Веганство - это вредное псевдоучение или правильный образ жизни?

Веганство - это вредное псевдоучение или правильный образ жизни? | Программы | ОТР

Виталий Милонов рассказал, почему считает веганов сектантами

2020-11-20T14:17:00+03:00
Веганство - это вредное псевдоучение или правильный образ жизни?
Как человек без ноги стал инструктором по сноуборду
Подготовить незрячего к марафону – это реально!
Скалолазание – это путёвка в жизнь
Борцы без слуха и зрения
Фонд Потанина: Нужно показывать социальную силу спорта!
Социальный спорт
Арт-терапия. Благотворительный фонд «Дети.мск.ру» создал театральную студию для детей-инвалидов из детских домов
Сильные помогают
Режиссёр Егор Сальников: Наш фильм «Смотри как я» об эскейпе – как девочка из детского дома и слепой богатый мальчик сбегают на машине к морю
Как привлечь молодёжь в добровольчество? – С помощью тиктокеров!
Гости
Роман Кравцов
веган, фрукторианец, фитнес-тренер
Раса Неаполитанская
управляющая сети вегетарианских кафе
Иван Калинин
инженер-эколог
Виталий Милонов
депутат Государственной думы РФ
Андрей Воронин
диетолог, нутрициолог, ЗОЖ-коуч

Илья Тарасов: Сегодня в тренде разумное потребление, здоровый образ жизни, борьба за права животных и внимательное отношение к экологии планеты. И все эти тренды так или иначе объединяет веганство. А что это такое – обычная диета, вредное псевдоучение или правильный образ жизни, который способен вывести человечество на новый уровень развития? Споров очень много.

Впервые близкий к веганским взглядам высказывал еще Лев Николаевич Толстой. Именно его мировоззрение оказало огромное влияние на развитие вегетарианства в Российской империи, Европе и мире. В нашей стране при советской власти развитие вегетарианства встало на паузу.

Но недавно этот образ жизни стал снова популярен в России. Веганство уже давно оказывает активное влияние на мировую экономику. Рынок соевых продуктов, переход многих брендов одежды на искусственную кожу и мех, производство безлактозного молока, стартапы по созданию искусственного мяса – все это результат веганской философии.

Но кто такие веганы и что мы о них знаем? Почему одни активно поддерживают их идеи, а другие, наоборот, выступают за их запрет? Разберемся сегодня.

Смотрите в программе:

Можно ли жить без мяса быть здоровым?

В чем разница между веганством и вегетарианством?

Так ли агрессивны веганы, как о них говорят противники их идей?

А также, спасет ли веганство нашу планету, вы узнаете прямо сейчас в программе «ЗаДело!» на Общественном телевидении России.

* * *

Илья Тарасов: Добрый день! Меня зовут Илья Тарасов. И вы смотрите программу «ЗаДело!». И, как вы уже догадались, речь сегодня пойдет о веганстве.

При том, что все отлично знают это слово и практически у каждого есть знакомый-веган, когда начинаешь общаться с людьми и пытаться выяснить у них, что они знают относительно этой философии, мало кто может дать нормальный развернутый ответ. И это при том, что веганов в нашей стране ой как немало! И тема эта часто обсуждается и даже осуждается в Интернете и средствах массовой информации.

Я надеюсь, что после сегодняшней программы у вас не останется никаких вопросов относительно того, кто такие веганы и что им нужно. Зато могут появиться другие вопросы.

* * *

Илья Тарасов: Кирилл, ты веган или вегетарианец?

Кирилл Иванов: Я – ве́ган.

Илья Тарасов: Или вега́н? Как правильно говорить?

Кирилл Иванов: Кому как больше нравится.

Илья Тарасов: А сколько лет ты веган?

Кирилл Иванов: Веган? Семь.

Илья Тарасов: А до этого был…

Кирилл Иванов: Еще годик был вегетарианцем.

Илья Тарасов: В чем разница между веганством и вегетарианством?

Кирилл Иванов: Веганство полностью исключает какие-либо продукты животного происхождения, а также эксплуатацию и любое использование продуктов, как-то связанных с животными, с насилием, угнетением и так далее. То есть – одежда, косметика, которая тестировалась на животных, продукты, которые косвенно являются продуктами животного происхождения…

Илья Тарасов: Кожа?

Кирилл Иванов: Кожа. Это могут быть продукты пчеловодства. Это могут быть любые продукты, полученные с помощью животных, насекомых, рыб, птиц – кого угодно.

Илья Тарасов: То есть ты не ешь и мед в том числе?

Кирилл Иванов: Нет, не ем.

Илья Тарасов: А если в одно предложение философию всю уложить, то какой бы она была?

Кирилл Иванов: Мне кажется, она у каждого своя. Но я для себя сформулировал такую идею: для нормального существования мне не нужно никого убивать и угнетать. То есть я могу существовать мирно с природой, с ее обитателями, не нанося никому вред, и при этом жить счастливо, гармонично и здорово.

