Волонтером вы видите вещи, которые вы не увидите будучи туристом

Волонтером вы видите вещи, которые вы не увидите будучи туристом
Что такое camphill-движение и как живет деревня для людей с особенностями в Ленинградской области?
Ася Залогина: Мы помогаем детям, обучая взрослых
Наталья Водянова: Почему-то, когда речь идет о детях с особенностями развития, мы должны постоянно доказывать, что они вообще стоят внимания и что они вообще могут быть нужны обществу
Как можно адаптировать детей с ментальными нарушениями к нормальной жизни. Пример из Йошкар-Олы
В ПНИ может попасть каждый. Как обманывают людей, лишая их всего и обрекая на жизнь в нечеловеческих условиях
Качество жизни людей с инвалидностью
Ohana означает «семья»
Ольга Амосова: Люди очень устают от городов, даже от маленьких. Им теплоты не хватает
Каждый город уже всё про себя знает. Он знает, кем он хочет быть
Соседский центр - место, где жители района занимаются творчеством, решают проблемы и зарабатывают
Гости
Ирина Рахманова
международный волонтер движения «Сфера»
Светлана Макарова
международный волонтер

Илья Тарасов: Вы смотрите программу «Задело!». У нас в гостях – Ирина Рахманова и Светлана Макарова. И сейчас они расскажут нам, как путешествовать и делать добрые дела одновременно.

Голос за кадром: Одна поездка, которая изменила жизнь. Светлана Макарова впервые отправилась волонтерить в 39 лет. Семьи не было, только работа. Много лет она обучала персонал в московской сети пиццерий, а в один день пришла и сообщила руководству: «Беру отпуск и уезжаю на Камчатку». И отправилась в Долину гейзеров в Кроноцкий заповедник помогать готовить местную турбазу к летнему сезону. Теперь каждый отпуск старается проводить с пользой. Она волонтерила в Таиланде, где ухаживала за тигрятами в буддистском монастыре, и ездила в Африку, занималась с ребятами в детском саду в Танзании.

А вот Ирина Рахманова начала волонтерить в 19. Лето после второго курса решила провести с пользой и поехала помогать – в Грецию в общину для людей с ментальными нарушениями. Стала ездить каждый год. Помогала в такой же общине в Италии. Участвовала в археологических раскопках в Белоруссии возле замка Мир. А затем уехала на год в Германию, где тоже работала с археологами на месте древнеримской колонии.

Илья Тарасов: Вы – международные волонтеры. Вот так громко можно назвать. Вкратце сейчас раскидаем, у кого какой опыт, кто где был, и подробно об этом поговорим. Ира.

Ирина Рахманова: Я отправилась в свой первый волонтерский проект после второго курса, я была студенткой. Я поехала в Грецию в общину для людей с особенностями. Это был мой первый международный проект – волонтерский лагерь, или как его еще называют – workcamp. И с тех пор я съездила в пять таких программ, где за проживание и за питание волонтер может не только делать доброе дело, но и знакомиться с ребятами из разных стран, вместе с тем помогать и путешествовать.

Потом я отправилась в свой долгосрочный проект, полностью грантовый, в Германию на год, где я работала археологом. И вот совсем недавно я вернулась из молодежного обмена. Это не совсем волонтерство, но похожий проект, где ребята, активная молодежь со всего мира встречается, делится опытом, проблемами и борется со стереотипами. Такой обмен проходил в Турцию.

Илья Тарасов: Света.

Светлана Макарова: Первый большой проект начался с Камчатки. Я всем очень рекомендую, потому что это прекрасно – жить в России, и есть возможность такая замечательная побывать на Камчатке без всяких виз, без всего. Поехала сама. Можно зайти на сайт Кроноцкого заповедника, и там приглашают активно волонтеров. Очень рекомендую! То есть там на самом деле работа без какой-либо подготовки – нужно сварить покушать, убрать в домике, покрасить площадку. То есть замечательно.

И меня что-то зацепило, торкнуло, что можно попробовать подобное в других еще странах. И у меня волей случая сложилось так, что была соседка по даче, и она как раз вначале уехала временно, а потом уехала на постоянное место жительства в Таиланд. И она как раз имела опыт в Tiger Temple. Это такой монастырь, где живут монахи. На их территории организован так называемый санктум для различных животных. В том числе он стал знаменитым благодаря тому, что там начали разводить активно тигров. Это тоже самостоятельный проект, потому что это не от какой-либо компании. Это можно зайти на страницу в Facebook, подать там свою заявку – и непосредственно вперед!

Ирина Рахманова: Это мой первый workcamp в Греции. Это международная команда, с которой мы как раз таки две недели жили в этой общине, общались с нашими подопечными и заодно строили курятник, потому что именно постройка курятника была главной целью этого проекта.

