Иркутское наводнение, месяц спустя: Безопасности людей ничто не угрожает, но до нормальной жизни очень далеко

Иркутское наводнение, месяц спустя: Безопасности людей ничто не угрожает, но до нормальной жизни очень далеко
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Анна Тарубарова
Ведущая, корреспондент
Сергей Тен
депутат Госдумы РФ

Иркутское наводнение: прошёл месяц. Что изменилось для людей? Какую помощь получили и не получили пострадавшие? В нашей студии - депутат Госдумы Сергей Тен, он лично провел на месте ЧП несколько недель.

Оксана Галькевич: Ну что, зрители ОТР, мы своих не бросаем, мы каждую неделю продолжаем в прямом эфире говорить о ситуации в Иркутской области, где в конце июня случилось сильнейшее за последние 100 с лишним лет наводнение. Наши зрители помнят телемарафон, который мы провели 4 июля. Вы знаете, на тот момент было установлено, что число пострадавших 33 тысячи, мы так говорили тогда, в тот день в прямом эфире. Через неделю с небольшим, когда мы снова вернулись к этой теме, в списке было уже 38 тысяч человек. И вот по последним данным, то, что я видела вчера и сегодня, ситуация на самом деле оказалась куда хуже, чем казалось в начале, – 55 тысяч жителей пострадали от этого страшного наводнения.

Константин Чуриков: И эти люди либо лишились крова, либо их жилье серьезно испорчено. Живут без вещей, мебели, подсобного хозяйства. Двадцать пять человек погибли, судьба еще семерых по-прежнему неизвестна. Что касается информации о компенсациях, пострадавшим федеральный бюджет изначально выделил 3 миллиарда, но в итоге 1 миллиард не потратили, так что по факту получилось 2 миллиарда. На месте сейчас продолжают работать спасатели и военные. Не вся вода ушла, ее нужно откачивать. В регионе очень серьезно пострадала инфраструктура, разрушена дамба и часть автомобильных дорог.

Оксана Галькевич: В рамках нашего телемарафона с вашей помощью, уважаемые телезрители, и вместе с фондом «Адели», с которым мы давно работаем, мы собрали без малого 4 миллиона рублей. Фонд сейчас занят как раз закупкой и отправкой в зону бедствия необходимых вещей для пострадавших.

Константин Чуриков: Расскажем, каких, кстати.

Оксана Галькевич: Обязательно не просто расскажем, мы и покажем вам все, что было приобретено, как это было доставлено, кто получил эту помощь, обязательно проконтролируем, обо всем отчитаемся. Думаю, нужно сказать спасибо, Костя, и тем, кто помог не только деньгами, не у всех была возможность и 30, и 50 рублей на самом деле перечислить, но спасибо сказать тем, кто помог вещами.

Константин Чуриков: «Почта России», наш партнер, сегодня сообщила, что с 4 июля из разных регионов на адрес Иркутского Красного Креста было отправлено больше 11 тысяч посылок, это почти 80 тонн груза.

Оксана Галькевич: Гуманитарного, да.

Константин Чуриков: Вы сейчас, кстати, можете помочь вещами, временных ограничений нет. Отправить можно средства личной гигиены, шампуни, зубные щетки, пасты, мыло, постельное белье, одежду, обувь, полотенца, подушки, одеяла очень нужны и, конечно, продукты долгого, длительного хранения.

Оксана Галькевич: Только обратите, пожалуйста, внимание, уважаемые телезрители, что по санитарным требованиям оказания гуманитарной помощи все эти вещи, которые вы будете отправлять посылкой через «Почту России», должны быть обязательно новыми. Зато посылку вы отправите совершенно бесплатно, платить не придется, наш федеральный оператор доставит ее на место за свой собственный счет.

Константин Чуриков: Сегодня, кстати, ровно месяц, как все случилось, вот как раз началось наводнение 25 июня. По-прежнему много кому надо помогать, по-прежнему еще не из всех домов вода ушла.

У нас в студии депутат Государственной Думы Сергей Тен, который провел в зоне чрезвычайной ситуации не одну неделю. Сергей Юрьевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей Юрьевич.

Сергей Тен: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Ну вот вам виднее, что там происходит, потому что я буквально за минуту до эфира увидел сообщение со ссылкой на вице-премьера Виталия Мутко, что большинство территорий Иркутской области, пострадавших от паводка, очищено, в общем, до 1 августа основные аварийно-восстановительные работы будут завершены. Все так?

