы помочь. И конечно самое главное – не потерять ниточку общения с ребёнком. Без агрессии, без злобы говорить со своим ребенком.

Татьяна Жарова: Очень важно работать с ребенком или говорить о том, какую потребность он пытается этим компенсировать. За этим наверняка что-то важное находится, это может быть потребность в повышении самооценки, или быть нужным или чувствовать себя любимым, чтобы его принимали ровесники, учить ребенка. Как можно удовлетворять эту потребность нормальным, приемлемым путем - без наркотика. Кроме того, нужно учить детей, как уметь сказать "нет".

Илья Тарасов: Я хотел бы сказать вам спасибо, за то, что вы сегодня пришли, рассказали свои истории и, я надеюсь, этим самым, спасли не одну жизнь.

***

Илья Тарасов: Наталья, добрый день. Самый странный вопрос, который можно задать курящему человеку и вообще употребляющему что-либо, - почему он это делает. То же самое с наркотиками – почему люди употребляют наркотики?

Наталья Сорокина: Потому что они это себе разрешили. Это значит, что у них не было воспитано запрета на употребление наркотиков, на риск своей жизнью. Причем на риск жизнью неоправданный. Есть благородный риск ради спасения своей жизни. Спасения жизни близких, просто других людей. Это уважаемый риск, а есть риск пустой, люди не ценят свою жизнь и не осознают ценность ни для себя, ни для своих близких. К сожалению, в какой-то мере они иногда это делают даже назло родителям. Согласно старой пословице: "Назло маме уши отрежу". Не ценя свою жизнь и будущее, гоняются за сиюминутным кайфом.

Илья Тарасов: Всегда говорят: "Не ходи туда, на дискотеке тебе бесплатно предложат, сколько раз был на дискотеках, никто бесплатно не предлагает. Как оказываются люди в этой истории в первый раз?

Наталья Сорокина: И все-таки. Даже если бы вам бесплатно предложили, скорее всего, вы бы оказались, вы напитались достаточной поддержкой своих близких в детстве, вы точно знали, чего нельзя. Очень важно понятие чего нельзя, с которым подросток согласился внутренне и принял как норму жизни. Если этого не произошло, запреты, наоборот, провоцируют желание сделать назло. "Родители дураки, я обязательно попробую".

Илья Тарасов: Как разграничить? С одной стороны, мы говорим, что родители не научили, с другой стороны, когда они учат, хочется сделать наоборот.

Наталья Сорокина: Это все-таки про отношения в семье, достаточно ли они уважительно-доверительные. Был случай в моей практике, человек в 21 год был уже законченным алкоголиком, потому что в 16 лет, когда он выпил в первый раз немного на школьной дискотеке, родители испугались настолько, что закодировали его насильно на один год. Сломили его волю и через год ребенок стал пить так, что в 21 год это уже третья стадия алкоголизма.

Илья Тарасов: Семьи, которые обращаются, в чем их проблема?

Наталья Сорокина: Существуют две категории наркозависимых, на вид диаметрально противоположные, а на самом деле это имеет общие корни. Это брошенные дети, которые остались без присмотра и нашли свою семью во дворе, тогда все эти вещества заменяют им потребность в принятии, поддержке, любви. Второй тип – это как раз дети из-под гиперопеки. Вот эти как раз склонны больше всего действовать назло родителям: "Я сделаю все, как ты хочешь, поступлю в тот ВУЗ, который ты для меня считаешь лучшим, я полностью твой, но кое-что я оставлю себе". Способность умереть своим собственным способом. Потому что наркотики – это, конечно, путь к смерти. На вид комфортный, на первый взгляд. На самом деле, очень неприятный, потому что тот, кто видел наркомана не в кайфе, а в ломке, в общем-то задумается, нужно ли ему платить такую цену непонятно за что.

Илья Тарасов: В школах показывают наркоманов в ломках, в интернете это можно легко найти. Все равно дети на это не реагируют. Почему?

