Как собрать ребёнка в школу и не разориться

Как собрать ребёнка в школу и не разориться | Программы | ОТР

школа, дети, учёба, траты

2020-08-28T22:13:00+03:00
Как собрать ребёнка в школу и не разориться
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Юрий Карпунин
директор «Марковской основной общеобразовательной школы» Петушинского района Владимирской области
Леонид Симаков
эксперт компании-оператора фискальных данных «Платформа ОФД»
Ирина Волынец
председатель Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет»
Андрей Карпов
председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла

Ольга Арсланова: Это программа «ОТРажение», мы продолжаем, время нашей большой темы. Для очень многих россиян скоро наступит важный, непростой день – 1 сентября.

Иван Гостев: Ой, непростой.

Ольга Арсланова: Родители меня поймут, да. С 1 сентября российские школьники все-таки пойдут в школу, дистанционка закончилась, настоящая школа, все как всегда, коронавирус не помеха. Будут определенные изменения, связанные с эпидемией, но все-таки дети пойдут в настоящую школу. Осталось буквально несколько дней, для того чтобы ребенка в эту самую школу собрать.

Иван Гостев: Ну вот сколько это стоит, самый главный вопрос, подсчитала компания «Платформа ОФД». Минимальный базовый набор ученика, который включает школьную форму, рюкзак и канцелярские товары, в августе этого года подорожал на 24% по сравнению с аналогичным периодом 2019-го, то есть, смотрите, практически он подорожал на четверть. Стоимость составила 4,8 тысячи рублей, это минимальная сумма. Больше всего подорожала школьная форма и канцелярские принадлежности, на целых 30%, а вот рюкзаки всего на 4%.

Ольга Арсланова: Депутаты при этом оценили, насколько сложно будет россиянам материально в этом году, этой осенью, и предложили ввести выплаты родителям как раз к 1 сентября, для того чтобы детей собрать в школу. На сборы первоклассника в школу уходят иногда до 20 тысяч рублей, это по независимым подсчетам. Не только форма, нужны канцелярские принадлежности, нужна спортивная форма и так далее. Из-за пандемии финансовое состояние многих семей ухудшилось, как отметили авторы инициативы, и вот к началу учебного года родителям предлагают выплачивать по 10 тысяч рублей на каждого ребенка, вот это такие целевые выплаты на сбор ребенка в школу.

Иван Гостев: Ну, пока законопроект только внесен на рассмотрение, родители собирают детей к школе как могут. Иногда приходится даже брать кредиты. По данным сервиса Avito, дороже всего сборы в школу обходятся в Казани, Нижнем Новгороде и Москве, ну а сэкономить смогут жители Тольятти, Ульяновска и Саратова.

Ольга Арсланова: Несколько историй как раз из российских регионов прямо сейчас в нашем репортаже давайте посмотрим и сравним.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Позвоните в прямой эфир, расскажите, как вы готовитесь к 1 сентября, сколько уже потратили на сборы ребенка в школу, какие сложности в этом году ожидаете. SMS-портал, наш телефон, наш сайт и наши группы в социальных сетях для вас.

Иван Гостев: Ну а мы сейчас поговорим с нашим экспертом Леонидом Симаковым, экспертом компании-оператора фискальных данных «Платформа ОФД». Леонид Георгиевич, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Человек, который знает все о тратах российских родителей на детей, на школу в этом году.

Леонид Симаков: Да, слышу.

Ольга Арсланова: Расскажите, насколько эти сборы стали дороже и от чего все-таки вынуждены отказываться в этом году российские родители.

Леонид Симаков: Добрый вечер, коллеги, спасибо за приглашение.

Ну, давайте для начала немножко проясню картину. Есть средний чек покупки, есть средняя цена товаров. Когда, например, в магазине мы видим 10 моделей рюкзаков на полке, то средняя цена, допустим, 1,5 тысячи, а вот большинство мам с ребенком выбирают почему-то 2 модели, цена которых выше 4 тысяч рублей, и, соответственно, средний чек покупки будет в районе 4 тысяч рублей, хотя средняя цена 1,5. Соответственно, обзор покупок, который мы провели, как раз о средних чеках покупки.

Далее. У каждой семьи свое понимание такое набора для ребенка в школу. Кому-то достаточно рюкзака и школьных принадлежностей от старшего брата или сестры, а кто-то хочет купить ребенку гаджет, умные часы с функцией контроля, прослушки и прочего.

Ольга Арсланова: Ага.

Леонид Симаков: Мы провели такой обзор, значит, куда включили топ-10 наиболее популярных товаров, смотрели по объему продаж. И вы дали картину общую по России, и в минимальный набор у нас вошли 3 товара, это рюкзак, набор канцелярии и школьная форма, то есть без одежды и прочего, а вот в базовый набор еще 7 категорий: рубашка, брюки, кроссовки, туфли, лампа настольная, пенал и дневник.

Ольга Арсланова: Ага, то есть самое-самое основное, для того чтобы учиться.

Леонид Симаков: Ну да. Ну так вот, средний чек на вот этот минимальный набор был 4 800, когда в прошлом году был 3 900, то есть рост на 20–24%. А вот базовый набор стоил 11 300, а в прошлом он стоил 10 400, то есть тут разница уже существенно меньше, это порядка 8–9%, вот. Это картина по августу, поскольку это данные официальных продаж в магазинах, то есть то, что было пробито через кассу и, соответственно, запечатлено в кассовом чеке, прошло через онлайн-кассу. Значит, картина по августу на где-то 8% по среднему чеку выше, чем в июле, – те, кто покупал в июле, они, конечно, сэкономили по базовому набору примерно 8%.

Иван Гостев: А осенью будет опять понижение, да, цены?

Леонид Симаков: Ну смотрите, тут нужно ориентироваться на периоды, которые берутся в исследование. Мы сейчас говорим об исследовании за первую половину августа. Я чуть даже расскажу о причинах... Я просто хотел еще уточнить, что вот не все товары в среднем чеке стали выше, есть те, которые стали ниже. Например, кроссовки начали покупать по 1 900, это на пару процентов ниже, чем в прошлом году в то же время. Блузки, значит, где-то на 12% ниже, чем в прошлом году, их средняя цена покупки 750 рублей. Вот то, что подорожало, – это набор канцелярии и школьная форма, рост среднего чека покупки примерно 30%.

