Эксперт рынка ритейла: У государства нет сил и возможности контролировать вес товара на прилавке

Гости
Андрей Арно
маркетолог, бизнес–тренер
Андрей Карпов
председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла

Вес по ГОСТу. Два новых ГОСТа, по которым будут контролировать вес и объем товаров, введут в России. С повышением НДС в этом году всё чаще стали появляться ложные расфасовки. Вместо десятка яиц, можно найти лишь 9, не говоря уже о сыпучих и жидких продуктах, вес и объем которых заметно «похудел». Как нас вводят в заблуждение, не досыпая крупу и не доливая молоко?

Анастасия Сорокина: «Изготовлено по ГОСТу» – раньше такой значок был гарантией самого высшего качества. В рамках сегодняшней жизни это скорее просто маркетинговый ход, который стимулирует доверчивых россиян к покупке. Но новые стандарты продолжают появляться. В ближайшее время вес и объем будет у нас под контролем.

Александр Денисов: Да. И есть причина. Перед эфиром я зашел в магазин, закупился, так сказать, для передачи, купил гречку. Любопытно. Давайте посмотрим. Одна пачка – тут 900 граммов. Я поискал, нашел на этой же полке еще одну пачку, но другого производителя – тут 800 граммов. Не сразу высчитаешь, что дороже, что дешевле, потому что это нужно поделить на граммы, умножить на 1 000 – и потом поймешь, что дешевле, а что дороже. Я посчитал – и выяснилось, что как раз 800-граммовая пачка и дороже, килограмм будет стоить 93 рубля. Вот эта, 900-граммовая – 74. Это я с калькулятором.

Вот молоко нашел. Казалось бы, литр. Нет, ошибетесь, если подумаете. Тут написано: 970 миллилитров. И такая надпись: «Вкусновато, но маловато». Вот уж точно.

Анастасия Сорокина: Собственно, поэтому и необходимы те самые ГОСТы, которые зафиксируют единые объемы для всех. Почему производители возмущены этим контролем и считают, что удавка на их шее становится все туже? Виной тому торговые сети, которые делают чудовищные наценки, заставляя производителей идти на свои, мягко говоря, не самые выгодные условия, а покупателей – вдвое переплачивать.

Александр Денисов: В стоимости продуктов на прилавках магазина сама себестоимость товара – далеко не определяющий фактор. Наценки продавцов удваивают конечную цену товара.

Анастасия Сорокина: Росстат рассчитал, из чего складывается стоимость куриной тушки в магазине. Давайте посмотрим. В себестоимость птицы он закладывает 66%. Прибыль птицефабрики – всего 8%. Столько же добавят налоги. Посредники получат 6%, торговые сети – в 2 раза больше (12%). Это по данным Росстата. А по данным Союза потребителей России, торговая наценка может составлять от 20 до 50% надбавки к стоимости товара.

Александр Денисов: Подключайтесь к обсуждению этой темы. Звоните, пишите, высказывайте мнения. Нужны ли нам эти ГОСТы? Какой должен быть вес товара – непременно литр, килограмм? Нам интересно послушать.

Анастасия Сорокина: И, кстати, узнать, вообще следите ли вы за весом и объемом на этикетках. Голосуйте, отвечая коротко «да» или «нет». В конце беседы мы подведем итог.

Александр Денисов: В студии у нас – Андрей Николаевич Карпов, председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла. Андрей Николаевич, здравствуйте.

Андрей Карпов: Здравствуйте.

Александр Денисов: Сразу поставим, так сказать, вопрос рублем. Это что за игры такие – 800, 900, 970 миллилитров? Это к чему? Чтобы нас запутать?

Андрей Карпов: Ну да, это определенный маркетинг, который включают как торговые организации, так и поставщики с целью продвижения своего товара на прилавках.

Александр Денисов: Вот и доигрались – теперь будут вводить ГОСТы.

Андрей Карпов: ГОСТы не являются обязательными для исполнения, они рекомендуемые.

Анастасия Сорокина: Это опять маркетинговый ход. Опять «работа сделана по ГОСТу» – для тех, кто привык, что это самое лучшее.