Илья Тарасов: Как вообще эта культура появилась в России?

Кирилл Иванов: Веганство как таковое, мне кажется, существовало всегда, просто не было термина и не было людей, которые могли бы обобщить эту идею и запихнуть ее в одно слово.

Слово «веган» пришло к нам из Англии, где, по-моему, в 46-м или в 48-м году прошлого века некий Дональд Уотсон организовал Веганское общество Великобритании и вообще ввел в обиход слово «веган». До этого использовали слово «вегетарианец» и применяли его ко всему вообще.

* * *

Илья Тарасов: Мы выяснили главное. В первую очередь веганство – это мировоззрение и философия, и только потом уже диета. Но именно в этой диете и кроется конфликт, ведь большинство людей, живущих в России, твердо убеждены, что без мяса жить нельзя.

* * *

Илья Тарасов: Одни говорят, что без мяса можно, другие говорят, что без мяса все умрут, без мяса нельзя.

Андрей Воронин: Лучше всего соблюдать баланс. То же самое с холестерином. То же самое с животными жирами. Как только мы нарушаем баланс – это становится вредным. Очень многие веганы и вегетарианцы, когда переходили на вот такое здоровое питание, имели в том числе не совсем правильные, больные последствия: у кого-то выпадали волосы, у кого-то появлялся бледный цвет лица.

Лучше всего и полезнее всего, и дольше будет жизнь, и качественнее будет жизнь, если человек найдет баланс между тем, сколько мяса есть, сколько овощей есть, как это все готовить. То есть не нужно два-три раза в день питаться мясом. Достаточно есть мясо три-четыре-пять раз в неделю. Как раз таки в остальные все свои трапезы лучше есть сырую еду, фрукты, овощи, либо еду, которую предпочитают вегетарианцы, то есть термически не обработанную еду. Я думаю, что это самое лучшее и самое оптимальное.

И, возможно, я тоже до этого когда-то дорасту – что я буду кушать больше яблочек, больше овощей, больше салатов, больше супов, а не смотреть на эти все мужские бургеры, на эти пиццы, на эти фастфуды.

* * *

Илья Тарасов: А вообще что тебя сподвигло стать веганом?

Кирилл Иванов: В принципе, я, анализируя как-то свое прошлое, понимаю, что я просто не интересовался этой темой вообще, просто жил как живу. Ходил в магазин, покупал обычные продукты, ел обычную еду.

А потом в какой-то момент увидел лекцию одного очень интересного человека, по-моему, американца, где он перед институтом выступал. Это была не вербовка. Он просто перечислял факты, показывал то, как существует индустрия животноводства, приводил примеры из открытых источников по поводу того, как животноводство влияет на экологию, как животноводство влияет на организм человека. И я понял, что у меня больше нет причин употреблять животные продукты.

* * *

Раса Неаполитанская: У каждого заведения есть линия раздачи, где человек сам может себе выбрать. То есть это такая столовка. Мы любим называть «столовка».

Илья Тарасов: Столовка?

Раса Неаполитанская: Да. Хотя изначально это был ресторан. Линия у нас наполняется, потому что у нас еще утро. У нас 80% – веганские блюда, безмолочные. И где-то 10–15% – с молочными блюдами… ой, с молоком. Мы, думаю, скоро от этого уйдем. И сыроедные есть блюда, часть тоже, которые без термической обработки. Есть сладости, тоже прекрасные. Половина, даже большая часть – без молочных продуктов. Все без яиц, без желатина изначально всегда было. Есть комбуча у нас прекрасная. У нас нет алкоголя. Нет чеснока и лука. Нет мяса, и никогда не готовилось на кухне. Нам 20 лет летом. И первая точка – даже там. Изначально никогда не готовилось на кухнях ни мясо, ни рыба, ни яйца.

Илья Тарасов: То есть такие девственно чистые сковородки?

Раса Неаполитанская: Да. И ножи, которые…

Илья Тарасов: Не оскверненные.

Раса Неаполитанская: Да. Поэтому мы за такую чистоту во всем.

* * *

Роман Кравцов: На самом деле по образу жизни я этичный веган, но по стилю питания я фрукторианец. В моем рационе – ягоды, фрукты и зелень. И бывает немножко семян. Я не ношу кожу, мех. Я слежу за тем, чтобы не только в питании, но и в моем быту не было того, что эксплуатируют животных так или иначе. Единственное исключение я делаю для меда, но эпизодически. Большинство вещей… То есть я против посещения зоопарков, цирков, дельфинариев. Я об этом пишу в своих постах, статьях как блогер.

Я отказался от мяса, алкоголя и рыбы в 2011 году. И последние три года я на фруктах. Меня спрашивают: «А что у тебя изменилось?» С одной стороны, я и так был здоров, то есть никаких хронических болезней, ничего такого не было. С другой стороны, я вдруг, спустя эти девяти лет, обнаружил, что я перестал болеть. Вот просто забыл, что такое аптеки, лекарства, простуды, а особенно последние три года, будучи на фруктах. Я теперь заряжен каждую секунду.

