Как стать банкротом?

Как стать банкротом? | Программы | ОТР

Сколько нужно задолжать, чтобы без лишней волокиты признали неплатежеспособным ?

2020-08-31T14:26:00+03:00
Как стать банкротом?
Пенсия и справедливость. Рост цен. Резня во Франции. Лекарственный кризис. Несбывшиеся мечты
Какие у нас пенсии? Какими они могли бы быть?
Сергей Лесков: Президент США может стать головной болью для любого человека на планете. По-справедливости, все 7 миллиардов должны иметь возможность принимать участие в его выборах
Цены растут, как на дрожжах
Сбылись ли ваши мечты?
Куда пропали лекарства?
ТЕМА ДНЯ: Пенсия и справедливость
Как вывести детей в оффлайн?
Франция в шоке. Как высказывания Макрона разделили мировую политическую элиту и ожидать ли Европе новых терактов?
Рыба уже стала люксовым продуктом. К Новому Году цены вырастут на икру, хлеб и алкоголь
Гости
Эдуард Савуляк
директор консалтинговой компании
Андрей Крупский
председатель Комитета по защите в судебных спорах и процедурах банкротства

Тамара Шорникова: Как-то, знаешь, у нас так все в логическом порядке: безработица – банкротство. «Обанкротиться быстро и без лишних затрат». Уже с 1 сентября эта процедура станет проще для физических лиц. Однако, конечно же, есть несколько условий. Сколько нужно задолжать, чтобы тебя признали неплатежеспособным, без лишней судебной волокиты и других адвокатов?

Иван Князев: Ну давайте посмотрим. Во-первых, долг, включая штрафы и пени, не должен превышать полмиллиона рублей. Вот видите – долг должен быть от 50 тысяч до 500 тысяч рублей. Во-вторых, должник должен подтвердить, что у него на данный момент вообще нет никаких источников дохода. Ну и тогда процедура банкротства для него будет бесплатной.

Тамара Шорникова: Итак, рассказывайте нам. У вас есть такие условия для банкротства? Вы сейчас в сложном финансовом положении? Хватает ли вам денег на текущую жизнь, на выплату кредитов, например? Звоните и пишите, рассказывайте свои личные истории.

А сейчас поговорим с экспертами. Андрей Крупский, председатель Комитета по защите в судебных спорах и процедурах банкротства. Здравствуйте, Андрей Константинович.

Иван Князев: Здравствуйте.

Андрей Крупский: Добрый день.

Тамара Шорникова: Андрей Константинович, что касается условий: каков процент должников конкретно с такой суммой долга – в диапазоне от 50 до 500 тысяч рублей? Я где-то читала, что, в общем-то, средний размер долга у нас (и таких должников большинство) – это 700–800 тысяч? То есть это многим людям облегчит жизнь, действительно разрешит их безвыходные финансовые сложности?

Андрей Крупский: Да, действительно, должников с такими суммами не так много, большинство задолжало гораздо большие суммы. Но общий вектор этого закона – он социальный, в первую очередь помогает самым незащищенным слоям населения. Поэтому это от общего количества, по прогнозам, где-то 30%.

Иван Князев: Ну, тут ведь, понимаете, еще интересный момент. Там есть несколько условий, и одно из них – должно исполнительное производство у судебных приставов закончиться. А как это выглядит? Сколько оно обычно длится? Как быстро оно может закончиться?

Андрей Крупский: По сути, это самый главный, можно сказать, недостаток данного закона, что в действительности бесплатно обанкротиться можно только после того, как приставы попытались всесторонне найти активы у вас, списать что-то с доходов. Они не смогли этого сделать – соответственно, после этого завершили свое исполнительное производство. Но проблема нашей российской действительности состоит в том, что срок этого исполнительного производства в реальности, на практике не регламентирован. Оно может длиться и год, и два, практически не заканчиваться.

Иван Князев: Я правильно понимаю, что все зависит от того или иного судебного исполнителя?

Андрей Крупский: Да, от исполнителя, от судебного пристава. Как он отработает, какая нагрузка в данном конкретном регионе на конкретного пристава. У него может быть сто дел, может быть тысяча дел. И это может растягиваться во времени.

Иван Князев: А им выгодно, чтобы побыстрее эти дела от них убрали, списали их, отдали? А там уже занимайся, банкроться, как хочешь.

Андрей Крупский: Дело в том, что исполнители должны осуществить определенный комплекс мероприятий. Они должны проверить наличие вашего имущества в ГИБДД, в Росреестре. Должны обратиться в банки по всем банковским отделениям, где у вас открыты счета, и должны проверить наличие остатка или отсутствие денег. И вопрос, что они физически достаточно загружены, и сложно за короткий период провести все эти мероприятия.