Наталья Сорокина: Потому что сарафанное радио куда важнее, то, что делает твой круг, куда важнее и значимей. Кто для тебя реальный авторитет, тому ты и веришь. Задача подросткового возраста – построение горизонтальных связей. Это такой прообраз семьи, первая дружба – проба отношений. Это не столько учеба с точки зрения развития личности, главная задача подросткового возраста, а именно правильные друзья. Если друзья неправильные? Люди дружат по симптомам – если ты чувствуешь себя одиноким и непонятым, а в подростковом возрасте это довольно часто. Потому что ты переходишь определенный рубеж, уже не можешь оставаться маленьким мальчиком, потому что 30-ти. 40-ка, 50-тилетние мальчики не очень вписываются в жизнь и с трудом находят себе пару.

Илья Тарасов: Выход есть из зависимости?

Наталья Сорокина: Да, если это кому-то очень сильно надо, этот кто-то очень значим для самого зависимого, то шансы есть. Зависимый должен получить максимум понимания и поддержки. Не в смысле вседозволенности. а в смысле - да, я понимаю, как тебе плохо. Постараться вернуть ему ответственность за свое будущее.

Илья Тарасов: Родителям с детьми эти горизонтальные связи как выстроить?

Наталья Сорокина: Родителям важно обратить внимание на то, с кем общается их ребенок, и важно пройти через подростковую фазу, сохранив его доверие.

Илья Тарасов: Это не просто, надо же наругать, поставить в угол, объяснить, что ты не прав, наказать и все становится понятным.

Наталья Сорокина: Если ты не умеешь контролировать, себя сам, как ты можешь требовать от своего ребёнка, чтобы он контролировал себя лучше, чем ты? Другой психологический пример: мама плачет и говорит, что не может не дать денег на наркотики, потому что видит, как он мучается.

Илья Тарасов: А такое есть?

Наталья Сорокина: И такое, это созависимость. Чем вообще страшна наркомания - тем что человек ранжирует значимые для себя вещи по своим ощущениям. Что в нем вызывает наиболее сильные ощущения, то становится более значимым. Для нормального человека, мощные ощущения - это дружба, любовь, успех. Мы понимаем, что это здорово и надо делать так еще. У наркомана удовольствие исходит от вещества. Соответственно, такие моменты в жизни отодвигаются на второй план. Чем чаще удовольствие от вещества, тем меньше набор веществ, в нашем организме выделяемых, способен с ними конкурировать.

Илья Тарасов: Что делать родителям, у которых употребляют дети? Куда им обратиться?

Наталья Сорокина: Слово "помощь" уже подразумевает, что сам человек чего-то добивается, то есть "Вы мне ребенка измените"- не пройдет.

Илья Тарасов: То есть не будет такого что, ребенок употребляет наркотики, отведу к вам, вы его почините, и возвращайте. Такое не работает?

Наталья Сорокина: Он возвращается в ту среду, где он сломался.

Илья Тарасов: "Вы плохо починили мне его"!

Наталья Сорокина: Ищите там, где вам починят лучше, не починят, потому что он живой. Там нет кнопки.

Илья Тарасов: Спасибо большое за историю, ликбез, я желаю вам успешной работы!

***

Илья Тарасов: Для того чтобы ввозить синтетические наркотики в Россию, зарубежные производители меняют формулу вещества чуть ли не каждый день. Что такое "синтетика", мы узнаем прямо сейчас. У нас в гостях сотрудники ГУНК МВД России, добрый день! Бич 90-х - это героин, сейчас это соли, спайсы и вякая химия.

Андрей Попков: Проблемы здесь заключаются главным образом в том, что на сегодняшний день хоть доля не 100% превалирует, но она с каждым годом растет.

Илья Тарасов: А методика работы изменилась? В чем сложность поймать преступника?

Сергей Сотников: Жизнь меняется и меняется раскрытие преступлений, вся торговля практически вышла из рук в руки, потому что опасно. Все это происходит через некие закладки, тайники, оплата производится с помощью интернета, различных кошельков. Но я хочу сказать, что развивается эта тема и у нас, мы не отстаем.

Илья Тарасов: В чем опасность "синтетики" конкретно?

Сергей Сотников: Дешевизна производства по сравнению, но "синтетика" настолько опасная штука, никто не провозит испытаний, как с таблетками. Есть такие синтетические наркотики, после пятого раза употребления вообще репродуктивная функция исчезает у мужчин. Есть вещи, о последствиях мы не знаем, человек может ослепнуть, может отказать какой-то внутренний орган. Это очень трудно предсказать, но это неизменно происходит. Как правило, смертельный исход лучше, чем мучиться потом от инвалидности, всю жизнь расплачиваться, не говоря уже о социальной карьере, о каких-то общечеловеческих ценностях.

Андрей Попков: Наркомания – это проблема остросоциальная, она опасна не только для самого наркомана, но и для его окружающих. Понятное дело, что лица, которые пристрастились к таким веществам, несут в себе угрозу нарушения прав других граждан, которые не вовлечены в эту негативную сферу. Это может быть грабеж, разбой, иные имущественные преступления, дабы добыть средства для приобретения дозы.

Илья Тарасов: Меня больше пугает тот факт, что на сегодняшний день в интернете приобрести наркотик может абсолютно любой желающий. Я буквально неделю назад разговаривал с молодежью, которая находится на реабилитации: "Как наркотик нашли"? – "Да, че там, набрали в интернете, перевели деньги, съездили забрали".

Андрей Попков: Ну, не сказать, что настолько просто, это большая проблема, да. Преступность ушла существенно в интернет, но, в конечном итоге все равно люди, причастные к этой деятельности, находятся и привлекаются к ответственности. Что касается ресурсов, которые распространяют информацию о наркотиках, действительно множество из них являются фальшивками, отъем денег у доверчивых наркопотребителей. И, что касается ресурсов сети Интернет, которые у нас занимаются распространением наркотиков, по данным ресурсам мы ежедневно рассматриваем сотни обращений граждан, поступающих через Роскомнадзор, либо к нам напрямую. На сегодняшний день уже более 45000 подобных ресурсов заблокировано на основании наших решений - Роскомнадзором.

Илья Тарасов: То есть я увидел в интернете страницу какую-то, она показалась мне подозрительной, я скопировал ссылку и сразу отправил ее вам, правильно?

Андрей Попков: Практически, мы отправляем ее в единый реестр электронный на сайте Роскомнадзора, либо выходим на этот же реестр через ссылку, которая есть на официальной странице нашего Главка, на сайте МВД. Мы проверим и, если информация подтвердится, будет заблокировано.

Илья Тарасов: Что делать людям, которые столкнулись с этой проблемой? Может, в семье кто-то употребляет, или они знают, что человек употребляет, хотят ему помочь, куда им обратиться?

Сергей Сотников: На сегодняшний день я могу сказать, что человеку нужно идти в наркологический диспансер. На сегодняшний день прошла серьезная модернизация этой службы, эта служба единственная в мире, ни в одной стране не существует специализированной наркологический службы. Там работают очень грамотные специалисты. Надо идти в государственные службы, потому что когда мы заболеваем, никто не бегает ни к шаманам, ни к кому, все идут в поликлинику, берут больничный.

Илья Тарасов: Спасибо! Успехов в вашей работе!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Аня
Мой муж 11 лет сидел на героине. Но мы ещё тогда не вместе были. В 2011 году он прошел программу 12 шагов. Мы познакомились, когда он в трезвости ( у них там так говорят) был уже 5 лет. Я не побоялась создать с ним семью, у нас прекрасная, здоровая малышка 2,5 года, есть всё. Он не пьет даже алкоголь. Я верю в него. Мы с ним 4 года. В трезвости он 9 лет. Поверьте, шанс есть всегда. Если нужно пишите дадим контакты.
Как помочь тому, кто попал в зависимость?