* * *

Илья Тарасов: Еще один конфликт состоит в том, что среди веганов есть очень фанатичные ребята, которые настолько сильно хотят изменить мир вокруг себя в лучшую сторону, что, убеждая в этом остальных людей, порой перегибают палку – тем самым, естественно, вызывают негативную реакцию большинства.

* * *

Илья Тарасов: Как у вас дела?

Виталий Милонов: Отлично.

Илья Тарасов: А вообще кто такие веганы?

Виталий Милонов: Веганы – это сектанты. Веганы – это сектанты, которые считают всех остальных людей людьми второго сорта, потому что они себя оскверняют поеданием животной пищи. Веганы считают, что… как и любые меньшинства они считают себя воинствующими, то есть они агрессивно навязывают свою точку зрения и, мало того, считают человека, который ест мясо, человеком, в общем, непросвещенным и недалеким.

Веганы появились в нашем обществе, наверное, как и представители других меньшинств – и сексуальных, и других. То есть это группа людей, которые вдруг резко посчитали себя такой воинствующей кастой самых лучших. И веганы – это как раз те, кто родился в результате слияния здорового вегетарианства, помноженного на всяческую восточную белиберду, просвещение с помощью наркотических веществ, отдыхая на Бали. В принципе, увлечение восточными эзотерическими псевдонауками создало для нас, донесло до нас этих интересных и очень радикально настроенных людей.

Илья Тарасов: А с ними лично удавалось общаться?

Виталий Милонов: Конечно. Ведь у них есть места их скопления, наподобие гей-клубов. Есть места воинствующих вегетарианцев.

* * *

Илья Тарасов: В России веганов любят или к ним параллельно относятся? Или считают их какими-то сектантами, отморозками и так далее?

Кирилл Иванов: Мне кажется, что ненависть к веганам идет из Интернета, где в принципе люди ненавидят всех. То есть это нормальное явление – ненавидеть кого-то и на ненависти выстраивать вообще свой образ жизни. Мне кажется, скорее всего, не любят – как раз из-за веганов, которые пытаются переубедить весь мир, кому-то что-то доказать активно и навязать свою точку зрения.

Ну, возможно, всему виной какие-то первичные этапы перехода на веганство, когда, во-первых, у организма идет перестройка, а во-вторых, ты на эмоциональном уровне очень здорово подвержен всевозможным стрессам, потому что ты радикально поменял жизнь, ты поменял свою жизненную философию. И первое, что ты хочешь сделать – наверное, объяснить всему миру, что они неправильно живут. Но это очень быстро проходит. У меня этот период длился, возможно, месяц-полтора.

* * *

Илья Тарасов: Почему людей бесят веганы? Ну серьезно.

Амрита Неаполитанская: Потому что есть реально фанатичные веганы, которые считают себя лучше всех и хотят, чтобы остальные прозрели и перестали есть мясо. Но это чересчур. Мы должны понять одну очень важную вещь: надо делать то, что… то есть человек может делать то, что хочется, в пределах разумного. Не хочет есть мясо – пускай не ест. Хочет есть заменители мяса – пусть ест.

Раса Неаполитанская: Просто это зависит от человека, как человек себя ведет. Если он хочет всему миру что-то доказать, что его восхитило, – ну, это как бы нормально в целом. Но мы можем это принимать, а можем – нет. Чаще всего это не принимается. Чаще всего это отталкивает людей. Поэтому наша концепция: все с любовью показывать, без фанатизма.

* * *

Роман Кравцов: Действительно, почему мы пытаемся всех и каждого изменить в плане питания, в плане видения веганства и поедания животных? Потому что это боль, эксплуатация, это насилие, это убийство. И мне как человеку разумному хочется это изменить на всей планете. Потому что по сути веганство – это для тех, кто ценит чужую жизнь. Поэтому хочется, чтобы исчезли скотобойни. Опять же Толстой сказал: «Пока будут на земле скотобойни – будут и войны».

Илья Тарасов: Ты вообще сам лично к вегетарианцам и к веганам как относишься?

Андрей Воронин: Я вообще ко всем отношусь хорошо. Вообще ко всем. Да, у нас в России про многие вещи есть свое какое-то старое консервативное понимание, понятие. У нас так же плохо думают про психологов. То есть у нас считается ненормальным иметь семейного психолога, семейного дантиста…

Илья Тарасов: Психотерапевта.

Андрей Воронин: Да, психотерапевта. Поэтому точно так же у нас русский народ еще не знаком, что такое вегетарианство и с чем это едят.