Сергей Тен: Ну я бы так сказал, что очищены и убраны основные завалы на улицах, на проезжей части. Но проблема остается в подвалах домов, проблема остается в школах, в социальных учреждениях различных; кое-где вода еще остается. На этой картинке, например, видно, там такое разлившееся озеро по сути на территории этого населенного пункта. И проблема в том, что вот из этого озера вода, как грунтовые воды, они давят снизу в эти подвалы, которые в этих домах находятся, и когда откачка идет с помощью мотопомп этой воды, она опять поднимается, поэтому откачивать нужно воду, убирать надо с помощью техники дорожно-строительной, экскаваторами, прокапывать целые траншеи и воду эту уводить, как бы сбрасывать ее из этих озер в реку.

Константин Чуриков: Вы знаете, я смотрю на вот эту фотографию и, честно говоря, не понимаю даже, что здесь восстанавливать, тут все уже с концами, по-моему.

Сергей Тен: Ну есть такая проблема, безусловно. Я недавно общался с главой, в Нижнеудинском районе есть такой поселок Алзамай. Он в зону наводнения попал, но, к счастью, там никто не пострадал. Почему? Потому что своевременно местные власти расселили просто в течение нескольких лет людей, которые проживали в возможной зоне подтопления, и не выдавали разрешения на строительство. И когда вода пошла, она затопила пустое, скажем так, место, то есть там не было ни зданий, ни сооружений, там люди уже в это время не жили.

Оксана Галькевич: Слушайте, ну это опыт на самом деле, который надо проанализировать и взять на вооружение.

Константин Чуриков: Это умно.

Сергей Тен: Это опыт, это грамотность руководства муниципального, соответственно. Ну вот я думаю, что мы должны вообще в целом во всей нашей большой стране, где постоянно какие-то катаклизмы происходят, мы должны из этой вот ситуации тяжелой, сложной, из горя людского мы должны извлечь очень серьезные для себя уроки.

Оксана Галькевич: Ну видите, там ведь были защитные сооружения все-таки, надо об этом тоже сказать. Нельзя сказать, что эта территория была совершенно ничем не защищена, были инженерные…

Сергей Тен: Да, много было разговоров по поводу защитной дамбы в Тулуне. Я, может быть, где-то в десятых долях метра ошибусь, когда начну об этом говорить. В общем, была дамба построена, по-моему, высотой 11,3 метра, а вода поднялась выше 14 метров. При этом рядом находится железнодорожный мост. Ведь когда пошла большая вода, у нас в Тулуне город разделило водой на две части. Так мало того, федеральная дорога, которая соединяет Дальний Восток России и центральную часть нашей страны, эту дорогу просто перемыло, то есть у нас остановилось полностью автомобильное движение по всей стране, скажем так, вот в этом месте встало.

Оксана Галькевич: Дорога, мы знаем, там одна, дорожная сеть не слишком разветвленная…

Сергей Тен: Совершенно верно. Но при этом работала железная дорога, а железная дорога работала потому, что когда строили Транссиб при царе, уровень моста, там прямо мост автомобильный, мост железнодорожный, – так вот железнодорожный мост построили с высотой 20 метров над уровнем воды, над уровнем реки Ия, которая разлилась.

Оксана Галькевич: А что это инженеры тогда были такие запасливые, а наши не рассчитали?

Сергей Тен: Может быть, с таким запасом и необходимо строить; может быть, в свое время, опять-таки при царях, при императорах, строили вот с таким очень серьезным запасом.

Оксана Галькевич: Этот запас – это ведь удорожание проекта сразу.

Сергей Тен: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: Но все-таки это безопасность и жизни людей.

Сергей Тен: Совершенно верно.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, если вы как раз в той самой зоне бедствия в Иркутской области, если вы пострадали, расскажите, с вашей точки зрения, по факту помощь до вас дошла или не дошла? Какие компенсации получили или не получили?

А мы тем временем сейчас можем поговорить с нашим корреспондентом Анной Тарубаровой, она находится в Иркутской области, как раз именно там. Анна, привет, здравствуй.

Анна Тарубарова: Здравствуйте, коллеги.

Константин Чуриков: Расскажи, пожалуйста, вот по поводу компенсаций. Уже очень много вопросов, получают ли люди действительно эти хотя бы какие-то деньги. Ну 10 тысяч, понятно, уже отчитались, что все якобы получили, а вот что касается других денег, которые за утерю имущества, 100 тысяч?

Анна Тарубарова: По поводу компенсаций могу сказать, что на сегодняшний день около 3 тысяч дел находится в судах, потому что кому-то обещали, допустим, 100 тысяч рублей, сказали, что люди получат, что потеряли они практически все имущество, но люди получили ответ, что вам 50 тысяч положено. Вот эти все вопросы сейчас решаются. Это больше исключение, чем правило.

Вообще я хочу рассказать, как сейчас у нас обстановка. К сожалению, вот та картинка, которую раньше мы видели в кино, она теперь стала реальностью. Сегодня мы работали в Тулу́не. Как и в других пострадавших районах там сохраняется…

Сергей Тен: В Тулуне́.

Анна Тарубарова: Да, в Тулуне́, как принято здесь говорить.

Константин Чуриков: И так, и так можно, да. Местные говорят «в Тулуне́».

Сергей Тен: Мы говорим в Иркутской области «в Тулуне́».

Оксана Галькевич: В Тулуне́, да.

Константин Чуриков: Так.

Анна Тарубарова: И мы стараемся так говорить. Так вот сохраняется режим чрезвычайной ситуации. Разговаривали с полицейскими, которые были командированы из Братска для обеспечения безопасности в городе, так вот они здесь будут до 1 сентября, значит, и режим ЧС будет еще как минимум месяц.

А что это такое, жизнь в режиме ЧС? Вот не так давно вышел сериал о Чернобыле, Тулун сейчас похож на Припять 1986 года: повсюду техника, военные, спасатели и растерянные жители. Несмотря на то, что весь город оклеен объявлениями с... информацией, работает горячая линия, открыты двери администрации, в каждом кабинете по 3 юриста и представители всех министров, ходят комиссии, губернатор общается со всеми, многие пострадавшие до сих пор не понимают, как им дальше обустраивать свою жизнь.

Вот проблема как раз-таки с комиссиями, потому что к кому-то она пришла неделю назад, а результата обследования еще нет. У кого-то сносят дом без разрешения: при нас пришла женщина в администрацию, администрация работает до 5 часов вечера, женщина, видимо, пришла после своего рабочего дня, и вот ей… Она не понимала, к кому обратиться, у нее сносили дом. Люди специально пишут на своих домах, оставляют номера телефонов крупно (краской или еще каким-то образом), для того чтобы, когда приезжает спецтехника, им звонили и спрашивали, разрешают ли они сносить свой дом, чтобы они говорили, да или нет.

Оксана Галькевич: Ань, скажи, пожалуйста, сегодня там проходила еще и ярмарка недвижимости. Вот расскажи, как это прошло, что людям предлагали, зачем люди приходили, находили ли то, что они ожидали увидеть и найти?

Анна Тарубарова: Что касается ярмарки недвижимости, на ней собрались сотни жителей, она проходила в одном из домов культуры. Приехало больше 40 застройщиков, предлагали и квартиры, и дома, в основном дома из клееного бруса были. Но мы не встретили ни одной семьи, которая определилась с выбором. Люди в раздумьях, видимо, им трудно осознать, что их жизнь кардинально меняется, все-таки на прежнее место вернуться нельзя. Вот мы познакомились с семьей, которая решила переехать в Иркутск, у них проблема, что здесь остаются пожилые родители, поэтому семья сейчас продумывает план, как им быстрее переехать самим, продать жилье родителей и забрать их следом. И решать все эти вопросы нужно, успевая ходить на работу.

Половина из тех, кто сегодня посетил выставку-ярмарку, оставаться в Тулуне не намерены, хотят в Иркутск. За те деньги, которые полагаются пострадавшим, это максимум 45 097 рублей за квадратный метр, можно купить жилье в областном центре, в Иркутске, но на окраине и с черновой отделкой.

Константин Чуриков: Аня, и последний вопрос. Смотри, вот что касается…

Оксана Галькевич: В общем, тоже на самом деле хоть что-то, не ничего.

Константин Чуриков: Что касается добровольцев и волонтеров, правильно ли я понимаю…

Анна Тарубарова: Их не хватает.

Константин Чуриков: …что их по-прежнему не хватает? И как такое может быть? Уже месяц прошел, а их по-прежнему не хватает.

