День учителя-2020

День учителя-2020 | Программы | ОТР

С каким настроением встречают российские учителя профессиональный праздник? Что волнует педагогов в мегаполисах и в глубинке?

2020-10-05T15:48:00+03:00
День учителя-2020
Россия нацелилась на криль. Продуктовые карточки. В Новый год – с долгами по зарплате. Бюрократы. Борьба с безработицей. Регионы не рады гостям
Криль – один из последних нераспределённых биоресурсов на Земле
Поможет ли Минтруд безработным?
Сергей Лесков: Создание вакцины от ковида – это такой же фактор мягкой силы, каким был полёт Гагарина на заре космической эры
Как работают чиновники?
Не зови меня по имени
Не добро пожаловать! Регионы гостям не рады
В новый год - с долгами по зарплате
Дед Мороз, забери ковид
Нуждающимся начислят продуктовые баллы
Гости
Юрий Карпунин
директор «Марковской основной общеобразовательной школы» Петушинского района Владимирской области
Евгений Ямбург
заслуженный учитель России, директор Центра образования № 109 города Москвы
Всеволод Луховицкий
сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель»
Алла Волкова
учитель физики и информатики, заместитель директора Гимназии №12, г. Липецк

Денис Чижов: Цветы, концерты, сюрпризы и подарки сегодня просто необходимы тем, кто нас учил, учит и будет учить. Пятого октября в 1966 году был подписан исторический документ, который официально закрепил понятие «учитель».

Ольга Арсланова: Да, сегодня День учителя, собственно, отмечается этот профессиональный праздник, который долго отмечали в первое воскресенье октября, но с 1994 года мы присоединились ко всему миру и празднуем День учителя каждый год фиксированно 5 октября. Вот Денис говорит, что нужны цветы и конкурсы, там что-то, концерты...

Денис Чижов: Концерты, конечно же, как...

Ольга Арсланова: А вот не факт.

Денис Чижов: Почему?

Ольга Арсланова: Может быть, что-то другое нужно российскому учителю сегодня?

Денис Чижов: Нет, ну что-то нужно, что-то нужно обязательно.

Ольга Арсланова: Ну помимо, понятное дело, зарплаты хорошей. Наверняка есть какие-то проблемы, о которых хотелось бы поговорить, тем более что это очень непростой год, год эпидемии.

Денис Чижов: Но вообще мы в новостях постоянно видим, что реформы какие-то постоянно в этой сфере, в сфере образования, и вроде бы, казалось бы, что-то меняется, на мой взгляд, вроде бы там смотрим. Но хотелось бы от первого лица узнать у учителей, с каким настроением они встречают свой профессиональный праздник, как сказалась пандемия, не подкосила ли она, не подубавила ли настроение.

И начинаем беседу с Всеволодом Луховицким, сопредседателем Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель». Всеволод Владимирович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Всеволод Луховицкий: Добрый день, да.

Денис Чижов: Мы вас поздравляем!

Ольга Арсланова: С праздником!

Всеволод Луховицкий: Спасибо. Был бы повод, было бы основание поздравлять. Скоро придется стесняться этого.

Ольга Арсланова: Почему?

Денис Чижов: Неужели? Как пессимистично сразу.

Всеволод Луховицкий: Ну, во-первых, мы, как известно, уже с 2010 года не учителя, не воспитатели, а мы поставщики образовательных услуг, то есть приравнены к обслуживающему персоналу. Соответственно, у обслуживающего персонала, он всегда виноват, любой... Тот, кто предоставляет нам услуги, всегда виноват, отсюда ожидания учителей сейчас, что будет особо хорошее, уважительное отношение со стороны родителей, оно несколько смазано.

Денис Чижов: Но неужели это поменялось? Ведь изменения же ввели только на бумаге, но все равно родители тех учеников, которые хотят сейчас в школу, они все равно росли во времена, когда было уважение к учителю, по крайней мере какое-то остаточное. То есть неужели так резко все поменялось?

Всеволод Луховицкий: Так дело в том, что уважение – это следствие реальной ситуации, в которую поставлены сейчас учителя. Учитель, во-первых, перед всеми виноват, он всем все должен. Он должен, с одной стороны, исполнять все распоряжения чиновников, которые никакого отношения к школе не имеют и ничего в школе не понимают. С другой стороны, он должен все время бояться, что его в чем-нибудь обвинят. Если это мужчина, извините, то он, скорее всего, он всегда должен помнить, что чуть что, его обвинят в каких-нибудь сексуальных домогательствах.

Ольга Арсланова: Ага.

Всеволод Луховицкий: В том, что все учителя взяточники, и в том, что любого учителя очень легко обвинить в то, что... Вот вы говорили, коробка конфет или цветы: принес цветы, вручил учителю, после этого идешь, пишешь в департамент образования, и учителя, а чаще даже не учителя, а директора, снимают с должности.

Денис Чижов: Но это единичные случаи, может быть, какие-то, или это уже практика какая-то? Звучит как сюр какой-то.

Всеволод Луховицкий: Это практика, это реальность.

Денис Чижов: Да?

Всеволод Луховицкий: Учителя больше всего боятся именно жалоб родителей, и директора чаще всего эти жалобы используют, не потому, что они злодеи, а потому, что учредители очень радостно показывают всем жителям, как они заботятся об образовании, как они борются со взяточниками. Достаточно вспомнить, в Москве сколько было случаев, когда бывший руководитель наш Исаак Иосифович Калина кричал, ругал, смешивал с грязью директоров за то, что у них в школе учитель, например, знаменитый случай, попросил в 1 классе принести на урок игрушку «Чебурашка». Это очень характерно, это во всех школах, в большинстве школ России.

