Александр Шаганов: Полтора года наши с Игорем Матвиенко песни были никому не нужны

Гости

Алексей Певчев: Привет, друзья. Вы смотрите программу «Звук». Сегодня мы посмотрим с вами концерт группы «Любэ» «Ребята нашего полка», а прокомментирует нам этот концерт поэт Александр Шаганов. Саша, приветствую вас.

Александр Шаганов: Здравствуйте, Алексей. Огромное спасибо за приглашение.

Алексей Певчев: Саш, первый вопрос, который хочу задать: как вы познакомились с Расторгуевым и с организатором сего мероприятия Игорем Матвиенко?

Александр Шаганов: Вы знаете, судьба так распорядилась, что она даже нас поселила в географически бескрайней Первопрестольной в одной остановке друг от друга. И я жил тогда на метро Рязанский проспект, подальше Игорь и, соответственно, через остановку, уже в Люберцах, Коля Расторгуев. Чтоб мы не тратили время на передвижение, а сочиняли по мере дарования. Игорь нас познакомил с Колей Расторгуевым. Коля появился с мороза, такой крепко сбитый, невысокого роста, вошел такой, коротко постриженный, обаятельный человек. И Игорь нас познакомил. И тогда в нем разгадать будущего народного артиста и любимца огромного количества людей в нашей стране сегодняшнего Николая Расторгуева мне не представлялось возможным. Слава богу, что моего мнения никто не спрашивал. Но это наши давнишние годы становления.

Алексей Певчев: Скажите, а можно ли считать, что это в определенной степени продюсерский проект? Как обычно рок-группа создается? Ты ищешь единомышленников, как-то сочиняете, пишете песни и становитесь популярными в лучшем случае, в худшем – нет. А как с «Любэ» было?

Александр Шаганов: Мне кажется, это огромная задача, которую, прежде всего, конечно, Игорь решил. Потому что он всегда был вожаком среди нас. И мы ему с радостью эти бразды правления отдавали. Но он это делал всегда очень ненавязчиво. Потому что каждый имеет право своего суждения, голоса. У нас очень дружный творческий коллектив. Но по-хорошему застрельщиком, и надо отдать ему в этом должное, конечно, был Игорь Матвиенко. И мы, конечно, люди одного поколения. Но при этом какая-то внутренняя глубина, определенная мудрость, которая была создана Игорем и в те уже далекие годы, она всегда чувствовалась. Это очень здорово иметь такого друга, как Игорь Матвиенко. Он очень талантливый композитор со своим видением. Я такой панегирик буду говорить в его адрес. Но он этого достоин. Игорь Матвиенко.

Алексей Певчев: А как так получается, что обычный московский парень, студент Института связи, любитель музыки… Наверняка, кстати, другой совершенно. Я уверен, что вы слушали рок-музыку в юности… Вдруг становится народным поэтом.

Александр Шаганов: Мне всегда хотелось, чтобы мои песни, слова к этим песням пригодились людям и были как хорошие друзья, что ли. Песня реально может человеку помочь в трудную минуту. И услышать интонацию… Иногда меня спрашивают: «И ты что, ездишь в метро?» Я говорю: «А почему я должен стесняться ездить в метро среди людей, для которых я сочиняю?» Это идет из твоего факта рождения, из твоей семьи, из твоего окружения, и так далее. Любя совершенно разные музыкальные направления, все-таки я всегда говорю, что после нас должно что-то остаться, чтоб люди сказали: «Это по-настоящему что-то такое народное».

Алексей Певчев: Правда ли, что на место Расторгуева планировался Сергей Мазаев, лидер группы «Моральный кодекс»?

Александр Шаганов: Вы знаете, они все дружили. И Сережа Мазаев с Игорем учился в одном музыкальном училище, и Коля Расторгуев. И у нас были такие сомнения. Дело в том, что наши первые песни мы с Игорем придумали – они 1.5 года лежали в наших портфелях. Мы просто не могли их записать. У нас не было возможности.

Если бы Сергей спел… Он очень талантливый человек. Но это была совершенно другая группа. Потому что в нашем любимом Николае Вячеславовиче есть та харизма, которая именно… Сергей бы спел немножко другой репертуар, был бы другой успех. А тут как паззлы сошлись.

Алексей Певчев: Мне говорили, что рассматривали этот вариант. Но поняли, что изможденный рокер не может исполнять те песни, которые должен исполнять настоящий мужик.