Анна Тарубарова: Ну потому что люди сейчас, так скажем, не все могут позволить себе приехать. Сейчас формируется, вахтовым методом будут принимать людей, тот, кто может, могут присоединиться, например, к «Добровольческому корпусу Байкала».

Константин Чуриков: Анют, минутку. Вот нам рассказывали буквально некоторое время тому назад, что, значит, все уже, волонтеры там особенно не нужны, предоставим время профессионалам, военные приедут и разберутся. Вот военных много там сейчас участвует в операции?

Анна Тарубарова: Военных очень много, да, вот я вам говорила о том, что такая вот чернобыльская картинка у меня перед глазами стоит. Но волонтеров не хватает, и вот я приведу цитату руководителя штаба «Добровольческого корпуса Байкала» Солбона Санжиева, большая благодарность ему от местных жителей за то, как он помогает людям, через его лагерь 250 человек уже прошло за этот месяц. Так вот он сказал, что работы по восстановлению Тулуна и окрестностей хватит на год.

Оксана Галькевич: Да, Ань, спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Это наш корреспондент Анна Тарубарова, вот она сейчас как раз находится в зоне чрезвычайной ситуации в Иркутской области: Тулун, Нижнеудинск, небольшие какие-то поселки. Репортажи смотрите в том числе в наших новостях и в программе «Отражение».

Сергей Юрьевич, вы знаете, мы столкнулись с тем, что вот мы уже месяц с нашими зрителями говорим об этом постоянно, был марафон, потом каждую неделю мы к этой теме возвращаемся в прямом эфире, – мы столкнулись с тем, что все сложнее и сложнее, так скажем, обсуждать эту тему. Потому что первая какая-то эмоциональная волна уже вот схлынула, и, в общем, людям сейчас уже кажется, что все более-менее как-то приходит в норму, действительно звучат какие-то официальные отчеты. Так ли это?

Сергей Тен: Ну человек, как говорится, ко всему привыкает, и за месяц и телезрители, наверное, привыкли, потому что информации постоянно много идет по поводу трагедии в Иркутской области, сейчас вот мы слышим о трагедии в Хабаровском крае, то есть что-то новое наслаивается на эту информацию. Но, конечно, ситуация улучшилась с точки зрения того, что сегодня, слава богу, никто не тонет. Но при этом мы прекрасно понимаем, что у нас в конце августа, в начале сентября уже заморозки начинаются, и конечно, нам необходимо уже решать вопрос, где будут жить люди, огромное количество людей. Да, какая-то часть…

Оксана Галькевич: Холода именно, имеется в виду, сейчас-то они тоже где-то как-то живут…

Сергей Тен: У знакомых, у друзей.

Оксана Галькевич: Но на чердаке уже не останешься в старом доме своем.

Сергей Тен: Немного осталось, откровенно говоря, людей, которые живут в пунктах долгосрочного размещения, в школах, например. Но школы тоже нужно готовить уже к 1 сентября. Поэтому на самом деле сейчас острота снята именно с точки зрения, что безопасности людей ничего не угрожает и только, а вот то, что касается жизни повседневной, желательно комфортной, желательно, чтобы люди могли себя прокормить, обеспечить… У многих утонуло подсобное хозяйство…

Оксана Галькевич: Конечно, домашние заготовки какие-то, да все вообще ушло под воду.

Сергей Тен: Да, скот утонул, огороды. Ведь мы же прекрасно понимаем, мы с вами обсуждали тему по моногородам на ОТР, тоже мы об этом говорили. Тулун – это ярко выраженный моногород, ярко выраженный.

Оксана Галькевич: Какое там предприятие градообразующее?

Сергей Тен: Это вообще город угольщиков, изначально там наше предприятие иркутское «Востсибуголь» работает и железная дорога соответственно, то есть это основное.

Константин Чуриков: Нам сейчас как раз из Тулуна звонит наша зрительница Галина. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Расскажите, до вас какая помощь дошла, если вы пострадавшая?

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Галина.

Зритель: В данный момент мы только получили 10 тысяч, больше мы ничего не получили.

Оксана Галькевич: Комиссия к вам приходила?

Константин Чуриков: Прошел месяц, 10 тысяч и все?