А это мы путешествуем в наши выходные. Пешком пошли через оливковые поля Коринфского залива. Просто прогулочка.

Илья Тарасов: Неплохо!

Ирина Рахманова: Это международный молодежный обмен в Турции. Мы ставили пьесу для местных школьников, в которой изображали героев фольклора из своих стран. Например, я была Бабой-ягой. Вы видите еще Александра Македонского и некоего героя из эстонского фольклора.

Илья Тарасов: Эстонский фольклор – это что-то такое беспощадное, мне кажется.

Ирина Рахманова: На самом деле на таких проектах ты узнаешь очень много о других странах и о таких нюансах, с которыми ты раньше не сталкивался.

А это мой волонтерский год в Германии. Это волонтеры со всего мира, которые приехали в Германию на год работать в той или иной сфере.

Илья Тарасов: Ты где работала?

Ирина Рахманова: Я работала в археологическом парке, то есть раскопки, работа с находками, реставрация. Но в основном ребята все-таки едут на социальные проекты – работа с беженцами, с детьми, со стариками, экологические проекты.

А это вид из моей волонтерской квартиры, которую мне предоставили на год. В том замке мы проводили свободные вечера, ходили по экспозициям. Там же выставляли объекты, которые мы находили.

А еще был очень забавный момент. Так как нас распределяли в общежитие, там не было горячей воды. Это не проблема, но для удобства нам предоставили душевую в самом замке. На фоне замка проводят, например, фотосессии, свадьбы, приезжают туристы, фотографируются. А ты идешь с полотенцем на голове, с шампунем под мышкой, в сланцах мимо этих фотосессий, потому что ты ходил мыться в замок.

Илья Тарасов: Нормально, нормально. Первый лагерь – ты работала с людьми с ментальными особенностями, строили курятник. Как вообще тебе? До этого не было такого опыта?

Ирина Рахманова: Это был мой первый опыт международной поездки, именно в одиночестве, я много путешествовала уже по России до этого. И это был не только первый опыт именно путешествия, а это был первый опыт работы в международной команде.

И конечно же, это замечательный опыт, потому что учишься уживаться с людьми абсолютно разных социальных бэкграундов. Ты понимаешь, осознаешь, что мир огромен. И ты можешь его изучать, ты можешь его познавать. Нет каких-то границ, то есть ты свободен, куда уехать, что узнавать. И это чувство, наверное, я до сих пор с собой ношу – желание открывать, приключения, знакомиться с людьми.

Илья Тарасов: А у тебя какой самый сложный волонтерский опыт был?

Светлана Макарова: У меня единственное, наверное, все-таки языковой барьер – это в Танзании, потому что большинство людей, которые там присутствуют, были все-таки носителями языка. И мне не хватало подключаться активно в беседе, чтобы не просто какие-то элементарные слова использовать, фразы. В сленге я недотягивала, в каких-то местных шутках я недотягивала. Это, наверное, единственный такой пунктик, но я бы не назвала это трудностями.

Илья Тарасов: А какой язык в Танзании?

Светлана Макарова: У них есть суахили. «Акуна матата» – это оттуда, «не беспокойся». И английский они активно используют, молодцы ребята.

Это из Танзании. Меня прикрепили в маленький детский садик, где в принципе у детей вообще нет игрушек. Ну, опять-таки это не влияет на счастье детей, как я заметила. То есть там большинство детей находят палочку, бутылочку, играют между собой.

И, честно говоря, я для себя сделала вывод, что они более социализированные – в том плане, что они открытые. У нас ребенок в основном может быть одинок со своим планшетом и кучей паровозиков и так далее. Вот здесь этого нет. Это просто прекрасно, когда дети и грают с собой, они открыты.

И вообще Танзания – это такая страна, которая меня поразила. В принципе, социум настолько… Не знаю, как это правильно сказать. Ну, например, садишься в маршрутке, и спокойно ребенка передают тебе на колени, и он не боится.

Илья Тарасов: Как у нас.

Светлана Макарова: У нас такого нет.

Илья Тарасов: Ну, раньше было, совсем недавно.

Светлана Макарова: Да-да-да. Здесь просто, кстати, тоже фотография, что люди кушают. Просто здесь видно, что…

Илья Тарасов: Рис.

Светлана Макарова: В основном это рис, вода. И когда я спросила: «А почему вы так питаетесь?» – они говорят, что у них дома вообще какая-то местная… То есть это считается неплохой едой, потому что у них дома – местная кукурузная мука, разведенная водой.

Мне очень понравилось, как преподают учителя. Мне очень понравилась полностью атмосфера.

Илья Тарасов: А сколько ты была там?

Светлана Макарова: Я была месяц.

Илья Тарасов: То есть твоя основная задача была – ты работала в детском саду с детишками, да?

Светлана Макарова: В детском садике, да. То есть мы больше помогали учителям. У учителей есть определенные программы, они как раз учат детей на английском и общаются там на английском.

Илья Тарасов: А как ты туда поехала?

Светлана Макарова: Есть огромнейшая волонтерская программа, компания IVHQ, у нее есть направления во все страны мира. И мне захотелось что-то тепленькое. Плюс Танзания сама по себе интересная страна в Африке. Сейчас у нас сконцентрировано внимание, то есть все едут в Занзибар и так далее. Я посчитала, на сколько мне денег хватит. Взяла отпуск, у меня достаточно гибкое руководство. И поехала.

Илья Тарасов: Ты за это заплатила?

Светлана Макарова: Да. Волонтерские программы стоят денег. Но при этом, извините, у нас была охраняемая территория.

Илья Тарасов: А сколько стоит? То есть ты заплатила за то, что поехала волонтером?

Светлана Макарова: Я заплатила за свои билеты, я заплатила за саму программу и за проживание. То есть в целом, я скажу так, мне обошлась моя программа так, если бы я поехала туда отдыхать.

Там у нас в нашей программе была женщина Шерон, британка. Она два года назад продала все свое имущество, положила деньги в банк. И благодаря таким волонтерским программам всю оставшуюся жизнь… Она говорит: «Я подумала: а что мне делать? Мне осталось жить, грубо говоря, ну 20 лет». И она по таким программам будет всю свою жизнь… Вот все ее имущество. Каждые три месяца она меняет программу.

Илья Тарасов: А ты платишь за свои волонтерские поездки?

Ирина Рахманова: В зависимости от того, какой это тип проектов. Есть workcamp, международные волонтерские лагеря, которые длятся две-три недели, в которые съезжаются ребята со всего мира и работают над каким-то одним проектом – например, реставрация чего-то, то же самое строительство курятника и так далее.

В этих программах волонтер платит за дорогу до проекта, за визовые расходы, за страховку, но ему предоставляется питание, проживание и какая-то культурная программа. Еще бывает взнос, который платится отправляющей организации. Да, ты должен немножко заплатить, чтобы поехать. И все эти взносы уйдут на то, чтобы пригласить волонтера из другой страны и отправить волонтера.

Но есть полностью грантовые программы для активной молодежи до 30 лет. Волонтерам компенсируют все – и билеты, и визовые расходы, и питание, и проживание, и даже выделяются карманные деньги. Но это проекты уже немножечко другие. На этом проекте волонтер живет от двух месяцев до года, он полностью интегрируется в местное общество. Это все-таки не туристическая поездка, а это все-таки уже такая серьезная, это на долгий срок.

Илья Тарасов: А ты кем работаешь?

Ирина Рахманова: Так получилось, что я закончила университет и сразу отправилась на свой археологический проект. То есть у меня не было времени устроиться на работу 5/2. Я подрабатывала активно, преподавала язык, работала в музее, но постоянной работы у меня не было. Я только-только вернулась из своих проектов, вот сейчас в поисках работы именно…

Илья Тарасов: А может быть, оно тебе и не надо, да? Может быть, все время ездить по странам волонтером?

Ирина Рахманова: На самом деле мне очень хочется развивать волонтерское движение здесь, в России, и подсказывать другим ребятам, какие возможности есть, узнавать другие страны.

Илья Тарасов: Сколько языков ты знаешь?

Ирина Рахманова: Давайте посчитаем. Английский, немецкий, итальянский, русский и немножечко древнегреческий и латынь.

Илья Тарасов: А белорусский?

Ирина Рахманова: Белорусский не знаю, нет.

Светлана Макарова: У меня все скромнее – у меня русский и английский с не очень хорошей грамматикой, но в целом мне это не мешает.

Илья Тарасов: Ты сейчас занимаешься тем, что рассказываешь людям… Вот буквально недавно читала лекцию, рассказывала, как надо ездить за границу. Какие лайфхаки ты нам расскажешь?

Ирина Рахманова: В первую очередь – не бояться. Потому что очень многие боятся, что это какое-то рабство. Например: «Зачем я поеду в другую страну работать забесплатно? Что это такое? Меня продадут и так далее».

На самом деле это не так. Если вы отправляйтесь на проект, то у вас будет всегда какая-то отправляющая организация, принимающая организация, которая будет вас курировать. Если это долгосрочный проект, то у вас будет ментор, тьютор, который будет вам, если что, помогать. Если это короткий проект, workcamp, то всегда будет обозначено, сколько часов вы будете работать, какие условия проживания и так далее.

А второй лайфхак, наверное, совет: всегда внимательно подходите к выбору проекта. Нужно выбирать не сколько по стране, а сколько по теме проекта. А проекты бывают абсолютно разные. Это и работа с детьми, со стариками, с особенными людьми. Бывают проекты, направленные на культурные какие-то мероприятия, – например, организация фестиваля в каком-нибудь маленьком итальянском городке. Либо же экологические проекты. Либо работа с животными.

И я не советую ехать на проект, если вам само дело, тема проекта не интересна. Если я понимала, что не хочу жить в Альпах, в палатке две недели без электричества и горячей воды, я просто не выбирала такой проект.

Светлана Макарова: Когда спрашивают: «А что именно торкает в волонтерском проекте?» – я хочу сказать, что волонтером вы видите вещи, которые вы не увидите будучи туристом – ни в Танзании, ни в Таиланде, ни на Камчатке тем более. Вы видите намного больше, чем видит турист.

Я тоже приводила пример, когда в целом люди, которые платят достаточно приличные деньги за экскурсию в ту же самую Долину гейзеров и, видя меховую точку вдалеке, говорят: «Слушай, медведь! Сфотографируй меня». Два часа они пробежались. Сели в вертолет, обратно улетели.

А вы действительно ходите, а рядом медведи в 50 метрах. Вы видите эти гейзеры, когда солнце удачно стоит. То есть это замечательная возможность посмотреть намного больше глазами туриста, но больше, чем турист. На Камчатке я почувствовала, насколько красива наша страна и сколько вещей можно посмотреть. Да и люди чувствуют, что в той же самой маленькой Европе все аккуратненькое, крошечное, а это определенная свобода и гордость за страну.

Илья Тарасов: А это какой месяц?

Светлана Макарова: Это июнь. Ну, это потом очень быстро растаяло. То есть вначале, когда мы приехали, мы чистим вертолетную площадку. Это мы поработали, приходим, а тут мишка сидит и отдыхает.

Илья Тарасов: Твои лайфхаки?

Светлана Макарова: Начать, возможно, нужно с России. Я знаю, что сейчас очень много возможностей Географическое общество России предоставляет. К чему быть готовым? В основном, конечно, волонтерские проекты, большинство (это то, с чем я работала) – это определенные какие-то походные условия. Это, конечно же, или палатки, или скромные домики со спальными местами. Это, скорее всего, какая-то полевая кухня. Но в целом, если человек заинтересован, это вообще его не пугает.

Илья Тарасов: Где брать информацию?

Светлана Макарова: Компании, которые занимаются этим. Как я уже сказала, я ездила через IVHQ. Это прямо глобально. Конечно, нужно знание английского. И в целом, как и я пыталась, если вы гуглите «волонтеры в России», то вас выносит ссылками на различные сайты. Нужно копать глубже

Ирина Рахманова: Я на все свои проекты ездила через организацию «Сфера». Это компания, организация, которая занимается отправкой волонтеров на другие проекты. Также это аккредитованная компания, которая принимает иностранных волонтеров в нашей стране и предоставляет возможности иностранцам поволонтерить в России. У них очень подробный сайт, где можно прочитать, какие вообще программы существуют.

Илья Тарасов: Куда в следующий раз хочется поехать? Вот такая мечта волонтерская. Куда поехать? И что делать?

Ирина Рахманова: Моя волонтерская мечта – поехать camp-лидером на какой-нибудь workcamp для иностранцев в России. И желательно куда-нибудь туда, в азиатскую часть. Это такая мечта. Это, наверное, та ниша, та ступенька, на которую я еще не взошла. Проекты были разные, но…

Илья Тарасов: На Алтай?

Ирина Рахманова: Ну, в том числе на Алтай. Почему бы нет?

Светлана Макарова: Я бы хотела немножечко больше экстрима. Вот в проектах, в которых я участвовала, я не увидела, что прямо без меня люди бы не обошлись. А мне очень хочется поехать туда, где без меня бы люди не обошлись. Поехать в какую-нибудь зону бедствий, где, не дай бог… Конечно, я не знаю, насколько это правильно звучит. Когда произошло землетрясение в Армении, там люди действительно помогали, они не спали. Вы чувствуете, насколько ваша помощь нужна. Вот мне очень хочется попробовать себя в проекте, когда (не дай бог, конечно) что-то случается в целом. То есть – быть реальной помощью, не просто на подхвате, а реально помогать.

Илья Тарасов: Прямо сейчас на ваших экранах адрес сайта организации «Сфера», зайдя на который вы можете подобрать себе проект по душе и отправиться куда-нибудь поволонтерить. А вам большое спасибо и успехов!

Светлана Макарова: Спасибо, Илья. Благодарю

Ирина Рахманова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски
Полный выпуск
ЗаДело!
Олина любовь
Полный выпуск