ТЕМА ДНЯ: Кто заработал на пандемии?

Гости
Дмитрий Чистов
директор по специальным проектам Института исследований Интернета
Владимир Карачаровский
кандидат экономических наук, доцент Департамента прикладной экономики ВШЭ
Андрей Арно
маркетолог, бизнес–тренер

Иван Князев: Программа «ОТРажение», мы продолжаем, в студии Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Иван Князев: Итак, друзья, кому пандемия, а кому мать родная. Вот пока мы с вами все последние полгода считаем, на сколько у нас упали доходы, кого с работы уволили, зарплату срезали, малый бизнес пострадал, а кто-то вполне себе приумножает свое состояние, причем в миллиардах долларов.

Тамара Шорникова: Сейчас держите себя в руках: за время пандемии число миллиардеров в мире выросло, +31 человек, теперь их 2 189. Совокупное состояние сверхбогатых людей тоже увеличилось на 20% до рекордных 10 триллионов долларов. В России тоже +2 миллиарда, пополнение у нас, всего их у нас 102 человека, и за время пандемии они прибавили к своему общему богатству почти 79, нет, не деревянных, тоже долларов.

Иван Князев: Если посмотреть по России, ну вот не по людям, а по экономике, то в большинстве регионов финансовые показатели предприятий по весне упали, но почти треть регионов показали все же рост. Так, почти в 7 раз увеличил свою прибыль бизнес Алтая, помог наплыв туристов на фоне закрытых границ. Трехкратный рост у предпринимателей в Белгородской области, в Мордовии и Мурманской области бизнесмены нарастили прибыль вдвое.

Тамара Шорникова: Ну, посмотрим, разберемся со специалистами, что там за секреты в регионах. Может быть, другие могут их перенять? И вообще будем разбираться, кому в России удалось заработать на коронавирусе и на чем или ком. Вы, друзья, тоже звоните, расскажите, как изменилось ваше благосостояние за этот несчастный 2020 год. Может, кто-то тоже приумножил капитал? Ну а вдруг.

Иван Князев: А вдруг, да. Ну вот сейчас так вот позлим наших телезрителей...

Тамара Шорникова: Или похвалим.

Иван Князев: Или похвалим.

Владимир Карачаровский выходит на прямую связь со студией, доцент Департамента прикладной экономики Высшей школы экономики. Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Владимир Карачаровский: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Владимир Владимирович, а вот как раз про «позлить» или «похвалить» – а как вообще относиться к этим сверхбогатым людям? Я сейчас объясню. Многие когда слышат эти увеличившиеся доходы миллиардеров, кто-то просто проходит мимо, мол, это не мой кошелек, зачем мне там считать и разбираться, кто-то откровенно завидует. А как правильно относиться? Может быть, мы должны радоваться каждому новому богачу, например, в нашей стране? Потому что это больше налогов, еще что-либо?

Владимир Карачаровский: Очень интересный вопрос. Я бы сказал так: можно радоваться каждому новому богачу, если прирост его состояния коррелирует с приростом благосостояния страны. А если благосостояние страны падает, а его личное благосостояние растет, то ему не надо завидовать, тут это совершенно в другой плоскости должны быть рассуждения. Дело не в зависти, вопрос в том, почему, когда всей экономике плохо, отдельным людям, владельцам активов, вдруг становится хорошо. Вот если эти два показателя разбалансированы, то, значит, здесь что-то не так, значит, там нет достаточно честного, так сказать, не оппортунистического ведения предпринимательской деятельности, в результате которой прирост личного благосостояния есть следствие того, что предприятие или человек сделал что-то хорошее для страны, прирастил благосостояние экономики в целом. То есть вот критерий важный, главный.

Тамара Шорникова: А коротко: может быть, он просто умнее нас, финансово грамотен, у него в принципе изначально был стартовый капитал и он там какие-то акции купил, продал?

Владимир Карачаровский: Нет, безусловно, такие, конечно, люди есть, и мы знаем, что на пандемиях и на войнах отдельные отрасли могут получать сверхприбыли. То есть это уже отвлекаясь от персонального чьего-то богатства можно, например, сказать, что пандемия привела к тому, что у нас, например, за 2020 год практически на четверть увеличилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года производство лекарственных средств, материалов для медицинских целей, вот вам, пожалуйста...

Иван Князев: Но это вроде как у всех на поверхности лежит: да, маски начали продавать, лекарства начали скупать.

Владимир Карачаровский: Конечно.

