Кому воспитывать?

Кому воспитывать? | Программа: ОТРажение | ОТР

В школах появятся советники-воспитатели. А что, родители этим не занимаются?

2021-03-10T19:29:00+03:00
Кому воспитывать?
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Юрий Карпунин
директор «Марковской основной общеобразовательной школы» Петушинского района Владимирской области
Ольга Дятлова
руководитель проектного офиса Российского движения школьников

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Давайте о детях наших поговорим.

Политруки или просто воспитатели? В российских школах появятся новые сотрудники. Официально это советники директоров. «Их главная задача – общаться с молодежью в свободное от уроков время. Они должны будут отвлекать учеников от улицы и Интернета». Об этом заявил министр просвещения Сергей Кравцов. По его словам, какой-то идеологической работы в рамках проекта не предполагается, однако подготовка идет в рамках федерального проекта «Патриотическое воспитание».

Александр Денисов: В идее, в принципе, ничего такого уж нового нет. Были ведь в школах и старшие пионервожатые, тоже такое помним, и завуч по внеклассной работе тем же самым должен был заниматься. Вот те самые советники по воспитанию начнут работать в десяти регионах. С 1 апреля запускается проект. Мы сейчас покажем на карте, в каких регионах уже можно… Осталось еще четыре дня для тех, кто хочет стать таким советником. Можно подать заявку на странице в Интернете «Навигаторы детства», рассказать о себе и, возможно, попробовать.

Ольга Арсланова: Да, и дет сейчас конкурс, выбирают этих будущих советников. Кстати, наши коллеги и гости сегодня в дневном «ОТРажении» поговорили с таким будущим советником по воспитанию, точнее – с одним из претендентов. Задавали разные вопросы. Вот давайте послушаем часть беседы и поймем примерно, кто будет заниматься воспитанием наших детей.

ВИДЕО

Марина Сабирова, претендент на должность советника по воспитанию и работе с детскими объединениями, г. Бор Нижегородской области: Начинала работать я как раз-таки старшей вожатой и знаю, что входит в обязанности вожатого. Это детская организация, участие в конкурсах, это поддержка юнармейского движения, поддержка движения «Дружина юных пожарных» (ДЮП). Но в настоящий момент я уже учитель-предметник, я преподаю историю с нагрузкой около 28 часов.

Касаемо бумажной отчетной работы. Я предполагаю, что новая должность все-таки будет подразумевать больший акцент на работу с детьми.

Артем Володарский, омбудсмен в сфере образования: А у вас есть свой аккаунт в TikTok?

Марина Сабирова: Аккаунт? Нет. Но просматривать, что там дети видят, я просматриваю, да.

Ольга Арсланова: Вопрос про TikTok не случайно возник. Особенно уточняется в требованиях к этим будущим воспитателям, что они должны быть в информационном поле детей, то есть и мемы модные знать, и музыку ту же слушать. Но основной вопрос, который возникает лично у меня как у мамы школьницы: а будут ли дети всерьез и искренне общаться с такими посторонними тетями на действительно важные для них темы? Давайте об этом поговорим. И вообще поговорим о том, кто должен заниматься воспитанием наших детей сегодня.

Александр Денисов: Ну, в принципе, они должны отвлекать от Интернета и улицы, как Кравцов сказал, поэтому… И тут же мы сразу садимся в Интернет, в TikTok? Какое-то противоречие явное просматривается.

Ольга Арсланова: Давайте разбираться.

Александр Денисов: У нас на связи два эксперта: Ольга Дятлова, руководитель проектного офиса Российского движения школьников, а также Юрий Александрович Карпунин, директор муниципального бюджетного образовательного учреждения «Марковская общеобразовательная школа» из Владимирской области.

Ольга Арсланова: Добрый вечер, уважаемые гости. Все-таки нам пока не очень понятно, для чего вводят этих советников директоров по общению с молодежью. Кто-то уже провел ассоциации с советскими политруками. Вот насколько это адекватное сравнение? Вообще кто эти люди? Давайте вместе с вами разбираться. Ольга Петровна, вам слово.