Андрей Карпов: Смотрите, отрасль говорит так: «Мы хотим выстроить новую систему контроля, в том числе и за весом, как это принято в Европе». И говорят, что вот те ГОСТы, которые на сегодняшний день приняты, но они еще вообще не опубликованы даже официально, – это как бы некий такой камушек в начало того пути выстраивания этого процесса. Потому что я больше скажу: у государства нет сил и возможностей контролировать этот вес, вес товара, который находится на прилавке.

Александр Денисов: Послушайте, мы же навели порядок с алкоголем, ввели эти акцизы и так далее. Заставили производителей молока писать, если там не молоко. Ну, тут я не знаю, молоко или…

Андрей Карпов: Ну, на акцизах государство очень хорошо зарабатывает.

Александр Денисов: Да, этот вопрос подняли еще депутаты. То есть, возможно, это будет обязательным. То есть это ведут, чтобы было строго.

Анастасия Сорокина: Саша, пока это добровольное начало.

Александр Денисов: Пока – да.

Андрей Карпов: Пока это добровольно. Но в рамках этого в том числе и обсуждается, чтобы унифицировать какие-то требования, в том числе и к размеру упаковки. Сделать, например, обязательным требование, как вы справедливо заметили… Сложно рассчитать, сколько стоит килограмм в той продукции…

Александр Денисов: Конечно, я удивился, что 800 оказалось как раз дороже.

Андрей Карпов: Я, кстати, обращу внимание, что, как правило, это, конечно, у иностранных сетей, которые у нас в России присутствуют. Просто они зачастую те стандарты, те привычки, те требования, которые есть в Европе, они транслируют и у нас. И можете обратить внимание, что на ценниках присутствует цена. Например, на этот товар будет указано «за 900 грамм», и тут же внизу указано, сколько стоит килограмм. То есть, таким образом, потребителю не нужно включать калькулятор в голове. Он просто смотрит внимательно на ценник и видит эту информацию прямо на ценнике.

Анастасия Сорокина: Вы знаете, готовясь к эфиру, прочитала такую фразу, что эти ГОСТы, которые планируют добавить, они фактически будут вынуждать производителей делать менее вкусный, полезный, привлекательный продукт, но при этом станут добросовестно выполняться те самые требования к количеству, лежащему в упаковке.

Андрей Карпов: Вы знаете, тут, наверное, вопрос еще в том, что мало кто читал вообще эти документы, поэтому по большей части комментарии идут, как на слух услышали, как журналисты перефразировали. Потому что одно издание написало, а остальные переписали, например. Соответственно, частично информация была утеряна. Поэтому до конца у всех нет понимания, что вообще происходит. И, опять же, не все до сих пор знают, что эти ГОСТы не являются обязательными для исполнения. Поэтому начинаются вокруг этого домыслы появляться.

В принципе я говорю, что есть желание у отрасли сделать, выстроить некую систему, в том числе в рамках ЕврАзЭС, либо гармонизировать европейское законодательство в части определенных требований, которые существуют.

Александр Денисов: Отрасли – вы имеете в виду торговые сети? Все-таки хотят?

Андрей Карпов: Вы знаете, и торговля, и производители.

Анастасия Сорокина: Ну, производители говорят…

Андрей Карпов: Производителей очень много, очень разные. Огромное количество ассоциаций, у всех разные подходы и у всех разные критерии и требования.

Анастасия Сорокина: Но они же идут в эти сети. У нас большинство зрителей говорят… «Пятерочка», какие-то маленькие магазины, которых очень много, – они по всей России распространены. И они скажут: «Упаковка – не 800 грамм, а 320». И они вынуждены идти на их условия, потому что там тоже заложена выгода.

Андрей Карпов: Редко, когда производитель, крупный производитель делает, например, товар непосредственно под торговую сеть, если это не частная марка непосредственно торговой сети. Поэтому все-таки вы этот продукт одновременно найдете и в «Пятерочке», и в «Дикси», и в целом ряде других сетевых магазинов.

Александр Денисов: Вообще производители жалуются, что им заказывают музыку. То есть им как сказали, чтобы цена была для покупателя…

Анастасия Сорокина: А то иначе им некуда это реализовать.