Иван Князев: А какие действительно еще отрасли у нас вот в этот период чувствовали себя хорошо? Потому что мы в основном говорили о тех, которые чувствовали себя плохо.

Тамара Шорникова: Что мы не заметили? Кого не похвалили?

Владимир Карачаровский: Ну пожалуйста, могу сказать – весь комплекс отраслей, которые так или иначе связаны с обслуживанием проблем пандемии. Ну и отчасти те отрасли, которые предоставляют телекоммуникационные услуги, сейчас скажу.

Значит, первое, самый значительный рост – это, как я уже сказал, производство медицинской техники, лекарств, материалов. Дальше химическая промышленность, которая тоже с этим связана, химические вещества, химпром, это где-то в районе 6%. Компьютеростроение, насколько я помню, сейчас мы рост фиксируем порядка 3% по сравнению с предыдущим годом. Вот, пожалуйста, отрасли-бенефициары, если так можно сказать.

Потому что когда мы говорим о шоках… То есть пандемия – это шок, это неустойчивое изменение рынка, неустойчивое изменение спроса, благоприятное для каких-то отраслей. Это временные меры, которые после того, как пандемия пройдет, исчезнут, и увеличенные объемы производства, увеличенный штат сотрудников снова придется сокращать. Мы говорим о шоках, поэтому здесь нет как таковых бенефициаров. Но вот кто сделал дополнительную прибыль, вот я вам назвал.

Вы говорили о ситуации в регионах, но тут тоже все лежит на поверхности. Прибыль – это неустойчивый показатель, для того чтобы судить о том, как изменился бизнес: ну сократите зарплаты сотрудникам, значит, и, если у вас останется та же выручка, вы увеличите прибыль. Что касается туристического сектора, да, он временно вырос в регионах, потому что были закрыты границы, но это не значит, что у нас по смыслу, по сути туристический бизнес в регионах стал заметно лучше, просто это внешнее ограничение. А мы должны говорить, когда мы говорим об устойчивом изменении качества бизнеса, мы должны говорить именно об устойчивых тенденциях, а это просто сиюминутные факторы.

Иван Князев: Нет, ну подвижки, подвижки какие-то устойчивые все-таки, наверное, можно отметить, по тому же туристическому бизнесу немножко изменилось и отношение, и подходы разные, как вы говорите, качество все-таки кое-где стало получше.

Владимир Карачаровский: Не могу здесь сказать, это нужно отдельное проводить, так сказать, исследование. Вы знаете, вот чтобы не быть голословными, можно вернуться, например, летом следующего года к этому вопросу и посмотреть, как изменилось соотношение спроса на отдых за рубежом и в регионах нашей страны: если в пользу регионов нашей страны, значит, качество бизнеса действительно выросло; если нет, значит нет.

Иван Князев: Ну это если, конечно же, коронавирус уйдет, тогда сможем посмотреть следующим летом, а то мало ли...

Владимир Карачаровский: Ну, надеюсь, что он уйдет, да.

Тамара Шорникова: Да. Владимир Владимирович, а вот я внимательно записывала отрасли, в которых вы отметили рост, и вот тот же, например, химпром, компьютеростроение, они выросли, очень хочется надеяться, потому, что больше стало наших каких-то комплектующих, нашего сырья и так далее. Или они просто увеличивали прибыль, закупая все так же за рубежом, и нам здесь развитие промышленности как классный вообще побочный эффект коронавируса обсуждать не стоит?

Владимир Карачаровский: Здесь два момента. Когда речь идет о повышении производства компьютеров резидентом, в нашей стране, то, конечно, производство увеличивается именно наше, отечественное. Но обращаю внимание, наше отечественное производство в значительной степени в области электроники, например, завязано на импортные комплектующие. Часто это просто импортированные сборочные производства, ну или производства в той или иной степени глубокой переработки, но все равно действующими на основе импортных технологий. Ну мы не производим своих компьютеров, например, у нас нет отечественной марки ноутбука, однако ноутбуки производятся на территории России.

Иван Князев: То есть быстро подсуетились просто где-то и все?

Владимир Карачаровский: Нет, речь идет не о торговле ноутбуками. У нас есть сборка компьютеров, она есть, просто это компьютеры, которые все равно европейские, но собираются у нас, так же как и автомобили. Кстати, что касается телекоммуникаций, кажется, что вот IT-сектор является прямым бенефициаром, это тоже ошибочно так думать. Например, в секторе телекоммуникаций у нас спад 2%, да, то есть там никакого сверхбурного роста нет. Примерно на 2% вырос объем услуг, предоставляемых по пропуску трафика и подключения к интернету, что понятно, но всего 2%, а услуги мобильной связи сократились на 5%. Опять же что касается...

