Люди - 2020

Люди - 2020 | Программы | ОТР

Кто поддерживал, кормил и помогал тем, для кого этот год оказался особенно непростым

2020-12-24T22:01:00+03:00
Люди - 2020
Алёна Попова: Наше государство помогало мужчине говорить жене: «Сиди дома!»
Как найти работу женщине с тюремным бэкграундом
Три стихии... три удивительные героини фильма «Неженское дело»
Кто и как помогает российским женщинам открыть своё дело
Шанс вернуться к нормальной жизни есть! Вдохновляющая история бывшей заключённой Юлии Гордеевой
Как жить на пособие многодетной приёмной маме-одиночке
Мир.Труд. Март
Взрослые дети
«Особый порядок»: истории матерей, которые пытаются спасти из тюрьмы невинно осуждённых дочерей
«Без нимба»: фильм памяти Людмилы Алексеевой, которая и в 91 год защищала права человека

Алексей Ходорковский, ресторатор: Мы сейчас на нашей основной кухне. Здесь мы обычно делаем бургеры. Мы с 2013 года делаем крутые бургеры.

Голос за кадром: Алексей родился в России, но с родителями переехал в Америку. Там он закончил факультет журналистики и вернулся в Москву. Здесь открыл отель. Потом был турбизнес. Но ни с тем, ни с другим не сложилось.

Алексей Ходорковский: Я делал пиццу. Все знают, что я ее делал. Ну, бургеры – тоже вся моя рецептура. Когда у меня проблемы, я иду на кухню и готовлю.

Голос за кадром: Алексей научился готовить бургеры. Появилась сеть бургерных. До пандемии все было хорошо.

Алексей Ходорковский: До прошлой недели мы потеряли, наверное, 20% дневной выручки. На этой неделе уже, наверное, 40–50%. То есть как снежный ком продолжает все заваливаться.

Голос за кадром: Еще в начале карантина Алексея впечатлила новость о мигрантах, которые застряли в московских аэропортах, – их государства закрыли границы и отменили рейсы. Люди были в отчаянии, жили у стоек регистрации.

Алексей Ходорковский: В «Новой газете» вышла статья Елены Костюченко, я прочитал в субботу вечером. В воскресенье утром написал ей и спросил: «Где и кто сейчас есть? Мы можем через пару часов приготовить». Приехал на работу в воскресенье, 150–200 обедов приготовили. Ну, это реально несложно.

Голос за кадром: Валентина Чупик – защитник прав мигрантов, руководитель некоммерческой организации Tong Jahoni. Валентина помогала тем, кто застрял в воздушной гавани.

* * *

Валентина Чупик, руководитель некоммерческой организации Tong Jahoni: У многих тех, кто сейчас находится в аэропортах, закончились или заканчиваются в ближайшие дни документы. Они не знают, как их продлить, или они знают, с какими огромными трудностями будет связано это продление, поэтому они не хотят с этим связываться. И они пытаются улететь.

Проблема остается во Внуково. Там осталось 42 узбека и порядка 70 таджиков. И есть некоторое количество людей разных…

* * *

Голос за кадром: Алексей не скрывает: у него повара тоже из числа приезжих, как и в большинстве столичных заведений общепита. Гульнара Ибрагимова из Киргизии, в Москве пятый год.

Корреспондент: У вас там семья?

Гульнара Ибраимова, повар: Семья.

Корреспондент: Кто там у вас?

Гульнара Ибраимова: Дети, четверо детей.

Голос за кадром: Обалдеть!

Гульнара Ибраимова: Трое пацанов. Самая младшая дочка у меня, она в шестом классе учится. По ним я скучаю, но приходится работать в Москве.

Корреспондент: Здорово! А вы как? Вы не бываете там вообще, да?

Гульнара Ибраимова: Ну, каждый год один раз.

Голос за кадром: На заработки приходится уезжать, потому что на родине работы нет или зарплаты маленькие. Прокормить большую семью там сложно.

Корреспондент: Как вам ситуация, которая сейчас случилась, в том числе с вами?

Гульнара Ибраимова: Ой, честно говоря, я с утра до вечера здесь работаю, я вообще не слышу. А потом всей командой начали делать эти…

* * *

Голос за кадром: Алексей написал пост в соцсетях с просьбой к коллегам помочь ему в приготовлении еды для мигрантов. В числе тех, кто откликнулся – Катя.

Екатерина Прилепская, кондитер: Я привезла пирожки. Часть из них с капустой, часть из них с повидлом яблочным, которое я тоже сама варила, очень вкусное.

Голос за кадром: Екатерина Прилепская – кондитер. Свое производство у нее с 2013 года.

Екатерина Прилепская: Я самозанятая, у меня маленькие заказы кондитерские. С началом пандемии они у меня все отменились. У меня никогда такого не было. Я работаю в этой сфере семь лет. И всегда все было достаточно… ну, было хуже или лучше, но относительно ровно. Сейчас за две недели у меня сняли практически все заказы.

* * *

Алексей Ходорковский: Я ездил в Домодедово лично. В Домодедово, конечно, было такое интересное зрелище. Многие там сидели уже сутками, кто-то – неделю. Было видно, что мы элементом их такой защиты негласной являемся. То есть это было важнее, чем кормить.

Голос за кадром: В общей сложности два месяца столичный ресторатор обеспечивал горячим питанием нуждающихся.

Алексей Ходорковский: Мы еще кормили после этого несколько проектов, которые у «Гражданского содействия», организации, мы им помогали. Потом у себя на районе, на Полянке, управа нас подключила к программе, там местные инвалиды или кто-то, то есть ежедневно приезжали волонтеры и забирали еду.

Голос за кадром: Сейчас из трех бургерных у Алексея осталась одна. Из 25 сотрудников – всего несколько человек.

Алексей Ходорковский: Вот маленькая кухонька. Здесь сейчас два повара вовсю готовят бургеры.

Корреспондент: Я помню женщину, мы с ней еще готовили. Такая хорошая, душевная такая была.

Алексей Ходорковский: Да-да, она работает.

* * *

Голос за кадром: Пандемия заставила всех и каждого прогнуться под изменчивый мир. «Не тут-то было! – сказали благотворители. – Пусть лучше он прогнется под нас».

Артем Метелев, председатель совета Ассоциации волонтерских центров: Общий враг сразу всех объединяет. Враг действительно упаковал всех по домам. Люди остались один на один с собой и пустым холодильником. Многие из них без работы, на удаленке. Появилось свободное время. И уж точно появилось понимание, что победить его можно, если только мы будем вместе.

Елена Тополева, директор АНО «Агентство социальной информации»: Вот меня лично удивило то, насколько быстро, прямо молниеносно многие НКО перестроили абсолютно свою деятельность и стали заниматься такими вещами, которыми они раньше никогда не занимались.

* * *

Виктория Агаджанова, директор благотворительного фонда «Живой»: Масштабы пришли совершенно неожиданно. Мы же изначально открыли сбор на 1,5 миллиона рублей в полной уверенности, что мы и этого не соберем, потому что когда нет истории какого-то конкретного человека, на которую ты собираешь, а вообще, то собирать достаточно сложно. Это во-первых. Во-вторых, сразу же возникает вопрос: а где государство?

Голос за кадром: Благотворительный фонд «Живой», ни на что не рассчитывая, собрал невероятную сумму пожертвований – 280 миллионов рублей. Это в 10 раз больше их привычного итогового финансового отчета. Сбор открыли на покупку врачам средств индивидуальной защиты.

Виктория Агаджанова: Это были не только сборы на больницы. Это были общие сборы – и на пациентов, и на программы. Но если мы говорим исключительно про больницы, то 184 больницы получили от нас помощь.

* * *

Голос за кадром: Одна из крупных добровольческих организаций в России – Ассоциация волонтерских центров. Существует шесть лет. Объединяет свыше тысячи фондов и более 1 миллиона добровольцев по всей стране. Именно они запустили флешмоб помощи #МыВместе.

Артем Метелев: Люди хотели, они ждали, компании, бизнесмены в том числе, многие организации ждали нечто подобного, потому что ощущение, что ты можешь быть полезен, готов что-то дать, оно у многих возникало. У нас в первый день пришло 900 заявок совершенно разных, начиная от того, что: «У меня есть автомобиль» или «Куда отправить 5 тысяч рублей?» – и заканчивая тем, что: «У нас 200 килограммов овощей».

Голос за кадром: По данным Ассоциации волонтерских центров, около 25% россиян готовы стать волонтерами, но не знают, что именно для этого нужно. Пандемия развеяла сомнения и подтолкнула людей к благотворительности.

Артем Метелев: Люди разобрались внутри себя, что это такое, услышали и пришли. И у нас средний возраст волонтеров – 34 года. Обычно – 25 лет. Пришли люди осознанные, люди взрослые, состоявшиеся.

Ирина Мерсиянова, директор Центра исследований гражданского общества НИУ «Высшая школа экономики»: Когда мы спрашивали у наших россиян и в августе, и в апреле 2020 года: «К кому в случае необходимости вы бы обратились за помощью, если бы находились на самоизоляции в связи с распространением коронавирусной инфекции?» – у нас 20% россиян, то есть каждый пятый взрослый россиянин 18+ по всероссийской репрезентативной выборке, он сказал нам о том, что он обратился бы за помощью к волонтерам.

* * *

Голос за кадром: Начиная с марта, количество безработных выросло на 47%. Сейчас их почти 5 миллионов человек. Благотворительные фонды, рестораторы и неравнодушные люди начали делиться с людьми едой.

– Как сегодня ужин? Вкусно?

– Очень! Очень, девушка, вкусно. А тут всегда вкусно.

– А вы сюда часто приходите?

– Да. И Саша такой гостеприимный! Он всегда такой у нас… ну просто замечательный человек! Мы очень довольные и всегда ждем его.

– А вы где-то недалеко живете здесь?

– Да, рядышком.

– А вы сами откуда?

– Я из Саранска.

– Какая-то ситуация сложная?

– Ну, немножко «попали», да.

– Это из-за пандемии?

– Потеряли работу. И вот пришлось…

– Да вы что?

– Полгода уже.

– Сколько?

– Полгода. Я медсестрой работала.

– А что сейчас делаете?

– Ну, то рекламку раздадим, то что-то еще. Пока не можем найти никак работу.

* * *

Голос за кадром: Фонд «Ночлежка» начал раздавать талоны на еду еще в 90-х в Петербурге. И вот уже 30 лет помогает бездомным начать жить обычной жизнью. Во время пандемии филиал «Ночлежки» открылся и в Москве.

Дарья Байбакова, директор московского филиала БО «Ночлежка»: Для нас этот год – это очень важный год. Мы два с половиной года шли к тому, чтобы консультационная служба, «Ночной автобус» и другие проекты «Ночлежки» в Москве заработали. В этом году как-то все получилось.

Голос за кадром: Сейчас здесь пока нельзя ночевать, но уже можно восстановить документы, а пока ждешь своей очереди к соцработнику или юристу – выпить кофе.

Дарья Байбакова: Для многих людей, которые живут на улице, кофе – это такая редкая роскошь.

Голос за кадром: Сегодня кофе варит директор «Ночлежки» Дарья Байбакова. Десять лет она работала финансовым аудитором. Когда пришла в некоммерческий сектор, то ее зарплата сократилась вдвое.

Дарья Байбакова: Когда долго работаешь в коммерческой компании, наступает момент, когда перестает хватать какого-то смысла в жизни.

Николай Рубановский, координатор проекта московского филиала БО «Ночлежка»: Человек приходит сюда, здесь у нас его принимает соцработник. Приходили люди, на которых напали в подворотне, условно, избили, и ударили так, что у них… ну, они потеряли память.

* * *

Голос за кадром: Виктор в прошлом архитектор, но сейчас бездомный. Закончил МГУ, факультет архитектуры и земледелия.

Виктор, бездомный: В общем-то, я занимался художеством тоже, особенно с натуры когда рисуешь.

Голос за кадром: Виктор родился и вырос в Ростове-на-Дону, но сейчас вернуться некуда – старый дом уже развалился. Самому восстановить не под силу. Подрабатывает промоутером. Сегодня ночевал недалеко от «Ночлежки», на Белорусском вокзале.

Виктор: Я в шоколаде.

Корреспондент: Вы сейчас живете в шоколаде?

Виктор: Да. В основном доверчивость губит всегда.

Корреспондент: А вы как-то жилье потеряли?

Виктор: Ну, в общем-то, да.

Корреспондент: Хотите здесь ночевать?

Виктор: Ну, если получится…

* * *

Голос за кадром: В «Ночлежке» Виктору помогут восстановить документы. Еще он надеялся переночевать, но сегодня пока не получится – приют все никак не откроется. Как только будут оформлены все бумаги, здесь смогут жить 24 человека.

Николай Рубановский: Здесь у нас три комнаты. В каждой комнате будет по восемь мест. Две мужские комнаты, одна женская, потому что, по статистике, у нас 81% бездомных – это мужчины. Люди, которые здесь будут жить, они смогут приходить, готовить еду себе сами. В среднем здесь человек будет жить полгода. Больше половины людей, которые проходят через реабилитационный приют, например в Петербурге, они не возвращаются на улицу.

* * *

Корреспондент: Вы на какого-то актера похожи.

Сергей, бездомный: Да-да-да. Из «Гардемаринов», по-моему.

Корреспондент: Давно приходите в «Ночлежку»?

Сергей: Нет, второй раз я пришел. Она только открылась.

Корреспондент: Как вам здесь?

Сергей: Ну, более или менее нормально. Пряничков не хватает. Народ приходит иногда голодный. Что-нибудь съесть – это святое дело.

Корреспондент: Вы сейчас голодный, да?

Сергей: Ну, не очень голодный, но пряничков бы съел.

Голос за кадром: Сергей по образованию инженер. Говорит, что родился в Александрии и работал в МГУ. В какой-то момент лишился жилья. Сначала жил у друзей, снимал общежитие, но из-за отсутствия прописки не мог найти постоянную работу. И вот уже 20 лет Сергей живет на улице, подрабатывает актером в массовке, раздает рекламу. Сергей тоже пришел сюда в надежде переночевать.

Корреспондент: Где вы ночевали сегодня?

Сергей: Мы? В подъезде.

Корреспондент: А как соседи относятся?

Сергей: Ну как соседи относятся? Меня уже любят в подъезде. Жить в подъезде – это еще надо суметь договориться, например, с охраной, потом… С кем там? С управляющим домом. Или кто он сейчас? А так люди, которые не могут договориться, они живут или на вокзале, ездят на электричках ночных, или… Ну где они еще ночуют? Или спят в метро, например.

* * *

Корреспондент: Это творческие люди, да?

Николай Рубановский: Да. Все люди обычно всегда думают про бездомных, что это обязательно какой-то пьяница, который лежит на асфальте, весь грязный, немытый. У нас были бездомные люди, которые были инвестиционными банкирами в предыдущей жизни. У нас были люди, которые были топ-менеджерами, которые приходили к автобусу.

* * *

Голос за кадром: Во время первой волны пандемии – с марта по июнь – бездомные голодали как никогда. Многие благотворительные организации не могли получить официальные разрешения и перестали раздавать горячую еду. Тогда «Ночлежка» придумала акцию: они призывали людей оставлять на заборах пакеты с едой для всех нуждающихся. А после запустили в Москве «Социальный автобус».

Каждый вторник и пятницу сюда заезжает водитель Саша из проекта «Социальный автобус». Он забирает из офиса «Ночлежки» горячие ужины в термосах – их заранее привозят из ресторанов города. Рестораторы предоставляют их бесплатно.

Корреспондент: А сколько человек будете сегодня кормить?

Александр Гольнев, водитель ночного автобуса: По прогнозам, около ста человек будет.

Голос за кадром: Александр – москвич. У него трое детей, старшему четырнадцать. Какое-то время жил в Петербурге, там и познакомился с «Ночлежкой». Работал в автосервисе, а в свободное время как волонтер помогал кормить бездомных. Как только узнал, что «Ночлежка» открывается в Москве, то сразу вернулся в столицу и попросил взять его на работу водителем.

Корреспондент: Слушайте, а вообще за пандемию как-то изменилась работа с бездомными? Что-то для них поменялось?

Александр Гольнев: Я могу сказать только одно: за пандемию стало очень много бездомных азиатов. Раньше азиатов было намного меньше.

Корреспондент: Потому что стройки позакрывались?

Александр Гольнев: Скорее всего, это связано именно с этим.

Голос за кадром: Сегодня Саша кормит бездомных по двум адресам: около Ленинградского вокзала и у метро «Новогиреево». Но перед этим нужно заехать за свежесваренным кофе, его бесплатно варит московская кофейня.

Корреспондент: Можете сейчас просто рассказать, что вы сейчас забираете, куда везете.

Александр Гольнев: Здесь мы забираем концентрат кофе и потом едем на точку сбора с волонтерами, там грузимся и едем кормить людей.

Корреспондент: Покажите, что достали. Это на сколько человек?

Александр Гольнев: Я сейчас скажу, на сколько. Это у нас получится приблизительно 7 литров. Это не кофе, а это концентрат. Это будет разбавляться кипятком. Пропорция – 1 к 3. Будет человек просить чай – нальем чай. Будет просить кофе – будем наливать кофе.

Голос за кадром: У вокзала к Саше присоединяются трое волонтеров. В «Ночлежке» есть несколько правил. Первое – волонтером можно быть не чаще раза в неделю, иначе выгоришь. А второе – не выходить из автобуса, пока Саша не разрешит.

Александр Гольнев: Волонтеры не выходят из машины, пока их не позову я.

Корреспондент: Сурово, да.

Александр Гольнев: Вообще есть риск. А так я быстренько оценю обстановку.

Корреспондент: Оцените? Это звучит…

Александр Гольнев: Вполне возможно, что вы выйдете пораньше.

* * *

Александр Гольнев: Сегодня у нас к основной еде будем раздавать сосиски.

Корреспондент: А откуда картошечка? Вам кто дал?

Александр Гольнев: Это частное лицо нам предоставляет. Вот такие у нас котлеточки еще сегодня. Небольшая подготовка тарелок, приборов и хлеба. Сейчас начинаем раздачу. Все, прошу вас.

Голос за кадром: Сперва за едой подходят женщины и пожилые люди, только потом – мужчины. Все бездомные слушаются Сашу и волонтеров. Если кто-то начнет драться, то автобус сразу же уедет.

Александр Гольнев: Так, друзья, вас очень много здесь!

Корреспондент: А помощь такая от «Ночлежки» – это важно, да? Ну, чтобы поужинать.

– Обязательно. Саше большое спасибо, он нас всех кормит, одевает. И шампунь нам дает, и мыло. Мы довольны.

* * *

Корреспондент: Сколько всего бездомных в России – не знает никто. По оценкам «Ночлежки», в Петербурге их около 50 тысяч, а в Москве – все 150. В среднем бездомный может прожить на улице шесть лет, а потом умирает – там же.

Дарья Байбакова: Поздравляю всех с Новым годом! Был такой тяжелый год. Надеюсь, что следующий год будет сильно лучше, чем предыдущий.

– Поздравляю я вас всех с Новым годом! Еще раз желаю крепкого счастья, удачи и всего хорошего. Чтобы не было невозможных положений, чтобы было все отлично.

– С наступающим! Счастья вам, здоровья! Это самое главное. И чтобы вы всегда были. И чтобы ваша доброта не уходила с годами.

* * *

Корреспондент: Меня удивило, что обычно бездомным вроде бы не так охотно люди жертвуют, но, например, ситуация с «Ночлежкой» – столько сейчас людей подключилось и помогают им!

Елена Тополева: Да. Вы знаете, там очень интересный был процесс с помощью. Потому что в начале пандемии, видимо, многие испугались за свое благосостояние, кто-то потерял работу – и сразу очень резко снизился уровень пожертвований. А потом началась такая широкая информационная кампания. Ни в коем случае нельзя переставать помогать, потому что если фонды сейчас и другие НКО, помогающие НКО останутся без поддержки, то пострадают люди, которые ждут от них помощи, в свою очередь.

* * *

Голос за кадром: Столичную инициативу кормить нуждающихся поддержали и в регионах.

Ксения Грошикова, шеф-повар: Чувствуем себя тяжело, конечно, как и все, я думаю, заведения в нашем городе. И не только в нашем, а во всей России.

Голос за кадром: Шеф-повар одного из ресторанов Архангельска Ксения Грошикова делится впечатлениями от работы в карантин.

Ксения Грошикова: У нас больше половины в лотках. У меня сейчас два человека на смене – ну, я и водитель.

Голос за кадром: Здесь готовят на вынос, но заказов минимум. Владелец этого кафе терпит убытки, тем не менее предложил часть обедов раздавать бесплатно. Десять порций горячей еды ежедневно забирала Оксана. Оксана – руководитель местной благотворительной организации «Мост», они помогают людям с ментальными нарушениями.

Оксана Гузенко, президент Архангельской общественной организации «Мост»: На обеде сегодня те, у кого есть какие-то запросы к специалистам. Они звонят специалистам и записываются для решения своих проблем. На обеде сегодня четыре человека. И потом, после обеда, могут прийти еще три-четыре человека.

Голос за кадром: Организации «Мост» – 20 лет. Здесь люди с особенностями развития получают разного рода помощь, в том числе их обучают социально-бытовым навыкам. До карантина подопечные центра готовили себе обед сами. Специалисты фонда именно учат все их делать самостоятельно.

Оксана Гузенко: Мы научили своих подопечных штукатурить и красить стены. Шьем маски для себя и для сотрудников.

Голос за кадром: Мише за тридцать, он живет с родителями. В центр приходит каждый день – здесь поддержка и общение. Мечтает Миша о работе. По образованию он повар и пекарь. Вот только никуда не берут.

Михаил Звягин: Карантин закончится, и мне надо в центр занятости будет идти, я же вроде как с учета не снялся.

Голос за кадром: Сейчас в центре никого нет, все по домам. Пообедав, Миша с социальным работником Мариной несут еду Лена.

Михаил Звягин: Лена у нас находится в зоне риска, поэтому мы носим ей обеды на дом, так как сейчас карантин.

* * *

Голос за кадром: Архангельск в целом – пример для подражания. Здесь очень развита взаимопомощь. Благотворители настойчиво развивают идею помогать своему соседу.

Марина Михайлова, директор Архангельского центра социальных технологий «Гарант»: Соседи – это не просто живущие рядом, это помогающие люди. Мне кажется, сейчас самое время возродить вот это соседство, которое дает возможность помогать друг другу.

ВИДЕО

«Может быть, за какой-то из дверей одинокая мама с малышом, и она не может оставить его, чтобы сходить за молоком, а вы именно сейчас собираетесь в магазин. И вы можете по пути купить для нее свежего хлеба и молока».

Голос за кадром: В Архангельском регионе около 2 тысяч некоммерческих организаций. Более 300 самых активных находят поддержку у коллег из ресурсного центра «Гарант». «Гарант» знакомит благотворительные фонды и бизнес.

Марина Михайлова: Сейчас трудно ждать большой помощи. Каждый помогает как может. Мы видим свою роль в том, чтобы выстраивать вот такие точечные взаимодействия, чтобы дать возможность тому, кто хочет помогать, помогать, но при этом не умереть самому, а тому, кому нужна помощь, легко ее получить.

Голос за кадром: Много лет центр «Гарант» вытраивает общение фондов и местных предпринимателей. Может быть, поэтому, когда ввели карантин, бизнесмены сами первые стали предлагать свою помощь.

* * *

Сергей Червинный, предприниматель: Сегодня на обед у нас щи свежие, капуста, бульон. Был еще третий суп, уже закончился. Эскалопы, курица, рулеты мясные. Много разных гарниров.

Голос за кадром: Предприниматель Сергей Червинный предложил свою помощь летом – тогда, когда его коллеги от бесплатных кормлений уже отказались.

Сергей Червинный: Я предложил «Гаранту» свою помощь. У нас есть возможность помогать, мы осуществляем доставку. Они быстро нашли подопечных – пенсионеров, которым трудно выбираться из дома, чтобы приходить и самим забирать еду.

Голос за кадром: По образованию Сергей экономист, всегда очень любил готовить. Когда его предыдущий бизнес по оптовым продажам перестал приносить прибыль, он открыл столовую. Сергей вкладывался в развитие, долго собирал профессиональную команду. А тут – пандемия.

Сергей Червинный: В марте был просто караул. Я просто метался, думал, что мне делать – закрывать бизнес полностью или попробовать развить доставку. Тем более планы о развитии доставки вынашивались уже где-то полгода. Хотелось очень сохранить команду.

Голос за кадром: Сергей сумел сохранить всех сотрудников – их восемь. Иногда бесплатные обеды владелец столовой развозит сам. Больше полугода три семьи получают от его заведения еду каждый день.

Сергей Червинный: Людям сложно, они в сложной ситуации. У них малый достаток. У них есть дети, которые, скажем так, не могут себя сами обеспечить. Поэтому просто один горячий обед – это маленькое доброе дело в океане сложностей. Вот и все. Поэтому мы будем продолжать этим заниматься.

* * *

Голос за кадром: Сергея уже и не просят о помощи, но он так проникся к подопечным фонда «Мост», что решил кормить их бессрочно.

Сергей Червинный: Добрый день! Пожалуйста, горячий обед. Приятного аппетита!

Евгений Петров: Спасибо вам, Сергей. Спасибо. Всего хорошего! С наступающим Новым годом!

Сергей Червинный: Спасибо. Вам тоже всех благ! Все будет хорошо.

Евгений Петров: Я Петров Евгений, мне 36 лет. Я нахожусь на инвалидности, на третьей группе. Я проживаю с мамой, она тоже пенсионер-инвалид. Вот уже полгода нас бесплатно кормит каждый день Сергей. Мы ему очень благодарны. Он наш кормилец, замечательный человек, очень добрый. Я хочу поздравить его с наступающим Новым годом, пожелать ему успехов в работе и в жизни. Хочу также передать привет организации «Мост», поздравить всех с Новым годом. Всем привет!

Сергей Червинный: Поздравляю всех коллег-предпринимателей с Новым годом! Мы с вами в этом году испытали на себе очень серьезный удар. Для многих это было концом бизнеса. Для кого-то это обернулось в развитие. Для кого-то это было золотой серединой, помогло взбодриться, окрепнуть, открыть в себе новые ресурсы, новые возможности, в общем, узнать о том, что мы сильные люди, нас не сломят трудности. Поэтому следующий год будет наш. В следующем году мы вернем все, что потеряли, и приумножим.

* * *

Голос за кадром: Вольно и невольно благотворительное движение во время пандемии охватило всю страну.

Рустам Айзатуллин, предприниматель: Да, добрый день. Сейчас сделаем, хорошо, сейчас сделаем. Договорились. До свидания.

Это такое определенное внутреннее наполнение. Просто видно, когда люди, предприниматели, разные люди, учителя, студенты – все объединялись. Была общая задача. Допустим, каждый день мы развозили продуктовые наборы, 500 наборов каждый день в течение почти трех месяцев.

Голос за кадром: Предприниматель Рустам Айзатуллин дома особо не сидел даже на карантине. Рустам – волонтер.

Рустам Айзатуллин: Во время пандемии ни на один день мы не останавливались. А сейчас такие акции, уже точечные, проводятся каждые две-три недели.

Голос за кадром: Местные жители деревни Афонино собрались у школы – 25 семей получат продукты питания.

Татьяна Афанасьева: Меня зовут Татьяна Афанасьева. Сейчас я одна живу, но у меня отдельно живут дочка с сыном. Сын инвалид. Мужа нет, муж год назад умер. Естественно, она работает на хлебозаводе, приходится работать на двух работать. Ей очень тяжело, потому что все дорого. Где-то приходится репетиторов нанимать. В общем, тяжело. И всем нам, наверное, сейчас тяжело жить.

Голос за кадром: Помощь от группы предпринимателей Нижнего Новгорода. Они же – активисты движения #МыВместе. Это Рустам пригласил к сотрудничеству своих коллег. Сам же он стал известен на всю страну, когда в самый пик пандемии нашел возможность обеспечить нуждающихся индивидуальными средствами защиты.

Рустам Айзатуллин: Во время пандемии мы отшили порядка 10 тысяч масок. У нас есть рядом здание в собственности, там находятся арендаторы, у них швейный цех. И во время пандемии, во время первой волны, соответственно, производство остановили. Поэтому мы организовали удаленно, на дому у нас швеи шили маски для нас на заказ, а мы их, соответственно, раздавали волонтерам.

* * *

Голос за кадром: Рустаму – тридцать девять. Параллельно он развивает несколько бизнесов. Основной уже четвертый год – это производство фурнитуры для агрохолдингов. Оснастки для выращивания овощей оказались самым прибыльным вложением за много лет его предпринимательской деятельности.

Десять лет как у Рустама есть и производство рекламной продукции. Весной здесь печатали символику для общественного движения #МыВместе – бесплатно, Рустам предложил сам. В целом большую часть своих доходов бизнесмен вкладывает в развитие.

Рустам Айзатуллин: У нас есть развивающая школа для детей. Есть сервис-центр по обслуживанию оргтехники. Сейчас будем запускать производство фибрилированного шпагата. То есть что-то делаем.

Голос за кадром: Рустам с детства был нацелен на результат: школа с золотой медалью, академия МВД с красным дипломом. Служил в полиции в отделе по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий, уволился в звании капитана. Больше десяти лет занимается бизнесом. Теперь и волонтер.

Рустам Айзатуллин: Я в определенный момент времени понял, то праздная жизнь – это не для меня. То есть праздная жизнь – это когда можно посвятить свою жизнь каким-то увлечениям, каким-то хобби. Мне это не зашло абсолютно. Соответственно, волею судеб, так сказать, я попал в Общероссийский народный фронт.

* * *

Голос за кадром: Опора во всех начинаниях Рустама – его семья. Дома у него цветник: жена и три дочери.

Рустам Айзатуллин: Это моя супруга Мария, старшая дочь Амина, средняя дочь Карина и младшая дочь Арина.

Голос за кадром: Совсем скоро у супругов Айзатуллиных появится четвертый малыш. Многодетный отец и успешный бизнесмен не собирается оставлять идею адресной помощи нуждающимся.

Рустам Айзатуллин: Всех с наступающим Новым годом! Хочу пожелать самого главного. Мы все не одни, мы вместе! Мы однозначно преодолеем этот вирус, этот коронавирус, и все у России будет хорошо. С Новым годом!

* * *

Артем Метелев: Глобальное участие российского отечественного бизнеса в период пандемии в помощи людям оказало неизгладимое впечатление на мышление руководителей компаний, HR- и PR-директоров, которые перестали к этому относиться как к чему-то… ну, с точки зрения PR-акции. Они понимают, что это часть вообще их стратегии развития, что их компания может действительно менять город, помогать людям. И это очень круто.

* * *

Голос за кадром: Настоящие богатыри не перевелись еще на земле русской. Один из них – Виктор Золотарев.

Виктор Золотарев, актер, предприниматель: Я играю богатырей, князей. У меня была борода вот такая мощная. Я в «Золотой Орде» сыграл воеводу новгородского. Конечно, очень охота быть таким и в жизни, как в кино, то есть помогать людям, быть сильным и смелым, храбрым и добрым человеком.

Голос за кадром: Такой богатырь Виктор и есть.

Виктор Золотарев: Это не государство, а это я от себя делаю, от своей семьи. Я вас поздравляю! Крепкого здоровья вам! Вот продукты питания, там все. Будьте здоровы!

* * *

Голос за кадром: Виктор – актер. Но роли пока от случая к случаю, поэтому он получил второе образование – диплом психолога. Но зарабатывает ни тем, ни другим – у него магазин обуви. Текла жизнь своим чередом, а тут – коронавирус.

Виктор Золотарев: Я сам поддался панике, реально поддался панике. Я и гречки прикупил 20 упаковок, мешок муки взял, не знаю зачем. Честно, я мешок муки не мог реально поднять, его оторвать от земли, когда я его нес домой. Я приехал домой и жене говорю: «Вот мука. Вот гречка». Такой хомяк – все в дом, в дом!

Ирина Золотарева: Муж приезжает с мешком муки домой. Я говорю: «И что мы с ним будем делать?» Конечно, было такое удивление. Видимо, вот этот страх. На день-два у нас закрыли магазин. Мы с этим мешком. И тут он приходит и говорит: «Все, я решил! Мы этот мешок раздадим». Я: «Куда раздадим?»

Виктор Золотарев: И тут у меня идея, такое озарение приходит: надо все это раздать, вот то, что я набрал, надо раздать. Я вспомнил мудрость такую очень хорошую: когда тебе плохо, помоги тому, кому еще хуже.

Голос за кадром: Написал Виктор объявление, повесил на входе в свой магазин.

Виктор Золотарев: И у меня просто телефон разорвался! У меня звонил он без перерыва просто. Люди просили о помощи. Люди спрашивали, как это все сделать, что нужно для этого, какие документы. Я сначала паспорт просил мало-мальски, ну, для отчетности. Потом уже и не просил, потому что уже пошло столько народу, а там ни паспорта, ничего. Я говорю: «Ладно, ничего не надо. Нуждаетесь – значит, берите».

Ирина Золотарева: Мы вставали утром, ездили, закупались продуктами. Что покупали? Ну, продукты первой необходимости. И развозили по адресам, ездили с ним вместе.

* * *

Виктор Золотарев: Соль, мука, рис, сахар, молоко. Девушка написала во «ВКонтакте», что бабушка Валя плохо видит, плохое зрение. Из родственников никого нет, помочь некому, пенсия маленькая.

– Здравствуйте!

– Баба Валя, я тут вам вызвала помощь гуманитарную. Человек предоставляет гуманитарную помощь от себя. Я попросила, чтобы вам помогли.

– Ой, спасибо! Здоровья вам! Не откажусь.

* * *

Виктор Золотарев: Сегодня едем в Дедовск – семья, 12 детей. Позавчера мы были с супругой в Истринском районе – семья многодетная, 16 детей.

Теперь я официальное лицо, волонтер. Два дня отдохнули немножко, на Пасху. Продукты все закончились. Полный закуп сегодня.

Голос за кадром: Супруги Золотаревы шутят сами над собой: «Мы – Чип и Дейл». Как и мультипликационные герои, они спешили на помощь всем нуждающимся Истринского и Красногорского районов Подмосковья каждый день на протяжении двух месяцев. Помогли 500 семьям, передали порядка 800 наборов продуктов питания.

Виктор Золотарев: Как и во всех нормальных семьях, мужчина болтает, а женщина работает. Опять загрузились продуктами. Очень много стало обращаться людей-мигрантов. Для нас, еще раз повторяю, нет разницы, какой национальности человек. Если ему реально нужна помощь, если реально человек сидит без еды, то мы готовы помочь. И мы будем помогать всем.

* * *

Голос за кадром: Когда свои сбережения закончились, дохода не стало, магазин был закрыт, закупать продукты супруги стали на средства, которые им перечисляли неравнодушные люди. Может быть, из-за того, что помогали они, и им сделали подарок – дом.

Виктор Золотарев: У нас как получилось с этим домом? Мы же в квартире жили, на съемной квартире. Вообще 15 лет мы «на съеме» с женой. И очень захотели, конечно, перебраться на землю. Но возможностей, конечно, не было. И за квартиру-то нечем было платить.

Голос за кадром: А вообще Виктор и Ирина родом из Киргизии. Оттуда переехали сначала в Калининград, а затем в Москву. Здесь у них родственники, которые и стали их добрыми волшебниками.

Виктор Золотарев: И тут нам родственник говорит: «Дача. Правда, там домик такой… Его, наверное, сносить надо. Забирайте себе. Потом рассчитаетесь». Мы приехали, посмотрели – нам все понравилось.

Голос за кадром: Теперь у богатыря есть дом. Магазин возобновил свою работу, в продаже появилась одежда. Пока Виктор на работе, жена Ира с детьми. Их старшему Роману – тринадцать, Андрею – восемь, Арине – четыре.

* * *

Андрей: Я шел и думал: кем я хочу стать?

Виктор Золотарев: У него просто часто меняются мнения: он то строителем хочет быть, то путешественником.

Андрей: Я хочу миллионером стать!

Виктор Золотарев: Чтобы всем помогать?

Андрей: Да.

Виктор Золотарев: Хорошая профессия!

* * *

Виктор Золотарев: У меня остается, я не знаю, тысяча на карте – и я все равно 500 возьму и отправлю. Ну, я такой человек. Я не могу отказать людям, потому что я понимаю, что им тяжело. Но я не «лопух» какой-то, я не даю… Я вижу, когда люди пытаются воспользоваться мной, какие-то аферисты. Ну, слава богу, таких мало. Но вот такого удовольствия, как от благотворительности, когда помогаешь людям, я не испытывал никогда ранее.

Голос за кадром: Золотаревы оформили благотворительный фонд, назвали «Надежда». Летом обращений почти и не было. Но пришла вторая волна COVID…

Виктор Золотарев: Летом был спад значительный – ну, может, десять человек в месяц. А сейчас опять начали обращаться ежедневно. Сейчас мы начинаем опять включаться, помогать.

Голос за кадром: Запал быть полезным у Виктора не иссякает. Может быть, и потому, что хорошо знает, что такое быть в отчаянии, болеть или в чем-то остро нуждаться, потерять надежду. Шесть лет назад у 37-летнего богатыря случился инфаркт – сердце отказалось работать. Говорит, была клиническая смерть. Но получилось вернуться к нормальной жизни. Теперь благодарит за ту судьбу добрыми поступками.

Виктор Золотарев: Всех поздравляем! Счастья, здоровья, радости и любви! Всего хорошего!

* * *

Голос за кадром: Вписать свое имя в историю добрых дел можно и в 2021 году – стать волонтером Всероссийского движения #МыВместе или поддержать работу благотворительных фондов. Их сайты вы видите сейчас на экране.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Кто поддерживал, кормил и помогал тем, для кого этот год оказался особенно непростым