Александр Денисов: Да, иначе у тебя не возьмут.

Андрей Карпов: В отдельных случаях… Смотрите, здесь на самом деле сеть хочет, чтобы этот товар продавался. Соответственно, даже когда производитель приходит и пытается войти в сеть, просто сразу спрашивают: «Сколько у тебя стоит товар?» Он говорит: «Столько-то». Хорошо. А ты зашел в магазин, посмотрел, сколько стоит аналогичный товар. Потому что производитель должен понимать, что он не может войти с товаром дороже, чем аналогичный товар уже на полке. Но просто до сих пор…

Анастасия Сорокина: Слушайте, у них такая наценка.

Андрей Карпов: Наценка – понимаете, это вещь очень такая относительная. Какая наценка у производителя? На самом деле…

Анастасия Сорокина: Нет, у торговых сетей. Я не про производителей.

Андрей Карпов: Нет, здесь нужно сразу смотреть. Просто у нас как говорят? Производитель 10% надбавил, а торговая сеть, например, 20%, 30% или аж на 50% надбавила. Ну давайте, если брать вообще за единицу, то нужно базовую наценку брать тогда у производителя не от конечной стоимости, именно себестоимости, а от полной стоимости. Потому что у торговой сети тоже есть себестоимость продажи товара. Нужно просто к этому привыкнуть и где-то понять.

Александр Денисов: Некие издержки.

Андрей Карпов: Конечно же, издержки. Даже та же самая зарплата, которую нужно платить. Те же самые… Вот вы говорили вначале, что государство навело порядок, определенный порядок навело с продажей алкоголя. Но этот порядок был наведен в том числе и за счет торговых сетей, потому что торговые сети были вынуждены поставить соответствующее оборудование на кассу, соответствующее оборудование учета прохождения алкоголя. И я уверяю, это очень огромные деньги. И сети поменьше прямо визжали или очень возмущались.

Александр Денисов: Да визжали, визжали.

Андрей Карпов: Возмущались, потому что у некоторых сетей затраты были сопоставимы с их годовым доходом… не с доходом, а с годовой прибылью, именно с чистой прибылью компании. И поэтому это достаточно серьезные затраты, которые несли компании.

Анастасия Сорокина: Давайте дадим слово зрителям.

Александр Денисов: Зритель дозвонился, да.

Анастасия Сорокина: Михаил из Псковской области. Здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте, да.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Ну, вопрос такой, что вот эти все недовесы, недоливы очень часто встречаются, и это надо как-то решать, наверное, на государственном уровне – прийти к единым стандартам, как было раньше. Пачка масла – 200 грамм. Бутылка молока – литр, а не 800, не 900. Вот эта игра – это все перенято на западный манер.

Александр Денисов: Михаил, вы считаете, что эти ГОСТы должны быть обязательными? Потому что сейчас-то пока они добровольные. То есть нужно это законодательно закрепить: вот так, а не иначе?

Зритель: Ну, наверное, да. Наверное, было бы не хуже – как для покупателя.

Анастасия Сорокина: Простите, а не боитесь, что для того, чтобы вот эту норму выполнить, просто будут доливать некачественное… ну, в молоко – воду, условно говоря, просто чтобы был вот тот объем, который по ГОСТу должен быть?

Зритель: Так надо, чтобы ГОСТ на товар был. Вот эти ТУ – они очень не нравятся, потому что при ТУ можно делать все что хочешь.

Александр Денисов: То есть ГОСТ по весу, по объему и ГОСТ по качеству непременно?

Зритель: Конечно.

Анастасия Сорокина: Понятно, спасибо вам за звонок.

Александр Денисов: Спасибо, Михаил.

Анастасия Сорокина: Давайте посмотрим, у нас есть сюжет корреспондента, который отправился в магазин. И вот какие продукты удалось купить.

Александр Денисов: Любовь Коренева сходила.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Вот недолив пива – мне кажется, это вообще хамство! Помните, в советские времена висели объявления на этих бочках: «За недолив пива требуйте возврата, сдачи». Или что там было?

Андрей Карпов: Не помню.

Анастасия Сорокина: Есть у нас, кстати говоря, и сейчас те самые зрители, которые проверяют, сколько вес. Дозвонился до нас зритель из Воронежа, Василий. Скажите, пожалуйста, как у вас обстоит дело с покупками в магазине?

Зритель: Мне можно говорить?

Анастасия Сорокина: Можно. Мы вас слушаем.

Зритель: Алло.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я пенсионер, мне 70 лет. Вот покупаешь в магазине все: крупу любые, вермишель, масло… У меня дома есть контрольные весы, которые четко взвешивают. И в каждом пакете крупы, макарон не хватает по 5, по 6, по 7 грамм. Это в каждом пакете. То же самое – молоко. То же самое – мало. Все идет с недовесом. Так вот, я звоню… Есть ли у нас контролирующие органы, которые контролировали бы это воровство, а не брать взятки с магазинов и закрывать на это глаза?

Анастасия Сорокина: Спасибо за вопрос.

Александр Денисов: Спасибо. Вот в Роспотребнадзор можно идти с жалобой, что не хватает 7–8 граммов?

Андрей Карпов: Смотрите, есть, скажем так, ну, пользуясь термином, наверное, зрителя, «узаконенное воровство», потому что государство определило… Ну, очень сложно взвесить 1 килограмм ровно, поэтому…

Александр Денисов: Так пусть чуть-чуть побольше кладут.

Андрей Карпов: Есть допуск. Да, вы правильно говорите. Есть допуск как вниз, так есть допуск и вверх. Конечно же, скажем так, недобросовестные участники рынка больше стараются вниз по грани проходить. Соответственно, с этой гранью вы не придете в Роспотребнадзор. Свыше определенного превышения – конечно же, можно жаловаться в Роспотребнадзор.

Александр Денисов: А какой размер уже за гранью? Вот 7–8 граммов – это еще «до»?

Андрей Карпов: 7 – точно «до». Я боюсь просто ввести в заблуждение. Ну, что-то в районе 10%. То есть надо смотреть. Не буду сейчас…

Александр Денисов: Ну, 10% – даже на глаз видно, что не хватает.

Анастасия Сорокина: А контрольные весы? Раньше в каждом магазине они стояли, и можно было проверить.

Андрей Карпов: Контрольные весы и сейчас стоят. Это, наверное, все-таки определенные требования к этому есть. В каждом магазине есть весы. Мало того, что есть на рынке общие весы, где тоже потребитель может взвесить тот товар, который он купил.

Анастасия Сорокина: Давайте к нашей беседе Андрея Владимировича Арно присоединим, он маркетолог, сейчас он с нами появится на Skype. Здравствуйте, Андрей Владимирович.

Андрей Арно: Добрый день.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Как вы относитесь к тому, что планируются новые ГОСТы на вес и объем продуктов?

Андрей Арно: Ну, я к этому отношусь отрицательно, потому что ничего из этого хорошего не выйдет. И задокументировать эту историю, скорее всего, не получится, потому что… Ну а как? Написать, что в бутылке должно быть пол-литра, а в пакете сахара – килограмм? Ну, вряд ли такое получится.

Александр Денисов: А почему нет? Прописать – и все. Законодательно закрепить.

Андрей Арно: Ну а смысл? В этом случае… Вот смотрите. Мы сделаем в упаковке сахара килограмм – и тогда конкуренция пойдет по размеру упаковки. То есть у нас упаковка будет расти, а количество содержимого меняться не будет. Мы же понимаем, что причина даунсайзинга заключается в том, что производитель просто хочет сократить свои издержки, не повышая при этом цену. Это все маркетинговые уловки, которые мы, хитрые маркетологи, придумываем, чтобы вводить в небольшое заблуждение потребителей.

Александр Денисов: Андрей Владимирович, хитрые? То есть вы тоже хитрите и вводите нас в заблуждение? Правильно, да?

Андрей Арно: Конечно, да. В этом и наша работа.

Александр Денисов: Расскажите, что вы такого придумали, какую хитрость, чтобы нас ввести в заблуждение?

