Долги с плеч!

Долги с плеч! | Программы | ОТР

Кто может получить статус банкрота и какие последствия надо учитывать несостоятельному заёмщику

2021-01-15T13:53:00+03:00
Долги с плеч!
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Павел Медведев
экономист, финансист
Андрей Крупский
председатель Комитета по защите в судебных спорах и процедурах банкротства

Елена Медовникова: Долги с плеч. По данным Федресурса, в 2020 году банкротами признаны 119 тыс. граждан. Т. е. за год их количество увеличилось на 73%. Но банкротств может быть их больше, учитывая, что далеко не вся информация заносится в соответствующую базу. По итогам года кредиторы получили всего 12 млрд. руб. из требуемых 320, и при этом, по словам экспертов, последствия пандемии пока не отразились на статистике, так как статус банкрота пока получают заемщики со старыми долгами. Вообще чем грозит статус банкрота? Чего ждать нам? И нужно ли вообще банкротиться? Об этом поговорим с нашими экспертами.

Петр Кузнецов: Попытались ли вы пользоваться подобным инструментом? Расскажите, очень интересно, о вашем опыте. Прямо сейчас с нами Андрей Крупский, председатель Комитета по защите в судебных спорах и процедурах банкротства. Андрей Константинович, приветствуем вас. Спасибо, что вы с нами.

Елена Медовникова: Андрей Константинович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Андрей Константинович, вот этот всплеск, его называют самым значительным с момента, собственно, запуска процедуры признания банкротства для физлиц. Хочется понять, почему. Расскажите, как эта процедура работает. Стала ли она легче в последнее время, раз такой всплеск? Или этот всплеск вовсе не с упрощением процедуры связан?

Андрей Крупский: На сегодняшний момент, конечно, много факторов работало на эту статистику. Развитие самого института банкротства в принципе в нашей стране, что граждане осознают, что это такое, что есть такая возможность, что не надо жить с долгами, мучиться, отбиваться от приставов, разговаривать с кредиторами, что можно поступить гораздо проще, – вот осознание вот этой возможности все больше и больше распространяется среди людей.

Второй момент, конечно, это большой объем кредитования, которое активно развивалось в предыдущие годы. Всех нас заманивали кредитами и многих заманили. Потом кредит на кредите, потерял работу и оказался в трудном положении. Все больше людей были вынуждены как бы прийти к банкротству вот с этими большими банковскими долгами.

Петр Кузнецов: И все же, т. е., рост осведомленности?

Андрей Крупский: В первую очередь, да. И второе – это, конечно, распространение закредитованности населения. Она у нас достаточно серьезная.

Петр Кузнецов: Так все просто не бывает. Скажите, пожалуйста, чем рискует человек, воспользовавшийся банкротством физлица?

Андрей Крупский: Есть достаточно понятные и прописанные правовые последствия. Это запрет на занятие руководящей должности на протяжении 3 лет после завершения процедуры. Это, конечно же, крайне испорченная кредитная история на ближайшие 5 лет. Т. е. не получится, скорее всего не получится, привлекать новые кредиты в ближайшем будущем. И третий момент – это обязательное уведомление всех кредиторов о том, что я банкрот, т. е. это всеобщее информирование, так сказать, о своей проблеме. Это правовые последствия.

Но очень важно понимать, что перед тем, как я вступаю в эту процедуру, у меня есть риски и прошлых периодов. Что это такое? Это потенциальный риск оспаривания тех сделок с имуществом, которые я совершил до того, как подать на процедуру банкротства. Т. е. на протяжении…

Елена Медовникова: Андрей Константинович, вот здесь нам нужно, наверное, подробнее остановиться. Потому что действительно многие, не обладая такой вот грамотностью финансовой, не знают, что это. Давайте вот по пунктам распишем, какие здесь риски.