Но я однозначно скажу, что вегетарианцы и веганы – это скорее люди более развитые все-таки, чем те люди, которые кушают фастфуд и пьют пиво по пятницам. Это люди, которые задумываются о своем здоровье. Это люди, которые однозначно будут жить на 5, 10, 15 лет дольше. Это люди, которые легче вбегают в горку, и у них чище поры. Это сто процентов!

И надо понимать, что все-таки если человек созрел до отказа от мяса, до вегетарианства, созрел до веганства… Я сейчас не берусь оценивать, правильно это или неправильно. Я просто хочу сказать, что это человек, который думает о своем развитии, о своем здоровье, о том, как он живет, о чем он думает, причиняет ли он какой-то ущерб миру или он все-таки за здоровье, за здоровый подход, за неубийство животных. Это все-таки некоторая следующая стадия, чем те, к сожалению, кто в основном сейчас ходят по фастфудам, кушают что попало. Поэтому я скорее за вегетарианство, чем за неуважение и нелюбовь к своему телу.

* * *

Илья Тарасов: Кстати, когда мы готовились к съемкам этой программы, была такая одна небольшая интересная ситуация. Я договаривался об интервью с известным веганом-блогером. И он узнал у меня, ем ли я мясо или нет. Я сказал: «Да, ем». После этого он от интервью отказался и вообще прекратил поддерживать со мной какой-либо диалог. Вот это для меня показалось немного странным. Но я надеюсь, что это скорее исключение из правил.

* * *

Илья Тарасов: Ты сама веган?

Раса Неаполитанская: Я веган уже четыре года, а с рождения вегетарианка.

Илья Тарасов: А ты вообще как к веганству пришла?

Раса Неаполитанская: Я приболела. У меня было ОРВИ или что-то такое. Я перестала есть молочные продукты. А когда выздоровела, поела – и поняла, что лучше без них.

Ну, я еще посмотрела ролик. Я не сразу после него перешла на веганство. Ролик «Пять минут о молочной промышленности»… то есть «Молочная промышленность за пять минут». Отрезвляющий ролик, показывает, как все на самом деле. Потому что никто не задумывается, что и как попадает. Мы очень доверчивые. Родители нам дают…

Илья Тарасов: Вот дали.

Раса Неаполитанская: Да. И мы думаем, что это все хорошо, и так далее. Но, к сожалению, большинство производителей не думают о здоровье из-за обстоятельств, удешевления продуктов. Собственно молочные продукты не содержат даже молока.

Илья Тарасов: А что ты вкладываешь в понятие «веган»?

Раса Неаполитанская: Осознанность – в первую очередь. То есть на самом деле мой стиль жизни… Ну, я стремлюсь. Это очень сложно – быть осознанным.

Илья Тарасов: Сразу так не бывает?

Раса Неаполитанская: Нет, просто есть разное осознание. Кто-то осознал, что нужно хотя бы раз в неделю не есть мяса. Для кого-то осознанность – собирать пакетики пластиковые. Для кого-то осознанность – это не пить кофе, чай и так далее. И для кого-то – все вместе. Для кого-то – не юзать планету, не юзать себя, не юзать других живых существ и так далее, то есть не использовать для своего наслаждения.

* * *

Кирилл Иванов: Восемь лет назад, когда я отказался от мяса, было достаточно трудно. Ну, естественно, первое, что я сделал – это начал читать составы всех продуктов и примерно составил себе карту продуктов, которые можно есть. Плюс совместил ее необходимыми элементами, витаминами, белками, жирами, углеводами, которые я должен получать для нормального существования.

Сейчас нет никаких проблем. Сетевые супермаркеты предлагают огромный спектр всевозможных продуктов из разных категорий. Основу составляют злаки, крупы. Из круп, допустим, я всю жизнь любил гречку потому что она, помимо витаминов и микроэлементов, еще богата белком. На втором месте идут бобовые: нут, фасоль, горох. Грибы, орехи. То есть, в принципе… Ну, овощи, естественно. В принципе, нет никакого повода говорить о том, что веганство – это дорого.

* * *

Илья Тарасов: Что ты ешь каждый день?

Роман Кравцов: Зима. Утром либо это хурма, либо это помело. Как правило, я куда-то выбираюсь, поэтому в качестве перекуса беру с собой мандарины. Шесть штук за раз у меня легко уходит. После тренировки то же самое – тоже примерно по шесть мандарин. Либо это груши, либо это яблоки. Вечером, как правило, это салат – либо обычный, из зелени, либо… Ну, в последние полтора года я очень полюбил морскую зелень, конкретно вакаме. Вакаме бывает с тыквенными семечками, бывает с гранатом.

Лето. Точно могу сказать, что это, как правило, дыня утром вместо помело. Вечером – чаще всего арбуз.

* * *

Раса Неаполитанская: В каждом заведении у нас есть магазин здоровых продуктов – вегетарианский, конечно, веганский и так далее.

Илья Тарасов: То есть здесь колбаса веганская?