Андрей Арно: А здесь все очень просто. Поскольку платежеспособность населения не очень растет, а издержки надо сокращать, поэтому сокращается количество продаваемого товара при той же упаковке. Человек думает, что он покупает килограмм, а на самом деле покупает 850 грамм. Это дает возможность сэкономить. Поэтому здесь потребитель должен быть бдительным. И никакие законодательные акты здесь не сработают, потому что если на упаковке написано, что внутри 850 грамм – значит, 850 грамм. И это нормально. Это маркетинговая уловка. А если на упаковке написано, что там 850 грамм, а по факту половина – вот тогда идет обман.

Александр Денисов: Андрей Владимирович, вот как раз вы и лукавите. Как вы сказали, все маркетологи лукавят и хитрят. Вот вы хитрите, потому что по упаковке 850 грамм… Я вначале рассказывал. Вот у меня упаковка гречки – 900 граммов. А есть упаковка – 800 граммов. Я не сразу разобрался, какая из них дешевле, а какая дороже. Мне пришлось достать телефон, калькулятор, на чеке рассчитать. И я понял, что как раз 800-граммовая и дороже, ее стоимость – 93 рубля за килограмм. А 900-граммовая дешевле – 74 рубля за килограмм. То есть, вы понимаете, вы лукавите, потому что, стоя у полки, это не сразу сообразишь и высчитаешь.

Андрей Арно: Конечно, конечно. Ну, мы еще можем сказать, что гречка была выращена в более экологически чистом районе, например.

Александр Денисов: Тоже еще один способ.

Анастасия Сорокина: Андрей Владимирович, а вот как быть с ситуацией, когда то, что пишется на упаковке, не соответствует действительности? Вот недавно у нас была тема по поводу сахаросодержащих продуктов, когда написано «нет сахара», но при этом есть углеводы. И сейчас в принципе в маркетинговых целях очень много информации ну просто замалчивается. И люди в принципе не понимают, что они покупают.

Андрей Арно: А вот здесь другая сторона медали. Знаете, есть маркетинг, который такой креативный, когда маркетологи придумывают нечто, чтобы ввести в несознательное такое заблуждение; а есть, когда идет сознательный обман. И вот когда на упаковке написано то, что не соответствует действительности – это обман. И это надо идти в Общество по защите прав потребителей, это нужно обращаться в суд, это нужно отстаивать свои права, потому что всегда… Мы живем при капитализме, у нас идет игра между производителем и покупателем: кто кого, собственно говоря, в этом плане перехитрит? Но если идет обман, то тогда нужно обращаться в суд.

Александр Денисов: Скажите, Андрей Владимирович, вот это явление называется «шринкфляция». Ну, вот такой термин ввели, чтобы обозначать эту всю игру с весом. А объем этой шринкфляции? То есть весь рынок это захватило, да?

Андрей Арно: Конечно, да. Ну, начиная… Помните, я еще полгода назад комментировал этот «девяток» яиц, который был. И до тех пор, пока у нас будет не очень хорошая ситуация в экономике, у нас будет шринкфляция или даунсайзинг (мне «даунсайзинг» больше нравится), мы будем с этим сталкиваться. Ведь магазин не может повысить цену. Соответственно, он может понизить количество продаваемого. Вот и все. Ведь даже не называя бренды, но одна из газированных вод, которая раньше была 0,6, она уже 0,5. То есть – все. У нас уже и «монстры» пошли на даунсайзинг. Ну, это говорит о том, что не все ладно в датском королевстве.

Александр Денисов: Вот у нас зрительница, героиня сюжета жаловалась, что пиво раньше было 0,5, а теперь – 0,45 или 0,43. Представляете, до чего дело дошло?

Андрей Арно: На святое замахнулись, согласен с вами.

Александр Денисов: Да. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи с нами был Андрей Владимирович Арно, маркетолог.

Сейчас игра на это доверие, да? Почему вот этот стандарт ГОСТ пользуется уже именно каким-то таким воспоминанием о светлом прошлом? Когда покупал что-то по ГОСТу, ты точно знал, что покупаешь какое-то качественное. Нет ли сейчас в этой затее про новые стандарты именно как раз подыгрывания маркетологам, людям, которые продумывают, как бы товары свои продвинуть, именно таких целей, а не как раз защита потребителей, их интересов?

Андрей Карпов: Ну, на самом деле мы немножко идеализируем, конечно, старую советскую систему. Некоторые умные люди говорят, что все, что уже после 70–80-х годов, каждый год все хуже и хуже качество было. Ну, не про это сейчас.

Тут есть еще другая сторона медали. На самом деле предполагается, что некие организации будут заниматься сертификацией, добровольной сертификацией. А эта сертификация не будет бесплатной. Соответственно, это тоже попытка, скажем так, заработать на поставщиках продукции. И, возможно, кто-то считает, что эта некая буковка F, которая будет внедряться, будет являться, возможно, тоже неким таким маркетинговым ходом, что вроде как кто-то что-то гарантирует.

Анастасия Сорокина: Вы имеете в виду…

Александр Денисов: А может, не тратить деньги, а просто насыпать килограмм, наливать литр, и все?

Андрей Карпов: Ну, правильно Андрей вначале сказал. Это фактически же профессия маркетолога. Маркетологи и придумывают, что бы сделать такого, чтобы покупатель купил именно этот товар. Ведь производители гречки – их тысячи. Производители самой гречки – их единицы, а вот производители, которые уже переработчики этой гречки – их тысячи. Соответственно, им нужно как-то конкурировать друг с другом. Они конкурируют за счет упаковки, за счет какой-то подачи товара, за счет якобы экологичности, например, или каких-то других элементов.

Просто у нас отсутствует внятная система контроля в государстве практически за всем – за качеством, за весом, за соблюдением и так далее. Потому что вот та система, которую создает, например, Росстандарт – это все должен контролировать сам Росстандарт, например. Роспотребнадзор контролирует как бы в рамках своих полномочий. И фактически отсутствует какая-то внятная система, которая бы действительно контролировала, потому что…

Здесь же ведь еще подменяются немножко понятия. Мы все те проблемы, с которыми сталкиваемся, мы транслируем как бы в общем на все, с чем имеем место быть. А ведь есть очень такая важная просто проблема – это вопрос именно качества самого товара, который мы покупаем. Ведь недаром многие люди задают вопрос все-таки: «А что можно покупать?» Потому что сейчас цена вообще не гарантирует, что товар дороже – он лучше по качеству, чем товар, который дешевле. И это, в общем-то, тоже достаточно большая проблема.

Вот можно вернуться, как раз в данном случае апеллировать к советскому прошлому – там было априори, потому что были, скажем так… Количество товарного ассортимента узкое, и именно тот товар, который дороже, ну, он априори считался и был лучше. А сейчас при многообразии выбора, при многообразии поставщиков цена вообще не является гарантирующим что-либо фактором.

Анастасия Сорокина: Выслушаем еще один звонок – Александр из Пермского края до нас дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я рад, что до вас дозвонился, люблю вашу передачу. Дело в том, что я считаю так: сегодня все производители – своего рода то мошенники. Мы забыли аббревиатуру ГОСТ. Любого спросите. ГОСТ – это государственный стандарт. Государственный! Поэтому я считаю так: на сегодняшний день надо вернуть… Если у нас литр молока, то должен быть литр молока. Килограмм гречки – должен быть килограмм гречки. И все прочее.

Я очень долго проработал в системе потребкооперации, награжден знаком «Отличник потребкооперации». И я социалистическую систему знаю изнутри очень хорошо. Она была очень честная и справедливая. Поэтому не надо изобретать велосипед, а просто надо государству взять производителей в свои руки, чтобы был очень строгий контроль. И тогда не будут разводить молоко, и все у нас будет очень хорошо.

Александр Денисов: Спасибо, Александр.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо, Александр. Подводим итоги голосования. Следите ли вы за весом и объемом на этикетках? «Да» – ответили 83%, «нет» – 17%.

Александр Денисов: То есть шринкфляцией наших потребителей не запутать.

Анастасия Сорокина: Да.

Александр Денисов: Не запудрить им мозги этим термином.

Анастасия Сорокина: У нас в студии был Андрей Николаевич Карпов, председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла. Спасибо вам за интересную беседу. Мы не прощаемся.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты