Усы, лапы, хвост. Лучшие проекты помощи животным

Усы, лапы, хвост. Лучшие проекты помощи животным | Программы | ОТР

За время пандемии они оказались ещё более беззащитны

2021-02-12T13:58:00+03:00
Усы, лапы, хвост. Лучшие проекты помощи животным
Алёна Попова: Наше государство помогало мужчине говорить жене: «Сиди дома!»
Как найти работу женщине с тюремным бэкграундом
Три стихии... три удивительные героини фильма «Неженское дело»
Кто и как помогает российским женщинам открыть своё дело
Шанс вернуться к нормальной жизни есть! Вдохновляющая история бывшей заключённой Юлии Гордеевой
Как жить на пособие многодетной приёмной маме-одиночке
Мир.Труд. Март
Взрослые дети
«Особый порядок»: истории матерей, которые пытаются спасти из тюрьмы невинно осуждённых дочерей
«Без нимба»: фильм памяти Людмилы Алексеевой, которая и в 91 год защищала права человека
Гости
Яна Розман
волонтёр
Татьяна Титова
директор благотворительного фонда «Верность»
Павел Котосов
директор благотворительного фонда «TEDDYFOOD»
Екатерина Посысаева
основатель проекта «Зоостанция»
Артём Сазонов
основатель проекта «Путь24»
Алиса Богомолова
волонтёр Центра реабилитации диких животных

Иван Тарасов: Пандемия, безусловно, отрицательно сказалась на мировой экономике, разнесла в пух и прах сотни тысяч мелких бизнесов, изменила судьбы миллионов людей, да и вообще изрядно подпортила человечеству жизнь. Но были от нее и плюсы. Например, с началом локдауна европейские и американские приюты для животных практически полностью лишились своих обитателей. Люди не захотели в одиночестве дома коротать длинные карантинные будни и разобрали шерстяных друзей по домам.

В России спрос на животных в 2020 году вырос аж на 55%. Среди фаворитов у населения были беспородные кошки и собаки, которых отдавали даром. Но, к сожалению, российские приюты за период пандемии не опустели, а их владельцам пришлось очень непросто. Волонтеры, которые раньше свободно приезжали и помогали, оказались на самоизоляции. Зато в офлайне помощи стало значительно больше.

Также стремительно стали запускаться новые проекты, а старым в новых условиях пришлось трансформироваться, что тоже неплохо сказалось на их развитии. Минус на минус в итоге дал плюс.

Здравствуйте, меня зовут Илья Тарасов. И вы смотрите программу «ЗаДело». И, как вы, наверное, уже догадались, речь в нашей сегодняшней программе пойдет о необычных проектах помощи животным.

Если заболел коронавирусом – сиди дома. За нарушение – штраф. А что делать, если с тобой на самоизоляции оказался Барбос, которому нужно гулять минимум 2 раза в день и которого соблюдение мер безопасности особо не интересует? И что делать, если хозяина в тяжелом состоянии забирает скорая помощь, а на соседей и родственников надежды нет? Кто тогда будет гулять и кормить собакена? Такие вопросы в период локдауна возникали, да и сейчас возникают довольно часто, а ответ появился у Екатерины Посысаевой, которая запустила проект «Зоостанция».

ВИДЕО, предоставленное социальным проектом «Вместе.Видео»

Иван Тарасов: Заболел коронавирусом, у тебя дома собака. Официально выходить нельзя. Штрафы, все дела. С собакой гулять надо. Вообще что делать?

Екатерина Посысаева: Обращаться можно к нам. Мы найдем волонтеров, которые приедут и помогут.

Иван Тарасов: Собаку надо как-то обрабатывать, не обрабатывать?

Екатерина Посысаева: Мы придумали такой максимально безопасный способ передачи. Люди, которые собаку отдают, они ее привязывают к двери со стороны подъезда. Соответственно, делают они все это в маске и в перчатке. Человек, который забирает собаку, он также приходит в маске и в перчатке и выгуливает ее в маске и в перчатках. И мы рекомендуем животных все-таки не трогать. То есть они не являются переносчиками, но чисто теоретически, гипотетически на их шерсти могут сохраняться какие-то частицы вируса, ну, грубо говоря, как на любой поверхности. И способ передачи собаки обратно ровно такой же: привязали и забрали.

Иван Тарасов: Что случилось, что пришлось открывать подобную историю?