Андрей Крупский: Смотрите. Очень важный момент, что кредитор, который ждет денег от должника, он в конечном итоге очень заинтересован эти деньги взыскать. Откуда он может получить? Это либо продажа нашего текущего имущества, которого, скорее всего, как правило, уже и не бывает к моменту банкротства. И здесь все понятно. Т. е. если вы подаете на процедуру банкротства, вы должны понимать, что ваше имущество стоимостью дороже 100 тыс. руб., кроме единственной квартиры, будет продаваться с торгов. Это первый момент, который нужно учитывать. Т. е. гараж, участок, машина, все, что находится в собственности, подлежит распродаже.

Елена Медовникова: Т. е. кроме единственной квартиры. Квартиру не имеют права забрать?

Андрей Крупский: Да, да, на улицу у нас действительно не выселяют. Она остается в собственности.

Второй важный момент, о котором всегда молчат те люди, которые стремятся продать на рынке процедуру банкротства (вот эти распространяющиеся рекламные объявления), это то, что кредиторы будут смотреть, а какое имущество до процедуры банкротства должник продал. Т. е. специально, готовясь к процедуре банкротства, или не специально, но по заниженной цене, он осуществил продажу. Например, был земельный участок, я его продал в 2 раза дешевле или я, там, его подарил родственникам. Т. е. та сделка, которая была совершена должником, она не является рыночной. Вот этот такой не очень понятный критерий, но это звучит именно так. Что если я свое имущество продал на принципах, которые не являются рыночными: занизил цену или вообще не получил денег за эту продажу, подарив каким-то родственникам, – то эта сделка может быть оспорена кредитором. Что это значит в конечном итоге? Что этот участок будет возвращен обратно должнику. Для чего? Чтобы опять-таки быть проданным с торгов и чтобы деньги получили кредиторы.

Поэтому прежде чем решиться на этот шаг – подать на процедуру банкротства, – нужно понять, а какие я совершал сделки, продажи на протяжении предыдущих 3 лет. А если нашли несколько сделок и надо каждую посмотреть: а в действительности ли цена была нормальной? Не окажется, что я маме подарил, там, дачу какую-то или брату, там, за…

Елена Медовникова: Т. е. риски огромные. Операция просто может быть аннулирована.

Петр Кузнецов: Но как-то выглядит себе дороже это банкротство, выходит. Т. е., смотрите, еще раз, очень просто. Я не могу тянуть долг, я обращаюсь за процедурой банкротства, банк говорит: так, ну давай посмотрим, что у тебя есть. Участок? Давай мы попробуем его продать в пользу погашения долга. Так какое это банкротство?

Андрей Крупский: Что такое банкротство? Давайте поймем до конца.

Петр Кузнецов: Я, может быть, самостоятельно-то выгоднее его продам, если на то пошло.

Андрей Крупский: Все верно. Но я понимаю, что стоимость все равно этого земельного участка гораздо меньше, чем размер накопившихся моих долгов. Если ситуация такова, то я все равно заинтересован подать на банкротство, потому что я хочу вот эту разницу списать. Я понимаю, что этих денег не хватит все равно.

Петр Кузнецов: Ага, ага. Давайте еще на конкретном примере рассмотрим все вышесказанное (и не только: и ниже тоже). Ольга, Самарская область, да, на связи? Самарская? Ольга.

Елена Медовникова: Здравствуйте, Ольга, вас слушаем.

Петр Кузнецов: Рассказывайте. Сейчас разберем вашу историю.

Зритель: Так получилось, что мы с мужем взяли кредит. 500 тыс. Получилось, и мы выплачивали, мы держали хозяйство, выплачивали ежемесячно. Потом получилось, что муж заболел, и мы не смогли выплатить 179 тыс. Мы обратились в МФЦ, чтобы стать банкротами. А нам сказали: у вас есть частный дом, вы не можете быть банкротами. Потом был суд. И мы сейчас, как пенсионеры, выплачиваем 30% через Пенсионный фонд. Правильно нам сказали? Скажите, пожалуйста.

Петр Кузнецов: 30%. А к тому времени 179 тыс. непосильная, да, для вас была сумма, остаток этот?