Зритель: Да, 10 тысяч. Мы написали 3 заявления, никаких результатов нет, они потерялись. Пришли, комиссия к нам пришла только вчера, и то с боем. Пришли на улицу, половину домов прошли, половины в списках домов нет. Нам пришлось столько звонить, вызванивать, чтобы осмотрели наши дома… Представляете, мы 3 недели сидим изо дня в день…

Константин Чуриков: Слушайте, а я не понимаю, подождите, уже Владимир Владимирович Путин дважды приезжал в регион, в последний раз уже такой был конкретный нагоняй. Вы знаете, и еще, кстати говоря, я просто вспоминаю, это было в прошлую пятницу, кажется, за несколько часов до приезда Путина там начали раздавать жилищные сертификаты.

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Я еще помню, как эти люди, значит, зачем-то людям дарили цветы, вот я не понял, зачем в Тулуне человеку цветы, когда вот у него такая ситуация. Галина, скажите, вот вам жилищный сертификат какой-то выдавали, вам лично?

Сергей Тен: Нет, конечно.

Зритель: Да ничего нам не дали.

Оксана Галькевич: Галина сказала, что только вчера к ним пришла комиссия. Галина, а что вам комиссия-то сказала?

Зритель: Только вчера пришла комиссия.

Оксана Галькевич: Вам комиссия что сказала по вашему случаю?

Зритель: Комиссия нам сказала, что наш дом в аварийном состоянии, в нем жить нельзя, все уже.

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: Мы отдаем дом под снос. Нам сказали ждать, когда составится этот акт.

Оксана Галькевич: Ага, понятно.

Зритель: А когда он составится? У нас на некоторых улицах в первых числах были после наводнения комиссии, еще до сих пор актов нет.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Зритель: У нас такое безобразие творится, это ужас!

Оксана Галькевич: Спасибо, Галина.

Константин Чуриков: Галина, давайте мы сделаем так. Пользуясь тем, что у нас в студии Сергей Юрьевич Тен, мы ваши координаты Сергею Юрьевичу передадим, да?

Сергей Тен: Да.

Константин Чуриков: Придадим импульс этой истории, ладно?

Сергей Тен: Да, я готов пообщаться, это мои земляки, мои избиратели. Я говорил о том, что мой избирательный округ находится как раз город Тулун, Тулунский, Нижнеудинский, Тайшетский районы, наиболее пострадавшие, поэтому я готов работать соответственно.

Оксана Галькевич: Сергей Юрьевич, а вот скажите, к кому, собственно говоря, в данной ситуации нужно предъявлять претензии, что спустя месяц комиссии прошлись еще далеко не по всем домам, по всем адресам? Что вот, собственно говоря, люди 3 раза написали заявление, всякий раз оно теряется, домов каких-то нет в списках и так далее. Нам казалось, что нас уже всех более-менее как-то оцифровали, что мы уже, знаете, на учете. Налоговая-то точно знает о нас все.

Сергей Тен: В Москве, оцифровали в Москве.

Оксана Галькевич: Ага, а там нет, да? Ну к кому вопросы-то в данной ситуации?

Сергей Тен: У нас создана комиссия такая глобальная, что ли, я про региональный, не про федеральный уровень говорю. Ее до вчерашнего дня возглавлял председатель правительства Иркутской области Руслан Болотов, вчера возглавил эту комиссию губернатор Иркутской области Сергей Левченко. Поэтому я думаю, что в комиссию в эту.

Оксана Галькевич: А смотрите, а у вас нет ощущения, что вот 55 тысяч человек в зоне бедствия. Мы знаем, и то, что приходим на ум, вот эти сибирские масштабы: 55 тысяч населения при не самой высокой плотности заселения – это огромная территория. Причем это не только Тулун и Нижнеудинск, это в принципе города, которые стоят на федеральной железнодорожной и автомобильной трассе.

Сергей Тен: Семь муниципальных районов пострадало.

Оксана Галькевич: Это 7 муниципальных районов, в том числе и таежных, которые, простите…

Сергей Тен: Да, Чунский, Тайшетский.

Оксана Галькевич: Да, Чунский район, который далеко находится, – это огромная территория, 55 тысяч человек. Вам не кажется, что в принципе в такой ситуации беда несколько превосходит возможности региона, так скажем?

Сергей Тен: Однозначно.

Оксана Галькевич: В том числе и в административном обслуживании этой ситуации: составление списков, хождение по людям, выдача компенсаций.