Екатерина Посысаева: Мы очень давно работаем с волонтерами, работаем с бездомными животными. У нас ветеринарная клиника, где мы их лечим. При отсутствии пандемии очень часто звонят люди и спрашивают: «Соседка заболела. С соседкой что-то произошло. Что делать? Остались кошки, остались собаки». И когда все это началось (примерно в конце марта, еще, по-моему, даже карантин особо не вводили), у нас в клинике есть инфекционный стационар. И мы хотели животных забирать туда. То есть есть какие-то свободные боксы. И мы подумали, что если будут какие-то запросы, мы можем в эти боксы животных забрать. И в итоге, когда мы разместили объявление о том, что мы готовы так помогать, получили какой-то сумасшедший отклик, в том числе от людей, которые хотели бы помочь сами. И как-то все постепенно это трансформировалось именно в историю с выгулом. То есть у нас есть телеграм-канал, на который подписано порядка 400 волонтеров. Гулять для животных…

Иван Тарасов: Это проще, чем передержка.

Екатерина Посысаева: Безопаснее, да. Чем забирать в клинику. Они меньше стрессуют.

Иван Тарасов: Что сейчас? Во что эта история добровольной помощи (погулять, взять на передержку) вылилась?

Екатерина Посысаева: Сейчас мы это пытаемся трансформировать в такую тему на постоянной основе, потому что мы очень много работали с департаментом соцзащиты. В итоге они начали скидывать нам заявки свои, и оказалось, что это огромная-огромная проблема. Мало того, что мы с этим сталкивались, да, работая в клинике, что люди звонили и не знали, что делать с животными, да, чьи хозяева попали в больницу до пандемии, и в соцзащите нам сказали, что, ребят, никто вообще в России этим не занимается, что это реально огромная проблема. И есть какая-нибудь бабушка, ей надо лечиться, а она не едет, потому что у нее дома собачка или кошка. И мы не знаем, что с этим делать. Мы не можем ее уговорить. И собачку либо кошку деть нам тоже некуда.

Сейчас мы все-таки больше нацелены пока еще именно на историю с пандемией. Но в целом сейчас мы уже начинаем регистрировать фонд официально и планируем запуск именно программы по выгулу, по ветеринарной помощи. Бывают ситуации, даже просто когда надо какие-то лекарства для животного привезти именно людям, у которых нет возможности это сделать.

Иван Тарасов: Друзья, прямо сейчас на ваших экранах контакты «Зоостанции». Можете написать, обратиться за помощью, если вдруг приключилась беда, вы попали в больницу или ваши родственники или близкие попали в больницу, а с животными гулять некому, вот ребята готовы вам прийти на помощь. Плюс, если вы уже знаете, что есть такая проблема и у вас есть свободное время и желание, можете стать волонтером и погулять с чьей-нибудь собакой, сделать доброе дело. Ну или еще как-нибудь помочь ребятам. Поэтому очень клевый проект. Мне прям суперпонравился. И действительно очень странно, что в такой большой стране этот проект был единственный, первый в своем роде. Видимо, потому что в России люди привыкли обращаться к друзьям, к родственникам. Такие связи в этом плане больше решают.

Спасибо вам большое. Успешного развития. Когда будет приложение, я обязательно установлю его на телефон.

Что делать, если в своем подъезде вы нашли полярную сову? Куда обращаться, если на улице вы увидели раненого орла? Как себя вести, если по дороге на работу вам встретился тигровый питон? И это притом, что находитесь вы не где-нибудь, а в Новосибирске. На эти вопросы легко ответят волонтеры Центра реабилитации диких животных, которые помогают попавшим в беду лесным, певчим, хищным птицам, млекопитающим и экзотическим животным. Они занимаются их лечением, реабилитацией и подготовкой к выпуску в естественную среду обитания. Конечно, если это представляется возможным. В общем, если вы живете в однушке с котом и собакой и при этом считаете, что в вашей квартире нет места для еще одного питомца, что вы скажете про этих ребят?

Ты сейчас находишься у себя дома или это не дом? Где ты находишься сейчас?

Алиса Богомолова: Да, это мой дом. И у меня даже, к сожалению, на заднем фоне виден обруч для занятий.

Иван Тарасов: Кто у тебя дома еще живет?

Алиса Богомолова: Более десятка змей. Еще две подопечные птицы сейчас. Но так как мы сейчас с вами разговариваем, после нашего разговора еще две приедут. То есть это будут четыре уже. И, помимо них, у меня еще есть игуана.

Иван Тарасов: Как так получилось, что возник реабилитационный центр и ты там работаешь?

Алиса Богомолова: Волонтерю. Работаю безвозмедно. Появился центр реабилитации лет 10, даже 11 лет назад в городе. Один из первых в России. Организован он был не мной. Я пришла чуть-чуть попозже, примерно годика через два. На моих знакомых свалилась сова. Знакомые позвонили мне. «Я же Алиса, я же занимаюсь всеми животными, и я же забери сову». Все, забрала, начала искать и нашла центр реабилитации. И больше не расставались.

