Защита животных

Илья Тарасов: Здравствуйте, меня зовут Илья Тарасов, и вы смотрите программу "За дело" мы говорим о самых острых социальных проблемах и даем инструкции по их решению. В сегодняшней программе речь пойдет о защите животных. У нас в гостях Светлана Сафонова – директор благотворительного фонда "Дарящий надежду", добрый день! Мы посмотрели небольшой сюжет, вообще на сегодняшний день в чем проблема нашей страны, связанная с жестоким обращением с животными?

Светлана Сафонова: Проблема в законе, вернее в отсутствии закона: 18 лет в нашей стране не могут принять закон о животных, поэтому все проблемы отсюда. В прошлом году наш фонд входил в рабочую группу по подготовке закона о животных, очередная версия долго разрабатывалась, мы как на работу два раза в неделю ходили в Думу, в итоге что получилось -  ничего не получилось, как обычно.

Илья Тарасов: До чего может дойти человек в своем отношении к животным?

Светлана Сафонова: Фактически со всеми теми зверствами, о которых пишут в интернете, мы так или иначе сталкивались, честно говоря, не хочется это все повторять, потому что это очень больно. Люди верят, что у нас все безнаказанно, что жестокость – это нормально, что предавать это нормально, что животных обижать и бросать нормально. Например, была история, когда разгневанный полупьяный человек выбросил свою собаку собственную под электричку и у нее отрезало лапки. Я не знаю, что произошло, чем она провинилась, но это было, мы узнали об этом когда нам позвонили и сказали, что в кустах около станции живет собачка без задних ножек ей отрезало лапки. Наш волонтер туда поехал, не нашел ее, потом поехал еще раз, долго искал, нашел. Очаровательная милая, добрая собачка Машенька, выползла к нему на зов, он взял ее, мы привезли ее в клинику, полечили. Лапки мы конечно не восстановили, но на каждое горе появляется счастье, потому что Машенька там встретила свою будущую хозяйку прямо в клинике и сейчас она живёт в большом хорошем доме, ее любят. Надеюсь, она забыла ту боль и то горе, которое ей принес предыдущий хозяин.

Илья Тарасов: По вашему мнению отношение людей к бездомным животным, к животным из приюта, оно меняется каким-то образом?

Светлана Сафонова: Вы знаете, да, фонду семь лет и когда мы только начали свою деятельность, а мы были первым фондом, который вообще стал этим заниматься, очень часто слышали вопросы "да зачем вам это надо, вы лучше детям помогайте, старикам".  Мы говорили: "Это замечательно, много людей, которые помогают детям и старикам, но собака, кошка – наиболее беззащитные существа, наши соседи, с которыми мы живём, потому что о них вообще никто не печется, они полностью от нас зависят, от того, как мы себя ведем.  Люди по-разному реагировали, сейчас мы не слышим таких вопросов, сейчас гораздо больше таких людей обращаются с предложением "Чем вам помочь".

Илья Тарасов: Мы тут побывали на одном из ваших мероприятий, сейчас мы посмотрим.

Светлана Сафонова: Это пасхальный фестиваль, который называется "Пасхальный дар" его организовало правительство Москвы: на Тверской бульвар были приглашены пять фондов и пять приютов для того, чтобы показать собак и кошек из приюта, чтобы любой желающий мог взять животное и для того, чтобы мы могли вообще рассказать, что такое животные, почему нужно помогать уличным и приютским, как не надо бояться животных. Развлекали и давали важную информацию, после которой, я надеюсь, люди задумались, кто-то захотел взять животных. Я точно знаю, что с нашей площадки забрали пока одну собачку, а у коллег с другой площадки то ли четыре, то ли пять.

Илья Тарасов: Но надо же тоже проверять, кому отдаешь собаку?

Светлана Сафонова: О, это очень жестко, мы кому-попало животных не отдаём. После большого длительного собеседования мы заключаем договор с этим человеком, мы сами везем туда собаку, мы смотрим, в какие условия попадет собака, а потом еще общаемся очень долго и следим за нашим питомцем. А вот это мэр Москвы Сергей Собянин пришел на площадку и взял щенка.

Илья Тарасов: А какой породы?

Светлана Сафонова: Да какой породы, вот такие все, самую лучшую, дворянскую.

Илья Тарасов: Вы будете Собянина проверять, как она у него живет?

Светлана Сафонова: Ну не мы, а кураторы обязаны, потому что он сказал: "Я заберу"? Они говорят: "Нет, вы сначала должны договор подписать". Все по правилам.

Илья Тарасов: Это хорошо, чем еще занимается ваш фонд?

Светлана Сафонова: Первая одна из главных программ – стерилизация, мы стерилизуем большое количество бездомных животных, приютских животных, опекунских, а также животных малоимущих граждан. Программа лечения, вот мы на примере Машеньки я вам уже рассказала – мы оказываем помощь животным, у которых нет хозяина, брошенные, сбитые, покалеченные, таких тоже много.

Илья Тарасов: В чем вам сейчас нужна поддержка, помощь? Как обычные люди, которые нас сейчас смотрят, могут вам помочь?

Светлана Сафонова: Как ни печально, нужны деньги всегда, потому что фонд живет только на пожертвования и все, что мы делаем, сколько собрали, столько и потратили. У нас на сайте есть вся информация о том, как можно помочь, на что можно помочь: либо на лечение конкретных животных, либо на программу стерилизации, либо на какие-то другие программы. Можно зайти на сайт фонда www.ghope.ru там есть вся информация как помочь, нажимаете на кнопочку "как помочь" и там выдаются все возможные виды платежей, в том числе и короткий номер 3141 текст "ДН" и сумма пожертвования через пробел.

Илья Тарасов: Спасибо большое!

***

Илья Тарасов: У нас в гостях писательница Марина Ахмедова. Добрый день! Мы посмотрели сюжет из Якутска, я прочитал твой пост перед новым годом о ситуации в Якутске и понял, что если делать материал о зоозащите, то без поездки туда это невозможно. Твоя работа с Якутском с чего началась?

Марина Ахмедова: Ко мне обратились зоозащитники волонтеры из Якутска и попросили помочь им. Я узнала, что там после отлова, бездомных животных просто убивают на десятый день и конечно я была возмущена и очень искренне и эмоционально к этому подключилась. Я начала об этом писать и конечно я пообещала людям, которые ко мне обратились, что я приеду в Якутск. В Якутске сразу же начали записывать какие-то телепрограммы с людьми аффилированными каким-то образом с мэром Якутска, поскольку это его распоряжение, что животных надо убивать на десятый день, они говорили: "Да нет, она не приедет, это все просто слова". Потом образовалась армия троллей, я так поняла, что у мэра Якутска есть армия троллей и они пытаются создать любой негативный фон, возникший в СМИ и интернете. Главный посыл был что "…теперь московские журналисты указывают как нам поступать с нашими животными, а до этого они нам указывали как поступать с нашими ресурсами". То есть возник такой неприятный националистический момент. Когда прошло разделение такое "мы" и "они", я так поняла, что мэр Якутска решил на этой теме с животными повысить свои рейтинги. К сожалению, жители Якутска плохо относятся к бездомным животным, я не считаю, что в этом есть большая доля их вины, я считаю, что в этом есть большая для вины администрации. Как раз администрация делает все для того, чтобы сказать, что животные – это зло и их надо уничтожать, уничтожая животных, мы заботимся о людях. В принципе, это конечно манипуляция со стороны мэрии.

Илья Тарасов: Мы съездили туда, из интервью мэра понятно, что он не понимает в чем он поступает неправильно.

Марина Ахмедова: Да, это правда, я считаю его идеологом убийств животных, когда я приехала в Якутск, произошла довольно интересная сцена, я зашла в ветеринарную клинику, там сидели люди со своими питомцами, ждали, когда наступит их очередь и по телевизору шел сюжет о том, как дворник выкинул в мусорный бак бездомного человека. Я бездомным людям тоже помогаю, вижу, насколько эти проблемы в принципе, схожи, я знаю, что как только мы зачистим, например, собак (люди я имею в виду), мы примемся за самых слабых, за отверженных.

Илья Тарасов: За людей, мы можем это как-то изменить?

Марина Ахмедова: К сожалению нет, потому что у нас в стране пока не принят закон об ответственном обращении с животными, как только он будет принят, то в нем будет прописана программа ОСВВ – отлов, стерилизация, вакцинация и возвращение на прежнее место неагрессивного существа.

Илья Тарасов: То есть если условно: бегает по улице бездомный песик, его отловят, вакцинируют и вернут обратно?

Марина Ахмедова: Да, если он не агрессивен, если агрессивен, его определят в приют, или в какую-то охранную компанию, где он будет выполнять роль охранника.  Эта цепочка действий показывает себя, например, в Новгороде или Санкт-Петербурге как самое эффективно средство снижения численности бездомных животных. Бездомная, стерилизованная собака оказывается на прежнем месте обитания, соответственно, она не пускает туда крыс, более диких собак, которые придут из леса, не пускает туда лис. Они все равно нужны нам, они наши соседи.

Илья Тарасов: То есть надо объяснить людям, что это все-таки эко-среда и вынимая из нее какой-то элемент, мы можем нарушить весь баланс.

Марина Ахмедова: Конечно, более того, убийства бездомных животных, ни коим образом не сокращает их численность. Все, что мы должны сейчас сделать, добиваться принятия этого закона. Без этого, каждый день муниципалитеты нашей страны убивают несколько сотен бездомных животных и именно отсутствие этого закона дает мэру Якутска быть идеологом убийств. Я надеюсь, что я уже каким-то образом испортила его репутацию и конечно буду действовать дальше. Пока, к сожалению, с ним ничего нельзя сделать и с другими градоначальниками, пока не принят этот закон об ответственном обращении с животными, которые, кстати, в конце 2016 года Владимир Владимирович обещал нам принять. Его боялись принимать перед выборами, хотя он прошёл чтение в Госдуме, администрация президента посчитала что принятие этого закона снизит явку на выборах.

Илья Тарасов: Я думаю, что принятие этого закона помешало бы подготовиться должным образом, как они считают, к проведению ЧМ.

Марина Ахмедова: Конечно, потому что Мутко путается в количестве бездомных собак, которые находятся в городах проведения ЧМ, либо он сам, либо его команда в этом проявляют крайнюю степень непрофессиональности, они завышают в несколько раз количество бездомных животных, которые находятся в этих городах, в какой стране они живут - вопрос. Конечно же, когда он говорит о том, что мы должны с животными поступать гуманно, хочется ему поаплодировать, сказать какой он молодец. Он все-таки популист и непрофессионал, у нас законодательство не позволяет поместить животное в приют, а потом выпустить, это всего лишь слова на самом деле технически это невозможно.

Илья Тарасов: Марин, действительно, к сожалению, ситуацию в Якутске в глобальном плане вообще никак не исправить, но согласись, что собачек нужно спасать прямо сейчас. О том, как это сделать, наш следующий сюжет. Марин, ну вот помогаем, чем можем, твоя помощь в несколько раз мощнее и глобальнее, чем это сделали наши коллеги только что в сюжете, но к зоозащитникам ты себя не причисляешь, тогда вопрос, почему ты это делаешь?

Марина Ахмедова: Я считаю, что также как я, должен поступать любой обычный нормальный человек. Я себя считаю обычным нормальным человеком, никак не может человек одобрять убийство животных, мы должны защищать тех, кто слабее нас, это мне кажется абсолютно естественно, человеческие порывы. Основная моя миссия, не смотря на то что я помогаю руками, спасала конный завод в прошлом году в Дагестане и нам удалось спасти целый табун, просто потому что я не боюсь, меня запугать в этом смысле очень сложно, потому что я знаю, что дело мое правое, это справедливо. Я знала, что чиновники просто занимаются коррупцией, нарушают закон и они в первую очередь должны бояться, а не я. Главная моя миссия все же в том, чтобы рассказать людям о животных так, чтобы вот эти рецепторы, направленные не сострадание, тоже заработали, поэтому я пишу свои тексты. Пока я работала на войне в Донбассе, я продолжаю там работать, тогда я очень активно пыталась спасать животных. Мы с одним человеком, с которым я познакомилась, его зовут Саша Добрый, открыли приют в Дебальцево, сразу после завершения военных действий. Много животных от погибших хозяев и от людей, которые уехали и бросили своих животных по каким-то причинам. Этим животным не хватило места в машине, мы, когда ездили куда-то на работу, мы видели, как породистые животные сидят под мостами и ждут своих хозяев. Но я видела, что в смысле преданности они могут очень многому научить человека, который относится к ним как к вещи. Я видела много животных, которые просто кружили по дороге контуженные. Люди спускались в подвал, мы тогда привозили гуманитарную помощь, а животные не могли спуститься в подвал, они оставались во время обстрелов просто на улице. Я очень им сочувствовала, я понимала, что в регионе голод, у них нет еды и я покупала много корма, воды, сосиски в огромных количествах, я просто приезжала в зоны опасных действий, там было действительно очень страшно. Сейчас странно думать, что я могла это делать и каких-то собак мы отвязывали, потому что, когда люди убегали в бомбоубежище, собаки рвались с цепей, плакали.

Илья Тарасов: Сегодня у тебя есть возможность расширить свою аудиторию, к сожалению не все люди, которые нас смотрят, тебя читают и наоборот. Расскажи телезрителям, как каждый из них может помогать?

Марина Ахмедова: Я считаю, что каждый неравнодушный гражданин РФ должен сейчас поддержать закон, это несложно. Просто писать об этом в соцсетях, подписывать петиции, которые мы создаем. Это самый эффективный способ помочь животным, помочь людям, которые страдают от того, что они живут по соседству с бездомными животными и снизить количество бездомных животных, потому что самый вал бездомных животных и причина роста их количества на улице – это безалаберность человека, потому что люди выкидывают своих животных, особенно когда заканчивается дачный сезон, тогда кошки и собаки пополняют армию бездомных животных.

Илья Тарасов: Спасибо тебе, Марин, за смелость!

***

Илья Тарасов: У нас в гостях Мария Тябут, председатель ТОС "Спутник" городского округа Мытищи. Маш, привет"! Только что посмотрели сюжет о том, как вы пытаетесь побороть зло в ярославской области.  Расскажи, как все это происходит и почему ты этим занялась?

Мария Тябут: Я живу в городе Мытищи, я люблю животных, я вижу, что есть проблемы: безнадзорные животные на улицах, есть недовольные этими животными жители. Жители имеют право быть недовольными, потому что недавно была печальная история известная в Истринском районе, но и животные тоже не виноваты в том, что они оказались на улице, их туда привел человек.

Илья Тарасов: В Истре кого-то загрызли?

Мария Тябут: Да, был случай, когда погиб молодой человек, женщина получила множественные ранения, говорят, что это сделала стая бродячих собак, которая вовремя не была отловлена бригадами, выигравшими тендер в то муниципалитете, администрация может быт не замечала той ситуации, которая там происходила, в итоге это привело к человеческим жертвам. Но это не настолько частая ситуация, чтобы теперь под гребенку всех хвостатых хватать и куда-то вывозить.

Илья Тарасов: Вернемся к Ярославлю: мы попытались туда зайти, естественно, у нас не получилось, как вообще вы на этот приют вышли?

Мария Тябут: В нашем городе сменился подрядчик, выигравший тендер по отлову, в  2017 году это была вполне приличная организация, которая шла на контакт с волонтерами, допускала наше присутствие на всех стадиях программ ОСВВ, а в 2018 году новый подрядчик ИП Шарипов Юсуп Тайгоевич выиграл и мы озаботились проверкой информации по истории по отзывам, где он работал в других областях, почитали, пришли слегка в ужас, потому что он работал и успел наследить в разных местах, начиная от Владимирских областей, Ярославских, на подступах, а сейчас маленькими шажочками пришел уже вплотную к "забору" Москвы. Администрация наша недостаточно тщательно подошла к проверке репутации того, кто вообще был допущен к участию в тендере и, к сожалению, мы имеем  то, что мы имеем: подрядчик не отвечает на телефонные звонки, второй раз с этого номера он не поднимет трубку, на e-mailон не отвечает,  просились мы присутствовать на отловах, чтобы убедиться, что отлов проводится гуманным образом, что отлавливают в соответствии с тем, как  проходили отловы в предыдущем году, в соответствии с требованием законом ветеринарии.

Илья Тарасов: Но нет.

Мария Тябут: Но нет, администрация сказала: "Зачем вам вообще это нужно, вам заняться нечем? У вас нет семейной жизни? Идите ребенка воспитывайте, куда вы лезете". Выделили сотрудника, который будет от администрации присутствовать на всех отловах и на всех выпусках, в итоге допускается отлов собак в ошейнике, что категорически запрещено в условиях технического задания тендерного в городе Мытищи, это приводит к печальным последствиям.

Илья Тарасов: Что со всем этим адом делать?

Мария Тябут: Мы сейчас будем обращаться в прокуратуру мытищинскую, в администрацию президента подано от отдельных волонтеров массовое заявление с просьбой обратить внимание на то, что чиновники нашей администрации бездействуют. Это попахивает нецелевым использованием средств, меня, как налогоплательщика, косвенно ставит в положение соучастника этой живодерни творящейся, потому что моя копеечка есть в той доле, которую перечисляют Шарипову, это же государственные деньги. Я гражданин, я плачу налог, я не хочу ни косвенно, ни опосредованно, ни прямо, иметь никакого отношения к тому, что спонсируется убийство животных под маской программы ОСВВ.

Илья Тарасов: Если кстати, г-н Шарипов имеет возражения, хочет как-то исправить ситуацию и рассказать свою точку зрения, мы всегда с удовольствием ее послушаем, приходите к нам, если у вас есть чем опровергнуть то, что вам говорят, милости просим, здесь всегда свободно.

 Я думаю, что там просто убивают животных. Если опять же, нас смотрят эти чудесные владельцы приюта, если это не так, пожалуйста, мы открыты, приедем к вам в приют еще раз, посмотрим, покажите нам пожалуйста, как вы работаете, потому что, если вы не сделаете это в ближайшее время, мы найдем способ, чтобы вас это сделать заставили. Сколько денег этот тендер?

Мария Тябут: Тендер стоит 2970000 рублей на срок действия контракта с 7 марта по 25 декабря. В перерасчете на собаку, которая стоит у ИП Махонина полный цикл под ключ 3952,85 руб. это порядка 743 особей за год. Если в марте из четырех отловов было отловлено семь собак, одна из которых домашняя была забрана, на нее не были потрачены деньги на операцию и прочее, я так подозреваю, никакой записи о вакцинировании от бешенства не сделано, то примерно должно отлавливаться по 75 собак в месяц, 75 и восемь – настолько неэффективный КПД должен был бы насторожить администрацию, потому что это неправильное расходование, неправильное распоряжение деньгами.

Илья Тарасов: К сожалению, собаки не говорят.

Мария Тябут: Да, собаки не говорят, если мы не скажем о них, то никто об этой проблеме не услышит. Собаки на улицах – это следствие, а не причина. Остается просто принять то, что здесь живет та собака, потому что город, это место, в котором живут жители, жителями города являются не только люди, не только представители человеческого вида, с нами на улицах живут еще очень много: кошки, птицы, тараканы, простите меня, это тоже городские жители. Я сейчас не буду конечно доходить, я к тому, что человеческое гуманное отношение проявляется в человеческом отношении ко всем. Как только мы начинаем выбирать: к тебе я буду относиться по-человечески, а к тебе не очень, на этом вся человечность заканчивается. Называть себя человеком в этой ситуации нельзя. Нужно слышать голос слабого, а голос в этом случае даже не по-человечески звучит это просто вой собаки, которой больно, или скулеж щенка, который умирает на морозе или от отравы корчится в муках с пеной кровавой изо рта, на глазах несовершеннолетних детей… Да даже не детей, я просто прохожу, как такое может быть, это чей-то ребенок, разве он виноват, что он родился у бродячей собаки. Люди проходят, уткнувшись в телефон, не видя ситуации. Когда мы не видим этой ситуации на собаках, мы потом не увидим ее на стариках, мы потом не увидим ее на брошенных детях, а потом в этой ситуации может оказаться сам вот этот человек, это все вернется бумерангом, мы не живем отдельно где-то в горах отшельниками, мы живем в социуме и каждое наше действие порождает противодействие. Если мы будем бить собаку палкой, превращаться в хабаровских живодерок, потом животное, загнанное в угол, нападет на нас, оно будет иметь право защищаться. Сейчас мы просто гнобим, догоняем, добиваем того, кто в общем, не представляет для нас сейчас угрозы. Мы сами провоцируем своей жестокостью, новый виток жестокости.

Илья Тарасов: Ждем закон!

Мария Тябут: С нетерпением ждем закон, может быть он будет не совсем идеальным, но это будет хоть что-то, и мы будем от этого отталкиваться, а пока это все буксует. Какие-то лобби, какие-то интересы. В итоге бизнес превалирует над человеческим разумом, над разумным восприятием проблемы. Давайте вместе делать так, чтобы это все работало, не на бумаге, а на деле, не ради процесса, а ради результата.

Илья Тарасов: Маша, начнем мы с Ярославской области с этого приюта и с г-на Шарипова, будем бороться! Спасибо!

***

Илья Тарасов: Мэр Москвы Сергей Собянин взял собаку из приюта, я надеюсь, что мэр Якутска Айсен Николаев последует его примеру, а вообще сегодня мы выяснили, что защитить животных сможет только закон, который, я надеюсь, в ближайшее время будет принять и, чтобы ускорить его принятие, каждый из нас может распространять информацию о нем: делиться с друзьями, постить в соцсетях и так далее. Надеюсь, что, благодаря нам, эта ситуация изменится к лучшему. С вами была программа "За дело", увидимся ровно через неделю!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

До чего может довести человеческая жестокость и как правильно помогать бездомным животным

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Сюжеты
  • ЗаДело!
    После рабства
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    Полный выпуск
    ЗаДело!
    Кинотерапия
    Полный выпуск
    ЗаДело!
    После рабства