Раса Неаполитанская: Да, веганская колбаса, сервелат, сосисочки, сырочки, йогурты, которые без молока, всякие тофу. В общем, очень много всего. «Вега чикен», пожалуйста. Это котлетки, которые а-ля чикен, но не чикен. Вот тоже котлетки в индийском стиле. Есть Beyond Meat, а мы сделали альтернативу, которая еще круче.

* * *

Илья Тарасов: В мире уже давно работают и набирают силу различные стартапы, которые занимаются производством искусственной кожи, искусственного меха и даже искусственного мяса. А какое на вкус искусственное мясо? Я решил попробовать.

* * *

Илья Тарасов: Это твои котлеты, да?

Амрита Неаполитанская: Не скажу! Это разные котлеты. Пробуйте.

Илья Тарасов: Реально разные?

Амрита Неаполитанская: Нет, я просто сейчас перепутала…

Раса Неаполитанская: Пахнет как?

Илья Тарасов: Пахнет мясом. Ну, в смысле, не прямо… Нет, мясом.

Амрита Неаполитанская: Просто я сейчас перепутала. У меня два вида. Я сейчас не пойму, какой из них какой. Может, я один вид положила. Я не пойму.

Раса Неаполитанская: Ты сама попробуй. Ты же жарила.

Амрита Неаполитанская: Ну, я не жарила. И вот эту надо отдельно попробовать.

Илья Тарасов: Честно? Блин, ну это прямо мясо, да.

Амрита Неаполитанская: Я вас тоже буду снимать. Можно?

Илья Тарасов: Да пожалуйста! Ну-ка, открывай рот! Давай, давай, давай! Попробуй.

Амрита Неаполитанская: Нет, ребята, все должны попробовать, иначе никто отсюда не уйдет.

Илья Тарасов: Что скажешь?

Оператор: Неплохо. Вкусно.

Илья Тарасов: Реально клево!

Раса Неаполитанская: Суть в том, что здесь ни одного животного не погибло, ни яиц, ничего, даже нет сушеных животных. Угадайте, из чего это.

* * *

Илья Тарасов: Я попробовал искусственное мясо – и мне оно действительно понравилось. Я даже подумал, что готов отказаться от настоящего, если искусственное мясо будет продаваться возле моего дома, оно будет более полезно, чем настоящее мясо, и будет стоить примерно столько же. Вот тогда я и перейду.

* * *

Илья Тарасов: Я не разбираюсь в еде, но я знаю слова «белки», «углеводы». Как ты их восполняешь?

Роман Кравцов: Это вопрос к моему телу, а точнее – вообще к нашему человеческому телу. Потому что я вдруг обнаружил: несмотря на то, что диетология и нутрициология, биохимия, физиология, анатомия вроде как существуют достаточно давно, но по-настоящему наше тело не изучено. Есть противоположное нашему веганскому мнению традиционное от диетологов, врачей, людей от науки, что животный белок – это незыблемо, он должен быть в рационе; что если ты хочешь создать хорошую фигуру, то КБЖУ (калории, белки, жиры, углеводы) должны быть в четкой пропорции.

И я вдруг обнаружил, что на растительном питании это глупо, просто нет смысла просчитывать. Есть у нас симбиотическая микрофлора, если мы питаемся в основном растительной пищей. Эта микрофлора – это триллионы клеток, которые питаются клетчаткой. И наоборот – у тех, кто питается в основном животными продуктами, у них в основном патогенная микрофлора, то есть паразиты, те микробы, которыми питаются…

Илья Тарасов: Трупачиной?

Роман Кравцов: Да, трупами животных. Тут простая логика, включи ее. Все, что расчленено, убито на скотобойне, а потом где-то хранится, – в первые же секунды и минуты начинается разложение, то есть трупные яды, пошло-поехало. И вот это все находится в желудке человека. Поэтому вот эта патогенная микрофлора подавляет иммунитет.

Вот почему я перестал болеть. И практически все мои знаковые – веганы, сыроеды, фрукторианцы – они точно так же перестали болеть. У всех, кого я наблюдаю, уходит лишний вес.

И по поводу белков, жиров, углеводов – откуда мое тело черпает? В чем-то помогает симбиотическая микрофлора. Просто пример. Самые крупные животные – это именно травоядные. Бык, буйвол, носорог, слон, жираф – все они травоядные.

С углеводами тоже все понятно. Практически вся пища – она в основном растительная, она из углеводов состоит.

И остается тема белков. В принципе, я уже озвучил, что наша микрофлора, когда она хорошая, качественная, симбиотическая, она делает нужные нам аминокислоты. Это и помогает выстраивать телу новые клетки. Поскольку я крупы не употребляю, то белок, который состоит из аминокислот, мы можем найти…

Илья Тарасов: Я в химии просто…

Роман Кравцов: Все нормально. Мы можем найти в любом продукте из фруктов, ягод, зелени – хоть в петрушке, хоть в яблоке есть нужные аминокислоты. Другое дело – в каком масштабе? Для чего? То есть для телостроительства, для наращивания мышечной массы?

Я уже обнаружил за эти три года моего фрукторианства, что недостаточно просто питания. Во-первых, его должно быть больше для строительства тела. Во-вторых, все-таки белок, концентрат белка нужно откуда-то еще брать. Поскольку я убрал бобовые, орехи, крупы, для меня хороший такой помощник – это растительный протеин. Растительный протеин – в данном случае тыквенный, льняной, арахисовый, из грецкого ореха – изумительно вкусный, безо всяких добавок. И я с удовольствием пью. Закончилась тренировка – выпил. Все. А все остальное время у меня фрукты, ягоды, зелень.

* * *

Илья Тарасов: А вообще без мяса можно?

Андрей Воронин: Ну конечно, это возможно. Это от многого зависит. Если человек вырос, например, в той части земли, среди того народа, который не ест мяса, либо в той семье, которая не ест мяса, и у них есть уже выработанные всякие иммунные показатели, иммунные реакции, или у них есть какие-то свои хитрости (пропивание витаминов, использование каких-то соевых продуктов, орехи, из чего получают белки и кислоты), конечно, это возможно, однозначно возможно. И так многие питаются.

Но если мы едим нормальное мясо, которое не кололи всякими химикатами, которое не находилось месяцами в заморозке, то из такого мяса организм сможет выбрать полезные элементы.

Илья Тарасов: Ну, в связи с тем, что у нас общество потребления и все настолько глобально, то, мне кажется, нормальное мясо, та же молочка – в принципе тяжело это найти.

Андрей Воронин: Конечно. У нас сейчас однозначно упадок в качестве. Это однозначно. Соответственно, у нас упадок в здоровье, в длительности жизни, в качестве жизни. Именно поэтому вегетарианство и веганство в том числе набирают обороты, потому что это все-таки проявление здорового образа жизни, правильного питания.

* * *

Кирилл Иванов: Да, я восемь лет живу без мяса. Ну что я могу сказать? В нашей стране вопрос вообще в принципе не изучен. То есть в мировой практике существуют прямые доказательства того, что веганская диета – полноценная, и что в веганской пище нет незаменимых аминокислот, которые сейчас приписывают к мясу. То есть, в принципе, тут вопрос, наверное, отсталости нашей страны и наших…

Илья Тарасов: Диетологов?

Кирилл Иванов: …диетологов. Потому что в любой, допустим, европейской стране веган не в меньшинстве даже. То есть это обычная практика. Этому никто не удивляется, на этих людей не тыкают пальцем. У них есть все для того, чтобы спокойно и полноценно жить, развиваться. И они получают полный комплекс витаминов.

К вопросу выбора диеты, мне кажется, нужно подходить с умом и комплексно. Просто так взять и исключить из своего рациона мясо и продукты животного происхождения, естественно, нельзя.

* * *

Раса Неаполитанская: Белок? Вообще это все предрассудки про белок, что кому-то его не хватает и так далее. Мне 35 лет, и я дожила до этих лет.

Илья Тарасов: До 35.

Раса Неаполитанская: Да. И я никогда не ела ни рыбу, ни мясо, ни яйца. Всю жизнь.

Илья Тарасов: С детства?

Раса Неаполитанская: Никогда. И она тоже.

Илья Тарасов: Это родители?

Раса Неаполитанская: Да, это родители нас так воспитали. Мы никогда не ели. В целом свеженькие, бодрые, много работаем. И нет никаких нехваток прекрасных незаменимых аминокислот. Все это – предрассудки.

* * *

Илья Тарасов: Некоторые герои нашей программы никогда в жизни не ели мяса, даже в детстве. Здесь еще один конфликт: а стоит ли детей кормить мясом? И кому это решать? И главное – когда? Вот Виталий Милонов, например, даже хочет предложить законопроект, по которому людей, которые лишают ребенка мяса, стоит привлекать к уголовной ответственности. А стоит ли?

* * *

Виталий Милонов: Веганы, как и колдуны, своей активной позицией наносят вред здоровью людей. Поэтому пропаганда этого агрессивного веганства должна быть конечно же, запрещена. Пропаганда вегетарианства, отказа от мяса… В общем, это опять же вопрос выбора взрослого человека. Но для детей это запрещено предлагать, потому что для детей это точно не игрушка – как и алкоголь, и сигареты, так и веганство в том виде, в котором оно сейчас присутствует.

Впервые я о них услышал в их подлинном проявлении, когда появилась информация о том, что начали умирать дети, которых родители настойчиво кормили только растительной пищей, только травой и овощами.

Они не опасны, если они не навязывают свою позицию детям и ни в коем случае не оскорбляют тех, кто считает по-другому.

* * *

Раса Неаполитанская: 30 лет назад за вегетарианство сажали, ловили людей, да. То есть это было против системы. Как бы сажали. И мы прятались в Краснодарском крае.