Александр Шаганов: Повторюсь. 1.5 года наши песни были никому не нужны, не востребованы, не было денежек записать их. И я был готов к любому решению. Познакомились тогда с Колей. И я говорю: «Коля, сколько тебе лет?» А Коле тогда было 31 что-то, 32. Я думаю: «Не поздно ли он начинает дорогу?» А он меня спросил: «А это ты придумал?» Тогда была одна популярная песня – «Владимирская Русь», в репертуаре другого коллектива.

Алексей Певчев: «Черный кофе» которую исполняли?

Александр Шаганов: Да, помните эту работу. И Коля тоже так удивился. «Это звезды, ребятушки».

Алексей Певчев: Как все-таки создается песня, которую распознают по одному аккорду? Как это делается? Как создается всенародная песня, которая становится народным шлягером?

Александр Шаганов: Это какое-то озарение, что ли. Я не очень профессиональный человек в том плане, что, знаете, нужно что-то такое написать и так далее. А вот когда случаются моменты вдохновения, созвучные… Что-то такое меняется даже внутри себя, что ли. Дождаться этого момента… Можно даже написать целую статью хорошую литературную, эти все законы описать шлягерной популярной песни. И все равно будет какой-то еще один определенный… Дело в том, что они все очень известны, все эти моменты, но каждый должен их открыть по-своему. Откройте закон Ома, говоря техническим языком, только по-своему. И, конечно, всегда хотелось бы следовать традициям, но при этом что-то привнести. Для этого нужно услышать голос улиц. По большому счету, за нас, авторов и исполнителей, сочиняет сама жизнь. Вот вы слышите ее интонации. Улыбка небесная в твою сторону случится – дай бог, не случится – работай дальше.

Алексей Певчев: Вы начали писать, по-моему, в институте.

Александр Шаганов: Лет с 14. Это первый, очень наивный опыт стихосложения. И, собственно говоря, именно с этого возраста я знал, чем бы я хотел заниматься в жизни. Это была такая юношеская мечта – именно через песенное слово пригодиться этому миру. Опять же повторюсь – очень наивная. Сейчас ребята, молодые авторы, присылают мне стихи, более уверенные, нежели мои те строчки. Но эта мечта меня не покидала. И вот прошли годы, и я стал тем, кем я стал. Очень много, конечно, упущено. В том плане, что, наверное, какие-то песни не написаны. И я иногда жалею. Но, с другой стороны, безупречное времяпрепровождение. Это очень задорная профессия – поэт-песенник.

Алексей Певчев: Было ли у вас какое-нибудь удивительное место, какое-то удивительное событие, когда вы слышали вашу песню? Позитивный это был опыт или, напротив, негативный – неважно. Вот интересно.

Александр Шаганов: Создается полное впечатление, когда ты спустя время услышишь сочиненные твои строчки, что ты даже удивишься, что ты их сам придумал. Потому что они начинают свою жизнь. Они обрастают своими историями. И, конечно, всегда очень приятно, когда они транслируются или в какой-то незнакомой компании. Или какая-то поговорка уже… Газетные публикации, заголовок. Строчка из твоей песни. И такие случаи были не единожды.

Однажды я выступал в одном военном госпитале. Далекие 1990-е годы. И ребята после тяжелых ранений из горячих точек. У одного парня были ампутированы ноги. И он в этой коляске, первые ряды. И я исполнял песню из репертуара «Любэ» «Там за туманами». И весь зал встал. И этот парень приподнялся на руках. И пока звучала эта песня 3 минуты, он оставался так в строю. Облик этого человека до сих пор стоит у меня перед глазами. Он всем своим видом показывал, что он не сдастся всем этим лишениям, которые ему достались. И все зрители его поддерживали взглядом, тоже смотрели на него. Я думаю, что такие песни – это самые дорогие, которые помогают людям.

Алексей Певчев: Каким образом вам удается влезть в шкуру хулиганов, солдат. Больше всего меня интересуют, наверное, солдаты. Потому что такой в пронзительной и четкой тематике, как песни «Любэ» о войне, наверное, больше никто не работает.

Александр Шаганов: Песню «Комбат» с Игорем Матвиенко придумали в 1995 году. И она прозвучала накануне десятилетия победы 8 мая в Парке центрального дома советской армии. И многие ветераны еще были живы. Очень тепло восприняли эту премьеру. И я всегда говорю, что, наверное, даже генетически живет память предыдущих поколений. Потому что мой дедушка прошел две войны, мой крестный, старший брат моего отца дяди Васи, был в осажденном Ленинграде, был награжден. Я принимал присягу, пройдя… И эта тема все равно генетически живет в наших сердцах.