Ольга Арсланова: Но знаете, вот это вот многим родителям все-таки напоминает маятник. Довольно долго все было как-то слабо отрегулировано. Я помню, я сама училась в школе, всякое бывало, и странные какие-то взносы, и что-то покупать приходилось, хотя вроде бы должно было быть это в школе. Сейчас ситуация, да, меняется, но, видимо, с захлестом, с перебором.

Всеволод Луховицкий: Разница в чем? Когда вы, вероятно, учились, в школу объективно, по ситуации в самом деле шло очень мало денег.

Ольга Арсланова: Вероятно, да, не буду спорить.

Всеволод Луховицкий: И одновременно школе было сказано: «Выбирайся как хочешь, выпутывайся сама». Я хорошо помню эти конец 1980-х – 1990-е гг...

Ольга Арсланова: Да-да, это как раз 1990-е гг.

Всеволод Луховицкий: Но сейчас ситуация другая, сейчас школе говорят: «Мы тебе даем достаточно денег, ничего никогда не бери у родителей», – но при этом дают столько, что все равно выжить школа не может. Вернее, школа может выжить, если в ней больше 1 тысячи учеников...

Ольга Арсланова: ...и если у нее развиты какие-то дополнительные занятия платные. Ведь школы сейчас больше зарабатывать возможностей имеет, чем раньше?

Всеволод Луховицкий: Да, потому что школе опять-таки сказано: мы вам дадим деньги, например, на дополнительное образование, на кружки, только если вы будете зарабатывать сами. И это все идет от идеи, что есть платные и бесплатные образовательные услуги. Вместо полноценного образования мы оказываем определенный набор образовательных услуг. Значит, всегда их можно сократить, всегда можно сказать, зачем, не знаю, в 10 классе химия, давайте мы ее сократим для гуманитариев, не будем давать им химию.

И каждая школа вынуждена выкручиваться как может, финансирование реальное не дает возможности сделать учителям такую зарплату, как требуют президентские указы, директора вынуждены прибегать к простой мере, что один учитель работает за двоих, за троих. Вот я на днях получил письмо от учительницы английского языка с Урала, она пишет: «У нас с 5-го по 11-е классы на английский язык всего 2 учителя». Она говорит, у нее было в прошлом году 60 уроков в неделю, 60.

Денис Чижов: Всеволод Владимирович, вы как представитель профсоюза скажите, сейчас что со средними зарплатами у учителей в деревнях, в городах? Какие-то можете цифры дать, почему же нехватка?

Всеволод Луховицкий: Ну вот в конце августа – в начале сентября вдруг появились в «Известиях», независимая какая-то фирма провела опрос, который выявил, что у нас примерно ставка 18 часов и за в среднем ниже или еле-еле равна одной минимальной оплате труда.

Денис Чижов: То есть в месяц, в месяц какие цифры? Вот в месяц зарплата средняя учителя?

Всеволод Луховицкий: Вот средняя в месяц – это где-то 24–26 тысяч, а не 40, как говорят нам сейчас. И главное, что это происходит в то время, когда все время разные депутаты Думы, разные регионы, региональные Думы подают в Госдуму законопроекты, которые так или иначе говорят об одном. Там детали разные, кто-то предлагает, как и профсоюз наш предлагает, установить минимальную гарантию не ниже 2 МРОТ за ставку, за 18 часов. Кто-то говорит, что просто определим цифру, 25 тысяч должны стоить 18 часов по всей стране, не меньше. Кто-то говорит, что 70% от средней по региону должна стоить ставка. Вот мы недавно как раз проследили, с 2018 года было около 10 попыток такие законопроекты внесли, думское большинство радостно все эти проекты отвергает, правительство пишет на них отрицательные отзывы. Поэтому ожидать того, что что-то изменится, пока нет оснований.

Денис Чижов: Всеволод Владимирович, я вас перебью – сегодня все-таки праздник, все-таки хотелось бы, хоть что-то есть позитивное? Можете хоть что-то отметить, чтобы сбалансировать? Нет, ну если нет, то ничего...

Ольга Арсланова: Печальный праздник получается.

Денис Чижов: Тогда скажите объективно.

Всеволод Луховицкий: Позитивное... Ой...

Денис Чижов: Ну это ответ, найти сложно, как я понял, да?

Всеволод Луховицкий: Учитывая, что меня сегодня с утра огорошили тем, что в Москве собираются ввести (правда, пока нет документа) с 19-го числа снова дистанционку...

Ольга Арсланова: Ага.

Всеволод Луховицкий: Это тоже такой «подарочек», что я не знаю, что будут делать и учителя, и родители, и дети. К сожалению, я... А, я могу сказать, что хорошего.

Денис Чижов: Так, давайте.

Всеволод Луховицкий: Насколько мы знаем, ВПР, проверочные работы, которые должны были вот сейчас пройти, по-моему, с 12 сентября начиная до середины октября...

Денис Чижов: Так.

Всеволод Луховицкий: ...вроде бы, кажется, с одной стороны, достаточно большое количество школ стало от них отказываться или как-то их игнорировать, а с другой стороны, насколько мы понимаем, и министерство стало немножко спокойнее относиться к этим ВПР. Может быть, больше у нас их все-таки и не будет. Вот это...

Денис Чижов: Спасибо большое, спасибо.

Ольга Арсланова: И собственно, приходит информация из Минпросвещения, замглавы Минпросвещения сделал заявление о том, что нет пока решения относительно дистанционки, то есть пока этот вопрос не решен, может быть, еще ее не будет в Москве, так что давайте по крайней мере в праздник...

Денис Чижов: ...не говорить.

Ольга Арсланова: Раньше времени пугаться не будем, подождем точной информации.

Денис Чижов: Давайте примем звонок. Оля, нам дозвонился Владимир из Ленинградской области, сельский учитель. Владимир, вы нас слышите?

Зритель: Да, добрый день.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Денис Чижов: Здравствуйте. Поздравляем с праздником!

Зритель: Здравствуйте.

Я хочу поздравить от себя всех педагогов, которые трудятся в этой области. Это действительно очень трудный путь, достойная профессия. Вы знаете, вот на селе немножко другие проблемы, на селе проблемы в том, что очень много пожилых людей работают, старого поколения, которые в свое время получили квартиры на селе. А молодые педагоги, понимаете, они ездят с города, не хватает молодых специалистов. Для того чтобы они приехали на село, им нужно дать жилье, вот, иначе никак, понимаете, иначе будет большая разница образования сельского и городского, вот. Чтобы хорошие специалисты приезжали на село, их надо чем-то заинтересовать.

Ольга Арсланова: А у вас вот эта программа «Земский учитель» не действует, я правильно понимаю? Не дают?

Зритель: Вы знаете, нет, не действует, она действует, вы знаете, избирательно, мне кажется. Есть села, где дают жилье, а есть, где нет, вот.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Денис Чижов: Ну вот есть какие-то у нас истории все-таки с счастливым, как говорят, концом...

Ольга Арсланова: ...когда все-таки дают и когда программа работает.

Денис Чижов: Давайте посмотрим о людях, которые переехали в другой регион по программе «Земский учитель».

СЮЖЕТ

Денис Чижов: Ну вот, счастливые истории все-таки есть.

Сейчас к нам присоединяется директор Марковской школы Петушинского района Владимирской области Юрий Карпунин, заслуженный учитель России. Юрий Александрович, с праздником вас поздравляем!

Ольга Арсланова: Добрый день.

Денис Чижов: Здравствуйте.

Юрий Карпунин: Добрый день. Спасибо, спасибо.

Денис Чижов: А вот вы знаете этих счастливых учителей, которые получили миллион и счастливо работают, учат детей?

Юрий Карпунин: Вот сейчас посмотрел, увидел, хорошо.

Ольга Арсланова: А в жизни?

Денис Чижов: Нет, кроме них, кроме этих.

Юрий Карпунин: Нет-нет, в ближайшем окружении моем таких учителей я не встречал, но слышать слышал, сейчас увидел, замечательно, я рад за них.

Денис Чижов: Я думал, что есть какие-то рядом с вами.

Ольга Арсланова: Какие есть проблемы у учителей, у школ в Петушинском районе Владимирской области? Они специфические какие-то, общие, общероссийские?

Юрий Карпунин: Ну, после такого описания Всеволодом Владимировичем так в темном фоне, ну, в общем-то, он довольно-таки объективно описал сельские проблемы. Но специфика Владимирской области, особенно вот наш район Петушинский, он пограничный район, это, конечно, разность оплат за одну и ту же работу. То есть здесь очень сложно решается кадровый вопрос. Люди живут либо фанаты-идеалисты той закалки и с того времени, когда День учителя отмечали в последнее воскресенье октября, либо очень быстро уходят, через 10 километров другие зарплаты.

Ольга Арсланова: А почему так получается? Это какая-то территориальная... ? Работа та же самая.

Юрий Карпунин: Да, конечно-конечно, у каждой территории свои зарплаты, и школы муниципальные, каждый муниципалитет платит, Орехово-Зуевский район одно, Москва другое, Владимирская область третье, Петушинский район четвертое и так далее. И это расхождение очень большое, конечно.

Денис Чижов: Юрий Александрович, а вот в вашей школе состав педагогов какой по возрасту? Сколько старой закалки, а сколько молодых приблизительно?

Юрий Карпунин: Ну вот сейчас уже, да, сейчас уже, в общем-то, у меня остались 85–87%, наверное, так будет, нашей советской старой закалки, те люди, с которыми я создавал эту школу по сути дела.

Денис Чижов: Ой-ой-ой...

Юрий Карпунин: Да-да-да. Хотя молодые приходят, но не все удерживаются. Сейчас один ученик мой работает, и вот в этом году пришла девушка, верю, что хочет, глаза горят, вроде нашей формации, все должно получаться. Но это не оттого, что... Я еще раз повторяю, живем в мире уже без идеологии, но где считают деньги, и работать, за одно и то же время, а работать здесь приходится ничуть не меньше, даже больше, получать меньше в 2 раза...

Ольга Арсланова: А вот можно назвать примерно среднюю зарплату учителя? Понятно, категории, опыт, стаж... Какие зарплаты?

Юрий Карпунин: Ну давайте так, в этом году ко мне пришел молодой специалист после армии. Значит, у нас молодым специалистам ставят, вводят коэффициент, департамент вводит, их приравнивают к учителям первой квалификационной категории, то есть это к опытным учителям, которые уже прошли аттестацию. Если раньше они получали нищенскую зарплату, то сейчас это уже получалось нормально. И вот у него там ставка с лишним, при всех накрутках, все, что смогли сделать, у него получалось где-то порядка 23 тысяч на руки. В общем-то, для него это оказалось очень мало...

Денис Чижов: Ну, неудивительно.

А вот вы говорите, что у вас 85% старой закалки. Я заезжал пару лет назад в свою школу в Алтайском крае в городе Рубцовске, немножко так походил по коридорам, пообщался с учителями, посмотрел на детей. И вот, знаете, создается все равно впечатление, что вот каким бы опытным ни был учитель, насколько хорошо они ни знал бы свой предмет, тем не менее все равно возраст все-таки мешает понимать молодежь, вот есть этот конфликт, что учитель не может дышать тем же воздухом, слушать ту же музыку, что и ученики, и от этого не складывается диалог. Есть такая проблема?

Юрий Карпунин: Ну, у меня такой проблемы нет, потому что, в общем-то...

Денис Чижов: Нет, не у вас лично.

Юрий Карпунин: Я понимаю, я про школу говорю, когда я говорю «у меня», это моя школа, я говорю про дело своей жизни.

Денис Чижов: Да.

Юрий Карпунин: Нет, потому что, в общем-то, создавалась воспитательная система, мы работаем в едином... У нас нет отдельно педагогического коллектива, нет отдельно ученического коллектива, у нас, в общем-то, все решается на совете содружества, это общее с нами. И понимаете, можно подстраиваться по принципу, значит, учитель пения... и быть очень приятным молодежи, подыгрывая их вкусам. Но поверьте, в общем-то, это не взгляд человека старой закалки, что не все современное, что сейчас пользуется успехом у молодежи, есть путь к самосовершенствованию. Поэтому очень неплохо будет, если молодежь будет слушать еще иногда и наши песни, а мы их.

Денис Чижов: Нет, это, бесспорно, хорошо.

Юрий Карпунин: Процесс самосовершенствования, вот. Если я говорю, что учителя старой закалки, это не значит, что они старые люди, душой они еще мальчишки и девчонки, проверьте, приезжайте, посмотрите...

Ольга Арсланова: А какой уровень образования, отличается ли он в глубинке, например, и в столице? То есть насколько действительно могут, например, ваши ученики поступить в какой-нибудь столичный вуз? Или все-таки есть разница, есть проблемы?

Юрий Карпунин: Ну нет, во-первых, поступают, и поступают успешно, вопросов нет. Поверьте мне, что успешность ученика – это в первую очередь генофонд и семья, все остальное... Мы только тут помогаем и где-то развиваем. Да, материальное наполнение, это, конечно, шикарно, но еще и воспитать, и впитать, а самое главное – способности ребенка. Есть дети, которые, в общем-то, могут самостоятельно подготовиться, самостоятельно выучиться элементарно. Все это зависит от подбора детей, конечно.

Денис Чижов: Юрий Александрович, я помню, в мое время (я могу теперь говорить, да) перед поступлением в институт мы все дружно начиная, по-моему, с 9 класса ходили к различным репетиторам и так далее на платной основе, потому что школьной программы было, ну или считалось, что было недостаточно для успешного поступления. А сейчас это так же, или достаточно школьной программы, чтобы успешно поступить в вуз?

Юрий Карпунин: Ну нет, конечно, безусловно, в общем-то, кто собирается поступать в вузы, они так-то занимаются с репетиторами, модная тема находить репетиторов из тех вузов, в который будешь поступать, еще лучше, если репетитор участвует в приемной комиссии, как раньше это было, допустим, кто рассматривает, – все это есть и присутствует. Но я опять повторяю, что репетитор, если есть время и если есть необходимость, – это замечательно, то есть это дополнительный поток развития. Но в общем-то, если ты усваиваешь все в полной мере, у меня много примеров, когда ребята без репетиторов поступали, очень успешно складывалась карьера.

Денис Чижов: Юрий Александрович, скажите еще, пожалуйста, я все вспоминаю проблемы, которые мне назвали в городе Рубцовске Алтайского края. В том числе мне сказали учителя, что родители жалуются на чрезвычайную загруженность детей, чуть ли не на митинги ходят из-за того, что у детей нет совсем свободного времени...

Ольга Арсланова: В Москве то же самое, могу сказать.

Денис Чижов: Тоже? В Москве так же, так.

Ольга Арсланова: Здесь мы одна страна.

Денис Чижов: А во Владимирской области?

Юрий Карпунин: Ну, жалоб ко мне не поступает...

Денис Чижов: Но дети заняты 24 часа в сутки?

Юрий Карпунин: Да дети... Занятость детей была всегда. И знаете, что парадоксально, в общем-то? – чем больше заняты дети, тем лучше они усваивают программу, получалось так как-то.

Денис Чижов: Бесспорно.

Юрий Карпунин: Да, получается так, что не всегда занятость есть вред. Но я против того, чтобы перегружать, особенно перегружать домашним заданием, которое чисто механически, которое не помогает что-то воспроизвести, вспомнить или что-то свое..., а чисто прорешать, просчитать. Поэтому, конечно, здесь я стою за то, чтобы немножко освобождать время. Но болтание по улицам, в общем-то, не всегда полезнее для обучения, я считаю тоже.

Денис Чижов: Ну вот какую-то нотку оптимизма все-таки Юрий Карпунин нам добавил...

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам. Еще раз с праздником!

Денис Чижов: С праздником, спасибо большое.

Ольга Арсланова: Мы говорили с Юрием Карпуниным, директором Марковской школы Петушинского района Владимирской области, заслуженным учителем России.

Денис Чижов: А учителей у нас много не только среди экспертов, но и среди наших телезрителей. Нам дозвонилась Татьяна из Челябинской области, учитель-логопед.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Денис Чижов: Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Денис Чижов: Мы вас поздравляем.

Зритель: Спасибо! Я тоже хочу поздравить всех учителей нашей огромной страны с этим праздником. Я сама из учительской семьи, у меня и бабушка работала в образовании, и оба родителя тоже педагоги, учителя, и я сама учитель, так что эту работу знаю от самого низа. И могу сказать, что, конечно, стараются местные власти как могут сделать для учителя облегчение в его работе.

Но к сожалению, наши федеральные законы, которые принимаются на уровне правительства, они... выходят так и пишутся так, что действовать однозначно по ним не могут, они как бы палка о двух концах, можно и так по ним работать, и так, можно так поступить, а можно так. И поэтому, конечно, на местах выбирают то направление, где меньше заплатить надо, меньше что-то сделать.

Денис Чижов: Татьяна, вы сказали, что вы из семьи учителей, соответственно, у вас статистика, я думаю, большая накопилась...

Зритель: Да.

Денис Чижов: Ну вот скажите, давайте сравним, 20 лет назад отмотаем, 2000 год либо 2020-й, когда учителю было лучше, ну вот в вашей семье? Неужели нет позитивных изменений?

Зритель: Вы знаете, я могу сравнить даже не 2020-й, я могу сравнить и брежневские годы...

Денис Чижов: Давайте к современной России поближе, чтобы мы понимали изменения у действующей власти, делают ли они что-то или нет. Брежневу мы претензии не предъявим уже.

Зритель: Наши вот, я сама из города Снежинска, наши власти делают, стараются для образования очень много сделать.

Денис Чижов: Но получается или нет? Вот 2000-й и 2020-й...

Зритель: Получается.

Денис Чижов: Получается, да?

Зритель: Получается. Понимаете, допустим, для оборудования школы, для оснащения школы, для ремонтов...

Денис Чижов: А на учителей не остается уже, да?

Зритель: Да, а учителю не остается ни психологической поддержки... Ведь профессиональное выгорание учителя очень быстро наступает. Поэтому если бы этого не было, в вузы педагогические очередь бы стояла.

Ольга Арсланова: Да, пока этого нет.

Зритель: Но к сожалению, не стоит.

Ольга Арсланова: Спасибо. Но может быть, будет меняться, потому что вот нам пишут, что в Москве появляются молодые педагоги, зарплаты, в общем, неплохие, но опять же проблема, только в Москве такие зарплаты: «Работаю учителем в казанской школе, возмущает отношение к оплате труда учителя. У нас в Казани 20 тысяч в месяц, а в Москве 80 тысяч и более. Несправедливо».

Денис Чижов: Продолжим общаться с нашими гостями. Алла Волкова выходит на связь, учитель физики и информатики, заместитель директора гимназии №12 города Липецка. Алла Александровна, мы вас тоже поздравляем.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Алла Волкова: Добрый день!

Денис Чижов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, приветствуем.

Денис Чижов: Мы даже видим вас по Skype, да. Ну вот улыбка, значит, День учителя удался позитивно?

Алла Волкова: Безусловно, 6 уроков сегодня уже были...

Денис Чижов: Встречаете на боевом посту.

Алла Волкова: На каждом уроке поздравление детей, родителей. Праздник!

Денис Чижов: А как поздравляют дети сейчас? Потому что вот мы слышали про сложности, что цветы дарить нельзя, считается, что это взятка не взятка, или как?

Ольга Арсланова: Нет, почему, наверное, все-таки цветы можно...

Денис Чижов: Коробка конфет, что можно?

Алла Волкова: Не знаю насчет взятки не взятки, цветы были и есть...

Денис Чижов: ...и будут.

Алла Волкова: Мне кажется, из учительской профессии они не уйдут никогда. Сегодня поздравления начались уже с 6 утра с публикаций в социальных сетях различной информации, в частности, мой класс поздравил меня видеороликом, где все наши совместные фотографии за годы с 5-го по 9-е классы, поэтому это приятно. Открытки, сделанные своими руками... Сегодня у нас активисты Российского движения школьников на нашем 3D-принтере напечатали для нас тоже подарки, брелки и с утра нам сегодня вручали. Поэтому настроение праздничное получено в полной мере.

Ольга Арсланова: Ага.

Денис Чижов: А какие-то льготы в День учителя есть? Сокращенный рабочий день, может быть?

Алла Волкова: Ну вот этот год отличается от других лет...

Денис Чижов: Так.

Алла Волкова: Потому что, конечно, у нас каждый год в День учителя проводился концерт для педагогов и в связи с этим было небольшое сокращение уроков, соответственно, уроки были покороче.

Денис Чижов: Имеете в виду концерт силами учеников, или это приглашенные артисты на концерт?

Алла Волкова: Это ученики, всегда были ученики, да-да-да.

Денис Чижов: Ага.

Алла Волкова: Соответственно, вот все кружки дополнительного образования, это танцевальные коллективы, хоровые коллективы, вокалисты отдельные, стихи читают дети, это все было. В этом году в очном формате этого нет, но у нас в группе гимназии официальной целый день идут поздравления и выложены видеоролики с танцами, с песнями. Поэтому сокращенных уроков нет, но на переменах мы умудряемся посмотреть то, что нам подготовили дети.

Ольга Арсланова: Этот год был сложным из-за эпидемии. Какая обстановка в Липецке сейчас? Как вообще этот вызов учителя в вашей школе приняли?

Алла Волкова: Ну, безусловно, этот вызов был для нас для всех неожиданностью, и те уроки, которые мы получили весной, мы сейчас, безусловно, применяем уже в жизни. У нас несколько классов уже уходили на дистанционное обучение в связи с превышением эпидпорога по ОРВИ и гриппу. Но все сейчас классы уже вышли, мы учимся в полном составе, но был период, когда у нас до 8 классов отсутствовали, они обучались дома в режиме дистанта. Поэтому оборудовано было рабочее место для учителя, целый кабинет мы для этого отдали, и уроки по Zoom, видеоуроки проводились.

Ольга Арсланова: Понятно. А вообще проблемы... Вот если бы вам сказали, что в День учителя время поговорить и решить самые болезненные какие-то точки, самые важные проблемы, вот что бы вы назвали?

Алла Волкова: Вы знаете, я слушала эфир, и, конечно, очень много болезненных точек было озвучено. Но у меня такое ощущение, что многие из этих болезненных точек были всегда в учительской профессии.

Ольга Арсланова: Ага.

Алла Волкова: Я сама тоже, как и предыдущая звонившая, из учительской семьи, у меня мама педагог, папа педагог, папа причем до сих пор преподает в школе. И вы знаете, все то, с чем сталкиваюсь я в своей жизни, мы разговаривая с родителями понимаем, что это было. Но это не повод опускать руки, унывать, ведь всегда учитель отличался тем, что несмотря на какие-то сложности... Ведь наша миссия несколько в другом, она в том, чтобы воспитывать подрастающее поколение, а если мы их будем воспитывать только на жалости к себе как к профессии в целом, то, наверное, ничего хорошего из этого не выйдет. Поэтому я всегда придерживаюсь позитивного настроя, как бы сложно ни было.

Если говорить действительно о том, с чем сталкиваешься, наверное, одна из самых сложных проблем – это проблема взаимоотношений между родителями, учителями и учащимися. Вот для меня, наверное, она остро стоит. Но, говоря о своем классном коллективе, я искренне благодарю своих родителей, если они меня слышат, пусть они услышат это на всю Россию. Спасибо им за то, что они всегда прислушиваются к мнению учителя, к мнению администрации гимназии, потому что только совместными усилиями мы сможем добиться результата. Я сегодня читаю поздравления и искренне радуюсь, что мы идем в правильном направлении.

Денис Чижов: Алла Александровна, вот хочу отметить, как-то раньше-то подарки все-таки больше материальные были, ну хоть коробочка конфет какая-то, да, что-то такое, а сейчас вот все в онлайн ушло. По-моему, это отрицательно...

Алла Волкова: Коробочки конфет тоже есть.

Денис Чижов: Остаются коробочки конфет? Ага, хорошо.

Вот у меня еще вопрос насчет взаимоотношений учителей с детьми. Вот вы говорите, например, песни какие-то там, концерты – а что сейчас дети поют на этих концертах? Я так понимаю, Элджеев всяких, да, мы можем услышать под гитару, так сказать... ?

Алла Волкова: Вы знаете, все зависит от того, какой взрослый вместе с ними. Мы же говорим о примерах положительных и позитивных...

Денис Чижов: Хотелось бы.

Алла Волкова: Школа должна воспитывать. Мне очень нравится фраза, которую я практически всегда произношу...

Денис Чижов: Скажите ее на всю Россию.

Алла Волкова: Да: школа выполняет функцию управляемой социализации. То есть, безусловно, всегда были какие-то микрогруппы и негативного характера, и позитивного характера, но школа должна показывать положительные примеры. Поэтому выбор песен, конечно, мы прислушиваемся к мнению учащихся, но наша задача объяснить, почему то или иное музыкальное произведение мы не можем показывать на широкую общественность. Поэтому песни разные, и на иностранных языках они есть, но, безусловно, они с позитивным контентом, запрещенного контента там нет точно, за это мы отвечаем.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Денис Чижов: Спасибо большое, с праздником вас еще раз.

И давайте отправимся из Липецка в Белгород, в Белгородскую область. К нам дозвонилась Галина, это сельский учитель. Галина?

Ольга Арсланова: Добрый день. С праздником! Галина, вы в эфире.

Денис Чижов: Галина, вы с нами? Нет, Галины нет. Галина год на пенсии уже, нам сказали, что она подрабатывает сейчас уборщицей, зарплата выше, чем получала в школе. Жаль, что мы не услышали более подробно этот рассказ.

Но давайте двигаться тогда дальше, и к нам присоединяется Евгений Ямбург, заслуженный учитель России, доктор педагогических наук, академик РАО, директор школы №109. Евгений Александрович, здравствуйте. Вас тоже мы поздравляем.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Евгений Ямбург: Здравствуйте. Всех коллег тоже с праздником, да.

Ольга Арсланова: С праздником.

Скажите, как вам кажется, какие вызовы сейчас стоят перед российской школой современной? Она вынуждена адаптироваться к совершенно разному, и вот к ситуациям с эпидемией, дистанционное обучение, не везде получилось. Многое меняется, школа тоже пытается меняться, и это иногда бывает, не всегда гладко проходит.

Евгений Ямбург: Ну, я вам должен сказать, что школа действительно должна быть гибкой, потому что время идет вперед. И я вот слышал предыдущего своего коллегу, поддерживаю его. Просто здесь и классика важна, если брать музыку, и, кстати говоря, и рэп-баттлы, надо к этому серьезно относиться, это не случайно возникшие вещи.

Ольга Арсланова: Ага.

Евгений Ямбург: Здесь педагог должен быть и в меру консервативен, но, как говорят дети, и не тормозить тоже.

Ольга Арсланова: Рэп-баттл с учителем, такое что-нибудь.

Евгений Ямбург: Да-да, и, кстати говоря, мы это делали, не так это и плохо, если учитель научился это делать, это все не так худо, как кажется.

Но я хочу сказать о другом. Да, действительно, мир изменился и другим уже не будет, и вот эта четвертая четверть, где пришлось всем работать в удаленке, показала не только негативные вещи, потому что, конечно, никто никогда не заменит живого учителя. Но это XXI век, и без гаджетов тоже нельзя. И вот в качестве положительной вещи я вам хочу сказать, что вот эта работа привела к тому, что, работая в чатах с так называемыми «тихушниками», я так называю аутичных детей, детей-интровертов, мы увидели, что они с троечников поднимаются на четверки и пятерки, потому что они стесняются при остальных выглядеть глупо. А потом они это доказали на сложнейших единых государственных экзаменах, которые шли вживую, и в этом году очень много и стобалльников, и мультистобалльников, так что в принципе трагедии не произошло.

Поэтому мы должны быть готовы к тому, что... Знаете как, когда мне говорят, что урок устарел, я всем объясняю, что вообще-то колесо еще древнее, и тем не менее ни одна машина не ездит без колеса. Это не означает, что не нужно пользоваться гидроусилителем руля и электроникой, не или/или, а и/и. Так дальше и будет, к этому надо быть готовым.

Денис Чижов: Евгений Александрович, ну а вот не стало ли этого гидроусилителя руля в виде онлайна слишком много, чем самого колеса, самого офлайн-обучения?

Евгений Ямбург: Вы знаете, здесь что вы мне предлагаете, посыпать голову пеплом и рвать на себе волосы? Ведь этого стало слишком много, потому что ситуация стала опасной. И то, что удалось сделать, кстати, это была бешеная работа учителей, они работали день и ночь...

Денис Чижов: Несомненно, конечно.

Евгений Ямбург: Да, потому что одно дело выборочно использовать дистант, а тут такой тотальный, надо было за ночь подготовить контент. Я никогда не забуду, мне звонит муж молодой учительницы, говорит: «Евгений Александрович, вы разрушаете молодую семью». Я говорю: «Как?» – «У меня нет доступа к жене ни днем ни ночью». Я говорю: «Я не могу вам дать код доступа, потому что у нее 6 классов». Это была совершенно бешеная работа.

Но что удалось сделать? Мы фактически спасли детей и учителей, минимальное количество зараженных и среди детей, и среди учителей, поэтому безопасность прежде всего. А дальше мы уже начинаем думать о качестве обучения и так далее. Поэтому ну что я могу сказать? Это выбирать не нам, идет война такая мировая, незаметная...

Ольга Арсланова: Очень боятся родители, вот могу сказать, страшный сон родителей нашего класса, то, что обсуждается в чатике каждый день, – это то, что школу полностью сделают дистанционной, потому что это якобы как-то выгодно, удобно, не знаю, чиновникам от образования. Это страшилки все?

Евгений Ямбург: Нет, это все страшилки, это все хайп. Тысячу раз было сказано, и, кстати, тем же президентом Российской Федерации, что этого не будет, будет сочетание. И в этой ситуации это, конечно, надуманные страхи. Другое дело, вот сейчас удастся нам прервать эту цепь заболеваний, перейдем вживую; если будет нарастать, придется какое-то время поработать. Поэтому это зависит не от нас. Но еще раз говорю, никто никогда не перейдет, никто не заменит живого слова учителя, оно было, есть и будет всегда, главное в общении.

Но с другой стороны, я вам хочу сказать вот то, что есть многие вещи, которые нужно отдавать на дистанционку, например отработку каких-то упражнений, «-жи-/-ши-» и так далее, это можно делать и в дистанте. В истории, ее не может быть без дат, ну система дат, да, но это высвобождает время учителя для самого главного, для передачи ценностей и смыслов культуры. Поэтому не или/или, а и/и, вот это реальность.

И кроме того, я вам должен сказать, что дети больше подготовлены, чем родители оказались, чем бабушки и дедушки, и в этом смысле, если говорить подростковым сленгом, тормозили взрослые, а дети у нас уже цифровые с детского сада. Мы уже в детском саду даем возможность им работать и с 3D-принтерами, и с прототипированием, и с роботами, и так далее. И получилась ситуация довольно смешная, когда яйца учат курицу, то есть дети оказались более подготовленными к этому...

Ольга Арсланова: Да-да, это правда.

Евгений Ямбург: Отсюда паника у родителей, а не у детей.

Ольга Арсланова: Еще одна претензия родителей – это заточенность образовательного процесса, особенно в старших классах, на сдачу ЕГЭ.

Евгений Ямбург: Значит, объясняю. Это опять же надо смотреть, что происходит на самом деле. Безусловно, есть вещи тренировочные, потому что ЕГЭ, как любой вообще-то экзамен, – это стресс, это испытание, и нужно правильно распределить свое время, и нужно выделить главные и второстепенные вопросы, как отвечать на задания. Конечно, тренировки происходят. Кстати, наше счастье заключается в том, что мы перешли на дистант после 21 марта, в любой нормальной школе программа уже пройдена и всегда последняя четверть – это четверть тренировочная на самом деле. А вот в Германии так не получилось, они с декабря, ну вот оставили всех на второй год, тоже ведь решение вынужденное и так далее.

Поэтому это дети имели возможность, вот наши, и тренироваться, и много, так сказать, подготовить. И даже тогда, когда завершился учебный год, он рано завершился, и аттестаты были выданы, учителя продолжали с ними работать. Если хотите, на удаленке они работали, но с теми, кому поступать, вот на картинке у вас, в медицину, углубленная химия, углубленная биология; если на филфак поступать, то это другие предметы углубленно и так далее, отсюда и сдача такая успешная произошла, понимаете?

Денис Чижов: Евгений Александрович, позвольте, давайте про учителей поговорим. Вот я знаю, да, про проблему, по крайней мере какое-то время назад жаловались на излишнюю бюрократизацию, что какие-то отчеты, журналы заполнять учителям что-то нужно. К 2020 году, вот этот День учителя что-то изменил, стало меньше бюрократии?

Евгений Ямбург: К сожалению, он ничего не изменил, и я боюсь, что очень долго еще ничего не изменит. Потому что вот те изменения, которые выносятся, они усложняют положение учителя. Понимаете, кто-то бросил совершенно ложную мысль, что в лихие 1990-е гг. мы перестали заниматься воспитательной работой. Это ложь, потому что мы что, перестали в походы водить, в экспедиции?

Денис Чижов: Много ходили, я помню.

Евгений Ямбург: Что у нас, в театры... ? А вот идеологизация, политизация ушла, и на самом деле сегодня в Конституции нет, скажем, положения, что должна быть единая идеология, – нет и не может быть единой идеологии в многонациональной стране, где разные конфессии, где есть, кстати говоря, и атеисты, и так далее. И вот то, что мы сегодня видим, – это скрытая попытка идеологизировать опять школу и гиперболизировать отчетность. С учителей требуют эти программы, план мероприятий и так далее. Не мешайте! Дайте возможность заниматься делом.

К сожалению, бюрократия – вещь всемирная. Вот я смеялся, вы знаете, вот американцы, мы все там ориентируемся. Я обратил внимание, там ведь тоже работали в дистанте, кстати, они и сейчас продолжают работать в дистанте. И вот одна американская учительница, значит, подала в Филадельфии в суд, это переработка (это правда, день и ночь нужно было работать), и она выиграла суд. Суд принял решение повысить зарплату на 50% американским учителям.

Все поверили, кроме выходцев из России, у них очень большой опыт, и они оказались правы, потому что их органы образования потребовали детального отчета, где, когда и сколько они времени потратили, то есть планы уроков, сценарии, флешки не идут: ты покажи и отчитайся, сколько у тебя времени на это ушло, сколько на это, – да пропади все пропадом. Поэтому бюрократия везде одинакова, она стремится контролировать, а нам надо не мешать, профессионалам, вот и все.

Денис Чижов: А чтобы понять в цифрах, Евгений Александрович, можете сказать, сколько процентов времени учитель, среднестатистический учитель в России тратит на бюрократию, а сколько на образование? Восемьдесят на двадцать, пятьдесят на пятьдесят? Ну примерно чтобы понимать.

Евгений Ямбург: Вы знаете, я таких исследований не вел, это зависит очень от многих обстоятельств...

Денис Чижов: Ну вот в вашей школе.

Евгений Ямбург: Вы знаете, у меня в школе есть такой специальный зам, я его называю «зам по беде».

Денис Чижов: По беде?

Евгений Ямбург: Это тот, который пишет отчеты, а отчеты – это беда. Это тот, который пишет отчеты и ничем другим не занят, понимаете? Но это огромная школа, а в небольшой сельской школе этот учитель, этот бедный директор должен всем этим заниматься, это непродуктивная трата времени, понимаете? И вот этого надо избегать.

Причем учитель – слуга десяти господ, и министерство тысячу уже документов принимало, что прекратить вот это использование учителей для отчетов, но в регионах командуют губернатор, МЧС, прокуратура, и каждый из них считает необходимым своим пять копеек внести в отчетность, и попробуй откажись. Поэтому учителя оказываются в положении, когда как от камнепада приходится от всего этого отбиваться, вместо того чтобы заниматься делом.

Денис Чижов: Евгений Александрович, сегодня какая праздничная программа в вашей школе? Концерты, подарки, цветы, видеоролики?

Ольга Арсланова: Дистанционное обучение?

Евгений Ямбург: Нет-нет-нет, спокойно. Вы знаете, я вам должен сказать, что сегодня Международный день учителя, а мы праздновали еще советский, то есть это первое воскресенье, и все праздники прошли в пятницу, прошли совершенно блистательно. К сожалению, концерт невозможен, потому что...

Ольга Арсланова: Сейчас каникулы, да.

Евгений Ямбург: ...нельзя смешивать. Подождите, каникулы с сегодняшнего дня.

Ольга Арсланова: Да.

Евгений Ямбург: А в пятницу школа была полна детей.

Ольга Арсланова: А-а-а, понятно.

Евгений Ямбург: Да-да, и у нас шло празднование в пятницу. Концерта не было, нельзя параллели смешивать из-за коронавируса, но они сделали блистательнейшие видеоролики, шоу, конкурс видеороликов. Они испекли прекрасные торты, это такая традиция, каждый класс печет торт ко Дню учителя, и был конкурс тортов. А во всех подразделениях, а у меня много подразделений, где очень больные дети, они лежат, там клинические дети, там тоже шел свой замечательный праздник, где были связаны со всеми палатами и так далее. Поэтому праздник был и прошел уже. Ну а дальше будем жить.

Ольга Арсланова: Скажите, как вот этот год... Какой у вас настрой именно в этом году? Сейчас, видите, много информации о том, что опять может быть уход на дистанционное образование, вот эти двухнедельные каникулы – как это вообще, по вашим ощущениям, сказывается на подготовке детей, на их уровне?

Евгений Ямбург: Ну, я не хочу лукавить, конечно, это сказывается отрицательно на подготовке детей. Но я еще раз хочу сказать, что безопасность прежде всего, школа должна быть гибкой. А вот чего совсем бы не хотелось, вот я скажу – не хотелось бы паники, не хотелось бы посыпать волосы пеплом. И в этой ситуации Всемирная организация здравоохранения ведь рассматривает здоровье как интегральный показатель, физическое, психическое и нравственное здоровье. И панические настроения, настроение стресса – это тоже отрицательно бьет по здоровью. Поэтому первое – это не падать духом и сохранять оптимизм. Второе – у родителей много претензий, но у меня к ним тоже есть претензии...

Ольга Арсланова: Да, если можно, коротко.

Евгений Ямбург: Надо взять голову в руки. Вот что я сейчас наблюдаю? Вот объявили двухнедельные каникулы, и многие родители обрадовались...

Ольга Арсланова: Понятно.

Евгений Ямбург: Они взяли путевки в Турцию, в Сочи – вот грязи нахватаем!

Ольга Арсланова: Да-да-да, не стоит. Спасибо вам большое, спасибо. Евгений Александрович Ямбург, заслуженный учитель России.

Денис Чижов: Ну а наши корреспонденты собрали пожелания учителям от детей и родителей, ими мы и закончим дневной выпуск программы «ОТРажение».

ПОЗДРАВЛЕНИЯ

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
С каким настроением встречают российские учителя профессиональный праздник? Что волнует педагогов в мегаполисах и в глубинке?