Тамара Шорникова: Ну, если все-таки говорить о конкретных сроках – год, два, три и дальше, – то все это время человек по-прежнему платит по кредитам, не знает, как ему выжить и так далее.

Иван Князев: Или он может просто вообще не платить и ничего не делать?

Тамара Шорникова: Или на этот период можно как-то… «Я жду решения. Я не плачу по счетам».

Андрей Крупский: Смотрите. Первая стадия у нас: против меня есть решение суда на взыскание денег, по данному решению пытаются взыскать с меня деньги. Если у меня доходов нет, как вы указали правильно в тезисах, то исполнительное производство стоит на месте, оно никак не продвигается, то есть ничего не взыскивается. Пристав работает примерно где-то полгода-год. По идее, после этого он должен прекратить исполнительное производство. И об этом появится информация на сайте ФССП. То есть я могу в любое время зайти и проверить, какой статус по моим исполнительным производствам. Если я вижу статус, что они завершены, после этого я уже могу обратиться за личной процедурой банкротства.

Иван Князев: Андрей Константинович, давайте послушаем наших телезрителей. Может, у них вопросы есть. У нас на связи Галина из Новосибирска.

Тамара Шорникова: Из Новосибирской области.

Иван Князев: Здравствуйте, Галина.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Я хочу сказать про свои долги. Знаете, муж у меня болел, и я набрала микрозаймов, и в «Русском стандарте» у меня 150 тысяч. По суду мне сказали, что платить мне по полторы тысячи, потому что у меня 14 тысяч пенсии, и половину пенсии высчитывают. Я приставам говорила: «25% с меня берите», – но 50% берут. И как жить? Мне 65 лет. Я на инвалидности, третья группа, не работаю.

Тамара Шорникова: А общая сумма займа у вас какая вместе с этими микрофинансовыми займами?

Зритель: 150 и микрозаймы. Сейчас скажу. Ну, около 300, наверное.

Иван Князев: Около 300 тысяч.

Зритель: Я уже два закрыла. Еще 24, еще 37. Короче, не знаю… 150 в «Русском стандарте».

Иван Князев: Поняли. Галина, вот такой уточняющий вопрос: вам говорят, что нужно платить по полторы тысячи в месяц? Я услышал эту цифру.

Зритель: Это я «Русскому стандарту» плачу. А здесь у меня полпенсии высчитывают за микрозаймы.

Иван Князев: А у вас не объединены в одно производство все эти задолженности?

Зритель: Нет конечно. Я в суде в Новосибирске говорила: «По полторы буду платить». С меня и так 50% берут. За один уже рассчиталась, сейчас другой подают микрозайм. И звонят мне каждый раз.

Тамара Шорникова: Галина, подождите, не кладите трубку. Возможно, есть какие-то вопросы у нашего эксперта.

Вот есть шанс у Галины стать банкротом?

Иван Князев: И что нужно сделать сейчас ей?

Андрей Крупский: Смотрите. Галина, секундочку…

Иван Князев: Галина, сейчас, секундочку, одну секундочку!

Андрей Крупский: Принят закон о бесплатной процедуре банкротства, когда не требуется с должника никаких платежей. Но данная бесплатная процедура банкротства возможна только в ситуации, когда я не погашаю вообще долгов. У Галины другая ситуация – у нее есть официальная пенсия. Поэтому эти небольшие погашения, даже полуторатысячные, они не позволяют воспользоваться ей, к сожалению, законом о бесплатной процедуре банкротства.

Поэтому она вынуждена пользоваться другой, старой, уже функционирующей с 2015 года механикой, когда она сама на себя подает на банкротство. В этом случае она обязана и пошлину сама оплатить, и публикации оплатить, и внести на депозит суда 45 тысяч рублей на арбитражного управляющего. То есть эти все затраты, к сожалению, на нее ложатся.

Иван Князев: Я думаю, они будут просто невозможны для нашей телезрительницы.

Андрей Константинович, еще что можно посоветовать? Сейчас же есть программы рефинансирования, объединения этих всех кредитов в один под низкую процентную ставку в каком-то банке. Это можно сейчас ей сделать, если у нее, например, микрозаймы и один такой большой банк?

Андрей Крупский: Безусловно, конечно, надо пытаться, потому что чем больше отдельных кредиторов, тем больше беспокойства и сложностей в регулировании вопроса. Лучше концентрировать все проблемы в одном месте и вести один диалог, одни переговоры. Конечно же, при таком статусе, когда уже все просрочено, захочет ли кто-то рефинансировать ее долги – это большой вопрос. Но пытаться это сделать полезно.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Андрей Крупский, председатель Комитета по защите в судебных спорах и процедурах банкротства.