Ольга Дятлова: Добрый вечер, уважаемые зрители, уважаемые ведущие.

Да, много параллелей проводится и с политруками, и с пионервожатыми…

Александр Денисов: Ну, сразу поясним. Политруки – это в армии. Честно говоря, это абсолютно некорректное сравнение. При чем здесь политруки? Непонятно.

Ольга Дятлова: Абсолютно с вами согласна. Наверное, во многом это сравнение возникло с тем, что конкурс у нас запускался в конце января, совпал с определенными политическими событиями в нашей стране.

Ольга Арсланова: Митинги проходили, давайте прямо говорить.

Ольга Дятлова: Да. Большое количество интереса было привлечено, в том числе совпадение запуска нашего конкурса и того, что происходило. Не мы начали эту политическую тему, не мы начали эту политическую повестку. Но если дети будут заинтересованы говорить об этом, то, конечно, наши советники должны уметь поддержать разговор.

Ольга Арсланова: То есть нет такой задачи у этих советников – вести с детьми какие-то политические беседы, что-то им там внушать?

Ольга Дятлова: Нет конечно.

Ольга Арсланова: То есть не какие-то политруки. А кто? Что они будут делать?

Ольга Дятлова: Ну, рассказать, как устроено государство, на каких основаниях оно строится, какая правовая система у нас существует. Да, это можно, это нужно. И мы считаем, что это, конечно, очень важно в рамках и патриотического воспитания. Если ты не знаешь, как твоя страна устроена, то, соответственно, тебе будет довольно непросто в ней жить.

Александр Денисов: С другой стороны, Ольга, абсолютно не нужно пугаться и сравнивать, в какой момент это возникло. Не имеет значения. Если из наших детей кто-то решил формировать свой «Гитлерюгенд», назовем прямо (а это так и есть), они пытаются сформировать свой отряд, то нам впору задуматься и формировать свои отряды, чтобы людям, детям объяснять, разъяснять, как в этой жизни себя искать, строить и вообще что за жизнь ждет их в этой стране, что это за страна. Все это внятно нужно рассказывать и показывать. Мы физику вдалбливаем своим детям. Значит, детям нужно вдалбливать и остальное.

Ольга Арсланова: Юрий Александрович, наверное, вам тогда слово. Ваш взгляд на эту новую должность?

Юрий Карпунин: Ну, у меня пока больше непонимание этого вопроса. Я чуть-чуть скажу о воспитании, вообще о роли воспитания. По мне, классическая русская школа и российский учитель – это всегда все-таки больше воспитатель, он должен был им быть.

И мы всегда настаивали на том, что, в общем-то, процесс образования опирается в основном на воспитание. У нас далеко не все учителя, конечно, к сожалению, к великому сожалению, соответствуют той роли воспитательной, которую они несут. И далеко не все вновь пришедшие советники будут этому соответствовать. Это однозначно.

Тот человек, которого сравнивают с политруком… «Замполиты, политруки, а по-прежнему – комиссары». Нет конечно. Здесь ближе вожатые. Это организатор, педагог-организатор так называемый. Все понятно. Но для чего это называть советником директора по воспитанию?

Александр Денисов: Юрий Александрович, а я с вами абсолютно согласен. Непонимание. Вот у меня тоже лично непонимание есть. И знаете – почему? Я не понимаю, чему они их будут учить. Вот смотрите. Сразу Сергей Кравцов на подходе объявляет, что это не идеологическое, без идеологии. У нас этого слова «идеология» боятся просто как огня, шарахаются от этого! У нас даже президент говорит: «Нет идеологии ни в коем случае». Этого слова все стараются избегать.

Юрий Карпунин: Это наша великая беда.

Александр Денисов: Я. Юрий Александрович, а как мы избегаем этого слова? И вот чему мы их будем учить? Скажем откровенно, есть два лагеря: коммунистический и социалистический. Все! Так или иначе мир противостоит по этим линиям. Либо мы своим детям объясняем: «Вы будете, как Чичиков, беречь копеечку, дрессировать мышь, а потом продай ее приятелю. Так и живи, потому что тебя ждет именно такая жизнь». Либо мы объявляем другую идею, общечеловеческую: справедливость, забота о другом человеке. Нужно внятно сказать. Это и есть идеология. Как вы думаете?

Юрий Карпунин: Ну, я абсолютно согласен. Мне очень приятно, что вы на одной ноте со мной в этом вопросе. Я хочу сказать одно: отказ от идеологии – это наша великая беда. То есть мы выплеснули идею. А ведь идеология – это идея, то, что объединяет людей, что объединяет страну. И у нас основная беда в том, что у нас потеряна основа духовности и нравственности. Мы просто-напросто смотрим и не видим, что это безнравственно. Вот так поступать безнравственно, это плохо. И это должны видеть.

Александр Денисов: То есть беречь копеечку и дрессировать мышь ради продажи – это безнравственно?

Юрий Карпунин: Безусловно. Понимаете, показывать рекламу, что давайте соберем больному ребенку по 20 копеек. И это государство, которое постоянно говорит о том, что дети – прежде всего. Понимаете, у нас много таких вещей, которые, в общем-то, ставят немного в тупик, когда понимаешь, что есть понимание нравственное и безнравственное.

Одну секунду я займу еще. Возвращаясь к вопросу воспитания… Все-таки учитель воспитывает, скажем так, правильный учитель-воспитатель воспитывает личным примером, он воспитывает постоянно. Мы с вами все учились и прекрасно знаем, что есть учителя, которых мы запоминаем на всю жизнь, которые в нас вложили, которые оставили свой след. Именно эти учителя являются воспитателями.

Ольга Арсланова: У меня вопрос к Ольге, кстати, как раз об учителях. Ведь сейчас многие учителя недоумевают. Почему бы это финансирование, которое, безусловно, будет выделяться на новых советников (дай бог, чтобы принесло это пользу), но почему бы это финансирование не направить, например, на доплаты тем же учителям? Ведь в рамках урока по классической литературе можно привить и базовые духовные ценности какие-то человеку, в рамках обществознания рассказать подробно об устройстве государства. А учитель будет мотивирован работать лучше, потому что он будет меньше загружен и больше будет получать.

Вот что такого эти советники, на которых потратят сейчас деньги, могут дать, чего не может дать хороший учитель, уже работающий в школе?

Ольга Дятлова: Хочется немного еще вернуться к высказываниям предыдущим. Да, полностью согласна с тем, что воспитание возможно только личным примером. И есть такое известное высказывание: «Чему бы вы ни учили и ни воспитывали ваших детей, они все равно будут похожи на вас». Хоть эта фраза больше в отношении родителей, но мне кажется, что в отношении школьных педагогов…

Ольга Арсланова: О родителях мы еще поговорим.

Ольга Дятлова: Ну, она тоже к этому очень хорошо относится.

А именно возвращаясь к вашему вопросу… Наверное, мы с вами знаем о той большой, огромной нагрузке, которая есть у наших учителей, о том огромном количестве документов, которые необходимо заполнять, различного рода отчетности и прочее. Здесь речь идет, наверное, больше не о работе на уроке, а о выстраивании в целом системы воспитания в школе.

Мы знаем, что существует сейчас огромное количество возможностей для детей. Есть очень много разных проектов, программ, детских общественных организаций федерального уровня, муниципального уровня. И зачастую дети просто о них не знают, просто не включены в эту повестку.

По нашему предварительному соглашению, этот советник в том числе будет заниматься тем, что будет помогать детям ориентироваться во всем этом многообразии тех проектов и программ, которые уже для детей, для ребят существуют. В том числе наше название конкурса по отбору этих советников – «Навигаторы детства» – найдет тоже здесь свой отклик. То есть этот советник в том числе станет для ребенка таким навигатором в мире тех больших возможностей, которые сейчас у нас для детей есть, для детей выстраиваются.

Александр Денисов: Ольга, отлично! Вы слышали наш разговор с Юрием Александровичем про идеологии. Не кажется ли вам, что мы все-таки сами не знаем, на какой стул нам сесть и показать детям, в какую жизнь они идут? Мы как-то постесняемся и про капитализм четко заявлять. Давайте тогда уж прямо говорить. Я никого не призываю выбирать одну сторону или другую, но давайте все-таки скажем прямо, что ждет наших детей: либо мы живем при капитализме – и точка, и каждый выгрызает себе счастье; либо все-таки мы строим какое-то другое, справедливое общество.

Не кажется ли вам, что мы не то что между стульев, а мы стесняемся хотя бы какой-то стул выбрать? И вот этот пример с Дзержинским – не в нем дело. То есть наше общество, когда речь заходит о чем-то из опыта прошлого, пытается все замалчивать. Это от нежелания все-таки делать какой-то выбор. Не в Дзержинском дело, а именно в векторе. Вектор, так сказать, запрос на социальную справедливость явно был прочерчен. А мы этого боимся до сих пор. Вам не кажется? И чему мы будем етей учить после этого?

Ольга Дятлова: Да, мне кажется, в ваших словах, конечно, есть большая доля правды. В нашей стране, в истории нашей страны есть много тех эпох, которые принято замалчивать и которые нас научили многое замалчивать, свое реальное отношение к тем или иным событиям.

В целом вся деятельность советников у нас будет ориентирована на те ценности, которые у нас закреплены сейчас в нормативных документах по воспитанию, в частности в Концепции духовно-нравственного развития. Там есть те базовые ценности, в принципе, которые…

Александр Денисов: Ну назовите. Что это за ценности? Назовите.

Ольга Дятлова: Например, уважение к своей стране, уважение к ее природе, уважение к людям окружающим, которые рядом с тобой находятся, память о своей истории, в том числе и знание своей истории. Вот такие базовые вещи, в принципе.

Ольга Арсланова: Это звучит очень здорово. Я думаю, что никто из наших зрителей не будет спорить с тем, что это нужно. Другой вопрос, что есть сейчас запрос у родителей и у детей на организацию какого-то качественного, развивающего ребенка досуга. И с этим огромные проблемы.

Мы в очередной раз, как мне кажется, пытаемся заткнуть плотину пальцем. То есть это конец цепочки – советники, воспитание в школе. А начинается она там, где родитель, замученный постоянной работой, не находит времени на то, чтобы заниматься со своим ребенком. Ведь никакая школа, никакой советник этого не заменит. Понимаете, ребенок все равно в основном живет в семье.

Вот как вам кажется, что нужно сделать, что нужно изменить, для того чтобы мы начинали с главного звена в этой цепочке сегодня? Почему родитель сейчас все меньше и меньше имеет возможностей заниматься воспитанием ребенка и вынужден постоянно это кому-то делегировать?

Ольга Дятлова: Мне кажется, в том числе ответ на этот вопрос прозвучал и в вашем высказывании: большинство родителей сейчас заняты на работе. Чтобы ребенка своего воспитывать и содержать, да, нужно деньги заработать. И все мы знаем, что уровень оплаты бывает разный. И уровень включенности, который требуется от родителя по зарабатыванию необходимой заработной платы, бывает зачастую очень и очень большим и высоким. Поэтому, да, приходится делегировать и школе, и классному руководителю, и учреждениям дополнительного образования – в общем, всем тем пространствам, которые рядом находятся.

Другое дело, что если родитель готов включаться в некие общие проекты совместно со школой, то часто, может быть, он сам не знает, как вызвать школу, администрацию на подобного рода вещи. Возможно, нечасто это практикуется в школах, в отдельных классах. Соответственно, мы планируем, что большую работу с родителями наш советник также будет проводить.

Александр Денисов: Ольга, очень интересный момент! Родители должны зарабатывать деньги. Юрий Александрович, а вам не кажется, что тут же противоречие начнется? Вот соберем мы детей и скажем им про любовь к Родине и так далее. При этом родители вынуждены зарабатывать деньги. Чтобы в какой-то кружок пойти, в какую-то секцию, нужно снаряжение, как в хоккее. А это колоссальные деньги нужны! Вот не возникнет тут противоречия? Вроде бы мы о любви к Родине, но при этом у нас всюду за бабло нужно рубиться. И как мы воспитаем?

Юрий Карпунин: Мы опять возвращаемся к тому, с чего начали – к потере идеологии. Ведь этот процесс произошел в 90-е годы. Конец 80-х, начало 90-х, 90-е годы – произошел этот психологический излом, когда люди поняли, что для того, чтобы ребенка устроить, чтобы жить, ничего не надо, а надо зарабатывать. В каждом подъезде выросли университеты, институты в каждом детском садике образовались. Плати – получай образование, пристраивайся, работай.

К сожалению, институт семьи у нас теряется, растворяется. Мы потихонечку как-то пытаемся идти навстречу этим европейским ценностям и теряем понимание. Хотя я всегда говорю… У нас один из постулатов, на чем держится вся наша воспитательная система и вся наша школа: все-таки в первую очередь на становление личности ребенка влияет семья и окружение. Школа либо помогает, либо – в худшем случае – мешает этому процессу. Школа показывает путь развития, она показывает, как может ребенок развиваться. Она – помощник.

Ольга Арсланова: Юрий Александрович, ну а откуда родителям… Понимаете, у них выбор такой: либо время, либо деньги. У нас же сейчас даже продленка платная. И я знаю семьи, которым это дорого. Они не могут оставить ребенка на продленку, потому что если двое-трое детей, то, пожалуйста, это уже круглая сумма.

Юрий Карпунин: Я согласен. Мы опять идем к тому, что… возвращаемся к тому, что… По-моему, это плохо. По-моему, это ненравственно. Так быть не должно. Но суть вопроса… Я знаю семьи, которые многодетные, которые, в общем-то, живут довольно-таки бедно, но у них замечательные дети, которые прекрасно учатся. И есть дети в богатых семьях, которые, в общем-то, имеют очень большие пробелы в воспитании.

Александр Денисов: Юрий Александрович, у нас беседа, конечно, такая несколько комканая получилась. Ну да бог с ней. Все-таки тема такая непростая. Я возвращаюсь к этой идее все-таки выбора идеологии. Все-таки надо причаливать к какому-то берегу, иначе так плавать невозможно.

Я все время вспоминаю Лимонова. Ведь человек каким-то образом умел организовывать молодежь. То есть они ради него гибли, в тюрьму… Точнее – не ради него, а ради тех идей, которыми он их объединял. То есть он им показывал, что что-то есть поверх быта, какая-то идея, которая выше вот этого конъюнктурного мира и так далее. И это их так захватывало! Сейчас подавляющая часть, костяк добровольцев, которые на Донбассе воюют, защищают там Русский мир, – это как раз бывшие нацболы. То есть он так людей воспитал, что они готовы пожертвовать собой ради взглядов. То есть это востребовано. Вот такие идеи востребованы наверняка будут среди молодежи.

Ольга Арсланова: Но мы их не призываем стать нацболами.

Александр Денисов: Уже и невозможно. Эта организация…

Юрий Карпунин: Я прекрасно понял. Суть вопроса в том, что именно в школьном возрасте формируется. Это наиболее отзывчивая, наиболее радикально настроенная группа детей. Замечу, что они и к Навальному тянутся. Там, где возникает какой-то момент истины, как они считают… А ложных истин кидается очень много. И вот здесь нужно не упустить, разобраться, разъяснять, показать. Это очень важно, конечно, безусловно, быть вместе.

И пока мы не определим и не начнем… Ведь мы очень много говорим о том, что надо поднять престиж учителя. Я за последние много-много лет не видел фильмов про учителей, где они показаны с лучшей стороны.

Александр Денисов: Почему? «Географ глобус пропил» – «прекрасный» фильм, унижающий учителя. Идеально унижает, просто ниже плинтуса!

Юрий Карпунин: Ну а реклама о том, что: «Я 40 лет стираю одну кофточку учителя – и она у меня как новая выглядит. Покупайте такой-то порошок». Тоже «замечательно». О педофилах каждый раз перед Днем учителя тоже «замечательно» звучит. Все это играет, конечно, «на пользу».

Понимаете, у нас сейчас защита прав детей и родителей на первом месте, а школы и учителя низводятся. Если я приходил домой и пытался сказать что-то плохое про школу или про учителей, то я получал сразу же, не отходя от кассы. Сейчас первым делом звонок в прокуратуру, в управление образование по любому вопросу, который возникает у ребенка. И никакой защиты абсолютно нет.

Ольга Арсланова: И это, кстати, большой вопрос сейчас к родителям, которые всегда встают на сторону ребенка, даже если прав учитель.

Юрий Карпунин: К сожалению, да. И это тоже сломалось, это ушло.

Ольга Арсланова: Престиж упал, это правда.

Юрий Карпунин: Ушло уважение и понимание, что школа… Ну, школа – это место, куда можно сдать ребенка, как в камеру хранения, а потом его забрать. И вы за это еще отвечаете.

Александр Денисов: Юрий Александрович, очень прекрасные слова сказали про ценности ложные и истинные. Все-таки не надо про это забывать (опять же напомню), чтобы не формировали из наших детей «Гитлерюгенд» в своем роде.

Ольга Арсланова: А вот как реагируют наши зрители. К сожалению, звонки уже не успеем принять. Такая жаркая беседа! А вот сообщение: «Не будет никакого толку от этого воспитателя. Все опять уйдет в формализм. Лучше верните в школы бесплатные кружки и секции – это поможет отлучить детей от улицы и Интернета».

И все-таки Ольге очень хочется задать вопрос: а как сделать так, чтобы дети вот этим советникам (ну правда, это пока звучит очень формально) доверяли, чтобы этим посторонним людям искренне доверяли свои какие-то тайны, свои мысли? Понимаете, чтобы влиять, нужно иметь действительно авторитет, нужно вызывать доверие.

Ольга Дятлова: Разумеется, никто не ожидает, что в первый же день все ребята школы придут к советнику и начнут делиться самым сокровенным, самым ценным, самым важным. Понятное дело, что потребуется время на то, чтобы советник вошел в коллектив, чтобы он познакомился с детьми, чтобы он понял, чем они живут в конкретной школе, чего они хотят в которой школе.

Мы очень хотим, чтобы одним из основных направлений вообще работы советника стала работа со школьным активом уже существующим. А если его нет либо по каким-то причинам он не может осознавать себя активом, то чтобы он был сформирован, чтобы детские инициативы, которые есть, по мероприятиям, по каким-то вопросам организационного характера, чтобы они были услышаны и чтобы вместе с советником они были сделаны, созданы, реализованы. Потому что одно дело, когда у нас на 23 февраля проходит концерт, когда к нам пришли гости-десантники, рассказали нам про патриотизм. А другое дело, когда сами дети с этим советником придумали, что же может быть нам интересно про 23 февраля, и сами это мероприятие провели и создали.

Вот здесь, по сути, все эти технологии работы с детьми, с их инициативами уже давно известны, давно уже опробованы. И они реально эффективные, они реально существуют, они реально полезные. И когда ребенок понимает, что в реальном мире его тоже слышат и его интересы и инициативы могут быть реализованы и учтены, то хочется верить, что у него будет меньше желания пропадать в Интернете, в TikTok.

Александр Денисов: Ольга, спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Посмотрим, что из этого получится. Да отключить Интернет – и дело с концом!

Спасибо, спасибо. Ольга Дятлова у нас была на связи и Юрий Александрович Карпунин.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В школах появятся советники-воспитатели. А что, родители этим не занимаются?