Ольга Арсланова: Ага.

Леонид Симаков: И кстати, на эти же товары был повышенный спрос в этом августе. Теперь вот, почему так... Ага?

Ольга Арсланова: Да-да, слушаем.

Леонид Симаков: Нужно понимать, что потребительское поведение в этом году и в принципе сама торговля существенно отличаются от привычного поведения прошлых лет. Все мы помним, что до конца июля не было совсем понятно, как начнется новый учебный год.

Ольга Арсланова: Ага.

Леонид Симаков: И вот когда объявили и подтвердили, что обучение будет очное, правда, там с соблюдением ограничений и прочим, вот это послужило некой отмашкой, сигналом для родителей...

Ольга Арсланова: ...что пора быстро-быстро покупать все, что они не купили.

Леонид Симаков: Да, и в этот период мы фиксировали рост и продаж, и, соответственно, такую волатильность, скажем так.

Нужно еще учитывать, что на этот год приходится пик по числу детей и подростков за последние 10 лет, при этом много первоклассников и учеников младших классов. Насколько я помню, в Краснодарском крае в одной из школ целых 33 первых класса. Вот с учетом нашего детоцентризма и как бы нашей такой традиции больше внимания уделять младшим, для детей помладше обычно стараются выбирать более качественные товары, которые по себестоимости выше, ну, что в итоге и отражается на среднем чеке.

Ну и, конечно, не забываем про выплаты в адрес семей, которые прошли в июне и в июле. Вот многие родители их придержали, посчитали их целевыми, и, в частности, в июле делали покупки конкретно к школе, ну и сейчас в августе продолжается это.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем некоторых наших зрителей, которые как раз собирались и покупали все необходимое к 1 сентября. У нас Жанна на связи из Воронежа, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер, здравствуйте.

Вот хотела рассказать о наших сборах. Дочка идет в 1 класс. Собственно, как-то вот слушаю вас и не знаю, как вот некоторым родителям удалось собрать детей, за 3–5 тысяч ребенка в школу. Да, я согласна с тем, что стараемся покупать детям, ребенку нашему стараюсь купить более качественные, конечно же, товары.

Например, приведу конкретно пример. Вот в нашей школе установлена синяя форма одежды. Брючки для девочки 7 лет синего цвета в магазине «Детский мир» стоят 1,5 тысячи, их мне пришлось купить, соответственно, сразу двое. Пиджачок, жакет для девочки, школьная форма нашей школы, стоит 2,5 тысячи; сарафан 2,5, даже 2 800, если не ошибаюсь; кофточка трикотажная 1 900, ну и так далее.

Иван Гостев: Уже под 10 тысяч выходит.

Зритель: Конечно.

Ольга Арсланова: Но у вас, понимаете, 1 класс, у вас все с нуля, то есть самый дорогой, наверное, вот этот вот стартовый набор всегда в 1 классе.

Зритель: Возможно, возможно.

Ольга Арсланова: Потому что нужно купить много всего, что-то перекочует потом во 2 класс, тот же рюкзак, какая-то канцелярия останется.

Зритель: Возможно.

Ольга Арсланова: Но сейчас вот если оценить, сколько всего у вас ушло на сборы ребенка в школу, сколько получится?

Зритель: На сегодняшний день ушло у меня 24 тысячи с копейками.

Ольга Арсланова: Для Воронежа. Спасибо большое.

Иван Гостев: Да, солидная сумма такая.

Ольга Арсланова: Леонид, можно ли сказать, что это средние показатели для региона?

Леонид Симаков: Ну, для Воронежа это, я думаю, нормально. В целом если брать Московский регион, то здесь средний чек покупки обычно на 30% выше, чем в среднем по России. Как правило, подешевле покупают, выбирают в регионах Поволжья и центра России, ну а подороже – это уже Север, Тюменская область, Камчатский край, ну это связано с большей сложностью по логистике товаров.

Иван Гостев: Скажите, а заметно было, что в этом году пострадало производство? Отразилось это на ценах? Ну, связано, естественно, с кризисом.

Леонид Симаков: Ну, по информации, которую представители отраслей нам доносят, видимо, был некий лаг по логистике с точки зрения производства одежды, в частности школьной формы. Но как это конкретно отразилось на продажах, вот у меня такой информации под рукой нет, это, наверное, уже эксперты из отраслей прокомментируют.

Ольга Арсланова: Ага. Да, спасибо большое за эти данные, за цифры. Эксперт компании-оператора фискальных данных «Платформы ОФД» Леонид Симаков был у нас в эфире.

Продолжаем с родителями общаться, Татьяна.

Иван Гостев: Татьяна из Волгограда с нами пообщается.

Ольга Арсланова: Татьяна, здравствуйте.

Иван Гостев: Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Я не могу назвать, в какой школе у меня учатся дети, но дело в том, что у нас в конце августа было такое SMS-оповещение о том, что мы должны сдать на облучатели в школу.

Иван Гостев: Ага.

Ольга Арсланова: О-о-о...

Иван Гостев: Интересно.

Зритель: И мы сдали эти деньги, а потом у нас поднялась такая волна, что немногие родители могут сдать, ну и сказали о том, что облучатели будут рассматриваться на гособеспечении, но деньги нам назад не вернули.

Иван Гостев: Не вернули? Отлично.

Зритель: И вплоть до того, что начинается такое, что детей, если кто-то не сдал... И самое интересное, что у нас в две смены учатся, и когда родители начали предлагать, чтобы «вы скажите, какие облучатели, что нужно купить», нам сказали, что просто сдайте по 15 тысяч с класса.

Иван Гостев: То есть вас не привлекали ни к какому выбору, ни к решению вопроса?

Зритель: Нет, нет.

Ольга Арсланова: Но с другой стороны, это как ужин со львом: «Можно не приходить?» – «Тогда вычеркиваю». Если бы вы не сдали эти 15 тысяч, наверное, скорее всего, ничего бы не было.

Зритель: Ну потом начали люди задавать вопрос, а что, школа не откроется, если мы не купим облучатели? И зачем два облучателя... То есть когда стали говорить о том, что давайте мы купим сами за наличку, сказали, что нет, чтобы мы просто сдали деньги, по 15 тысяч с класса. Если даже школа находится именно на двух, две смены у нас, тогда бы по 7 500, – «нет, надо сдать по 15 тысяч с класса».

Ольга Арсланова: Понятно, да. Ну это совершенно точно незаконная история, сразу могу сказать, но поговорим еще с экспертами тоже об этом. Спасибо, что позвонили, что поделились.

По поводу трат на сборы ребенка пишут зрители, что можно сэкономить. Например, чтобы не платить по 2 тысячи за кофточку, надо, например, купить на распродаже, можно купить на Avito, можно доносить за старшими братьями-сестрами...

Иван Гостев: А вот интересно...

Ольга Арсланова: «Купила рюкзак небольшой, вместительный, рублей за 600. Он прослужил 4 года, на 5-м сдулся. Цена не равно качество», – то есть можно и сэкономить при желании.

Иван Гостев: Вот интересный тоже совет дают из Курской области: «Можно приобрести на распродаже подвенечное с рясой и сварганить сногсшибательный прикид», – ну да, как говорится, голь на выдумки хитра. Ну а что делать?

Ольга Арсланова: Да. Продолжаем беседовать, сейчас с нами на связи Андрей Карпов, председатель правления Ассоциации экспертов рынка ретейла. Андрей Николаевич, здравствуйте.

Андрей Карпов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вот разные суммы пишут родители, в Москве до 40–50 тысяч за комплект первоклассника. Мы понимаем, что есть какая-то минимальная точка отсечения, сколько стоит все-таки собрать ребенка в школу, и, если нет больших денег, а их мало у кого, мне кажется, есть после пандемии, после самоизоляции, на чем можно сэкономить в таком случае?

Андрей Карпов: Минимальные точки отсечения разные, конечно, все зависит от доходов потребителя. Цифры у вас определенные звучали, и кто-то там за 5 тысяч умудряется собрать ребенка, за 5 тысяч, наверное, будет затруднительно, но, наверное, такая нижняя планка – это от 10 тысяч рублей. А дальше, соответственно, уже идет до бесконечности в зависимости опять же от того, сколько родители могут позволить потратить себе на ребенка.

Опять же, как правило, на младших детей, на первоклассников тратится гораздо больше. На детей в старших классах затраты, скажем так, немножко уменьшаются, там, как правило, дети постарше сами уже определяют, что им нужно, даже вплоть до того, что им носить. И если школьная форма не является обязательной, например, в школе, потому что обязательная школьная форма повышает траты родителей на эту одежду, то, соответственно, это та статья расходов, на которой также можно сэкономить. И в общем-то, это, скажем так, наверное, одна из существенных затрат для родителей, именно школьная форма.

Ольга Арсланова: Ага. По регионам насколько большая разница и насколько она корректна и соотносится с доходами? То есть бывает так, что в регионе зарплата существенно ниже, например, чем в Москве, а цены на вот этот набор близкие?

Андрей Карпов: Да, действительно, такая ситуация есть. Северные регионы, там традиционно цены на товары подороже, но, в общем-то, и доходы, как правило, в северных регионах будут повыше. В Московском регионе, как ни странно, несмотря на, в общем-то, наверное, доходы повыше, чем в среднем по России, но в целом из-за того, что в Москве выбор достаточно большой, вся логистика опять же идет через Москву, выбор товара колоссален, можно, в общем-то, достаточно серьезно сэкономить.

Вроде не прозвучало у вас еще в передаче, что помимо каких-то возможностей, скажем так, использовать товары от более старших детей, действительно, есть еще и возможность сэкономить, заказывая дистанционным образом, заказывая продукты заранее. Если вот не прямо вот срочно, не прямо вот сейчас что-то нужно, то можно заказать дистанционно в онлайн-магазинах и можно действительно сэкономить.

Опять же те же самые ранцы, портфели дети не любят носить больше 1 года, вот такая есть практика, соответственно, опять же покупать какой-то очень прямо дорогой ранец и, как правило, для первоклассников, например, его выбирают родители, то, соответственно, здесь тоже есть на чем сэкономить. Если дальше по разбросу по регионам, в южных регионах, как правило, опять же корзина будет в данном случае поменьше. Поволжье, вот опять же как прозвучало от представителя оператора фискальных данных, цены, в общем-то, сравнимы, наверное, с Московским регионом.

Ольга Арсланова: А как вы относитесь к предложению депутатов по 10 тысяч россиянам выдать на сборы детей? Но мы понимаем, что тогда, наверное, люди смогут больше себе позволить, продажи, соответственно, тоже вырастут.

Андрей Карпов: Продажи вырастут, вопрос только, конечно же, что люди смогут себе позволить. То есть они действительно эти деньги потратят в том числе на детей, и те выплаты, которые были, это в том числе и показало. Но в том числе это показало то, что в эти периоды времени увеличились покупки каких-то гаджетов, какая-то более дорогая техника. Соответственно, вполне возможно, что и это было также потрачено на детей, купили то, что им необходимо. Тем более, например, зачастую не в каждой семье было по несколько компьютеров, и когда случился карантин, то возникла, скажем так, очередь на эту технику. И была даже информация...

Ольга Арсланова: Да-да, все доходы семьи уходили на покупку дополнительных компьютеров, было такое, да.

Андрей Карпов: Да-да-да, поэтому это действительно есть такая проблема, и для некоторых семей это, в общем-то, определенной будет поддержкой оказание, скажем так, вот этой помощи от государства. Поэтому, наверное, было бы и правильно рассмотреть, в общем-то, оказать поддержку, например, социально незащищенным слоям населения.

Иван Гостев: Андрей Николаевич, ну вот смотрите, пишут нам из Ленинградской области, видимо, зрители старшего поколения: «В советское время учебники, принадлежности, школьную форму нам выдавали бесплатно». Ну вот, более того, в советское время некоторые школы были как бы под шефством неких предприятий, понятное дело государственных. Сейчас осталась такая практика хотя бы фрагментарно? И есть ли какая-то возможность эту практику вновь ввести, чтобы школы массово, насколько это возможно, конечно, поддерживались различными предприятиями? Ведь деньги-то у предприятий есть, правильно, предприятий у нас крупных много.

Андрей Карпов: Ну, раньше опять же это было в какой-то мере проще, хотя вот я еще в советское время учился в школе и не могу припомнить, чтобы форму, например, выдавали бесплатно. Учебники, да, действительно, это так. Мало того, что, конечно, различие от региона к региону очень сильно́, и вот прозвучало, что, например, в Волгограде собирали деньги на что-то, на лампы, например, в Московском регионе, в Московской области, в Москве, в ряде других регионов таких проблем нет, в общем-то, деньги выделяются централизованно. Но в целом, конечно же, периодически всплывает какая-то информация о каких-то дополнительных сборах, попытках собрать какие-то деньги в школьных заведениях.

По поводу шефстваздесь, наверное, ситуация достаточно, скажем так, наверное, в чем-то сложная. Нужно просто вырабатывать этот механизм выстраивания вот этой некой шефской помощи, некой такой вертикали дружбы, скажем так, каких-то коммерческих организаций и школьных учреждений. Ведь есть же такая практика, например, именно на Западе попечительства, когда формируется какой-то попечительский совет, сбрасывается, формирует, соответственно, школьную ту же самую кассу, кассу поддержки каких-то школьников, еще в чем-то. Соответственно, это, наверное, та практику, которую можно было бы внедрить, можно было бы пропагандировать, распространять в целом по стране.

Ольга Арсланова: Понятно.

Давайте послушаем наших зрителей. У нас Москва на связи, Иван Иванович, здравствуйте. Ваша точка зрения?

Иван Гостев: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Спасибо, что поднимаете эту тему.

Я вырастил двух сыновей, правда, в советское время, которое сейчас, так сказать, почему-то все стараются хаять, но господь, как говорится, распорядится с каждым... И в голове даже у нас не было такого, чтобы думать о том, сколько стоит форма или что-то. Я 6 лет был председателем родительского комитета, понимаете, мы жили одной семьей, мы знали все семьи, мы помогали. Я вообще считаю, что то, что касается детей школьного возраста, надо все для них делать социально значимым, и одежду, и письменные принадлежности, и все. У нас богатая страна...

Ольга Арсланова: А что... Я прошу прощения, а что значит...

Зритель: ...власть обманывает людей, понимаете?

Ольга Арсланова: Иван Иванович, «социально значимым» – это что? Это социально значимым – и что дальше? В чем это должно выражаться?

Зритель: Надо понимать выражение «социально значимый» – значит, не 200 рублей юбочка, а 30 рублей, понимаете?

Ольга Арсланова: Ага. То есть государство должно субсидировать покупку вот этих вещей?

Зритель: Государство должно раскошелиться для детей, иначе у нас завтра не будет людей в стране, понимаете?

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо.

Зритель: У вас есть дети?

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Продолжаем беседу. Андрей Николаевич, а как сейчас, кстати, субсидируется что-то государством в необходимых для школы вещах?

Андрей Карпов: Ну, есть какое-то субсидирование, насколько мне известно, например, для многодетных семей...

Ольга Арсланова: Просто мне казалось, что есть.

Андрей Карпов: Но опять же это все очень сильно зависит от региона. Если у субъекта федерации есть на это бюджет, если они могут позволить себе, то они, соответственно, выделяют; если такой возможности нет, то все ложится на плечи родителей, в том числе сбор на какие-то там, я не знаю, лампы, на шторы и так далее. Поэтому, конечно же, какой-то, наверное, государственный стандарт, в общем-то, наверное, должен существовать вне зависимости от региона. У нас все-таки федерация, а не конфедерация, соответственно, надо какие-то, наверное, правила единые устанавливать для всей страны вне зависимости от того, богатый регион или бедный регион, потому что, в общем-то, страна-то у нас единая.

Иван Гостев: Андрей Николаевич, а как вы считаете, должен ли быть какой-то стандарт относительно школьной формы? Потому что часто как раз на ее покупку тратятся значительные средства, 10 тысяч как минимум.

Ольга Арсланова: И это действительно дорого попасть именно в тот стандарт, который в школе прописан. Если бы была, может быть, единая форма для всей страны, минимально простая, было бы дешевле.

Андрей Карпов: Вы знаете, сложно опять же сказать, должен ли быть какой-то стандарт. Ведь на самом деле в образовательных кругах дискуссия об этом идет достаточно давно. Есть какие-то решения, принятые на федеральном уровне, по делегированию полномочий на региональный опять же, по принятию соответствующих решений. Есть какие-то школы элитные, там у них, соответственно, принимаются какие-то прямо серьезные требования по одежде. В целом в большинстве регионов устанавливается даже единообразие формы во всех школах. То есть здесь, в общем-то, сложно сказать именно исходя из того, насколько все-таки, чтобы это не стало каким-то барьером для попадания учащегося вот в эту конкретную школу.

Поэтому, наверное, все-таки какой-то стандарт со стороны государства минимальный должен быть в обязательном порядке быть обеспечен, а все остальные, в общем-то, вот эти требования именно с точки зрения каких-то усложненных требований к форме... Потому что опять же одно дело купить, условно говоря, белый верх и черный низ, это одна цена, а если строго вот именно такая рубашка, строго такие брюки, это, в общем-то, уже немножко будут другие затраты для родителей. Поэтому с этой точки зрения нужно, наверное, как-то более разумно подходить.

Ольга Арсланова: Понятно.

Давайте еще один звонок примем, у нас на связи Елена из Краснодарского края. Здравствуйте, Елена.

Зритель: Добрый вечер, зрители, добрый вечер, ведущие.

Хотелось бы поделиться своим опытом сбора детей в школу. У меня двое детей, один идет в 10 класс, старший, младшая идет в 3 класс. Но в этом году, как бы придерживаясь, ну как я слышала много мнений других родителей, в том числе у нас такой опыт, что мы ждем, что все-таки будет опять дистант... Ну, мы не ждем, мы не хотим его, но думаем, что...

Иван Гостев: Дистанционное обучение?

Зритель: Да, дистанционное обучение. И поэтому родители как бы придерживают деньги и не покупают такое определенное количество вещей.

В этом году мы на двоих детей потратили 16 тысяч, на двоих детей, а в предыдущие года мы обычно тратили на каждого ребенка тысяч 20, при том что ребенок не идет в 1 класс, на 1 класс больше мы, наверное, даже потратили. Но так как у меня старший сын каждый год достаточно вырастает, нам приходилось покупать каждый год рубашки, каждый год брюки и каждый раз туфли. В этом году, как говорится, мы обошлись малой кровью, вот такой у нас опыт.

Иван Гостев: Да, спасибо большое. Андрей Николаевич, как вы считаете? Вот видите, люди часто, в общем, считают, что нет смысла покупать вещи, так как может быть, что онлайн будет этот год. Часто ли вы сталкиваетесь с таким?

Андрей Карпов: Ну, противоречивые сведения, конечно, существуют, потому что мы все слушаем новости какие-то, и в новостях нам где-то намекают, что... Аптекам вроде говорят, что нужен запас определенный продукции обеспечить и так далее, то есть какие-то сигналы для людей поступают такие, что они в определенном ожидании. Соответственно, все понимают, что сентябрь начнется, но что будет к концу сентября, тоже непонятно. Но здесь вот эти вот настроения больше отражаются, например, на той же самой форме, потому что несмотря на то, что занятия будут, например, в онлайн-режиме, это не значит, что не понадобятся ручки, тетрадки и тому подобное. Соответственно…

Опять же сейчас, в общем-то, все-таки не Советский Союз, хоть там и были определенные положительные стороны, но с точки зрения, например, покупки товаров их можно было, как правило, купить в каком-то широком ассортименте на тех же самых ярмарках. А сейчас разнообразие колоссальное и можно купить все что необходимо в любой момент, то есть необязательно это все нужно купить до 31 августа, а это можно спокойно покупать в течение того периода времени, пока будет ребенок учиться. Поэтому в этом отношении люди правильно осторожничают, соответственно, те траты, которые можно попридержать, которые не нужно совершать прямо сегодня, соответственно, можно их совершить завтра, именно понимая, что точно они будут нужны.

Ольга Арсланова: Андрей Николаевич, у меня шкурный интерес, у меня как раз ребенок идет также 1 сентября в 3 класс, и мы, честно говоря, ничего еще не купили. Вот с ценами что будет, если покупать впритык или если откладывать частично какие-то не самые срочные покупки на сентябрь-октябрь?

Андрей Карпов: Вы знаете, действительно, после определенной даты, где-нибудь 10-х чисел сентября, вполне мы можем увидеть распродажу на отдельные школьные товары.

Ольга Арсланова: Ага.

Андрей Карпов: И чаще всего это можно увидеть в неспециализированных магазинах, например крупные продуктовые гипермаркеты, которые, как правило, формируют школьную какую-то ярмарку, школьную аллею у себя в магазинах, и они потом распродают эти товары. Соответственно, действительно можно ориентироваться на те спецпредложения, которые существуют, и просто действительно покупать товар со скидкой. Мало того, что если опять же в течение...

То есть при желании сэкономить можно в течение года ориентироваться на какой-то перечень товаров, который им необходим, и, соответственно, в течение года можно совершенно спокойно купить опять же эту продукцию гораздо дешевле, чем покупать это все, именно когда в последний момент нужно. Просто если нам нужно вот сегодня и сейчас, мы, как правило, переплатим, потому что у нас нет времени искать, смотреть, заезжать в 2–3 магазина. Если время есть, то всегда можно сэкономить на товаре.

Иван Гостев: Андрей Николаевич, давайте послушаем, что думают наши телезрители. Владимир из Архангельской области сейчас с нами на связь выйдет.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Иван Гостев: Владимир, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Да-да, здравствуйте. Меня слышно?

Ольга Арсланова: Да, слушаем.

Зритель: Мне вот интересен вопрос такой. Все вот люди звонят, и что-то все жалуются: все нам должны, все нам обязаны. Вот знаете, у меня три пацана, даже четыре, если от первого брака, я не знаю, мы все сами.

Ольга Арсланова: И?

Иван Гостев: И хватает?

Ольга Арсланова: Сколько это вам стоило, самостоятельные эти сборы?

Зритель: Ну вот смотрите, я вот собрал трех ребят своих, у меня, получается, старший в 9-й идет, средний в 5-й, младший в 3-й, и еще садичник есть.

Ольга Арсланова: Ага.

Иван Гостев: И сколько вышло?

Зритель: В принципе мы обошлись по большому счету с канцелярией... Конечно, мы не выбираем кожу и все такое, но портфели, ранцы мы выбирали как бы с жесткой спинкой, в 30 тысяч мы уложились.

Ольга Арсланова: На троих?

Зритель: И то в принципе можно было бы как бы вообще не выбирать, можно было бы еще ребенку походить с этим, но просто...

Ольга Арсланова: Слушайте, ну вот как раз если бы вам на каждого по 10 тысяч, как депутаты предлагают, выплатили, у вас бы все получилось. То есть вы уложились...

Иван Гостев: Уложились бы.

Зритель: Поддержки были, как мы называем, путинские выплаты были, конечно.

Ольга Арсланова: Да-да, спасибо за ваш опыт, за то, что поделились.

Оренбург: «Двое детей, сборы в школу двоих обошлись в 27 тысяч рублей», – пишут наши зрители. Так... Все дружно предлагают экономить на рюкзаках, «но очень важно по 4–5 килограммов учебников носить не в мешке, а в качественном рюкзаке с жесткой спинкой». Ну, собственно, наверное, последний вопрос, Андрей Николаевич – на чем действительно вы как специалист экономить не рекомендуете?

Андрей Карпов: Ну, я не специалист прямо в школьных принадлежностях, поэтому здесь мне сложно сказать, на чем прямо не нужно... Действительно, наверное, для младших классов, для школьников, у которых еще не сформировался, не знаю, позвоночник или что-то с этим всем связанное, то есть действительно рекомендуются специальные рюкзаки. Тем более родители жалуются, что в последнее время все больше и больше детям нужно носить учебников, я, в общем-то, и по своим детям также это заметил.

То есть раньше, мне кажется, мы гораздо меньше носили всего этого в школу, сейчас, конечно, нагрузка достаточно большая, получается, в младших классах дети носят в школу гораздо больше учебников, тетрадей; сейчас есть просто учебник, рабочая тетрадь к этому учебнику и так далее. Чем старше класс, например, тем, соответственно, дети ходят с гораздо меньшими сумками и так далее. Поэтому сказать, на чем тут можно сэкономить... Тут вопрос просто опять же исходя из доходов. Все-таки мы же понимаем, что если люди могут позволить себе потратить больше, то они в принципе ни на чем не экономят.

Те, кто могут потратить строго определенную сумму, у них экономия может заключаться, например, в следующем. То есть если брать те же самые тетрадки, тетрадки есть совершенно простые тетрадки копеечные и есть тетрадки, значит, цветные, есть тетрадки, скажем так, брендованные, которые содержат на себе каких-то известных актеров, какие-то крупные бренды и так далее. Эти тетрадки, как правило, значительно дороже, при том что они не отличаются от тетрадей средних ценовых каких-то категорий, ровно все то же самое, но просто за счет вот какого-то бренда идет накрутка по цене. Соответственно, вот это то, на чем можно экономить. Соответственно, можно не гнаться именно за какими-то брендами, то есть купить товары-ноунеймы либо в целом товары, в общем, те, которые как раз необходимы, простые ручки, простые карандаши и тому подобное, абсолютно по качеству будет ровно то же самое.

Мало того, что дети в школах, как правило, многое что теряют, соответственно, будет, наверное, не так жалко потерять дешевые ручки, карандаши, фломастеры, резинки и так далее. То есть, наверное, больше просто вопрос в экономии погоня не за брендами, погоня за тем, чтобы брать более доступный по цене товар, необязательно худшего качества, а, в общем, в каком-то таком среднем ценовом сегменте.

Иван Гостев: Да, спасибо большое, Андрей Николаевич.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Иван Гостев: Давайте сейчас поговорим с представителем школы Юрием Карпуниным, директором «Марковской основной общеобразовательной школы» Петушинского района Владимирской области, заслуженным учителем России. Юрий Александрович, здравствуйте.

Юрий Карпунин, Добрый вечер.

Иван Гостев: Юрий Александрович, ну вот смотрите, не дай бог, конечно, если у нас вдруг будет какой-то очередной скачок, рост заболеваемости по коронавирусу, но готовы ли школы если что перейти на дистанционное обучение? И в любом случае будут ли опыт, который у нас был весной, будут ли его как-то внедрять в постоянную практику?

Юрий Карпунин, Ну, если, конечно, случится такое, то школы готовы, безусловно, потому что самым сложным, конечно, был первый этап, когда никто не готов, особенный шок для родителей, это был, конечно, плач, плач по всей Руси стоял. Сейчас, конечно, все обкатано, готово, так что здесь я особых проблем не вижу. Но не хотелось бы, конечно, говорить об этом.

Ольга Арсланова: Ага. Какие уже вам указания поступили? Понятно, что там много проверяющих органов, которые готовят школы сейчас к открытию, дают ЦУ. Как у вас будет выстроен процесс с 1 сентября?

Юрий Карпунин, Ну как? «Иди туда и сделай то».

Ольга Арсланова: Дети сидят в одном классе, да, выйти не могут?

Юрий Карпунин, Да, ситуация красивая, она интересная. Ситуация в том, что в принципе 100%-но выполнимо ни то ни другое, но выполнять надо и жить надо в этой ситуации.

Ольга Арсланова: Так.

Юрий Карпунин, То есть мы… Естественно, 100%-го выполнения требований Роспотребнадзора ни одна школа не сделает, потому что это нереально, это нежизненная ситуация, максимально достигать этого надо. Естественно, и учебный процесс от этого тоже страдает, потому что мы прекрасно понимаем, что школа ведь важна не только, значит, с точки зрения образования, но это еще и воспитание, коммуникации, общение, здесь будет тоже много, конечно, теряться от этого. Но максимально все, что можно сделать на этом этапе, все сделано, все проверено, все заготовлено, в общем-то...

Ольга Арсланова: А расскажите поподробнее, то есть теперь дети должны сидеть в одном классе, учителя к ним ходят, они не пересекаются?

Юрий Карпунин, Ну вот смотрите, да, задачки такие простые арифметические. Дети должны не встречаться класс с классом – вот как это? Значит, надо в разное время приводить, в разное время разводить.

Ольга Арсланова: Так.

Юрий Карпунин, Одни сидят в классах на переменах, другие в это время гуляют в тех зонах, которые...

Ольга Арсланова: Понятно.

Иван Гостев: Юрий Александрович, а это не приведет к тому, что, пока одни учатся, другие галдят на перемене, из-за этого те, кто учатся, собственно, теряют внимание, и получается и не урок, и не перемена?

Юрий Карпунин, Я говорю, что задачка..., очень много вопросов по этому. То есть если разведены уроки, то как быть учителям? Ведь учителя находятся с детьми в классе, допустим, а в это время у него начинается урок в другом классе, а учитель, который в другом классе, еще находится, значит, на третьем уроке. Здесь есть какие-то проблемы, но это вот чисто такие шахматные задачи, которые как администратору приходится решать уже по ходу.

Ольга Арсланова: Все-таки мне не очень понятна логика, как вам это объяснили? То есть дети в классе сидят, там их 30 человек, они друг другу не опасны, получается, а какой-то другой класс уже представляет опасность? Это с чем связано?

Юрий Карпунин, Хорошо, я на вашу провокацию отвечу другой провокацией. Хорошо, за забором школы, окончилась смена и вышла вся школа, – они что, каждый класс отдельно?

Ольга Арсланова: А они на улице.

Юрий Карпунин, Да? Ну, я вас понимаю, да. Вот это все провокационные вопросы. Но я так понимаю, что сейчас задача максимально снизить возможность передачи, значит, внутри школы. Ну вот решают эти таким путем. Я с вами согласен, у меня очень много вопросов, я понимаю, что надо ввязаться в бой, там видно будет. Я прекрасно понимаю, что сейчас мы все подгоним, что... все выполнили, все предписания готовы, прокуратурой проверены, все вроде сделано, все вроде нормально, как это пройдет, надо смотреть.

Ольга Арсланова: Но, Юрий Александрович, вот вы с каким чувством идете на работу сейчас? Как вы пережили дистанционку? То есть что для вас сейчас сложнее будет, вернуться пусть даже в таких сложных условиях, но в привычную настоящую школу или продолжать не дай бог на дистанционке работать?

Юрий Карпунин, Да вы знаете...

Ольга Арсланова: Не дай бог для родителей, извините, просто вырвалось.

Юрий Карпунин, Я понимаю, да-да. Я всегда, в общем-то, работаю с удовольствием, потому что это дело моей жизни, я уже с 1984 года работаю в школе, с 1987 года я директор, с прошлого столетия еще, поэтому... Создавал школу, в ней работаю... Поэтому в каком бы состоянии ни находился... Всегда болезненные ситуации, переходные ситуации сложные ситуации, да, но не надо опускать руки, надо идти и работать, надо выполнять свое дело.

Иван Гостев: Юрий Александрович, вот судя по такому большому количеству вопросов, интересует наших зрителей тоже, как будут дела обстоять с дополнительными кружками, секциями, они как-то будут функционировать? И какие правила будут применяться там?

Юрий Карпунин, Значит, здесь у нас предложено три варианта развития событий. Это, значит, кто занимается по пятидневке, переходить на шестидневку и по субботам заниматься с детьми, тоже тут не знаю, будут приветствовать это родители или не будут, как это будет происходить. Второй вариант – в каникулярное время, тоже кто куда разъехался, кто куда уехал, тоже здесь сложно. И третий вариант – это дистанционно проводить, значит, эти кружки. В школах запрещены межклассовые... То есть, допустим, у нас проект «Русский бал», он предполагает, что мы собираем детей и занимаемся изучением бальной культуры, допустим, но этого сейчас пока не будет, к сожалению, это большая потеря, но этого нет пока.

Иван Гостев: Давайте послушаем звонок телезрительницы Екатерины из Оренбурга.

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Получается, многие траты на школу были бы значительно меньше, если бы директора школ, учителя... Не знаю кто, но эту информацию озвучивает классный руководитель, что дневники нужно покупать только такие, тетрадки нужно покупать только такие. То есть у родителей зачастую нет выбора, что они могут купить, условно говоря, за 5 рублей дневник, школа выдвигает требование, им нужно купить за 25; то же самое дело обстоит с тетрадками.

И получается замкнутый круг: вроде официально поборов нет, образование бесплатное, но в то же время требования школы и учителей таковы, что либо родитель конфликтует, и тогда это отражается на его ребенке, либо он молча будет все это сдавать и оплачивать.

Иван Гостев: Да, спасибо большое, Екатерина. Юрий Александрович, ну вот как вы относитесь к такой практике?

Юрий Карпунин, Извините, по каналу не был слышен голос.

Ольга Арсланова: Вот смотрите, у нас до этого была жалоба, что в школе заставили родителей скинуться на облучатели, а сейчас наша зрительница рассказала, что в школе учителя говорят, что нужно определенные покупать тетради, определенные канцтовары, и, как правило, те, которые рекомендуют, намного дороже, естественно.

Иван Гостев: Так рекомендованы.

Юрий Карпунин, Ну вы знаете, я категорически, принципиально против вообще любых сборов с родителей, даже если они проводятся официально, если только это не большой порыв души и возможность действительно чем-то помочь школе. Никогда этим не занимался, потому что, в общем-то, считаю, что это дело все-таки муниципалитета, государства и так далее.

Что касается «заставляют определенное» – не могут заставлять. Вот вы разговаривали про форму, я тоже согласен с тем, что все-таки форма, возвращаясь в советские времена, там форму покупали. Да, но там форма же была, для того чтобы практичность соблюсти, то есть она стоила недорого, было введено единообразие, ее не жалко было, поносил, порвал, на следующий год пошел и купил новую. Здесь сейчас говорить, что вот у нас костюм такой, – это нереально и не нужно, потому что люди разные. Да, действительно, есть, кому это абсолютно несложно, а есть люди, для которых это является большой проблемой.

Тем более заставлять покупать. Если у вас есть рабочие тетради, стоят, значит, в учебном плане прописаны рабочие тетради, то школа обязана обеспечивать рабочими тетрадями учащихся; если нет, вы не имеете права просить родителей, заставлять родителей покупать. Хотят родители сами – ради бога, в этом должна быть все-таки добрая воля, потому что ради детей готовы на все, но не всегда есть возможность это сделать, а считать себя ущербным ребенку сложно.

Ольга Арсланова: Понятно. Юрий Александрович, напоследок вопрос – не опасаетесь, что дети очень, как бы мягкое слово подобрать, «отупели» грубовато... потеряли навыки, квалификацию свою школьную за время самоизоляции, за летний период и что вот этот год будет очень трудный в плане обучения?

Юрий Карпунин, Ну, контакт так более-менее плотный был, сейчас, даст бог, … снимем немножко, посмотрим. Я думаю, все будет нормально. Дети нормальные, сами мы дети были во всяких ситуациях.

Ольга Арсланова: Были-были, да, за лето все забывали абсолютно.

Иван Гостев: Ну да.

Юрий Карпунин, Это точно.

Ольга Арсланова: Спасибо. Удачи вам, держитесь, хорошего вам года и чтобы никто не болел. Директор «Марковской основной общеобразовательной школы» Петушинского района Владимирской области, заслуженный учитель России Юрий Карпунин был у нас в эфире.

Еще у вас есть примерно 5 минут для того, чтобы с нами пообщаться, так что звоните и пишите SMS, еще есть о чем поговорить.

Иван Гостев: Давайте сейчас узнаем, что думают представители другой стороны, родительского комитета. Ирина Волынец, председатель Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет». Ирина Владимировна, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Ирина Волынец: Да, здравствуйте. Еще теперь член Общественной палаты России.

Ольга Арсланова: О-о-о, здорово, поздравляем!

Иван Гостев: Поздравляем.

Ирина Волынец: Спасибо.

Ольга Арсланова: Какие основные проблемы, жалобы накопились у родителей к этому 1 сентября, такому необычному, такого у нас еще не было?

Ирина Волынец: Да. Вы знаете, все так счастливы, что дети наконец-то идут в школу, причем сами дети тоже, наверное, редкий случай, когда дети соскучились по школе, друг по другу, по своим учителям. Родители соскучились, потому что дети учатся не дистанционно, учителя соскучились по детям, потому что мы же общаемся и с теми и с другими. Учителя... Да, вот я сейчас с таким удовольствием слушала нашего уважаемого директора, это человек, который работает по призванию, конечно же, им плохо без детей.

Но в то же самое время родителей, конечно, смущают новые правила, непонятно, как они будут соблюдаться. Опасаются того, что придется учиться в третью-четвертую смену, как сказал коллега, невозможно обеспечить эти условия по разделению потоков. То есть все понимают, что нужно максимум мер предпринять, для того чтобы наших детей максимально обезопасить от возможного заражения, но в то же самое время, если реально смотреть на вещи, какими усилиями вообще мы этого может добиться.

Плюс у родителей есть право детей перевести на дистанционное образование, если родители опасаются, например, что ребенок заболеет, либо родители сами работают на удаленке и им так спокойнее, если ребенок дома. Вопрос: кто будет обучать детей, родители которых написали заявление о переводе на дистанционное образование?

Ольга Арсланова: Да, большой вопрос.

Иван Гостев: Очень большой вопрос, да.

Ольга Арсланова: Будут параллельно же обычные уроки.

Ирина Волынец: Да, если у нас и без коронавируса не хватает учителей, причем дефицит составляет более 15% по стране.

Далее: допустим, со школьным питанием вопросы. Наша организация добилась внедрения бесплатного горячего питания на территории всей страны для всех категорий учеников начальной школы. Мы, конечно, хотим, чтобы ели все дети, но то, что пока начальная школа, тоже хорошо.

Ольга Арсланова: Я прошу прощения, а что значит «добились»? Это же распоряжение президента.

Ирина Волынец: Так мы несколько лет пробивали эту инициативу, и в итоге ее услышал президент.

Ольга Арсланова: А, понятно.

Ирина Волынец: Да, поэтому мы... Так же как, кстати, отмена обязательного ЕГЭ по иностранному языку – это заслуга нашей организации. Но конечно, очень много единомышленников, которые нас поддержали, даже партия власти «Единая Россия». Большая благодарность Алене Аршиновой, члену Комитета Госдумы по образованию, которая нас услышала и провела всероссийское совещание партии на эту тему, и в итоге вот такие огромные сподвижки.

Ольга Арсланова: Нет, я просто… Прошу прощения, Ирина Владимировна, например, я вот знаю школу в Москве, где платные сейчас будут обеды для младших классов. Там, правда, смешная какая-то цена, 150 рублей, вообще страшно себе представить, что это за еда за такие деньги...

Ирина Волынец: Нет, ну почему, 150 рублей – это не смешная цена, потому что у нас есть регионы, где питание, например, было всего 30 рублей в день для ребенка, и то не все родители могли дать...

Ольга Арсланова: Нет, ну это же есть невозможно просто.

Ирина Волынец: Невозможно, но вот мы помним, что в Кемеровской области в прошлом году у нас дети падали в голодный обморок оттого, что родители...

Ольга Арсланова: Я к чему спрашиваю? Если в московской школе сейчас говорят, что обеды платные, это что, получается, нарушение закона?

Ирина Волынец: Нет, возможно, это альтернатива бесплатным, но бесплатные обеды должны быть, горячие обеды для всех учеников начальной школы. И вот из-за разделения потоков вопросы, не будет ли так, что какие-то классы будут обедать на последней перемене, чтобы не сталкиваться с другими, и это вообще в принципе уже нарушение режима питания, потому что перед тем как идти домой какой смысл... Ну не то что какой смысл, но уже не так правильно, не так удобно напоследок так взять и поесть. Хотелось бы, конечно, чтобы это было в правильное время, ну примерно в середине учебного дня.

Иван Гостев: Ирина Владимировна, а насколько вы считаете справедливым то, что пока только для младших классов вот эта вот есть функция бесплатных обедов? Потому что 5 класс условно, это вроде как уже средняя школа, но тем не менее часто дети в пятом классе моложе могут быть, чем в четвертом.

Ирина Волынец: Да, и это не обозначает, что они не хотят есть.

Иван Гостев: Конечно.

Ирина Волынец: Совершенно вашу разделяю обеспокоенность, это так же, как только до 16 лет выплачивают пособие в размере 10 тысяч рублей за июнь и за июль. Если кто-то, кстати, не успел подать, до 1 сентября есть возможность подать заявление либо в региональном отделении Пенсионного фонда, либо через портал Госуслуг и получить 10 тысяч рублей на каждого ребенка от 3 до 16 лет включительно. Да, мы будем работать дальше, добиваться того, чтобы все вплоть до 11 класса питались бесплатно, чтобы это была достойная, вкусная еда, конечно, это тоже очень важно.

Ольга Арсланова: Ага. А как вы относитесь к тому, что дети будут сидеть в одном классе, к ним будут ходить учителя, я имею в виду, что они не будут по школе ходить...

Ирина Волынец: Да-да-да.

Ольга Арсланова: И при этом изменится время обучения. Например, в классе моей дочери урок сдвинулся на более раннее время.

Ирина Волынец: Да, конечно, это неудобно. Представляете, допустим, урок химии, когда ставят эксперименты, когда реагенты, колбы, то есть в кабинете химии целое пространство для этого. Конечно, образование от этого пострадает и учитель при всем желании не сможет добиться такого результата, как в своем предметном кабинете. Но это все закончится, как мы рассчитываем, по крайней мере по распоряжению, 31 декабря 2020 года, и если все будет в порядке с общей обстановкой, то с 1 января 2021 года все уже будет работать в стандартном режиме. Мы вот очень, конечно, этого все хотим и прямо молимся об этом.

Ольга Арсланова: И ждем, и мы тоже.

Ирина Волынец: Да, и ждем.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Иван Гостев: Спасибо.

Ольга Арсланова: Ирина Волынец, председатель Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет». Мы вместе собирались в школу, готовимся к 1 сентября. Напомню, что уже все точно известно, офлайн, настоящая школа возвращается в жизнь наших детей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)