Зритель: Да, непосильная. Муж болел. Мы как раз операцию ему сделали на сердце.

Петр Кузнецов: Ага. Андрей? Понятны ли, все ли исходные данные вам понятны?

Андрей Крупский: Да. Смотрите. Здесь о новой процедуре. Есть процедура банкротства через суд, она более длительная и дорогая. Но в прошлом году у нас появилось так называемое внесудебное банкротство. Как вот правильно рассказал слушатель, можно подать заявление в МФЦ, и в этом случае без суда процедура должна быть осуществлена. Но мы видим по статистике, что большинство этих заявлений отклоняются МФЦ, потому что люди, которые идут, они не учитывают те критерии, которые существуют вот именно для этой процедуры. Это наличие завершенного исполнительного производства полностью. Т. е. сначала просудили долг мои кредиторы, отдали это приставам, приставы попытались это все взыскать, но они не смогли это сделать. И должно быть постановление о завершении исполнительного производства. На сайте ФССП можно проверить эту информацию, в каком статусе находится мое дело. Так вот, если вот эта ситуация имеет место и мой долг не больше 500 тыс. руб., то в этом случае я имею право идти в МФЦ. Если еще приставы работают, то я вынужден, я должен в этом случае как бы ждать окончания этого исполнительного производства. И только взяв эту бумажку, потом уже обращаться в МФЦ. Поэтому надо слушателю до конца проверить, какой статус…

Петр Кузнецов: Да. И здесь дело дошло до суда, и окончательное решение, по-моему, 30% обязал уплачивать. Тоже был один из вопросов…

Андрей Крупский: Это имеется в виду, что … значит, у вас не могут в любом случае забирать все деньги приставы, потому что есть правило прожиточного минимума…

Петр Кузнецов: Да.

Андрей Крупский: И это имеется в виду именно эта история.

Петр Кузнецов: Понятно. Скажите, Андрей, а вообще, по вашему опыту скажите, основная категория вот этих потенциальных банкротов – это кто сейчас?

Андрей Крупский: Как правило, это достаточно простые люди. Именно те, кто не смогли рассчитать свою нагрузку, потеряли работу и не могут найти там стабильного дохода. Т. е. вот эта большая лавина обращений – это в действительности в большей степени люди, которые реально не рассчитали, неправильно рассчитали свои возможности в финансовой сфере.

Но обращаю еще внимание на один недостаток процедуры банкротства, потенциальный. Это для тех категорий, кто набирает много разных кредитов. Чтобы не казалось, все не думали, что можно сейчас пойти в разные банки набрать, быстренько обанкротиться, и в принципе процедура достаточно простая. Для такой категории людей есть определенное ограничение. Оно звучит следующим образом. Если в суде кредиторы заявят, что должник действовал злонамеренно, т. е. он изначально рассчитывал на то, что он наберет много-много обязательств и их не отдаст, – в этом случае процедура банкротства ему не помогает.

Петр Кузнецов: А это можно доказать, да?

Елена Медовникова: Да, это нужно доказать еще.

Петр Кузнецов: Вот эту намеренность, ее можно доказать, да?

Андрей Крупский: Да, это да.

Петр Кузнецов: Андрей, короткий вопрос, если можно, короткий же и ответ. Если банкротств будет больше (а число растет, мы видим), это может отразиться на добросовестных заемщиках? Т. е., например, они будут пытаться, я имею в виду банки, заработать на тех, кто исправно платит, а потом это еще и приведет к, не знаю, кредит станет дороже… в итоге скажется на…

Елена Медовникова: И кто может заплатить все еще.

Андрей Крупский: То, что кредиты в этом случае могут стать дороже, это разумеется. Это же экономика. Чем больше просрочка, тем больше нужно компенсировать свои расходы. Все верно.

Елена Медовникова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Андрей Крупский, председатель Комитета по защите в судебных спорах и процедурах банкротств. А мы приветствуем в эфире Павла Медведева, экономиста и финансиста. Павел Алексеевич, здравствуйте.

Павел Медведев: Здравствуйте.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Что можно судить об этой череде банкротств? С одной стороны, печально: не тянут нагрузку, с финансовой грамотностью что-то не так, о которой мы вместе с вами тоже много говорили. А с другой стороны, может быть, мы, наоборот, становимся финансово грамотнее, пользуемся новыми инструментами? Вот процедура физического банкротства, мы ею воспользовались, мы выживаем, как-то рефинансируем сами себя.

Павел Медведев: Вы знаете, мне довольно трудно судить, что это значит. Потому что банкротятся не те люди, которые являются, извините за такое слово, моими клиентами. Люди, которые ко мне обращаются, это не те, которые банкротятся. Банкротятся, в среднем, значительно более богатые люди. Несостоятельных должников, т. е. таких, которые 3 месяца или больше не платят по долгам банкам или микрофинансовым организациям, приблизительно 17-18 млн. Из них только 1 млн. имеет долги больше 500 тыс. руб. Вот это те самые люди, этот миллион – это те люди, из которых выбираются банкроты в том смысле, в котором вы сегодня это обсуждаете. А остальные, там, 16-17 млн. это мои клиенты, которые должны были бы банкротиться по упрощенной процедуре…

Петр Кузнецов: Так…

Павел Медведев: …Но если упрощенную процедуру не упростить, если внесудебную процедуру не освободить от суда, то никогда в жизни они не обанкротятся. Андрей, который только что выступал, резонно сказал, что этих людей ждет одна сплошная неудача. Ну, вот до сих пор (правда, недавно работает этот закон о внесудебном банкротстве) граждане подали приблизительно 2 тыс. заявлений, и 80% из них были возвращены. Вот нарисовать портрет того человека, который может без суда в этом смысле, в смысле этого закона, т. е. без суда судом обанкротиться, очень трудно нарисовать. Андрей опять-таки правильно сказал, что процедура банкротства может начаться только тогда, когда судебный исполнитель скажет, что с данного человека нечего взыскать. Как нарисуете портрет человека, с которого нечего взыскать? Вот та дама, которая позвонила, сказала, что 30% с пенсии взимают ежемесячно. Есть что с нее взыскать или нет? Есть. Третью часть пенсии. И так до бесконечности.

Петр Кузнецов: Ну, и все, и в досудебном отказано таким образом.

Павел Медведев: Да. Как же она обанкротится-то внесудебно? Не получится.

Елена Медовникова: Павел Алексеевич, но, безусловно, это вопрос, конечно, финансовой грамотности нашего населения, у нас этот вопрос очень…

Павел Медведев: Чьей? Законодателя, вы имеете в виду? Законодатель прекрасно…

Петр Кузнецов: Наверное, про население.

Елена Медовникова: Нет, конечно, про население.

Павел Медведев: Так а население тут при чем? Население-то тут при чем?

Елена Медовникова: Но многие даже…

Павел Медведев: Это как? Не смогла предположить, что ее мужу будут делать операцию на сердце. Конечно, финансовая грамотность у этой дамы очень на низком уровне, что и говорить-то.

Петр Кузнецов: Что вы советуете? Павел Алексеевич, спасибо, да…

Елена Медовникова: Но нас просто часто обманывают и не рассказывают нам…

Павел Медведев: Я советую законодателю изучить статистику. И принять срочные меры для того, чтобы не копился протест на пустом месте. У людей ничтожно маленькие долги: 5, 10, 15 тыс. руб. Миллионы людей с такими долгами. Ну, зачем же заставлять их…

Петр Кузнецов: Будем считать, Павел Алексеевич, в очередной раз к законодателю вы обратились. Павел Медведев, экономист и финансист. Спасибо за ваш комментарий. Переходим к еще одной теме обсуждения.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Пусть сначала предъявят оригинал договора и докажут его подлинность. Банкиры вообще договора продают ЦБ под выдачу денег и денег у них своих нет, деньги то ЦБ, а не банка, а значит долг может требовать только ЦБ, а не какой-то посредник без обеспечения.