Сергей Тен: Ну я так скажу: возможности муниципалитетов однозначно превосходит. Многие местные жители, вот Галина как житель Тулуна, я думаю, тоже слышит нас, и многие местные жители критику озвучивают в адрес действующей муниципальной власти.

Но действительная муниципальная власть, то количество сотрудников, которое работает… Я видел, как люди работают на самом деле: они приходят рано утром, уходят поздно вечером. То, что касается 5 часов, то, что корреспондент сказала, что до 5 часов работают, – на самом деле люди там громко дольше остаются на работе, там и руководство муниципалитетов. То есть муниципалитеты однозначно сами не справятся. Возможно, это может сделать регион, но, видимо, и регион тоже не справляется.

Именно поэтому была создана правительственная комиссия, которую возглавляет заместитель председателя правительства Виталий Леонтьевич Мутко, именно поэтому президент туда дважды приезжал. Там на совещании, я видел, присутствовали многие федеральные министры. То есть это на самом деле такая беда, с которой по силам справиться только по сути всей страной, всем миром, что называется.

Оксана Галькевич: Да, Сергей Юрьевич, я-то имею в виду, что понятно, люди высокие приехали, посовещались, они в кабинете сидят совещаются. Ну прошли они, да, видела я Мутко, ходил там по городу, и президент выходил. Но там же нужна живая рабочая сила, в том числе вот люди с планшетами, которые ходят и описывают.

Сергей Тен: Я понимаю, о чем вы говорите, я абсолютно с этим согласен.

Константин Чуриков: Видимо, из Иркутской области и соседних регионов.

Сергей Тен: Абсолютно согласен, да, то есть должны быть чиновники, которые приезжают точно так же с планшетами, с блокнотами с других регионов, которые быстро могут, гораздо быстрее, чем это происходит на сегодняшний день… Вот мы про гуманитарную помощь говорили – такая же гуманитарная помощь нужна в виде людей, в виде специалистов…

Оксана Галькевич: Да.

Сергей Тен: …которые способны работать на компьютере, которые способны ходить, именно эксперты, специалисты, которые понимают в строительстве, в жилищно-коммунальном хозяйстве…

Оксана Галькевич: Не случайный человек, конечно, не дай бог что.

Сергей Тен: Конечно, это… Но ситуация, видите, меняется ежедневно, каждый день; она, может быть, даже изменилась сегодня за день, утром была одна ситуация, вечером другая. Очень много деталей различных. Поэтому вполне вероятно, что специалисты едут уже туда. Но понятно, что людям от этого не легче…

Оксана Галькевич: Долго они едут, Сергей Юрьевич.

Сергей Тен: …потому что 3 недели, конечно, ждать, когда комиссия придет, – это никаких нервов не хватит как минимум.

Константин Чуриков: А вот еще такая деталь, как трансферты из бюджета. Вот эта ситуация, когда выделено 3 миллиарда, и вот уже Минфин, первый замминистра финансов Леонид Горнин просит властей определиться, соответственно 1,1 миллиард до сих пор не потрачен, нужно до 29 августа, по-моему, решить вопрос, что делать с этим миллиардом. Смотрите, до людей помощь не до всех, мягко говоря, доходит. Наверное, им срочно нужно действительно куда-то уехать, переехать, где-то перезимовать. Так неужели этот 1 миллиард вернется в Москву и не сработает на помощь людям?

Сергей Тен: Я думаю, что ни в коем случае нельзя этого допустить. Я думаю, что соответствующие министерства и ведомства Иркутской области должны все усилия приложить, для того чтобы как можно быстрее направить эти средства, федеральные средства на помощь, на адресную помощь конкретным людям, конкретным семьям. Ну и, конечно, еще раз мы вернемся сейчас вот в этой дискуссии по поводу того, что вы, Константин, говорите, мы вернемся опять к тому, что не хватает элементарно специалистов, экспертов, которые готовы взять и могут взять на себя ответственность, для того чтобы оценить тот размер ущерба, который имеет отношение к людям пострадавшим.

Оксана Галькевич: Вы знаете, вот у меня еще коротко такой вопрос. А вот очень мало волонтеров, мы помним по другим историям, прямо люди ехали. Как вы думаете, почему в данной ситуации?

Сергей Тен: Ну я не могу сказать…

Оксана Галькевич: И почему никто не включился, так скажем?

Сергей Тен: Я не могу сказать, что очень мало волонтеров…

Оксана Галькевич: Соседи включились, мы знаем, Красноярск, Бурятия…

Сергей Тен: Вот да, прозвучало имя Солбон Санжиев, я с ним общался лично. Это ребята, это профессионально подготовленные волонтеры. Потому что мы… Ну например, меня попросили наши руководители МЧС в Иркутской области к этому вопросу подключиться, именно к организации волонтеров, потому что они приезжают, то есть их надо селить, их надо кормить, мы там приобретали им стиральные машины, давали полевые кухни, строили душевые, потому что людям элементарно негде помыться, которые работают в грязи, вот в этих отходах, скажем так, разрушенных домах… Поэтому волонтеров много, вопрос в том, что это должны быть специально подготовленные волонтеры. Потому что идти в эти завалы, детей туда не отправишь.

Оксана Галькевич: Нет, ну понятно, детей не отправишь.

Сергей Тен: А мы со своей стороны, мы даже оперативно создали общественное движение, мы назвали общественное движение, волонтерский центр «Вместе». И там мы работали с ребятами, я сам с ними работал, общался, работа эта продолжается до сих пор. То есть это ребята, которые жители Тулуна, самая маленькая там девочка была 12 лет, от 12 до 17 лет ребята, которые выдавали воду, занимались гуманитаркой и так далее, и так далее.

Оксана Галькевич: Ну понятно, руки нужны для любой работы, конечно. Молодцы!

Сергей Тен: Не хватает именно специалистов, тех, которые подготовленные парни такие, которые прошли уже соответствующую подготовку.

Оксана Галькевич: Девчонок-то тоже не списывайте со счетов.

Константин Чуриков: Девчонок в Сибирь берут?

Сергей Тен: Ну таскать бревна и разгребать завалы девочкам, наверное, очень тяжело.

Оксана Галькевич: Там же не только надо таскать…

Константин Чуриков: Да, но девочки могут отвезти и сопроводить груз, на который собрали деньги ОТР, наши зрители благодаря фонду «Адели», который нам помог эти средства собрать. Вот что планируется закупить, я думаю, Оксана сейчас расскажет.

Оксана Галькевич: Вы знаете, мы когда собирали, проводили информационную работу, мы связаны в том числе с муниципалитетами, как можно глубже попытались проникнуть в эту ситуацию. Вот люди нам сказали, что людям спать негде, раскладушки нужны, матрасы нужны, мы это закупили. Насосы для откачки грязной воды, вот как сказал Сергей Юрьевич…

Сергей Тен: Это очень важно, очень важно, мотопомпы.

Оксана Галькевич: Дизельные тепловые пушки…

Сергей Тен: Тоже здорово, здорово, здорово.

Оксана Галькевич: …потому что сушить нужно жилье.

Сергей Тен: Сколько штук мотопомп и пушек тепловых?

Оксана Галькевич: Насосы 115 штук, дизельные тепловые 49 штук, электроплит у нас еще 480 штук…

Константин Чуриков: Раскладушки?

Оксана Галькевич: Раскладушки 700.

Сергей Тен: Это очень хорошо! Это отличная помощь.

Константин Чуриков: Ну это вот на вот эту сумму.

Оксана Галькевич: Очень большой объем гуманитарной помощи….

Сергей Тен: Молодцы, молодцы вы!

Константин Чуриков: Зрители молодцы.

Оксана Галькевич: …которую вы прислали, уважаемые друзья, на «Почту России», буквально в эту субботу мы начинаем все это собирать, у нас туда едут люди, в том числе…

Константин Чуриков: Едут люди, так что в следующий раз вы Оксану Глебовну по телевизору не увидите, вернее увидите, но в прямом включении оттуда.

Оксана Галькевич: Да, все покажем и все расскажем.

Константин Чуриков: Спасибо большое. Будем следить за тем, как распределяется помощь, что делается на месте, потому что, честно говоря, безобразие судя по тому хотя бы одному звонку, который мы успели вывести в эфир.

Оксана Галькевич: Спасибо. Сергей Тен, депутат Государственной Думы, был у нас сегодня в студии. Мы еще не раз, друзья, вернемся к этой теме. Спасибо, Сергей Юрьевич.

Константин Чуриков: А через пару минут продолжим «Отражение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски