Ювелир без кистей рук открывает мастерскую по обучению людей с инвалидностью

Ювелир без кистей рук открывает мастерскую по обучению людей с инвалидностью | Программа: ЗаДело! | ОТР

Виктор сам может вставить нитку в иголку и сделать любое украшение

2019-11-22T15:50:00+03:00
Ювелир без кистей рук открывает мастерскую по обучению людей с инвалидностью
Куда идти? В IT!
Постковид
Вернулась из Канады, чтобы обустроить родное село…
Учма – место силы
Как в селе Аксиньино восстанавливают уникальный храм с архангелом на куполе. Сюжет
Любовь к неуютным уголкам своей родины
Соль. Почему современная синтетика - самый страшный наркотик?
Как девушка с синдромом Крузона неожиданно для себя стала звездой ТikTok. СЮЖЕТ о Софии Лебедевой
Сергей Кутовой: Мог блог – про искренность
Особенная многодетная мама Юлия Ставрова-Скрипник: Я много косячу в воспитании детей, но не скрываю этого!
Гости

Голос за кадром: Виктор Орлов – ювелир без рук. Молодой человек называет себя Виктор Руки-Ножницы. До трагедии строил мосты и был мастером на все руки. Сейчас он хочет стать ювелиром и даже выиграл грант на свой проект. Парень ведет активный образ жизни и профиль в Instagram, где делится своими достижениями.

Илья Тарасов: Вы смотрите программу «ЗаДело!». У нас в гостях – Виктор Орлов. Виктор – начинающий ювелир. Да?

Виктор Орлов: Да, я только написал проект, и его одобрили. С третьей попытки, правда, но одобрили.

Илья Тарасов: Что за проект? Расскажи, пожалуйста.

Виктор Орлов: Проект ювелирной мастерской, в которой люди с инвалидностью, а точнее, с частичным отсутствием верхних конечностей, например, как у меня, смогут научиться делать ювелирные изделия.

Илья Тарасов: И для этого придуманы вот такие штуковины?

Виктор Орлов: Да. Я попросил Антона Вячеславовича Круглова, своего протезиста, сделать именно такие протезы.

Илья Тарасов: Самый частый вопрос, который тебе задают…

Виктор Орлов: «Как ты печатаешь на телефоне?» – самый частый.

Илья Тарасов: Нет. «Как так получилось?»

Виктор Орлов: Как так получилось? По глупости. Долго был на улице – и замерз.

Илья Тарасов: Реально?

Виктор Орлов: Серьезно. Это было 4 декабря 2017-го.

Илья Тарасов: А, то есть недавно?

Виктор Орлов: Ну, меньше чем два года назад.

Илья Тарасов: Ты всю жизнь был с руками?

Виктор Орлов: Да.

Илья Тарасов: И как ты приспосабливался?

Виктор Орлов: Ну, первые месяца три я не ел сам, не держал ложку.

Илья Тарасов: Кормили?

Виктор Орлов: Кормили. А через восемь месяцев уехал в Китай – ну, без помощи, сам.

Илья Тарасов: Зачем?

Виктор Орлов: Просто за тетрадками съездил.

Илья Тарасов: Что значит «за тетрадками»?

Виктор Орлов: Начал изучать китайский язык, и сказали: «Лучше писать в китайских тетрадях. Если получится достать, то будет круто». Я думаю: «Почему бы мне не съездить после занятий в Китай и не купить себе тетради?»

Илья Тарасов: Действительно, почему бы не съездит в Китай?

Виктор Орлов: Тем более не так далеко.

Илья Тарасов: У тебя какая группа инвалидности?

Виктор Орлов: Первая.

Илья Тарасов: Что тебе полагается от государства по этому поводу?

Виктор Орлов: Пенсия, льготы. Ну и сложности с трудоустройством.

Илья Тарасов: У нас есть нитка с иголкой. Ты можешь вставить нитку в иголку с помощью таких протезов, да?

Виктор Орлов: Да. В первый день, как я только их примерил, я оторвал на цветке лепестки. Вот есть цветок ромашка. На таком цветке оторвал лепестки этими протезами, до этого не пользовавшись ими.

Илья Тарасов: Давайте померяем. Как на тебя вообще люди реагируют? Типа делают вид, что не замечают? Или как?

Виктор Орлов: Основная незнакомых людей часть пытается помочь – считают, что абсолютно беспомощный. Некоторые даже крестятся. Вот эти люди меня веселят, которые прямо крест рисуют на себе.

Илья Тарасов: А как с барышнями?

Виктор Орлов: Еще нет жены.

Илья Тарасов: А вообще с девушками знакомишься?

Виктор Орлов: Как бы пальцы не помеха. Главное, чтобы деньги были.

Илья Тарасов: Согласен, согласен. Как ты готовишь?

Виктор Орлов: Беру чайник, наливаю туда воду, включаю кнопку, открываю пачку лапши, кладу в тарелку и заливаю все это кипятком, достаю из холодильника майонез и все это заправляю. Иногда пельмени в микроволновке варю.

Илья Тарасов: Реально?

Виктор Орлов: Серьезно. Недавно порезал колбасу, порезал овощи, порезал что-то еще, хлеб, обжарил все это на сковороде, залил яйцами с молоком – и получилась пицца.

Илья Тарасов: Ты такой авантюрист, как говорится?

Виктор Орлов: Пытаюсь использовать все возможности, но – не всегда их вижу.

Илья Тарасов: Сегодня ты там, завтра – сям. А послезавтра ты решил заниматься ювелиркой.

Виктор Орлов: И как бы с третьей попытки добился, получил одобрение на грантовую поддержку. И сейчас все в процессе оформления документов, соглашений и выдачи средств.

Илья Тарасов: Хочешь открыть прямо мастерскую? Или как?

Виктор Орлов: Мастерскую, но в которой будет оборудование для двух столов с 3D-принтером, небольшим количеством материала и какими-то, ну, практически всеми приспособлениями и устройствами. На это все у меня уходит где-то 500 тысяч. Это без помещения и без каких-то зарплат.

Илья Тарасов: Ты вообще переживал по поводу рук?

Виктор Орлов: Да.

Илья Тарасов: Сильно?

Виктор Орлов: Сильно. Я хотел остаться в интернате после операции, думал, что уже без помощи посторонней ну никак не смогу, что постоянно будут медсестры за мной ухаживать и что сам уже просто буду как овощ. Мама меня забрала из больницы к себе домой, и первое время ограждала. Я в Китай даже поехал тайком от матери, чтобы она не узнала, а то бы она меня не отпустили. Она говорит: «Ну, доигрался. Все, теперь привыкай к заботе».

Илья Тарасов: Все говорят: «Я принял себя таким». Ты сейчас как к этому относишься?

Виктор Орлов: Ну как? Понимаю, что сложно без пальцев жить. И лучше не терять их. Но уже сделать-то ничего нельзя.

Илья Тарасов: Бионические всякие истории тут не работают?

Виктор Орлов: Бионические работают, но я как бы не знаю, что это такое. Может быть, скоро подам заявку на протез с внешним источником.

Илья Тарасов: Ты надел уже все, да?

Виктор Орлов: Да.

Илья Тарасов: Как это работает?

Виктор Орлов: Это работает очень просто. Тяга спрятана в ленте, она привязана к одной из частей клешни. Клешня соединена резинкой. Резинка, так сказать, и возвратная, и придает силу.

Илья Тарасов: Круассанчик?

Виктор Орлов: Да, конечно. О, вкусный!

Илья Тарасов: С помощью этих штуковин ты можешь заниматься ювелиркой. Как это будет работать? То есть что значит «ювелирка»? Ты вытачиваешь, выделываешь, я не знаю, шлифуешь? Как это работает?

Виктор Орлов: Есть несколько вариантов развития. Можно сначала изготовить деталь из воска и по этой детали отлить изделие. После спилить эти литники – те, части, которые будут как-то соединяться с тем местом, откуда польется металл. И шлифовать впоследствии. Можно из металла непосредственно гнуть, плавить, паять, как-то делать. Можно печатать эту восковку на 3D-принтере, предварительно нарисовав на компьютере эскиз или модель, и также отливать.

Илья Тарасов: Попробуем иголку в нитку вставить?

Виктор Орлов: Попробуем.

Илья Тарасов: Точнее, наоборот – нитку в иголку. Слушай, для своих особенностей ты выбрал не суперподходящую, на мой взгляд, работу – ювелирка, то есть там, где нужна мелкая моторика и так далее.

Виктор Орлов: Есть человек без ног, который занимается бегом. Есть человек в мире – единственный ювелир без пальцев, Аннет Гэббеди, она занимается ювелиркой порядка 20 лет уже. Это тот человек, фотографии которого мне помогли определиться, так сказать, в жизни и начать что-то делать. И в России есть люди довольно-таки талантливые. Например, без пальцев есть музыкант в России.

Илья Тарасов: На чем он играет?

Виктор Орлов: На пианино. В мире есть человек без пальцев, который играет на гитаре. Недавно увидел человека без рук, который ездит на мотоцикле.

Так, ну иголку… ой, нитку в иголку я вставил.

Илья Тарасов: Все?

Виктор Орлов: Да.

Илья Тарасов: У тебя есть мечта?

Виктор Орлов: У меня есть мечта – сделать полезное дело, и чтобы достичь чего-то такого, что может реально помочь.

Илья Тарасов: А кого ты считаешь своим другом?

Виктор Орлов: Да практически каждого человека я считаю своим другом.

Илья Тарасов: Что твои друзья сказали, когда узнали о том, что ты потерял пальцы?

Виктор Орлов: Ну как? Да по-разному. Кто-то говорит: «Жаль тебя. Вот серьезно, жаль. Наверное, у тебя все пойдет под откос». Были такие случаи, говорят: «Ну, жизнь закончилась, крах».

Илья Тарасов: И как ты на это отреагировал?

Виктор Орлов: Не знаю. По-разному. Каждый день, наверное, по-разному реагировал. Сначала разочаровывался. Или сначала думал: «Блин, надо поспорить с этим человеком». Или думал: «Возможно, этот человек прав». Потом думал: «Возможно, есть какая-то альтернатива».

Илья Тарасов: А ты пальцы как отморозил? Ты бухал?

Виктор Орлов: Ну, я бухал как бы. Но не из-за того, что уснул где-то или как-то. Получается, что просто долго был на улице.

Илья Тарасов: Без перчаток?

Виктор Орлов: В перчатках. Пытался разжечь костер, но понял, что пальцы не работают. Были бы спички с собой, то смог бы спасти их. А зажигалка… Ну, просто не мог согнуть палец, чтобы нажать. А как-то по-другому ее зажечь не догадался.

Еще во время операции я проснулся. Не мог ни пошевелиться, ни открыть глаза. Прямо слышал, как делают операцию.

Илья Тарасов: Пилят кости?

Виктор Орлов: Пилят кости.

Илья Тарасов: Фантомные боли существуют?

Виктор Орлов: Ну, первое время казалось, что пальцы так и остались. Сейчас даже нет никаких болей. Ну, иногда просто место этого среза болит.

Илья Тарасов: Когда открываем ювелирку?

Виктор Орлов: По идее, по плану – 5 декабря уже старт, уже пойдет сам процесс обучения. Но с 5 ноября уже начинается официальная работа по созданию документации и всего прочего, подготовка к работе.

Илья Тарасов: Как это будет называться все?

Виктор Орлов: Ювелирная мастерская профессиональной реабилитации для инвалидов с частичным отсутствием верхних конечностей.

Илья Тарасов: А одним словом? Ну, прямо тупо название какое-то ты придумал?

Виктор Орлов: Ну, может, ConfiDo какое-нибудь, потому что это фирма, которая… Расшифрую. Confi – «конфеты». Do – по-китайски «много». Я продавал конфеты первое время в Instagram, чтобы купить себе тетрадки в Китае.

Илья Тарасов: Конфеты в Instagram?

Виктор Орлов: Ну, это единственное, что мне было тогда доступно. У меня был телефон. И кто-то подсказал, что есть какие-то интернет-магазины, где можно, обходя налоги, как-то что-то продать. Ну, такой как бы обмен услугами просто. Или поменять на что-то, или как-то. Я сделал себе страницу, поставил туда личи, вот эти сливы китайские…

Илья Тарасов: Да-да-да.

Виктор Орлов: И думал, что же сделать. Придумал – ConfiDo, «Конфет много».

Илья Тарасов: Так и будет называться?

Виктор Орлов: Возможно, так и будет. Мне понравилось это название. И можно его куда-то двигать, запатентовать со временем.

Илья Тарасов: Согласен, согласен. Слушай, успехов, удачи! Мы обязательно будем следить за развитием твоего маленького бизнеса, за развитием ювелирной мастерской.

Виктор Орлов: Это не коммерческий проект, я на этом не буду зарабатывать. Возможно, когда-нибудь, после окончания или параллельно будет другая деятельность, но на инвалидах я не буду зарабатывать. Я буду предоставлять возможность каждому человеку начать свое дело.

Илья Тарасов: А мы будем за этим наблюдать.

Виктор Орлов: Да.

Илья Тарасов: Удачи тебе!

Виктор Орлов: Спасибо вам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Helga
1. С таким названием ( конфет много) конфидо , уде есть таблетки для мужской патенции фирмы Himalaya . 2. Можно узнать, как попасть в эту мастерскую? Скоро 5 декабря. Очень хотелось одно вреся делать украшенмя. Они возникали в глазах с частотой моргания глаз. Но, были большие проблемы, что затрудняло это. Посоушав в программе этого зажигательного парня , подумаоа, а может быть попробовать? Как его найти? И, успеть на обучение.
Виктор Орлов Helga
Напишите мне в инстаграм, там можно найти по запросу Виктор Орлов и мы договоримся о том как Вы сделаете Собственноручно украшение своей мечты. Извините, что не сразу увидел
Виктор сам может вставить нитку в иголку и сделать любое украшение