Венера – это обыкновенная совка, или сплюшка. Она обладает очень несносным нравом. Она очень плохой компаньон. Тоже очень не рекомендуемое животное, для того чтобы заводить дома, потому что очень своенравное, очень своеобразная у нее диета. Попала совсем маленьким птенцом. Были определенные проблемы с эндокринной системой. Ну, что ее нельзя было в первый год выпустить, потому что у нее линька неправильная была, перья неправильно росли. И один год она осталась. После этого уже было принято решение ее не одичать. Я к ней привыкла, я столько ее выхаживала, что ее не могу отпустить. Но она со мной разговаривает. Вот вы слышите? Она еще ест свои пушки.

Хищные птицы обладают мускульным желудком, который прессует пищу. То есть они получают из нее всю влагу, все витамины, все микроэлементы. А желудок спрессовывает потом все остатки в комочек такой из шерсти, из косточек. И раз в сутки примерно они его выплевывают назад. Так что ничего страшного, что мы ей перышко скормили. Оно прекрасно прочистит ей пищевод.

В общей сложности примерно на зимовке и включая птиц, вот, инвалидов, которые остались на попечении центра, я думаю, около 30 особей разных видов. Там и совы, и ястребы, и канюки. Да, канюк – это такая хищная птица семейства ястребиных. Кто-то знает, кто такой канюк? Или лунь, например. Полевой лунь, луговой лунь. Осоед. Есть и такие птицы хищные.

СЮЖЕТ

Яна Розман: У нас здесь ястреб-тетеревятник, он приехал к нам из города Ханты-Мансийск. У него был сложный перелом плечевой кости, но закрытый. Но так как он был в Ханты-Мансийске, к сожалению, там некому было собирать его. И он сросся так, как он сросся. Птица на данный момент невыпускная. Но в силу того, что все-таки это ястреб, а ястреба очень легко поддаются дрессировке (даже взрослые особи), мы с ним нормально спелись.

Сейчас я его тренирую на перчаточку. То есть он уже понимает, что перчатка = еда. Хоть он, конечно же, меня и побаивается, но не так, как раньше, можно сказать.

Иван Тарасов: Сколько из этих птиц домой забираешь? Я так понимаю, что часть перекочевывает все-таки к тебе лично.

Алиса Богомолова: Несмотря на то, что у нас около, наверное, 25-30 волонтеров в центре, но я еще думаю такая: «Блин, а где все эти люди сейчас? Почему у меня 4 птицы дома?»

Это мохноногий сыч. Он попал к нам одним из самых последних. Такой вот. Он не летает. Видите, у него одно крылышко открывается, а второе – нет. Потому не буду его сильно беспокоить. Сносили на рентген, сдали анализы. Оказалось, что у товарища очень-очень много внутренних паразитов. От этого у него внутреннее воспаление. От воспаления упал иммунитет. И, соответственно, птица попала в такую ситуацию… То ли столкнулся он с чем-то, то ли врезался в стекло, из-за чего у него, собственно говоря, перелом произошел.

Сейчас пролечили мы паразитов, протравили. Птичка откармливается. Разлетается – будет выпущен в природу. Если не разлетается, то останется у нас в центре реабилитации уже в вольере. Только на вольерном содержании на улице.

О, этот мохноногий сыч поступил к нам, наверное, месяца два назад. Вы можете наблюдать, что у него один зрачок больше другого. Это последствия черепно-мозговой травмы. Предварительно, предположительно, он попал к нам после столкновения с автомобилем. Очень обширный след травмы. Как будто бы его прям хорошенечко ударили с одной стороны. Потому что у него и глаз вытек. И у него был перелом крыла. Мы ему сделали операцию. Крыло срослось. То есть все прекрасно, все отлично. Птица летает.

Принимающих волонтеров у нас около 5. Что значит «принимающий волонтер»? Волонтер, который может позволить к себе домой взять животное, которое нуждается в помощи. Почему они едут домой к нам? Вот я опережаю ваш вопрос. Почему они едут? Потому что прекрасного, вот этого замечательного домика, построенного государством или еще кем-то, который бы… Как в глазах людей выглядит центр реабилитации? Это большая бесплатная больничка, в которую можно всех привозить, в которой не надо ни за что платить, но мы должны сами всех принимать и самих всех лечить каким-то образом. И мы еще как будто бы зарплату за это получаем. Нет. Это все, конечно же, не так. И животных мы принимаем у себя дома.

Это мандариновый полоз. Из-за излишней влажности он чуть-чуть у нас приболел. Мы уже почти вылечились, но я все равно его еще смазываю немножечко мазью.

Это тигровый питон, одна из крупных змей, крупный представитель. Немножечко нервит, потому что у него отобрали самку. Отобрали самку, не дали кролика. Не стоит смотреть, что это такой маленький террариум для такой большой змеи. Он регулярно ползает. Мы купаем обязательно раз в неделю. У него даже есть самка, с которой у них уже в этом году была любовь. И вот мы ее сейчас отсадили от него, и он ее ползает, ищет, говорит: «Давайте мне или кролика, или самку». Ну или кота в принципе тоже можно. Ну, конечно, кот, как же без тебя?

На самом деле мне одной его… Я уже привыкла. Я в принципе могу его до ванной донести. Ну то есть чтоб сама помыть. Но с такой змеей желательно не работать в одиночестве. Желательно, чтобы кто-то еще рядом был. Потому что какой-то мимолетный запах, прилетел, залетел, пахнуло кроликом – и все: он уже думает, что кролик – это я. И поэтому… А мышцы у него очень большие. Если посмотреть на мою руку и на его туловище и на кота, мы отличные кормовые объекты для этого животного.

Здесь моя собственная змея. Это не крупная змея. Ее можно и погладить, и потрогать, и понежиться, и поняшкаться. У нее не бывает плохого настроения. Она абсолютно приучена к рукам. Когда какой-то дискомфорт, это происходит вот так.

Этот сырничек мы забрали из города Кемерово. У нее очень тяжелая судьба. Это самочка. У нее стерта была мордочка и неправильно срослись ноздри, ввиду чего постоянные стоматиты, насморки, пневмония, которую я ей недавно пролечила. И она тяжело дышит и сопит. Допустим, мы сегодня ночью спали, и она сопела, как чайник прям, как паровоз.

Иван Тарасов: Алис, смотри, центр реабилитации – это значит, что вы что-то с ними делаете, восстанавливаете и потом вы их выпускаете обратно, правильно?

Алиса Богомолова: На это направлена вся работа центра, разумеется. Не продаем, не раздаем, не отдаем. Если исключения. Бывают исключения, когда птички оседают… Вот как у меня ласка.

Ласка – животное, которое не советую никогда никому заводить дома. Сколько бы милых видюшечек в интернете не было, это маленькое гиперактивное животное. Это хищник, которому обязательно нужно питаться мышевидными грызунами, а не курочкой и говядинкой, как это люди себе представляют. Ласке нужно бегать. А так как ласка – это еще такое животное, которое должно быть изолировано от всех: от сов, от кота, я огораживаю коридор, выставляю клетку. У меня есть огромная клетка, которая является спортзалом для ласки. Открываю в ней двери, накидываю кучу всяких разных игрушек. И ласка у меня носится, бегает. Часа 2-3 она стандартно выбегивает, перед тем как утомиться и так: «Ну ладно, я уже спать пойду».

Ласка попала к нам тоже не просто так, не по нашему желанию. Весной ее кошка принесла своим хозяевам, как мышку. «Хозяин, вот мышка. Я молодец. Все здорово, замечательно. А оказалась не мышка, а ласка. И оказалась с прокушенной головой». Вот был маленький, слепой, даже еще не пушистый практически детеныш. И мы его сразу же с места в клинику, принимали прямо в клинике. И мы не знали, выживет он или нет. Там терапия такая была серьезная. И выкармливали его. И все это нужно было аккуратно, чтобы и препараты не повлияли на развитие, и чтобы выкормился он. И вот что выросло.

Некоторые животные оседают в центре. И если по каким-то причинам нельзя выпустить животное… инвалид, нет лапки или у него изначально был запущен… ну, какие-то проблемы внутренние – с желудочно-кишечным трактом, с эндокринной системой. Это же целый организм, и там проблем может быть гораздо больше, чем нет крыла и нет ноги. То есть там очень много может быть проблем. И такие животные или остаются в центре у нас на кураторстве волонтеров, или мы передаем некоторых птиц в другие реабилитационные центры.

Иван Тарасов: Что делать, если ты у себя в подъезде нашел полярную сову?

Алиса Богомолова: Кстати, представляете? Последнюю полярную сову нашли рабочие на чердаке нового жилого дома, проверяя какие-то теплоэнергосети зимой, потому что там в доме что-то холодно было. И просто на чердаке, у которого нет ни окон практически, и все двери замурованы, оказалась сова.

Яна Розман: Мы в гостях у Пупса. Это самец полярной совы. Попал он к нам в ужасном состоянии, весьма истощенном. У него было куча паразитов. Он был обезвоженный. Сейчас с ним уже все хорошо. Он обследован, он очень хорошо кушает. Он отлично летает. Ему безумно страшно. Разумеется, птица дикая, птица к нам не привыкшая. Это уже половозрелая взрослая птица, готовая к размножению. И как раз сейчас скоро весна, он успеет обзавестись потомством и вернуться, грубо говоря, домой. А сегодня мы будем его выпускать, и вы сможете это увидеть.

СЮЖЕТ

Иван Тарасов: Слушай, супер. Спасибо большое. Вы очень кайфовые. Мне прям очень понравилось интервью. И вообще это твое отношение к своему делу и твоя жизненная позиция – все замечательно просто. Я надеюсь, что добрые люди найдутся, у вас будет и своя территория, и свои вольеры, и все будет хорошо.

Если вы хотите помочь Центру реабилитации диких животных, нужно найти их группу Вконтакте. Так и набираем «Центр реабилитации диких животных Новосибирск». Ребята будут рады абсолютно любой помощи – от пеленок до лекарств. Или можете пожертвовать им деньги, которые они потратят на эти же пеленки и лекарства. В общем, находим группу Вконтакте и помогаем.

Журналисты из Санкт-Петербурга сняли отличный репортаж про черных доноров крови для животных. Этот репортаж вы можете найти в социальных сетях либо просто в интернете. Да, действительно, есть и такая проблема – черные доноры крови для животных. Да и вообще в России острая нехватка донорской крови для собак и кошек. Люди, которые сталкиваются с этой проблемой, оказываются в буквальном смысле слова в аду – и в эмоциональном, и финансовом.

Один мой знакомый аналитик из Санкт-Петербурга искал кровь для собственного кота и, что называется, на себе прочувствовал всю эту ситуацию. И решил помочь миру, исправив ее. Он сделал сайт, который является бесплатной базой данных донорской крови для животных.

Ты столкнулся с тем, что у тебя болел кот. Ему надо было переливание крови. И ты выяснил, что, оказывается, с этим большая труба.

Артем Сазонов: Получается, то, что я пытался проанализировать по своему животному, и сначала я хотел написать какой-то общий алгоритм в виде постов в социальных сетях, для того чтобы людям потом было проще. То есть условно… Знаете, описать какой-то алгоритм, по которому они смогут…

Иван Тарасов: Действовать.

Артем Сазонов: Да, действовать, меньше тратить времени и так далее. И вообще ситуация оказалась по донорству более фатальная. Сейчас просто объясню. По донорству крови, получается, для переливания нужно бывает 2-3 кота, например. По собакам немножко по-другому, потому что у собак есть большие собаки, есть маленькие собаки. Плюс у собак как бы вены, артерии больше, у больших собак – им проще ставить катетер, чтобы взять у них кровь. У кошек же там вообще просто полный ужас, потому что… И даже в Москве, например, кровь может стоить от 30… То есть в среднем стоимость крови идет от 2 до 30 тысяч рублей.

Иван Тарасов: За одно переливание?

Артем Сазонов: За 50 мл. 50 мл – это один кот. А нужно для переливания 2-3 кота бывает. Ну, в зависимости от…

Иван Тарасов: То есть это немаленькие деньги.

Артем Сазонов: Абсолютно. Для людей в нашей стране это очень немаленькие деньги.

Иван Тарасов: Что люди не подразумевают и даже не догадываются о том, что такое донорство крови для животных.

Артем Сазонов: Мы проводили исследования. 7 человек из 10 не знают в принципе о том, что есть проблема донорства крови. И чаще всего они об этом узнают, когда уже им нужна кровь. Это первый момент.

Второй момент. Самой по себе крови намного меньше по сравнению с человеческой, потому что человека как бы можно уговорить. То есть у нас проходит огромное количество программ по человеческому донорству крови. «Ты герой, приди и спаси жизнь», и тому подобное.

Что касается касается животного, человек в крайней степени не особо хочет своего питомца отдавать на донорство крови. Проблема в том, что желающих быть донорами крови очень мало.

Третий момент. Я даже не по градации значимости буду говорить. Не все подходят. То есть там требуется животное, допустим, от года до семи, плюс у нее там не должно быть ни беременности, если мы говорим об особи женского пола, ни каких-то других болезней, вакцинированные, плюс они должны быть неагрессивные, потому что это реально оказывается очень важным фактором. Саму по себе кровь запасать не получается, потому что некоторые из компонентов хранятся 2 недели. Кровь состоит из компонентов. И часть из них 2 недели всего лишь хранится. Поэтому постоянный ее запас в банках не получается держать, невозможно. То есть ее и так-то не достать, а еще и хранится она недолго. Поэтому условно она должна храниться в живых питомцах, и по возможности, если требуется, они должны быть донорами крови.

Также мы еще проводили по клиникам исследования. Я просто так вкратце рассказываю, потому что даже в клинике, получается, мы выяснили, что в статистика в клиниках ветеринарии не ведется по поводу сколько было доноров, как требуется. То есть там часто данные удаляются, и они хранятся 2 месяца, например.

Это, кстати, одна из проблем ветеринарии на данный момент – что нет никакой общей статистики, по которой можно выявлять какие-то закономерности.

В общем, я посидел, подумал и понял, что что-то надо делать. Возможно, я могу помочь, исходя из своих навыков. В общем, решили сделать картотеку доноров крови для животных безвозмездно. Почему именно безвозмездно? Люди приходят, регистрируют своих животных в этой картотеке. Именно бесплатно. Дальше, если кому-то требуется кровь, ее могут попросить. Человек приезжает вместе с животным. Там именно сам забор крови, вот это все – понятно, оплачивает человек, которому требуется. Бесплатно она нужна потому, что, во-первых, у многих людей не хватает в принципе денег на лечение животных.

И второй такой момент – что если будет бесплатно, то черные доноры крови не смогут на этом зарабатывать. Потому что все бесплатно. Зачем кому-то платить, если есть бесплатный аналог?

Также мы хотим сократить количество причин, по которым требуется переливание крови. Для этого нам нужно, чтобы собиралась статистика вообще в целом по лечению животных. Для этого мы делаем универсальные электронные ветеринарные карты, которые по идее будут бесплатными.

Также мы хотим сделать такой репутационный портал. То есть размещать там только ветеранов, клиники, услуги, которые действительно считаем важными. Корма, которые прошли лабораторные исследования и не являются плохими.

В плане денег. В общем, финансируется это все за мои деньги преимущественно. К сожалению, никакой государственной поддержки мы вообще не получаем и получить не можем по многим причинам. Привет, кстати, Александру Вячеславовичу Бугаеву с «Росмолодежи», где мы 8 раз уже пытались получить финансирование на свой проект в том числе, а нам «эксперты» постоянно отказывают.

В общем, мы хотим сделать такую программу, которая позволит, во-первых, решить проблему с донорством крови. Во-вторых, она сможет сделать так, чтобы лучше лечили животных. И тогда люди будут меньше тратить денег. Причин, по которым требуется переливание крови, будет меньше. И в принципе за счет различных статистик, которые там будут собираться, ветеринары смогут развивать свои навыки и двигать науку и ветеринарию на новый уровень.

У нас есть сайт, который адаптируется под различные мобильные устройства. Называется «Путь24.рф».

Иван Тарасов: Если вы столкнулись с проблемой и вашему животному необходима донация крови, то на этом сайте есть информация, также телефон Артема, по которому вы сможете с ним связаться. Он подскажет, как все правильно делать, потому что есть сейчас какие-то методы, группа Вконтакте, просто знакомые, раз уж Артем на этом деле съел собаку.

Артем Сазонов: Выражение такое себе.

Иван Тарасов: То к нему можно обратиться за помощью. Плюс, если вы столкнулись с этой проблемой и реально понимаете ее масштабы и хотите помочь, на этом сайте можно зарегистрироваться, наверное, как потенциальный владелец животного, который может стать донором крови. И как помочь проекту, тоже можете почитать на сайте. Так что Путь24.рф. Заходите, образовывайтесь и помогайте образовывать других людей. Спасибо.

Артем Сазонов: Спасибо тебе.

Иван Тарасов: Когда россиянин видит на улице большую собаку, он боится. А если это не просто лохматый двортерьер, а кавказская овчарка или алабай, то россиянина охватывает паника и ужас. Он бежит звонить в полицию, в отлов, сотрудникам ЖКХ – да угодно, лишь бы кто-нибудь побыстрее приехал и забрал это опасное животное, и отвез куда-нибудь подальше.

А вот у Татьяны Титовой на этот счет другое мнение. Именно поэтому она открыла приют «Верность», который помогает бездомным собакам крупных пород.

Большая собака – значит она агрессивная, особенно если речь идет про тех же азиатов, кавказских овчарок, все думают, что эта сразу вцепится, загрызет и так далее. Оправдан ли этот страх или нет?

Татьяна Титова: Именно поэтому у меня приют для этих собак, потому что для меня этот страх не оправдан. Бывают, конечно, исключения, сорванная психика и нарушения мозговой деятельности. Оно, собственно, как у людей, так и у собак бывает. Бывают маньяки, которым просто надо кого-то убить, но это не обязательно, что все люди, которые ходят по улице, они маньяки. Точно также и у азиатов кавказцев. Они не на своей территории ничего не охраняют, они безопасны. Мне гораздо проще на улице взять за шкурку азиата, засунуть к себе в машину и повезти куда-то, чем взять среднюю дворняжку, от которой я гораздо в большем процентном соотношении могу получить зубами по рукам.

Илья Тарасов: То есть если я встречаю на улице собаку крупной породы, можно бездомную, небездомную, она не на поводке, хозяина рядом не наблюдается. Мои действия какие и как мне правильно с этой собакой себя вести?

Татьяна Титова: Если собака на вас до этого момента внимания не обращала, значит вы не меняете траекторию движения и темп движения, не верещите, не машете руками, ни начинаете бежать, ни останавливаетесь резко. Вот куда шли, туда и идете, только смотрите не на собаку, а за собаку, и, если собака вменяема, она на вас даже внимания не обратит. По способу поведения с невменяемой собакой мне сказать сложно.

Илья Тарасов: Действительно, собаки крупных пород, они нуждаются в помощи больше, чем все остальные, потому что люди просто их боятся.

Татьяна Титова: Это опасно для собак, в первую очередь для крупных, нахождение на улице без хозяина, потому что общество их боится по определению. Для того, чтобы им не причинили вреда, их надо с улицы забирать. Большая часть приюта - это собаки с отлова, которых нельзя выпустить назад.

Илья Тарасов: Если Президентский грант, да?

Татьяна Титова: Это большое счастье, что мы победили в том конкурсе, потому что мы построили десять новых вольеров, заменили будки на вольеры и построили дрессировочную площадку.

Илья Тарасов: В чем приют нуждается сейчас, то есть какую помощь могут наши зрители оказать?

Татьяна Титова: Как минимум, приехать и погулять с собачками. А уже те, кто приехали, посмотрели, они уже на месте могут решить, чем они еще могут помочь: где-то досочку приколотить, где-то что-то подержать, где-то что-то убрать. 645-90-10 - это телефон приюта.

Илья Тарасов: На ваших экранах адрес сайта благотворительного фонда «Верность». Напомню, что фонд занимается крупными собаками, поэтому этому фонду важно помогать и нужно это делать. Спасибо большое.

Если выходить из дома нельзя или просто не хочется, но есть огромное желание помогать, то проект «Teddy Food» создан специально для вас. Вы можете выбрать питомца в приюте и помогать ему онлайн реальными делами, при этом наблюдая за его жизнью при помощи камеры видеонаблюдения. Прогресс уже здесь. Проект насчитывает несколько тысяч постоянных пользователей и помогает животным из различных приютов более чем в десяти городах России.

Павел Котосов: У нас с моей супругой Варварой, с который мы и придумали этот проект, у нас была собака по кличке Тедди. И вот мы как-то с ней гуляли, и она начала себя странно вести, гавкать и как будто бы куда-то звать. Мы пошли за ней, она нас привела, случайно конечно же, к бездомной собаке, которая была там в ужасном состоянии: у нее были пулевые отверстия от пневматического оружия, то есть полный кошмар. Мы, разумеется, взяли эту собачку, отвезли ее там к ветеринару, но не могли у себя ее оставить. Мы начали изучать тему приютом, мы тогда были абсолютно незнакомы с темой зоозащиты и приютов, то есть в этом понимали мало. Когда мы вообще писали в группы приютов, смотрели социальные сети, мы увидели, сколько там вообще контента такого, знаешь, окровавленного...

Илья Тарасов: Ужасного, страшного.

Павел Котосов: Да, в стиле SOS, там много крови всегда, и нас это, конечно, очень эмоционально тронуло, потому что ты вроде хочешь помогать животным, но, тем не менее, ты должен испытывать такой стресс. И действительно вдохновились идеей тамагочи, что здесь есть такие легкие элементы геймефикации, такой игры, и что ты позитивным образом, по сути, можешь помогать животным. И тогда моя супруга Варвара говорит: «Слушай, а что если мы, например, отдаем собачку в приют, но представь, если бы там стояла видеокамера. Мы могли бы следить вообще, как за собачкой ухаживают, кормят ее и т.д.» На тот момент я работал как раз программистом. Я так примерно себе прикинул: «Ага, можно сделать приложение, так кнопку «кормить», профиль питомца прямо как в социальных сетях». И как-то пошло, поехало...

Илья Тарасов: Тем не менее, в век, когда всем рулят приложения... У ребят пока нет приложения, есть только сайт, но он достаточно удобно открывается на телефоне. Вот я сейчас его продемонстрирую. Здесь есть лента, ее можно скролить, есть действительно камера, по которой можно видеть какую-то конкретную собаку, какое-то конкретное животное, вот здесь сегодня пес дня по кличке Котон. Дальше вы можете выбирать животных, выбирать пожертвования, что вы хотите сделать: накормить, ухаживать, лечить, там побаловать, навестить. И в конце, в конечном итоге, все это, я так понимаю, приводит к тому, чтобы человек нажал кнопку «забрать домой» и животное оказалось дома. У вас есть бонусы за то, что человек подключается, за то, что человек жертвует и следит за животным.

Павел Котосов: Это как бы есть такая философия проекта нашего, что, как я уже говорил, отходим от этого негатива и т.д., превращаем все в игру, но без перебора. Мы ни в коем случае не говорим, что помощь животным - это какая-то увеселительная игра, все это достаточно серьезно. Но нет ничего плохого, чтобы привнести легкую такую геймефикацию в этот процесс, и поэтому действительно отталкивались от тамагочи, что должны быть какие-то бонусы. У нас за каждое доброе дело в проекте у человека растет звание, но помимо этого ты еще получаешь баллы, называются «TF-баллы». Они копятся с каждого доброго дела у тебя, и на данный момент ты их можешь обменивать обратно на добрые дела. То есть поднакопил сколько-то баллов и можешь оплатить коту котодень, к примеру.

Илья Тарасов: Что такое котодень?

Павел Котосов: Котодень - это такое, грубо говоря, такая не услуга, конечно же, но доброе дело. Ты его оплачиваешь. Котодень у нас обычно стоит от 100 до 150 рублей, и это значит, что кот будет обеспечен на целый день. Есть еще котонеделя и котомесяц.

Илья Тарасов: Есть ли какая-то история, то есть вот когда тебя спрашивают про твой проект, и ты: «Ни слова больше, я расскажу вам одну историю».

Павел Котосов: Девочка София из Москвы, один за наших таких самых интересных и классных пользователей, она следила за котиком из Волгограда, очень долго. Она-то сама живет в Москве, а котик в Волгограде. Но так к нему привыкла, потому что когда ты кормишь питомцев, они становятся частью твоей жизни потихонечку, и она его захотела забрать. И классно, что спустя время она действительно обратилась к нам и в приют. Это оказалось очень возможным из Волгограда доставить питомца в Москву, и вот уже почти год питомец счастливо живет с этой девушкой Софией. Мы делали про нее посты.

Илья Тарасов: В принципе, расскажи сейчас, как людям можно найти вас, где подписаться, в каких социальных сетях вы есть, что необходимо для того, чтобы стать вашим пользователем.

Павел Котосов: Пользователями могут быть абсолютно все, тут ничего не требуется. Даже если, например, ты не хочешь помогать финансово, можно помогать экспертизой, можно просто состоять в наших социальных сетях, потому что нас это очень греет, когда мы видим, что подписчики переживают за каких-то питомцев, смотрят онлайн трансляции - это то, в принципе, ради чего мы работаем. А найти нас просто, просто заходишь на teddyfood.com, выбираешь питомца там по всем удобным фильтрам.

Там можно отсортировать по городам, по полу, по возрасту, там есть волшебная кнопка «срочная помощь». Волшебная в том плане, что не нужно долго искать кому помочь, а ты сразу видишь, кому действительно на данный момент нужна помощь, выбираешь его и там много опций, как можно помочь коту от десяти рублей. То есть, на его содержание, на кормление, на медпомощь, можно даже его прорекламировать в социальных сетях - есть такая опция. Это оплачиваешь любым удобным способом, тебе приходит отчет, ежемесячная рассылка и т.д.

И мы состоит в социальных сетях ВКонтакте, Фейсбук, Инстаграм, осваиваем потихонечку Тикток, кстати.

Илья Тарасов: Это прямо ваша площадка, я уверен. Друзья, прямо сейчас на ваших экранах адрес сайта благотворительного фонда «Teddy Food», подписывайтесь, становитесь пользователем, жертвуйте, помогайте, не вставая с дивана. Даже вот такая опция для вас сейчас открыта. Спасибо большое!

Друзья, помогать друг другу хорошо, а помогать животным не просто хорошо, но и важно, и нужно, ведь кроме нас никто не поможет. Ну и, плюс ко всему, это просто приятно. Даже вот в кадре собака добавляет милоты и уюта, да, Капа?

Это была программа «За Дело», увидимся ровно через неделю. Пока!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)