Тамара Шорникова: Это очень странным кажется.

Владимир Карачаровский: Тем не менее, если мы верим государственной статистике, то это так, за январь-сентябрь этого года по отношению к предыдущему. Что касается вообще IT-сектора, то да, отдельные услуги по доставке, вот эти... Знаете, вот есть взрывной рост, в том числе по регионам, все стали заказывать из ресторанов, например, еду домой. Кто-то заказывает услуги вот этих агрегаторов, вернее на рынке доставки таких компаний, которые предоставляют сразу многим юридическим лицам услуги доставки, специализирующиеся на этом. Сейчас это есть, но это же уйдет, потому что это шок, нельзя сказать, что все, теперь у нас этот бизнес пошел, он снимает временные вот эти сливки.

А что касается IT-сектора, ну если мы не говорим о просто услугах, о приложениях по заказу еды на дом, а если мы говорим о серьезных IT-услугах, это, например, внедрение ERP, CRM, SCM-систем на предприятиях, то есть информационных систем, которые управляют предприятием, логистическими цепями, связями с клиентами, то все эти крупные основные расходы IT-сектора завязаны на устойчивости финансовой способы промышленных предприятий, а у нас в промышленности спад 3%, от этого никуда не денешься. Пожалуйста, поэтому...

Тамара Шорникова: Владимир Владимирович, давайте вместе послушаем телефонный звонок, там просто зрители уже пробиваются, хотят высказаться, давайте дадим возможность. Наталья, Астрахань.

Зритель: Вот здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Наталья.

Тамара Шорникова: Да, слышим напор, долго пробивались.

Зритель: Вот кто-то, может быть, и разбогател, а кто-то, может быть, и обеднел.

Но я вот что хочу сказать – а кто в этом виноват, что кто-то что-то ухудшилось материальное положение? Ведь наше правительство ну просто колоссальные усилия делает. Ведь посмотрите, и пособия детям давали, да, ну как бы, и безработным помогали, и предприятиям, и медпомощь у нас все-таки бесплатная. Теперь, значит, Путин еще 10 миллиардов на регионы дает, лекарства бесплатные, ну то есть правительство из кожи лезет, из кожи лезет.

А население даже маску не хочет одеть, у нас народ не законопослушный. Вот поэтому, может быть, эта эпидемия, и мест не хватает в больницах, и скорые помощи не стоят? Нет законопослушности, нет строгости. Почему так, непонятно. Я желаю больше строгости.

Иван Князев: Да, Наталья, согласны мы с вами, спасибо вам за вашу аналитику.

Тамара Шорникова: Очень непопулярное мнение, да, тем ценно.

Иван Князев: Мнение, правда, да, непопулярно, но, наверное, все-таки верное.

Тамара Шорникова: Тем ценнее, что появилось в эфире, да.

Иван Князев: Это уж не говоря о том, что ставка по ипотеке тоже у нас все-таки существенно снизилась, для кого-то это был очень большой подарок. Ну а сейчас вот о чем.

Тамара Шорникова: Да. давайте сейчас, сразу после звонка вместе посмотрим видеоматериал, там собрали несколько примеров, кому в пандемию тоже жилось неплохо, кто сумел заработать в кризис, посмотрим.

Иван Князев: Кто сумел приумножить свои капиталы.

Тамара Шорникова: Да. Посмотрим и обсудим вместе.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Владимир Владимирович, посмотрели конкретные истории.

Владимир Карачаровский: Да.

Тамара Шорникова: Вот больше 100 человек, штат расширили и так далее, их через год, через два может ждать сокращение, потому что это был такой действительно волнообразный скачок, волнообразный спрос? Или все-таки сейчас мы говорим о том, что тенденции надолго меняются, что там продается, а что нет?

Владимир Карачаровский: Повторюсь. Значит, три момента. Смотрите, первый момент – это очень хорошо, что малый бизнес так оперативно реагирует на изменившуюся конъюнктуру. Например, вот эта вышивка на... То есть быстро подстраивается под изменившуюся конъюнктуру – это означает, что этот бизнес действительно действенный, живой, у него есть перспективы, это первое.

Иван Князев: Жизнеспособный просто, я бы так сказал.

Владимир Карачаровский: Он конкурентоспособный, причем... Ну, конкурентоспособность в условиях, когда все стабильно, это одно, а когда нужно уметь быстро перестроиться под совершенно другую структуру спроса, то это совершенно другой вопрос, это более высокий уровень конкурентоспособности демонстрируется, могу это только поддержать. Это первый момент.

Второй момент. Увы, я не могу сказать, что это долгосрочные тенденции. Да, сейчас появились, например, мы все эти видим, маски с вышивками и прочее, молодежь это любит и так далее. Но мы же понимаем, что молодежь теперь не будет вечно, это не станет частью моды, стиля молодежи все время ходить в масках с вышивкой, уйдет коронавирус – уйдет этот спрос. Это шок...

Тамара Шорникова: Владимир Владимирович, простите, я перебью вас. Да, эта мысль понятна, она уже прозвучала от вас. Просто в то же время эксперты же говорят о том, что та же удаленка, ее распробовали многие и так далее, ну то есть что-то может надолго с нами остаться.

Владимир Карачаровский: Ну, такие вещи, как онлайн-образование, да, такие вещи, как перевод на удаленный режим части сотрудников бэк-офисов, безусловно, останутся. Я бы не говорил, что это приведет, что в данном случае очевидными бенефициарами являются те люди, которых переводят на удаленный режим, потому что к этому люди могут по-разному относиться: кто-то любит в одиночестве сидеть, кому-то нужен коллектив. Недаром, когда измеряются такие показатели работы компании, как корпоративная культура, именно психологический климат является основным показателем, это же мотивирует людей. Поэтому да, на удаленку людей могут перевести, но оцениваем ли мы это как благо или нет, вопрос. Кому-то...

Тамара Шорникова: Нет, но владельцы Zoom продолжат зарабатывать. Мы просто сейчас нащупываем ниши для других людей.

Владимир Карачаровский: Да. Обращаю ваше внимание, что это американская система, самая популярная, но не наша.

Иван Князев: Да, нам она деньги не приносит.

Владимир Карачаровский: У нас есть аналоги, но они гораздо менее демократичные с точки зрения... Ну, например, к Zoom можно подключиться бесплатно, это как зарегистрироваться в социальной сети, и можно бесплатно, условно говоря, 40 минут, кажется, вести любую трансляцию. Вот нашему бизнесу тоже надо адаптироваться к этому, пожалуйста, да.

Тамара Шорникова: Вот сейчас поговорим о том, есть ли наши конкуренты у Zoom.

Иван Князев: Нет, просто я к тому, что, если вот эти компании сумели в сложные времена как-то перестроиться, какие-то моменты найти, просто есть надежда, даже когда пандемия вся эта уйдет, они найдут какие-то выходы и дальше продолжать свой бизнес, потому что у них, ну как сказать, уровень выживаемости высокий получается.

Владимир Карачаровский: Ну, с очистителями воздуха не уверен, с различными инновационными продуктами потребительскими, да, возможно.

Иван Князев: Ну, найдут что-нибудь другое. Спасибо вам большое. Владимир Карачаровский, доцент Департамента прикладной экономики Высшей школы экономики, был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Да. Послушаем Надежду из Краснодарского края. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу вам рассказать, кому... У вас такая тема «Пандемия: кому война, а кому мать родная»...

Тамара Шорникова: Да.

Зритель: У нас пандемия мать родная земским врачам. Вы знаете, приезжают с Питера, чтобы хапнуть миллион. Отработал год-полтора и умчался, был такой Алешин Анатолий Владимирович 1970 года рождения.

Иван Князев: Подождите-подождите, а поподробнее? Что вы имеете в виду?

Тамара Шорникова: Это для сельских врачей подъемные и так далее, вы это имеете в виду?

Зритель: Да-да, никто не отработал, вот они разбогатели. Никто не отработал...

Тамара Шорникова: Нет, подождите, там жесткие условия, там есть определенные требования...

Иван Князев: Государство спросит потом.

Тамара Шорникова: ...сколько должен отработать человек в определенной местности и так далее.

Зритель: Пять лет миллион должен отработать, а они отрабатывают год-полтора и уходят. Конечно, они наварились, как говорится, на наших деньгах...

Тамара Шорникова: Вряд ли, вряд ли там все так просто, но спасибо вам за звонок.

Иван Князев: Сразу еще одного телезрителя послушаем, Валерий на связи из Твери.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Постараюсь сразу ответить на вопрос, кому мать родная. По моему мнению, это нашим фармацевтам. С началом пандемии на средствах защиты нажились в десятки десятков раз, это маски, перчатки, средства индивидуальной обработки рук и так далее. Ну понравилось, видимо, и вот на сегодняшний момент на многие лекарственные препараты, не будем их перечислять, цены растут на 50–60%, а то и на 100%. Вот она и матушка родная. Спасибо.

Тамара Шорникова: Да, понятно ваше мнение, спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: И видно, действительно, в аптеки ходим все.

«Маски до сих пор у нас по 35 рублей, – присылают нам из регионов, – вот, спрашивается, кто наживается».

Иван Князев: Но тут иногда люди задают интересные вопросы: а может быть, все эти богатеи, необязательно российские, вообще в мире, и спровоцировали вспышку коронавируса? Ну вот такие конспирологические версии есть, но это...

Тамара Шорникова: Это отдельная история.

Послушаем экспертное мнение по делу, конкретно уже. Дмитрий Чистов, директор по специальным проектам Института исследований интернета. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Дмитрий Михайлович.

Дмитрий Чистов: Здравствуйте.

Иван Князев: Хотим поговорить вот об IT-сфере. Была недавно информация, что, по-моему, «Яндекс» отчитался о росте квартальной выручки.

Дмитрий Чистов: Да, но надо понимать, что основная сумма доходов «Яндекса» – это все-таки рекламные доходы, в его пироге доходов реклама занимает большую долю. И на самом деле рекламный рынок и даже рынок рекламы в интернете в пандемию скорее просел, нежели как-то особенно выросли, нашел какие-то в пандемию способы вырасти больше обычного. Поэтому если в интернете и росло что-то, то это точно не рекламный рынок, потому что многие рекламодатели притаились, многие рекламодатели заморозили на время пандемии свои бюджеты, поэтому те ресурсы, которые на рекламе в интернете зарабатывают, как раз себя в пандемию чувствовали хуже обычного.

Тамара Шорникова: Ага. Что росло, Дмитрий? У нас тут потенциальные бизнесмены нас смотрят сейчас, на ус мотают. Давайте расскажем, в какую нишу заходить.

Дмитрий Чистов: Ну смотрите, в первую очередь росла, конечно, дистанционная торговля, электронная коммерция так называемая. Особенно выросли те ее сегменты, которые связаны с доставкой готовой еды и с доставкой продуктов из магазинов, тем более что сервисы доставки продуктов из магазинов научились делать это за последний год, особенно за пандемию, достаточно оперативно: вы можете заказать с утра, и к обеду у вас уже будут доставлены, в общем, ваши товары.

С другой стороны, выросли, конечно, продажи лекарств. Дело в том, что она была в общем, в принципе запрещена у нас, дистанционная торговля лекарственными препаратами, но правительство пошло на послабления на время пандемии. Есть вероятность, что дистанционная торговля лекарственными препаратами останется у нас и после пандемии, а не будет обратно запрещена, потому что все-таки она была у нас вне закона в некотором смысле.

Но здесь тоже надо понимать, что здесь есть как краткосрочные, так и долгосрочные эффекты, и те люди, которые на время пандемии воспользовались услугами сервисов электронной доставки продуктов или готовой еды из ресторанов, не факт, что они продолжат, когда режим пандемии и вся эта история с коронавирусом пройдет и режим пандемии будет снят. Но тем не менее в долгосрочном эффекте многие люди за время пандемии успели попробовать использовать эти сервисы, многим это, очевидно, понравится, и они продолжат, то есть все-таки сервисы получат некий прирост.

Тамара Шорникова: Да, Дмитрий, извините, я перебью, чуть-чуть лаконичнее, времени немного остается. Загибаем пальцы: доставка различных продуктов, ну и в принципе доставка...

Дмитрий Чистов: Да. Второе – это потребление контента, в первую очередь фильмов, сериалов, и особенно детского контента, особенно по весне, где-то в апреле-мае, когда дети сидели дома, не ходили в школу, их надо было чем-то развлекать, самый простой способ был посадить их перед онлайн-кинотеатром или каким-то интернет-сервисом, показать им мультики.

Третье, как уже, я видел, вы вспомнили, – это сервисы коммуникации, видеосвязи. И наверное, четвертое, такой гибрид второго и третьего, – это образовательные сервисы, которые одновременно и контент, и коммуникация, которые тоже по очевидным причинам выросли. Вот эти четыре сегмента за пандемию выросли значительно.

Тамара Шорникова: А что с русским Zoom, есть он?

Дмитрий Чистов: Ну слушайте, их много вариантов разных, но я думаю, что...

Тамара Шорникова: А почему мы не слышим о них, не на слуху?

Дмитрий Чистов: На самом деле я думаю, что это останется в режиме некоторого такого зоопарка, что называется, то есть будет много разных сервисов. Практически у каждой крупной интернет-компании российской есть свой сервис видеосвязи, практически в каждом мессенджере есть возможность видеоконференции, видеосвязи. Это будет развиваться, все интернет-компании почувствовали спрос в этом, поэтому я думаю, что одного лидера какого-то конкретного здесь не будет и тот же самый Zoom потеснят и другие сервисы, это будет просто более распределенная картина.

Иван Князев: Ярославская область у нас сейчас на связи, Валерий дозвонился. Здравствуйте, Валерий.

Зритель: Здравствуйте.

У меня такой вопрос. Я за то, чтобы... Слава богу, что у нас люди научились зарабатывать деньги в любых ситуациях, это нормально. Но дело в том, что наше государство должно научиться работать с этими миллионерами и миллиардерами, то есть использовать ихние средства на благосостояние среды обитания, улучшения жизненного уровня. А говорить о том, что мать родная, – ну ради бога. Давайте мы попросим...

Вот, кстати, могу вам привести пример. В Ярославской области 3 миллиардера, 5 миллиардеров приходят и говорят: «Что построить?» А мы не знаем. Кто должен знать, что построить? Надо научиться с этими товарищами поработать и сказать: «Вася, Коля, вот у нас то-то и то-то. Вы заработали деньги – пожалуйста, постройте больницу, пожалуйста, постройте дорогу, пожалуйста...» У нас меценатов нет, понимаете? Вы посмотрите, наши большие русские меценаты чего только ни делали ради того, чтобы богатеть, а у нас все для того, чтобы только зарабатывать.

Нет, ребята, давайте переведем пирамиду и поставим ее как положено, для того чтобы среда обитания развивалась, людям было хорошо. Ну зарабатывают, молодцы, и мы должны быть молодцами, для того чтобы они помогали нам хорошо жить.

Иван Князев: Ну, это вопрос какой-то ответственности перед обществом, перед государством.

Тамара Шорникова: Слушайте, это очень важная мысль, спасибо вам за нее в нашем эфире.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Подключаем к разговору еще одного эксперта – Андрей Арно, маркетолог. Здравствуйте.

Андрей Арно: Да, добрый день, добрый день.

Иван Князев: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да. Андрей Владимирович, хочется понять. Чтобы... Вернемся, кстати, к звонку нашего телезрителя, но сейчас хочется понять. Чтобы продавать что-то людям, нужно понимать, как они живут, чего они хотят. Как изменились наши привычки за время пандемии?

Андрей Арно: Привычки, собственно говоря, кардинально не поменялись, но они изменились с точки зрения оперативной жизни. Потому что оперативная жизнь загнала нас всех в закрытое пространство, стало больше страхов появляться на улице, вы это все прекрасно знаете. Поэтому сейчас вот эта удаленность играет огромную роль, поэтому люди доверяют тому, что написано в Сети, люди покупают то, что в Сети у нас находится, и люди доверяют каналам, которые связаны с Сетью. То есть мы, в общем-то, с вами сейчас наблюдаем смену парадигмы, то, что произошло в 2020 году, тотальная смена парадигмы потребления с реального на виртуальный продукт.

Иван Князев: Мне просто, Андрей Владимирович, знаете, что хотелось узнать? Ну вот мы все говорим о том, как поменялся бизнес на основе того, что поменялось в нашей с вами конкретной жизни. А рядовому-то человеку можно как-то какую-то выгоду от всего от этого получить? Вот нам самим-то перестроиться как-то можно? Потому что в основном люди говорят, что они беднеют и теряют в доходах.

Андрей Арно: Ну, если человек является наемным сотрудником, то тут ничего не поделаешь, ему просто платят зарплату и он, не принимая участия в стратегических решениях, вынужден получать те деньги, которые ему платят. Если сам бизнес не способен доказать свою жизнеспособность, то люди, которые в нем работают, вынуждены идти на то, что их доходы будут сокращаться.

С другой стороны, возникает возможность и экономии, потому что сейчас не нужно далеко ездить, не нужно тратить деньги на передвижение, Сеть подарила огромное количество того же развлечения, потому что благодаря коронавируса люди стали больше смотреть сериалы, проводить в кругу семьи, за телевизором и так далее, что дешевле. Поэтому если мы возьмем доходы не в относительном, а в абсолютном значении, то они у многих домохозяйств даже выросли, потому что исчезли некие статьи расходов, которые были до пандемии.

Иван Князев: Просто обычно, когда наступает тот или иной кризис, люди, проще говоря, начинают как-то учиться крутиться, вот, находят какие-то новые способы выживания. Вот какие сейчас здесь вот эти способы можно было бы найти? Желательно на примерах.

Тамара Шорникова: Да, в 1990-х гг. все пошли на рынок, а сейчас?

Иван Князев: Да-да-да, ну кто перестроился, челноком стал в 1990-е гг., но выжили как-то, не все, конечно.

Андрей Арно: Ну, сейчас, да, все пошли в Сеть и все пошли в крафт.

Иван Князев: Это что такое?

Андрей Арно: То есть люди, которые могли что-то говорить, они начинают заниматься распространением информации в Сети, поэтому количество блогеров, интернет-консультантов, людей, которые помогают на расстоянии, их выросло, то есть огромное количество людей, которые вышли в Сеть со своим интеллектуальным продуктом. А другая часть людей, которые начали что-то делать у себя дома и опять-таки через Сеть это продавать. Потому что, если мы посмотрим на количество микробизнесменов, это те, которые пекут пирожные, делают бусы или какие-то поделки, варят какие-то домашние напитки, которые они продают знакомым, вот их количество выросло, тем более что вся инфраструктура этому благоволит.

То есть сейчас произошел такой слом: если человек всю жизнь мечтал открыть, например, ресторан, то в современных условиях открыть ресторан довольно легко, потому что ему больше не нужен зал и официанты, – он открывает кухню, а приложение доставляет ее пользователю. То есть сейчас человек в период пандемии ест вкусную еду, но не ходит в ресторан, потому что ему ее привозят, соответственно, стать таким рестораном довольно просто, нужно просто уметь хорошо готовить. Поэтому сейчас время профессионалов, которые, используя современные технологии, могут себя продвинуть.

Тамара Шорникова: Да. Телезрителей тоже спросим: если вы вдруг чем-то начали заниматься от безысходности ли, потому что работу потеряли, или просто вот а когда, если не сейчас, позвоните и расскажите. Может быть, среди ваших знакомых есть. И по поводу ваших привычек, как они изменились, стали ли больше в онлайне заказывать, перестали ли ходить в магазины два раза в неделю, сократили до одного, потому что денег меньше стало? Звоните, рассказывайте.

Андрей Владимирович, а вот сейчас в этот последний вагон, хочется сказать, еще можно запрыгнуть? Ну условно, можно ли сейчас открывать заводик по производству масок или перепрофилировать свое ателье или, например, вкладываться в разработку, в раскрутку своего сайта и так далее? А то деньги потратишь, а выяснится, что через условно 2–3 месяца все закончится и все, никому это больше не надо.

Андрей Арно: Ну, дело все в том, что можно открыть заводик по производству масок, но если эти маски будут какими-то конкурентными и интересными, если они будут содержать в себе нечто, чего нет в других масках. Потому что если мы говорим просто про маски, то это уже, конечно, неинтересно, этот рынок уже заняли давно, прочно и без нас. А вот если это будет винтажная часть с модными принтами, которые будут подчеркивать ситуацию и сложность момента, то да. То есть опять же мы сейчас живем в то время, когда есть две составляющие, уникальность и Сеть. Если бизнес обладает некой уникальностью, то с помощью современных технологий и информационных систем эту уникальность можно расширить буквально за секунды до миллионов пользователей. Поэтому ищите то, что уникально, и обрящите просто огромные деньги.

Тамара Шорникова: Да, у нас... Просто хочется сразу вспомнить про пенсионеров, которые многие оказались в сложной ситуации, им явно не выйти сейчас на рынок YouTube и так далее. Есть ли для них какие-то варианты?

Андрей Арно: Для пенсионеров? Не знаю, сложно мне сказать, потому что хочется сначала вроде бы как и обнадежить, а с другой стороны, пенсионер на то и пенсионер, потому что ему государство должно пенсию платить. И ставить его в ситуацию, когда он должен что-то уникальное придумать, чтобы самого себя прокормить, – это, конечно, верх цинизма в наше непростое время.

Но тем не менее что можно сказать? Современные технологии уже настолько просты, что пенсионеру главное верить в себя, что он может это освоить, потому что он реально может это освоить, это несложно. И как только он это освоил, то все, он точно так же может работать со своей целевой аудиторией, одна бабушка может печь пирожки и продавать другой бабушке, и это будет вполне доступно, точно так же, как это было раньше на рынках.

Те люди, которые смогут адаптироваться вне зависимости от возраста, у них все будет хорошо, а те, кто застрял в старой парадигме, тем будет плохо. Поэтому единственный совет – меняйтесь, меняйтесь и еще раз меняйтесь.

Иван Князев: Ну хорошо, а если не о молодежи и не совсем о пенсионерах, о пожилых людях, которые, как вы правильно сказали, действительно уже свое отработали и которым сейчас должно помогать государство, такой, скажем так, средний класс. У нас за это время, за эти полгода были какие-то такие персональные взлеты, персональные стартапы, кто вот прямо смог разбогатеть на каком-либо примере?

Тамара Шорникова: Не госкомпании, а люди.

Иван Князев: Да-да-да.

Андрей Арно: У меня примеры есть прекрасные с едой, когда люди выходили, начинали производить еду вкусную и доступную, и она выходила. Организация таких небольших коворкингов тоже отлично сработала. Это сеть школ, например, для подростков, которая происходит онлайн, тоже замечательная идея. То есть опять же использовать современный тренд, наполняя его тем, что уже делалось, то есть адаптировать свой бизнес под те изменения, которые произошли. Поэтому сейчас можно, собственно говоря, взять все, что есть, и адаптировать под то, что происходит.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем телефонный звонок, Павел из Московской области, сообщают нам, и звонок мы слышим. Павел, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Ну, я думаю, вряд ли кто-то слишком уж разжирел и обогатился на этой пандемии. А вот то, что проблема была и в медицине, и с реализацией всяких лекарств, да, аптеки в кризисе были, – это вот просто-напросто, видимо, как-то помогало, может быть, обратить внимание и на медицину на нашу, и хорошо, и вовремя, может быть, это, да?

А маски сами... Ну, есть у меня подозрение, что вряд ли нужно перепрофилировать какие-то предприятия швейные на производство масок, ими и так завалено все после первой пандемии, уже люди поняли, что это временный бизнес такой. Но кто-то останется, будут шить. Но вряд ли, думаю, кому-то выгоден этот COVID, вирус...

Тамара Шорникова: Павел, а в вашей жизни что-то изменилось за это время?

Зритель: Совершенно ничего, ну совершенно ничего.

Тамара Шорникова: Совершенно ничего?

Зритель: Одеть маску, сходить в магазин для меня не такая большая проблема, в остальном...

Тамара Шорникова: То есть я имею в виду работа, заработок, все при вас?

Иван Князев: Финансово пострадали не пострадали, например?

Зритель: Чем я пострадал?

Иван Князев: Финансово.

Зритель: Хожу за грибами как ходил, хожу за ягодами как ходил, делаю запасы, замораживаю...

Тамара Шорникова: Понятно, да.

Зритель: Никаких проблем в основном по жизни совершенно не...

Тамара Шорникова: Павел, спасибо, да.

Андрей Владимирович, у нас одна минута, даже меньше, вот коротко. Вы общаетесь с состоятельными людьми, это возвращаясь к вопросу телезрителя о меценатах, – они изменились за это время? Они поняли, что нужно делиться своим богатством, потому что по сути коронавирус для всех един, скоро и элитных врачей не останется, надо помогать всем?

Андрей Арно: Они и до этого не понимали, зачем нужно делиться, и сейчас непонятно, зачем нужно делиться, все-таки же не Советский Союз.

Тамара Шорникова: Помогать, инвестировать.

Андрей Арно: Вкладывать в развитие инфраструктуры – да, вкладывать в развитие технологий – да. А просто делиться – ну это, знаете, слишком уж по-христиански.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Андрей Владимирович Арно был с нами на связи, маркетолог. Говорили мы о том, кто в пандемию смог разбогатеть, а кто пострадал, за счет чего и почему.

Тамара Шорникова: Да. И уже скоро будем говорить про пенсии, будут ли индексировать пенсии работающим пенсионерам или нет и что с ними вообще будет.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Для сверхбогатых наступил благоприятный период. А как могут увеличить доход простые граждане – практические советы