Илья Тарасов: А твои родители почему не ели мяса?

Раса Неаполитанская: Вот смотрите, была ситуация такая. Они съездили в Индию, вдохновились индийской культурой, вдохновились вегетарианством. Им понравились эти идеи, и они решили воспитать свою семью так. В целом удачно, потому что у нас в семье пять детей, и все удачные, все классные, все энергичные, все позитивные. Отец у меня более 110 книг написал, мать тоже очень активная. В целом они просто воспитывали так своих детей. Но не было такого, что нас заставлял кто-то. Просто этого не было, и все. Рассказывали, почему мы это не едим, и так далее. А потом, когда мы подросли, любой мог есть, что хочет. У нас самая старшая сестра ест рыбу иногда.

* * *

Илья Тарасов: Если мы говорим о том, что веганство – это не про диету, а это про мировоззрение, то ребенок, мне кажется, должен сам выбрать свое мировоззрение, когда он вырастет, сформируется и готов делать какой-то реальный осознанный выбор.

Кирилл Иванов: Я знаю достаточно много детей и даже взрослых, которые в принципе никогда не употребляли мяса и с рождения являются веганами. Я считаю, что (как раз то, что сказал) человек сам вправе выбирать, что ему есть. И на первых порах кормить ребенка тем, что он бы сам не выбрал, мне кажется, не очень правильно. Когда он вырастет и начнет понимать, что он ест, тогда можно ему предлагать что угодно.

* * *

Амрита Неаполитанская: Я в 16–18 лет, когда вот этот юношеский возраст…

Илья Тарасов: Бунт?

Амрита Неаполитанская: Да, бунт. Я думаю: «Так, чего же нас лишили? Почему мы это не пробовали? Надо понять». Я попробовала яйца, курицу, свинину, сосиски. Я попробовала шашлык. Ну, отвратительнее шашлыка я в жизни ничего не ела! Это очень странные ощущения, да, неприятные.

* * *

Илья Тарасов: Да, я согласен, что убивать и эксплуатировать животных – это плохо. Да, я согласен с тем, что к тому мясу, которое продается в наших супермаркетах, с точки зрения его полезных свойств, есть большие вопросы. Но еще часто от веганов я слышу, что вообще вся животноводческая сфера наносит колоссальный урон экологии планеты. Так ли это? Мы выясним у эколога.

* * *

Илья Тарасов: Животноводческая сфера – она достаточно серьезно и негативно влияет на окружающую среду вообще. Это факт или нет?

Иван Калинин: По последним оценкам, в частности и Организации Объединенных Наций, приходится 7,1% гигатонн выбросов углекислого газа в атмосферу. То есть это примерно от всеобщего масштаба производственного цикла, соответственно, разных промышленных и производственных циклов, также это автотранспорт и все остальное – это примерно 14,8%. То есть это достаточно большая доля внесения изменений в окружающую среду, накопление парниковых газов.

Если мы говорим… Естественно, это и разведение поголовья крупного скота. Это развитие пастбищ. Это развитие пахотных земель. А что происходит там, где пахотные земли, где пастбища? Почва истощается, она не может удерживать углерод. Соответственно, естественно, это и снижение леса. Когда мы вырубаем лес, то, естественно, мы теряем, скажем так, «легкие планеты», которые также продуцируют кислород и поглощают углекислый газ.

Также мы говорим о животноводстве. Это не только разведение крупного рогатого скота, а это также производство удобрений, это транспортировка удобрений, это различные, скажем так, сопутствующие продукты и загрязнения, которые могут выделяться, с точки зрения ферментации кишечника животного, а также выделение различных соединений: окись азота, метан, тот же углекислый газ. Эти концентрации куда выходят? Естественно, в атмосферу, накапливаясь в атмосферном слое и создавая определенный эффект.

Если мы сейчас говорим: «Давайте сейчас делать политику на то, чтобы сократить производство, в том числе животноводство», – то что человеку останется делать? Не все могут питаться только растительной пищей, хотя растениеводство и сельское хозяйство также являются одним из источников поступлений тех же парниковых газов в атмосферу. И что, мы в результате должны вернуться в древние времена, когда человек выходил в лес и занимался собирательством и охотой? Конечно же нет. Сейчас уже совершенно другая ситуация и другая численность населения планеты, которое надо кормить.

Поэтому в данном случае, используя современные технологии, именно внедряя эти практики и эти технологии в современное производство, в том числе в животноводство, можно оградить влияние на окружающую среду и снизить концентрации загрязняющих веществ в атмосферном слое. Соответственно, также поддерживать продовольственное благополучие на планете.

* * *

Илья Тарасов: Сколько сейчас действительно в России веганов?

Раса Неаполитанская: Никто не может сказать. Ну, я имею в виду…

Амрита Неаполитанская: Очень много. Все больше и больше становится. Но я даже не знаю, кто такую статистику ведет.

Раса Неаполитанская: Если взять вегетарианство и веганство вместе, то прогресс колоссальный. Я уже повторяла, что 30 лет назад за это сажали. 20 лет назад все были в шоке и показывали: «Что, вы сумасшедшие?» – когда мы открывали первую точку. А 10 лет назад люди начали активно уже к этому стремиться. Но последние два года это огромнейший тренд: экология, вегетарианство, веганство. Это огромнейший тренд во всем мире.

Амрита Неаполитанская: И надо понять, что это не просто так.

Раса Неаполитанская: Да. И у нас это очень развивается. Если взять соседнюю Европу или взять ту же Америку, то нам до них еще лет пятнадцать.

Илья Тарасов: А кто у нас, кстати, такие известные веганы и вегетарианцы?

Раса Неаполитанская: Сати Казанова – веган. Понарошку.

Амрита Неаполитанская: Тонева.

Раса Неаполитанская: Тонева Ирина из группы «Фабрика». Ну, вообще они у нас все на обложках.

Илья Тарасов: Жириновский.

Раса Неаполитанская: Жириновский, да, наш прекрасный друг. Есть просто те, кто об этом рассказывает, а есть те, кто нет. Влади из группы «Каста» – вегетарианец. Quest Pistols, вся группа – вегетарианцы. Актеров очень много – и женщин, и мальчиков. Любовь Аксенова, которая снимается во всех сериалах, она веган очень много лет.

Илья Тарасов: Вот народ хочет почитать что-то о веганстве, о вегетарианстве. А где это сделать?

Раса Неаполитанская: Все просто. У нас есть ежемесячная газета. Раньше это был глянцевый платный журнал, теперь это бесплатная ежемесячная газета. Тираж – 60 тысяч. Распространяется в 70 городах. Ну, конечно, самый большой процент – в Москве и в Питере. Но можно почитать и онлайн. Можно скачать приложение бесплатное, почитать онлайн. Можно на сайт зайти, почитать онлайн. И так далее. Мы этим занимаемся уже пять лет – газетой.

Есть сайт Vegetarian.ru – это такие «РИА Новости» или ИТАР-ТАСС в мире ЗОЖ и вегетарианства. Мы выпускаем более десяти новостей в день, статей на ту же самую тему.

И у нас есть Vegjournal – собственно сайт, посвященный газете.

Vegan.ru – тоже наш сайт, мы там постим только веганские новости, российские и мировые.

Есть Vegserver – сайт, посвященный вегетарианским производителям, где любой поставщик или ритейлер может зайти, посмотреть оптовые прайсы и законнектиться с фирмой. Это тоже абсолютно бесплатный сайт.

Есть Vegservice – это работа для вегетарианцев.

Амрита Неаполитанская: И это все – ее.

Раса Неаполитанская: И есть афиша ЗОЖ-событий во всем мире. Там бесплатно размещают объявления о каких-то фестивалях, о вегфестивалях и так далее.

Есть еще Vegplanet – все вегетарианские места на одной карте.

«Йога ТВ» и «Вег ТВ» – это видеоканалы, где мы тоже снимаем всякие интервью, ролики, рецепты и так далее.

В первую очередь это не какие-то бизнес-стратегии и так далее, как у многих ЗОЖ-производителей сейчас. У нас, наоборот, это идея, чтобы хотя бы как-то человек в чем-то стал осознанный. Если он соберет полный, я не знаю, шар осознанности…

Илья Тарасов: Паззл?

Раса Неаполитанская: Да, паззл осознанности. Когда он не будет есть и животных, когда не будет сам причастен к этому, когда не будет себе наносить вред, окружающей среде – тогда это будет полная гармония. А если по частям, то тоже хорошо, потому что сложно сразу все.

* * *

Илья Тарасов: С тем, что можно или нельзя прожить без мяса, по-моему, мы разобрались. С экологией тоже все понятно. Да и вообще сама веганская философия не показалась мне какой-то страшной или агрессивной. Самое главное – это во всем соблюдать меру, уважать личные границы и помнить, что каждый свой выбор делает сам.

О том, где подробнее познакомиться с веганской культурой, вы уже знаете. Становиться веганом или нет – я вам советовать не буду. Но настоятельно рекомендую задуматься над тем, что вы едите.

Это была программа «ЗаДело!». Увидимся ровно через неделю. Пока!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Александр Попов
Глупость несусветная. Зачем спрашивать людей, которые ни чего не понимают? О вреде или пользе, говорить должны специалисты. Как веганство повлияет на человека, на последующие поколения, что будет с людьми через 10, 100 поколений. Есть ведь например антропологи, у них наверняка есть ответы. Бросил инструктор по фитнесу есть мясо, и не болеет. А что с ним будет к старости? Голимая реклама. Впрочем, городские пусть дурью мается. Город вообще считается кладбищем генофонда, а в деревне некогда глупостями заниматься.
Виталий Милонов рассказал, почему считает веганов сектантами