Еще один эксперт. Поговорим с Эдуардом Савуляком, директором консалтинговой компании. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Эдуард Валерьевич. Хотелось бы понять по последствиям, а то мы все так лихо говорим: вот банкротство бесплатно, пожалуйста. Долги есть до полумиллиона? Списал, забыл, живи и радуйся. Красота! Но ведь понятно, что есть последствия от всего этого. Какие они?

Эдуард Савуляк: Последствия, безусловно, есть. Во-первых, на всякий случай чуть-чуть бы хотелось вернуться назад. Вот это «живи и радуйся» – мы помним, что это когда исполнительное производство завершено, и у вас фактически нет ни работы, ни зарплаты. То есть это далеко не всем подходит.

Тамара Шорникова: Ну, официально нет работы и зарплаты.

Иван Князев: Ну понятно. Зато хотя бы долгов нет. Работу можно начать искать. А то смысл ее искать, если ты еще будешь всю зарплату отдавать?

Эдуард Савуляк: Ну, смысл искать все равно есть. Тем не менее опять же мы видим, что у кого есть работа и не закрыто еще исполнительное производство, и он не попадает в предел до 500 тысяч, то он воспользоваться этим не может.

Соответственно, если говорить о том, что обанкротиться вы смогли. Что же дальше? Ну, дальше, во-первых, мы понимаем, что, видимо, на вашей кредитной истории поставлен большой и жирный… ну, если не крест, то, по крайней мере, огромный восклицательный знак или вопросительный. То есть для всех банков это будет сигнал к тому (и не только для банков), что, видимо, с вами дело иметь не надо. Это раз.

Два. По поводу того, что вдруг вам все-таки деньги кто-то дал – уж не знаю, под какой процент и на каких условиях. И вы опять выплатить не можете. Соответственно, вы на банкротство опять подавать не можете определенный период времени, причем достаточно большой – насколько я помню, порядка пяти лет. То есть эксплуатировать такую тему ежегодно или даже через несколько лет не получится.

Иван Князев: Ну и не исключено, что это к лучшему, когда банки тебя занесут в «черный список». Не будет соблазна брать новые кредиты.

Эдуард Савуляк: Теоретически в каких-то более или менее серьезных организациях на это обратить внимание могут, но, с практической точки зрения, допустим, запрета на руководящую должность – я такого не знаю.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок, телезритель к нам дозвонился. Роман, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Роман.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Рассказывайте вашу историю.

Тамара Шорникова: У вас кредиты? Вы хотите подать на банкротство?

Зритель: Да, у меня кредит в «Сбербанке».

Иван Князев: Какой?

Зритель: Задолженность – порядка 150 тысяч.

Тамара Шорникова: Сколько платите в месяц? Есть ли у вас зарплата, чтобы оплачивать этот кредит?

Зритель: Нет, у меня пенсия, и очень маленькая, самая минимальная – 9 тысяч.

Иван Князев: На что брали? И как платите сейчас?

Зритель: Мне на что-то жить же надо тоже.

Тамара Шорникова: Роман, не расслышали, скажите еще раз. Сколько от вашей пенсии в 9 тысяч вы отнимаете и платите за кредит? Какая часть пенсии уходит на оплату кредита?

Зритель: 50%.

Тамара Шорникова: 50%? Понятно.

Иван Князев: У вас дело уже у судебных приставов? Или вы все-таки еще платите банку, а до этого не дошло?

Зритель: Нет, я еще плачу банку.

Тамара Шорникова: Вы куда-то обращались, не знаю, к властям, к судебным приставам?

Иван Князев: Нет, во-первых, можно, наверное, обратиться к тому же банку, если у вас кредит в «Сбербанке», долг.

Зритель: Я прошел процедуру рефинансирования, но это мне не особо помогло.

Иван Князев: И они по-прежнему определяют вам 50% от вашего дохода? Я думаю, вот эту сумму можно будет, наверное, пересмотреть, этот процент.

Зритель: Я не знаю.

Тамара Шорникова: Я думаю, этот вопрос не к телезрителю. Да, хорошо, спасибо вам за вашу историю. Оставьте контакты. Передадим экспертам, которые были в нашей студии виртуальной. Возможно, смогут чем-то помочь. Спасибо.

Иван Князев: Надо сейчас нам узнать, есть ли у нас связь с нашим экспертом, восстановилась она или нет. Пока не восстановилась, подсказывают наши режиссеры.

Вот несколько SMS. В чате прямого эфира пишет Ольга: «Банки должны тщательнее проверять заемщиков перед оформлением кредита. У большинства нет возможности выплачивать кредиты». Мнение из Ростовской области: «Богатых банкротят, а бедных не хотят».

Тамара Шорникова: Я думаю, что сейчас настало время перейти к следующей теме. Переходим?

Иван Князев: Ну, видимо, да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)