9 мая и 23 февраля – это для нас святые праздники. И огромное уважение к людям, которые несут нелегкую воинскую службу. И среди моих близких друзей есть огромное количество офицеров. Это особые люди.

Алексей Певчев: Приняли сразу вас?

Александр Шаганов: Знаете, успех случился безупречный. Это тот случай, когда после какого-то минимального эфира в одной популярной телевизионной программе на группу обратили внимание. Но когда мы сочиняли наши первые песни, я скажу, так можно сочинять только в юности, так по-студенчески, без оглядки назад. И мы отдали дань нашим годам становления. И, опять же, у «Любэ» есть то хорошее развитие. Мы взрослеем, песни приобретают уже некую интонацию… Но иногда хорошего ироничного песенного слова, как в наших песнях «Не валяй дурака, Америка» или в той же песне «Атас, веселей рабочий класс», нам немножко не хватает на данном этапе. Иногда нужно вернуться к каким-то истокам. Потому что хорошего здорового юмора в нашей всей большой песне не хватает.

Алексей Певчев: Вы помните момент, как произошел перепад от такого хулиганского, нарочито гротескного «Любэ» к… я бы не хотел здесь употреблять слово «патетическое», но к определенной такой гражданской группе?

Александр Шаганов: Кто-то очень правильно сказал – «группа федерального звучания». Знаете, таким высоким словом. Вы знаете, просто в первом альбоме, который разошелся огромным тиражом, там были самые разные песни. Там была такая песня… Из нее, мне кажется, потом эта линия и пошла. Песня «Не рубите дерева». Вот такая:

За деревней, у реки

Рубят лес мужики

И творят, что хотят –

Только щепки летят.

Такая сердечная боль за природу. Из нее уже линия песни «Батяня-Комбат» или у Миши Андреева стихи замечательные «Отчего так в России березы шумят?» А вот такие шуточные задорные песни – они тоже… Знаете, это весь пласт нашей жизни. Она же и такая, и сякая. При этом «Ребята с нашего двора». И все наши песни с разным воспитанием, с разными оценками в школе, с разным достатком. Все мы объединены, как образ ребят с нашего двора. А по большому счету мы объединены нашей страной.

Алексей Певчев: А как Расторгуев принимает ваши песни? Вообще насколько ваша тройка… Как происходит работа этой большой тройки?

Александр Шаганов: Вы знаете, я Коле очень благодарен за то, что из огромного количества песен, которые я для него сочинил, я никогда не услышал в свой адрес по поводу своих строчек, что типа «старина, нужно что-то поменять, что-то это мне не совсем понятно». Я его спросил: «Ведь наверняка же что-то тебя не устраивало?» - «Знаешь, если я что-то не понимаю, это мой затык. Значит, это я недоработал». И потом он сказал достаточно канцелярским языком. И от этого было еще более трогательно. Он сказал: «Я всегда был уверен в качестве нашего литературного материала». Это очень забавно. И что еще хочу сказать? Однажды строчка была такая «Постовые улиц центр». Он говорит: «Слушай, я чуть язык себе не сломал, на студии записывая. Ты больше так не пиши. А то очень сложно». Я говорю: «А я тут придумал – «Веди, Господь, убогих, к храму»». Он улыбнулся.

Алексей Певчев: Саш, ну, понятно, что, наверное, не все стихотворения ложатся на музыку. И пишутся, наверное, и вне этого. А прочитать можете что-нибудь?

Александр Шаганов: У нас программа 23 февраля. И я прочитаю стихи, которые посвящены этому событию.

А мы с тобой немало, брат, прошли

Тревожных верст, тревожных лет.

Дороги эти сердце обожгли.

Не берегли себя мы, нет.

Наш первый тост

Мы выпьем до конца

За всех ребят, за каждого бойца.

За всех ребят по стопке боевой

Поднимем, брат.

Спасибо, что живой.

Алексей Певчев: Саша, спасибо огромное.

Александр Шаганов: Спасибо, друзья.

Алексей Певчев: Это была программа «Звук». Смотрите нас и слушайте музыку на Общественном телевидении России.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

В гостях у Алексея Певчева – соавтор главных хитов группы «Любэ» Александр Шаганов. Как написать по-настоящему всенародный хит и чего не хватает современной российской песне.

Комментарии