Татьяна Белей - человек, который спасает дельфинов. Она считает, что дельфинариев быть не должно

Гости
Татьяна Белей
директор АНО Научно-экологического Центра спасения дельфинов «Дельфа»

Они возвращают дельфинам море. В Черном море обитает три вида китообразных: афалины, белобочки и азовки. Все находятся на грани исчезновения. Единственный научно-экологический центр спасения водных млекопитающих «Дельфа» находится на побережье Краснодарского края, в Сочи. Некоммерческую организацию назвали в честь дельфина по имени Дельфа. Четыре года назад этого афалина нелегально отловили для продажи в дельфинарий, содержали в жутких условиях на животноводческой ферме. Волонтеры нашли животное в крайне тяжелом состоянии, спасти его не удалось. «Дельфа» – первый в России центр, который помогает дельфинам, пострадавшим от рыболовецких сетей, травм и болезней. Специалисты центра проводят лечение и выпускают млекопитающих в их естественную среду обитания.

Илья Тарасов: Вы по-прежнему смотрите программу «ЗаДело!». У нас в гостях – Татьяна Белей, руководитель единственного в России центра спасения дельфинов «Дельфа». День добрый.

Татьяна Белей: Добрый день.

Илья Тарасов: Что там у нас с китовой тюрьмой?

Татьяна Белей: В бухте Средняя в Приморье находится такое место, которое называется Центр адаптации морских млекопитающих. Иными словами, это пересыльная тюрьма. Отлавливают в нашей стране белых касаток. Кстати, наша страна единственная в мире, где происходит все это безобразие. Таких центров несколько. В том году так случилось, что отловили очень много китов за один раз и поместили в одно место, просто 100 китов. Они – как сельди в бочке. Отловили 90 белух и 12 касаток…

Илья Тарасов: На дельфинарий, на вот эту всю историю?

Татьяна Белей: Да, на дельфинарий. Ну, все они, в основном все были предназначены для продажи в Китай, а часть – в российские океанариумы. Незаконно были выданы квоты, нарушения в отловах, потому что запрещено ловить маленьких детенышей-сеголеток. Сеголетки – это те, кто именно в этом году родились. И был запрещен экспорт в Китай, но киты остались, до сих пор пока находятся в этой китовой тюрьме и медленно погибают. Я надеюсь, что эта история послужит всем большим уроком и отловы прекратятся.

Илья Тарасов: В Сибири летом я услышал по радио случайно: «В Сибирь приехал дельфинарий». И если не задумываться, то: «Ой, дети увидят дельфинов!» Какие дельфины в Сибири? Как их везли? Где их содержат? Это что, в вагонах с водой?

Татьяна Белей: Это выглядит отвратительно, ужасно и очень жестоко. Сажают дельфинов в ванные, везут несколько дней, как правило. Вода не меняется, они находятся в этой грязной воде, в экскрементах и в обездвиженном состоянии. То есть постоянно приходится, видимо, что-то колоть, транквилизатор, чтобы они не дергались. Ну, выглядит это ужасно. И вообще в принципе любая транспортировка – это огромный стресс для дельфинов. Дельфины – они очень эмоциональные и высокочувствительные существа. Для них их эмоциональное состояние, психологическое напрямую связано с физиологией. И они от этого очень сильно болеют.

Илья Тарасов: Дельфинарии нужно закрывать?

Татьяна Белей: Абсолютно все нужно закрывать. И вот эти передвижные – это вообще полный…

Илья Тарасов: Это самый треш?

Татьяна Белей: Да, это самый треш. Но здесь, по крайней мере, людям уже становится понятно, что это треш. А взять большие океанариумы? Это треш не меньший. Этому предшествуют те же отловы ужасные с гибелью, со смертями. Ну, воруют детей у их родителей. Такие же передержки, пересыльные тюрьмы и транспортировки в эти большие океанариумы. И там условия, может быть, чуть-чуть получше, но это тоже тюрьма.

Илья Тарасов: Я предлагаю всем нашим телезрителям бойкотировать любые походы в любые дельфинарии, особенно если в ваш далекий город приехало что-то вроде дельфинария или цирка. Ни в коем случае туда не ходите! И отговорите всех своих друзей от походов на этот ужас.

«Дельфа» – вы делаете единственный в России центр помощи дельфинам. Сколько для этого нужно денег?

Татьяна Белей: Нам нужно собрать около 10 миллионов. И мы думали, что мы начнем свою работу тогда, когда мы соберем и построим стационарный центр. Но люди узнали о нас, и нам постоянно стали поступать звонки: то там выбросился дельфин, то здесь нужна помощь. И мы поняли, что ждать мы не можем и дельфины ждать не могут. И мы поэтому сразу объявили о курсе для волонтеров, о масштабном таком курсе. Пришло около 100 человек, и это только в Сочи. Представляете, сколько, оказывается, людей в этом проблеме заинтересовано.

Илья Тарасов: Ты как в этой теме оказалась?

Татьяна Белей: Я живу в Москве…

Илья Тарасов: Дельфины далеко.

Татьяна Белей: Я просто морской человек. Видимо, в детстве я посмотрела мультик «Девочка и дельфин». Говорят, что кто посмотрит мультик «Девочка и дельфин», тот становится спасателем дельфинов. Вот. И я всю жизнь стремилась к морю, я всегда мечтала плавать и общаться со свободными дикими дельфинами. Но когда у меня уже стало получаться общаться с дельфинами и китами в море, я поняла, что, наверное, мне это не просто так дано, я что-то должна.

Илья Тарасов: Что не так происходит?

Татьяна Белей: Дельфины и киты – это параллельная цивилизация, которая живет с нами на одной планете, а люди к ним относятся очень плохо: препарируют, изучают, отлавливают. Мы уже разобрались, как происходят отловы, транспортировки. Я не знаю, оно стоит того, чтобы прийти и посмотреть, как дельфинчик выпрыгивает и достает колечко? Мне кажется, если ребенок мечтает увидеть дельфина, поплавать с ним, то пусть это будет мечта, для которой нужно приложить какие-то усилия: я не знаю, научиться плавать или накопить денег и отправиться на море.

Илья Тарасов: Ваш реабилитационный центр, который находится в Сочи, кому вы помогаете? То есть много дельфинов страдает непосредственно даже в море от рук человека, ну, не впрямую, а опосредованно – сети, катера. Какие сложности? И кому вы помогаете?

Татьяна Белей: Сейчас пока у нас нет стационарного центра, ну, именно вольера. Центр работает, у нас много волонтеров, которые нам помогают. И здесь идет речь именно о помощи диким дельфинам. Безответственное рыболовство. Сетей стоит очень много, и разных сетей – донных сетей, которые невидимые, сетей ставных, которые видны с берега. И все они очень опасны для дельфинов.

Илья Тарасов: Давайте посмотрим видео и потом его прокомментируем.

ВИДЕО

Татьяна Белей: Типичная ситуация. Это было в Сочи, район Лазаревский, там стоят ставные сети. Мы часто там находим погибших дельфинов. Это были наши волонтеры, которые прошли курс обучения. И нам поступил звонок на горячую линию, сказали, что увидели дельфина в сетях. Вот они смогли организовать и построить рыбаков. Если, например, заплывает взрослый дельфин и малыш, то малышу выйти сложно. Я сама спасала такого маленького дельфиненка, который заплыл в ставные сети. Я за ним наблюдала, где-то полтора часа смотрела, что происходит. Как мне говорили: «Да все в порядке, он сам выйдет». А он не мог сам выйти. И в какой-то момент у него начинается паника, и он начинает совершать неадекватные действия, запутывается в сетях и тонет. Слава богу, что я оказалась тогда в нужном месте. Я сумела его освободить и выпустить – и он, слава тебе, Господи, уплыл.

Илья Тарасов: Расскажи, что происходит сейчас.

Татьяна Белей: Это очень грустное видео. Был найден дельфиненок, вот так плавающий на поверхности. Скорее всего, по нашему предположению, он просто запутался в сетях и в какой-то момент он просто всплыл. Рядом увидели взрослого дельфина. Ну, понятно, что, скорее всего, это его мама, которая плавает рядом с ним, не покидает это место.

Илья Тарасов: Дельфин может утонуть? Для многих это секрет.

Татьяна Белей: У них нет жабр, это морские млекопитающие. Они дышат, как мы с вами. Им нужно подняться на поверхность, чтобы сделать вдох.

Илья Тарасов: Это кто?

Татьяна Белей: Это дельфины-белобочки, очень дружественные дельфины. С ними все, слава богу, в порядке.

Илья Тарасов: А, это твое видео?

Татьяна Белей: Да.

Илья Тарасов: Ну-ка расскажи, где это и когда?

Татьяна Белей: Это в Сочи, в районе Имеретинка. Там с ними часто можно вот так вот потусить, поплавать вместе. Если правильно к ним подойти, не приставать, а аккуратно сойти с лодки, тогда приплывает разведчик посмотреть: это кто, не опасен ли он, интересно ли с ним? И если твоя кандидатура его устроит, он приводит за собой других.

Илья Тарасов: Дельфины – тусовые ребята, да?

Татьяна Белей: Да.

Илья Тарасов: Вы ваших волонтеров некоторых обучали в Корее.

Татьяна Белей: Учредители «Дельфы» ездили в Корею обучаться.

Илья Тарасов: Чему?

Татьяна Белей: Корея – это вообще единственная в мире страна, где уже произошло три выпуска на свободу дельфинов после содержания их в неволе. И в Корее произошла такая ситуация: несколько человек, общественников, ну, типа нас, собрались и сумели присоединить к себе и ученых, и государство, и доказали всю эту незаконность, и заставили этих дельфинов выпустить.

Илья Тарасов: Чему вы там научились?

Татьяна Белей: Мы были на третьем выпуске, когда выпускали дельфинов, двух дельфинов, которые прожили в неволе 20 лет. В общем, учились, чтобы все эти знания воплотить, потому что мы очень хотим выпустить дельфинов наконец.

Илья Тарасов: Что это будет за центр? И что вы там будете делать?

Татьяна Белей: Это будет центр спасения и реабилитации дельфинов с последующим их возвращением, естественно, в природную среду обитания. Порт Имеретинский – это наиболее приспособленный для этих целей порт, потому что там не такое серьезное судоходство, оно строго контролируемое, там достаточно места, достаточно глубины.

Илья Тарасов: Такая будет выгородка в порту, условно?

Татьяна Белей: Выгородка в порту, да. Мы хотим сделать очень большой вольер – 60 на 30. Потому что мы даже в Корее наблюдали, там вольер был 30 метров в диаметре. Но это мало для реабилитации. То есть можно и так. Я думаю, что если сейчас нам скажут: «Срочно нужен вольер. Вот дельфины, их надо срочно выпускать», – мы просто сделаем маленький и выпустим их так. Но по-хорошему нужен большой вольер, чтобы дельфины могли быстро восстановить свои навыки охоты, привыкнуть к морю побыстрее, чтобы поскорее мы открыли эти ворота и они ушли.

Илья Тарасов: Если не деньги, то чем вам можно помочь? Как стать волонтером? И где подробно искать всю информацию?

Татьяна Белей: В соцсетях: центр «Дельфа». Есть сайт: delfacenter.org. Вся информация там. Волонтеров мы всегда ждем. Мы сейчас будем проводить тренинги и в других городах. Люди, которые понимают, что они могут быть чем-то нам полезны, пусть присылают свои данные, ну, то есть свои навыки, и чем они, как они думают, могут нам помочь. Мы с удовольствием ждем.

Илья Тарасов: Спасибо.

Татьяна Белей: Спасибо большое.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты
  • Полный выпуск
    Полный выпуск
    ЗаДело!
    После рабства